Меню Рубрики

Как себя вести при отслоении сетчатки глаза

Человек вспоминает о народной мудрости лишь в минуты отчаяния. Так мне, 25-летнему рязанцу, пришлось прочувствовать всю справедливость фразы «Что имеем — не храним, потерявши — плачем». Поясню: я был в шаге от потери зрения.

Как заболевание проявилось

Вел обычный образ жизни: учился, работал, занимался музыкой. Для поддержания тела в тонусе решил заняться спортом и записался в тренажерный зал. Проходил туда примерно три-четыре месяца. Вскоре стал замечать, что по вечерам после тренировок у меня начинает болеть голова. Спустя еще какое-то время в правом верхнем углу левого глаза стала на время появляться какая-то черная «шторка». Сначала я не придавал этому значения, думал, что виной всему давление от перенапряжения, потому что на следующее утро эта «шторка» пропадала. Однако со временем пятно разрослось и отняло чуть ли не четвертую часть обзора, наутро оно уже не пропадало, а голова болела чаще. Я понял, что пора всерьез озаботиться своим здоровьем. Обратился за консультацией к офтальмологам — и в государственные медучреждения Рязани, и в частные клиники.

Как я пытался узнать диагноз

Большинство врачей не могло поставить диагноз. Мне расширяли зрачки с помощью медикаментов, проводили офтальмоскопию (проверка глазного дна на наличие патологий — прим. ред.), измеряли внутриглазное давление. Но, к сожалению, медики так и не смогли ничего увидеть. Почти все говорили, что это от переутомления, назначали капли и уверяли, что все само «рассосется». Но я лично столкнулся с подобным впервые в жизни и не мог поверить, что «слепая зона» на глазу может исчезнуть сама по себе.

Моей последней надеждой в Рязани была Клиническая больница им. Н. А. Семашко. Здесь мне провели рентгеноскопию глаза и по ее результатам выявили отслоение сетчатки. На тот момент у меня отслоилось уже порядка 40 %. Проблемы обнаружились и на втором глазу: там была выявлена дистрофия (истончение — прим. ред.) сетчатки, небольшие трещины и разрывы. Все это в скором времени могло также привести к отслоению внутренней оболочки глазного яблока. Дело в том, что в нормальном состоянии сетчатка тесно прилегает к сосудистой оболочке, от которой получает питание. Отслоение же может привести к снижению или даже потере зрения.

С этим диагнозом меня направили в хирургический корпус больницы. Офтальмологи осмотрели меня и сказали, что ничем не смогут помочь и что на один глаз я потеряю зрение.

Как я нашел способ лечения

Невозможно передать, что я почувствовал в тот момент. Мне казалось, что жизнь кончена. Я уже представлял, как вслед за первым глазом теряет зрение и второй. Видел, как я теряю работу, все свои увлечения, хобби, повседневные занятия, как друзья и близкие со временем отворачиваются от меня и я остаюсь совершенно один. Видел, пока еще.

Такое будущее меня совершенно не устраивало. Собрав волю в кулак, я стал искать возможность предотвратить такой исход событий. Рассматривал варианты решения проблемы и в России, и за рубежом. Я готов был найти любые деньги, продать квартиру, машину, что угодно, лишь бы сохранить зрение.

Как я выяснил, преимущественно операции, восстанавливающие сетчатку, делаются за рубежом. Но, к моему счастью, специалисты нашлись и в нашей стране. Самым близким к Рязани оказалось медучреждение в Москве. Узнал адрес этого центра и отправился туда с целью найти врача, способного мне хоть чем-то помочь. Взял с собой тот снимок, по которому мне поставили роковой диагноз.

В Москве я заново прошел обследование, сдал все анализы. Естественно, уровень диагностики в столице не идет ни в какое сравнение с рязанским. Сравним измерение внутриглазного давления: у нас в большинстве медицинских центров используется метод Маклакова, с использованием грузиков, в Москве же применяется бесконтактный, более быстрый, точный и гигиеничный метод — пневмотонометрия.

Разница чувствуется и в компетентности персонала, и в обращении с пациентами. От уборщицы до главного хирурга — все относятся к посетителям по-человечески, все несут полную ответственность за свою работу. Для меня также было показательным то, что среди пациентов центра много людей из стран Ближнего Востока, из Африки, Южной Америки, Азии.

После обследования мой диагноз подтвердился. Меня направили к врачу. Несмотря на то, что хирург молодой, у него уже имеется несколько патентов и своих методик лечения. Он сказал, что мне повезло: я вовремя обратился к врачам. Если бы еще несколько недель я жил в своем обычном ритме, то лишился бы зрения.

Специалист сказал, что вероятность восстановления зрения более 50 %, и перечислил несколько вариантов лечения такого заболевания.

Первый — пломбирование сетчатки, когда под поврежденный участок подкладывают силиконовую полоску. Спустя некоторое время сетчатка приживается, а пломбу удаляют. Но это подходит только для незначительных отслоений. В моем случае это уже могло не помочь.

Второй способ — лазерная коагуляция сетчатки, или прижигание поврежденного участка лазером. Это подходило только для лечения правого глаза.

Третий — витрэктомия, при которой в глаз вводится специальный газ. Он давит на стенки сетчатки и тем самым прижимает ее к сосудистой оболочке. Как пояснил врач, в дальнейшем газ не нужно удалять из глаза, он рассасывается сам.

Четвертый способ, инновационный и достаточно сложный, является смежным вариантом второго и третьего, только вместо газа закачивается жидкий силикон. Сложность операции в том, что она состоит из нескольких этапов, а сам силикон спустя какое-то время необходимо извлечь из глаза. При этом давление настолько высоко, что может развиться глаукома, поэтому необходимо постоянно следить за глазным давлением.

Мы с врачом остановились на последнем варианте, так как он отличается самым высоким процентом эффективности.

Подготовка и операция

Из-за ошибки в первоначальном анализе операцию пришлось отложить на две недели. С новыми результатами исследований я вернулся в столичный центр, и специалисты назначили день операции. У меня было почти две недели на то, чтобы морально подготовиться. В интернете я пересмотрел множество видео о том, как проводятся подобные операции. Зрелище, конечно, не для слабонервных, особенно когда знаешь, что это будет происходить с тобой.

В тот самый двухнедельный период я умудрился простыть. А за сутки перед операцией произошел несчастный случай: упал и сильно ударился, что усугубило мое состояние. Сетчатка отслоилась еще сильнее, и я не мог видеть уже больше чем половиной глаза.

Наконец настал день операции. Всех пациентов, у которых на этот день были назначены хирургические вмешательства, собрали в общем боксе и по очереди вызывали к анестезиологу. Мне особенно запомнилось то, как там ходил врач и укорял медсестер за то, что температура воздуха в боксе ниже нормы на две десятых градуса. Он говорил, что пациенты сидят и дрожат. Как сейчас помню, что нормальная температура в боксе должна была быть 22,5 градуса по Цельсию. Но, как мне кажется, мы дрожали больше не от холода, а от страха.

Наконец назвали мою фамилию. Из-за проблем с сердцем пришлось делать не общую анестезию, а местную. Это вызвало определенные сложности. Например, в течение операции был в сознании и мог видеть практически весь ее ход.

Мне сделали укол под веко и два укола глубоко в висок. Особенно остро я почувствовал последние. В операционной в первую очередь мне надели векорасширитель, не позволяющий моргнуть, затем продезинфицировали глаз. После ввели глазную камеру, иглу, которой мне выравнивали оторванную часть сетчатки. Потом ввели иглу с лазером, которым непосредственно припаивали сетчатку. Финальной частью операции было закачивание силикона, который впоследствии фиксировал и придерживал «припаянную» часть.

После была, как мне сейчас кажется, самая тяжелая часть всего лечения: нужно было лежать сутки вниз лицом, чтобы силикон придавливал сетчатку. Уснуть и успокоить мысли я смог лишь спустя 24 часа, когда врач разрешил перевернуться на спину.

Три дня я провел в больнице. Мне давали лекарства, капали медикаменты в глаза. После я вернулся в Рязань и полтора месяца провел на больничном. Стоит отметить, что после операции я уже мог неплохо видеть, та злополучная «шторка» на глазу исчезла. В дальнейшем я следовал всем ограничениям: спал только на правом боку, не поднимал тяжелые вещи, не перенапрягался, следил за давлением, раз в месяц ездил в Москву на осмотр.

С силиконом в глазу я проходил почти полгода. В это время занимался лечением второго глаза, чтобы не допустить отслоения и на нем. В Москве, в том же центре, мне сделали коагуляцию и на правом глазу, поставили барьеры на все трещины на сетчатке.
Затем медики откачали силикон из левого глаза. Мне повезло, я продолжил видеть. Зрение немного упало — минус 3,5 диоптрии, но это ничто по сравнению с абсолютной слепотой.

Мой хирург посоветовал быть внимательным к себе и обращаться к нему при необходимости. Я благодарен специалисту за все, что он сделал для меня.

Лечение можно условно разделить на две части: когда мне в глаз закачали силикон и когда его удаляли. Первая стоила мне около 70 тысяч рублей. Плюс проживание и питание — 2,5 тысячи рублей в день. Итого 90 тысяч рублей. Вторая часть обошлась мне почти в 30 тысяч. Таким образом, все лечение стоило около 120 тысяч рублей.

Прошло уже два с половиной года после операции. Мне повезло: в Рязани нашел специалиста, хорошо разбирающегося в микрохирургии глаза. Этот человек регулярно консультирует меня.

Заболевание сказалось на повседневной жизни: нельзя поднимать тяжелые вещи, подолгу сидеть за компьютером. Я нашел компромисс со своим начальством и с самим собой и веду вполне обычную жизнь, лишь с небольшими ограничениями.

Вставая по утрам каждый день, я искренне радуюсь, что могу видеть. Простые вещи приобрели какой-то оттенок счастья. Несмотря на все, что творится вокруг и внутри меня, чувствую себя счастливым каждую минуту.

Здравствуйте. А существует ли какая нибудь статистика? Мне тоже предстоит операция по удалению стекловидного тела из за отслойка сетчатки. Хочется понять к чему готовиться..

Дата: 2019-01-29 11:50:33

Я делала операцию в институте им.Федорова,дважды закачали силикон и хотя прогноз был плохой,как мне кажется что стало лучше. Похоже разрыв чуть затянулся. Анестезия всем делается местная,т.е. в руку и под глаз. Все слышишь,но естественно не видишь.делала правда по федеральной квоте. Я сама из Ижевска. Потом где-то через месяц приезжала на осмотр,которвй по времени занимал минут десять от силы. Вначале от меня отказались все,но потом я уговорила одного врача,самое парадоксальное,что вторую операцию делала вообще практиканта. Я была в шоке,то никто не брался,а тут девочка-практикантка. Видать раз не платно,то дали на мне попрактиковаться . Про результат ничего пока сказать не могу,т.к. уже полгода жду квоту,но в моей стране для. русского человека видать никак не могут найти

Дата: 2019-02-14 20:52:55

Вдовина Светлана

Здравствуйте. Спасибо за статью «Как я жил с отслойке сетчатки «. Не могли бы вы прислать название и адрес клиники, где вам делали операцию. Спасибо..

Дата: 2019-01-09 11:53:29

В апреле этого года я поехала в санаторий в Ессентуки .А через неделю отдыха в глазу стали мелькать-плыть пятна яркого света. как зайчики в 2 копейки. Обратилась в Ессентуках в клинику «ТРИ-З» , с многочисленным американским оборудованием. Результат:отслоение сетчатки с разрывом. Причины разные бывают:высокое давление (есть!), наследственность, близорукость , травмы — полгода назад удаляли коренной зуб, долбили так, что чуть челюсть не раскололи,сутки мозги на стенку лезли .плакала от боли. Сказали, чтобы срочно уезжала, ничего не поднимала, срочную операцию только у витреального хирурга.В порядке исключения могут сделать они , но надо остаться на 10 дней и чтобы кто-то за мной ухаживал. А домой ехать сутки только автобусом, поэтому решила остаться и сделают лазерную коагуляцию, чтобы совсем не отошла сетчатка . В Севастополе ,оказывается , вообще нет ни витриального хирурга, ни приборов , как у ТРИ-З .Направили в Краснодар. А пока 3 недели собирала анализы (НЕ ПОПАСТЬ быстро к врачам,обходила. некоторые в платных), решила народными методами пробовать. Есть в Крыму дерево с плодами ЯПОНСКОЙ СОФОРЫ — у японцев это священное дерево от тысячи болезней.Плоды собираю в ноябре,а цветки его я собираю в июле . Заваривала (но не кипятила) и прикладывала на веки тампоны , протирала лицо .В Краснодаре клиника на высоком уровне , много специалистов осмотрели . Через 2 месяца приехать — наблюдать . Пить 2 месяца , 3 раза в день по 3 таблетки ( 9 штук в день) ВОБЭНЗИМ , назначили в Ессентуках . ВСЕМ НЕ БОЛЕТЬ и здоровым тоже проверять ежегодно зрение (у меня проблем не было,всё видела) !

Дата: 2018-06-20 12:30:33

Отслоение сетчатки лечится ТОЛЬКО хирургически! В Германии норматив — 24 часа. Каждый день просрочки усиливает отслоение. Не оперирование — 100% удаление глаза.Если сетчатка отслоилась, глаз умирает

Дата: 2019-02-01 01:48:20

Мне ввели силикон в глаз 14 месяцев назад первый месяц я видел 3 рядка и при разном положении головы видел по-разному когда наклонял в низ видел чётко вверх наоборот через некоторое время за один день все стало очень тёмным не могу видеть ни одного рядка даже вблизи вобщем только яркие места мог видеть очень не чётко день назад все стало тёмным абсолютно только при некоторых положениях вижу светлые участки не знаю должно ли так быть ни где об этом не пишет

Дата: 2018-04-20 16:55:56

Увы у вам не прилегает сетчатка и вы не одиноки.У меня только светоощущение.7 операций но с каждым разом все хуже и хуже, может надо было остановиться после первой теперь никто не скажет)))))

Дата: 2018-12-02 08:22:45

Всё, кроме зрения Даже если ты никогда не сможешь увидеть лицо своего ребенка, а из внешних примет мира тебе доступны лишь свет и тени, можно быть счастливой, — говорит Татьяна Касаткина. Рецепт счастья: не замыкайся в слепоте. Кроме зрения у тебя есть многое другое. Используй свои возможности. — Таня, примите комплимент: очень хорошо выглядите… — Друзья и близкие помогают советами. Но я и сама могу подобрать одежду: проверить на ощупь, в каком она состоянии, погладить или пришить пуговицу, рассмотреть контрастные цвета при ярком освещении. Я незрячая не от рождения. В первом классе ходила в обычную школу. Просто родилась с очень плохим зрением. Врачи поставили диагноз — абиотрофия сетчатки и частичная атрофия зрительного нерва. С самого начала было понятно, что зрение будет падать, и в конце концов может утратиться. Раньше я могла читать три верхних строчки в таблице для проверки зрения. Сейчас вижу свет, тень, крупные силуэты. Бывает, чуть лучше видишь. Может, это от настроения зависит или от погоды. При ярком солнце я могу увидеть контуры — где газон, а где асфальт. — Помните, когда стали хуже видеть? — Я родилась в деревне в Чувашии. С медициной там было довольно плохо, но, когда мне исполнился год, врачи отправили меня в Чебоксары, в филиал МНТК «Микрохирургия глаза». Там поставили диагноз. Впрочем, до школы я почти не замечала, что с моим зрением что-то не так. Днем бегала и играла вместе со всеми детьми. Правда, когда наступала темнота, способность видеть резко падала, и я становилась беспомощной. Двоюродной сестре приходилось всюду водить меня за руку. В школе, в первом классе, я поняла, что не такая, как все дети. Учителя сажали меня на первую парту, а я все равно не видела, что написано на доске. Они стали крупным шрифтом писать задания на листочке и класть мне на парту. Если утро было темным, дорогу до школы я могла найти с трудом. Ко второму классу врачи настоятельно рекомендовали перевести меня в школу для слабовидящих. Прекрасно помню день, когда мама привезла меня в интернат в Самаре. Мы вышли из автобуса и подошли к трехэтажному дому. Мама сказала: ты будешь тут учиться. — Чем спецшкола отличалась от обычной? — В таких школах три категории классов: для слабовидящих, для брайлистов (тех, у кого совсем плохое зрение, учат читать рельефно-точечный шрифт Брайля, который позволяет нащупывать буквы). Третья категория — детдомовцы. У многих из них отклонения не только по зрению, но и задержка психического развития, дефекты речи. Класс для слабовидящих, в который я попала, считался лучшим. Все учебники были напечатаны крупным шрифтом, нас обучал тифлопедагог, владеющий методикой обучения незрячих. Но даже в этом классе я видела хуже всех. Нас в классе было 9. Часть — приходящие дети, городские. Их после уроков забирали домой. Часть — дети, которые жили в интернате. Мы, интернатские, были более сплоченными. — В интернате не было бытовых сложностей? Дети-то незрячие. — Нам помогали — старшие девочки заплетали нам косички, воспитательницы учили стирать трусики и носочки. Потом мы, когда стали старшеклассницами, тоже помогали маленьким. Учили их следить за собой. Воспитательницы повторяли нам: девочки должны быть опрятными, но девочки, которые не видят, должны быть в несколько раз аккуратнее, делать все более тщательно по сравнению со зрячими. Кроме общеобразовательной школы, я окончила еще и музыкальную: она была тут же, рядом. Однажды к нам пришли две учительницы, чтобы пригласить на занятия, и мне больше понравилась та, которая по классу баяна. Я была способная, но не могла собраться. Однажды учительница попросила меня получше приготовиться к отчетному концерту. Сказала, что придет комиссия. Я выложилась на совесть. Проверяющий сидел в первом ряду. Через несколько лет учительница призналась, что это был ее муж: так она пыталась заставить меня заниматься. Я с благодарностью вспоминаю эту историю. — Вы чувствовали, что чем-то отличаетесь от людей вне интерната? — Это было заметно, когда нас вывозили на экскурсии и в театр. Школа была хорошая, и поездки бывали часто. Когда воспитатели предупреждали в транспорте, что везут слепых и слабовидящих детей, многие нас сторонились. Мне кажется, люди часто не понимают, как себя вести в случаях, когда кто-то болен или у него физические проблемы. А мы, наоборот, хотели быть как все. Писали мальчикам записки, а они нам. Устраивали дискотеки. Напротив школы был парк с американскими горками, там тусила молодежь, и мы туда ходили. По телефону-автомату звонили на «Русское радио», посвящали друг другу песни. Я даже пробовала курить за углом, но быстро поняла, что это не для меня. Наша школьная программа была рассчитана на 12 лет. В 19 лет мне дали вторую группу инвалидности по зрению, но я хотела учиться дальше. Моя лучшая подруга, которая была на год старше, в это время уже поступила в Курске в Музыкальный колледж-интернат для слепых и звала меня с собой. В этот колледж ехали отовсюду — в советское время он был единственный в мире. Среди слепых много музыкантов, обладающих выдающимися способностями. Понятно, почему — у незрячих хороший слух и чуткие пальцы. — Вместо зрения включаются другие чувства? — Возрастает интуиция, начинаешь лучше чувствовать людей. Обостряется слух. Увеличивается тактильная чувствительность. Например, моешь пол. Пыль не видишь, и руками проверяешь, есть ли она. У меня еще очень развито обоняние. Иногда это выручает, иногда мешает — например, когда едешь в полном вагоне метро. В общем, я решила поступать в музыкальный колледж в Курске. Но до этого отправилась в казахское село на свадьбу друзей. Свадьба обещала быть грандиозной, на нее пригласили 200 человек. Среди них был Дима. Встреча с ним изменила мою жизнь, но тогда я этого еще не знала. Только вздохнула про себя: бывают же такие люди интересные. У меня перед глазами картинка: лето, яркое солнце, рядом со мной стоит высокий человек с густыми кудрявыми волосами. Я именно увидела его — солнце светило необыкновенно сильно. Я и сейчас при ярком освещении могу увидеть, что у Димы темные волосы. А может, только кажется, что вижу. Ты думаешь, что видишь, а на самом деле помнишь… Дима окончил в Курске колледж для незрячих и получил профессию барабанщика. Он начал терять зрение подростком. К моменту нашей встречи он видел только крупные силуэты. Что не мешало ему учиться на историческом факультете МГУ и ездить в этнографические экспедиции. Вот и тогда он заехал на свадьбу друга по пути в экспедицию с кафедрой этнологии. Они изучали казахские обычаи и обряды. Интеллектуал, душа компании — даже выбор слов у него был другой, чем у окружающих: более точный. Мне показалось, что это человек с другой планеты. Я таких никогда не видела. Он отправился в экспедицию, а я уехала в Курск поступать. Правда, расстались мы, как выяснилось, ненадолго. После казахской экспедиции Дима отправился еще в экспедицию в Крым, а на обратном пути заехал в Курск. В этот раз мы проговорили с ним несколько часов. До колледжа он окончил обычную сельскую школу — его отец агроном. Когда он приехал в колледж, то впервые познакомился с миром слепых. Поначалу ему пришлось трудно. В колледже везде были группы своих — студенты из одного интерната держались вместе, среди преподавателей тоже было много выпускников тех же интернатов. Дима мог рассчитывать только на себя. — Что такое мир слепых? — Специализированный колледж, школа, предприятие… Там только свои. В этом мире не любят тех, кто выделяется. А Дима именно такой. Кстати, в музыкальном колледже поначалу никто не верил, что ему удастся поступить в МГУ. После Димы в этот вуз понемногу потянулись и другие выпускники колледжа. Дима еще раз приехал в Курск в феврале. Бывает же такое — одно слово может многое решить в жизни. Когда он уезжал в Москву, его провожала целая компания. Друзья пошутили: не уезжай. Дима повернулся ко мне: Таня, мне остаться? В мае он еще раз приехал в Курск и сделал мне предложение. В июне, окончив первый курс дирижерско-хорового отделения, я уехала в Москву, и вскоре мы поженились. Дима предупредил, что будет встречать меня у поезда в ярко-оранжевой футболке. — Чтобы вы смогли его увидеть? — Я же видела контрастные цвета. Мы вышли из вокзала и поехали в университет. Я была поражена тем, как Дима ориентируется в метро. Сейчас ориентируюсь не хуже. Главное — знать свой маршрут. Хотя у меня принципиальная позиция: даже если я хорошо знаю дорогу, я всегда принимаю помощь, когда кто-то предлагает ее. Чтобы в следующий раз этот человек не прошел мимо незрячего. Осенью Дима поступил в аспирантуру истфака МГУ. А я отправилась записываться на университетские подготовительные курсы. Выбрала исторический факультет. Когда увидела, с какими знаниями туда приходят абитуриенты, поняла, что заниматься придется много. — Как вы занимались? Вы же не могли читать обычные учебники. — Я записывала лекции на диктофон и потом их прослушивала. У Димы было много книг, начитанных на кассетах. Есть специальная библиотека для слепых — там можно заказать чтение книги или скопировать запись. Кроме того, многие книги ему начитывала мама. Учебник Орлова и Георгиева «История России» я тогда практически выучила наизусть. Писала для себя заметки по Брайлю. Есть специальный прибор — закладываешь в него лист бумаги и начинаешь с помощью трафарета справа налево накалывать буквы. Потом лист переворачивается, и текст в виде точек можно читать слева направо. В старших классах школы я научилась пользоваться этой техникой, хотя писала и читала не так быстро, как те, кто учился в классах брайлистов. В общежитии МГУ мы с Димой жили в восьмиметровой комнатке. Мне было 20 лет, мы были вместе, и казалось, что все легко и просто. Первую зимнюю сессию на истфаке я сдавала уже будучи беременной. — Не было страха, что ребенок родится с такими же проблемами, как у вас? — Конечно, я волновалась. Но сказала себе: даже если у меня будет незрячий ребенок, это еще не конец света. Я смогу его всему научить. Когда мне делали кесарево сечение, я была под обезболиванием, но слышала все, что происходит. Услышав, что по шкале Апгара врачи ставят дочке 8-9 баллов, я с облегчением выдохнула: значит, зрение в порядке. — Вам кто-то помогал с ребенком? — Я поняла, что смогу справиться сама. Няни у нас не было — сидели с дочкой по очереди. Через полтора года я вернулась на истфак. Конечно, с ребенком учиться было намного труднее. Но нам помогали наши родители. Каждый раз, когда у меня была сессия, свекровь уходила в отпуск. Денег хватало — у нас обоих была пенсия по инвалидности плюс стипендия. Мы с Димой подрабатывали операторами в колл-центре сутки через трое. Ездили туда по очереди. Дочке всегда покупали самое лучшее — одежду, обувь, игрушки… Помню, с мамами, которые жили в общежитии, мы ходили гулять в восемь колясок по Ленинским горам. Если нужно было проверить, как выглядит ребенок, я звала подругу Свету: «Посмотри на Каролину — все ли в порядке, чистенькое ли у нее личико, нет ли аллергии?» Я хорошо училась. Окончила МГУ с красным дипломом. Вспоминаю это время и удивляюсь, как все успевала. Сейчас Дима преподает студентам-музыкантам в Государственном специализированном институте искусств. Пытался организовать кадровое агентство по трудоустройству инвалидов — опыт оказался неудачным, но многому его научил. Взяв кредит в банке, он открыл массажный салон. Мы вместе ведем этот бизнес. Быть незрячим управляющим гораздо сложнее, чем зрячим, но у нас получается. В будущем хотим развивать «слепой» массаж — в Европе это направление очень известно. Нашей дочке Каролине 9 лет. Она учится в гимназии и профессионально занимается танцами. — Бывают сложности с тем, что у Каролины незрячие родители? — Было время, когда она, совсем маленькая, кидала вещи. Снимет туфельку, кинет ее на пол, ты ползаешь и ищешь, а она смеется. Сейчас могу сказать, что мы вырастили ответственного ребенка. Я могу позвонить ей домой, попросить позаниматься или почитать и быть уверенной, что она это сделает. Когда мы вместе идем по улице и я задеваю за бордюр, она меня направляет. Конечно, она помогает нам, но мы стараемся, чтобы она чувствовала с нашей стороны опору и защиту. Незрячие родители могут многое из того, что делают зрячие — надо лишь правильно организовать процесс. Сейчас, когда в аквапарке мы забираемся на горку, первая вниз скатывается Каролина, потом скатываюсь я, и она меня внизу встречает. Когда дочка подросла, Дима вместе с ней встал на ролики и коньки. Правда, на роликах они катаются на Ленинских горах — там безопаснее, потому что людей мало. — Чего вы ждете от будущего? — Мне кажется, в нашей жизни наступило время отдавать. Дима сейчас занимается дайвингом и хочет получить лицензию, чтобы искать останки солдат войны в реках и озерах. Зрячие водолазы теряются в темноте на илистом дне, а незрячие чувствовали бы себя в этой обстановке более уверенно. Я мечтаю открыть клуб развития для незрячих и слабовидящих детей. Хочу быть его директором и проводить практические занятия. Еще одна мечта — работать учителем истории в школе для слабовидящих. Почему-то директора таких школ предпочитают брать на работу зрячих преподавателей, думая, что с ними меньше проблем. Но мы, инвалиды по зрению, сейчас очень адаптированы благодаря современным гаджетам и компьютерным программам. Например, у меня в смартфоне есть приложение, озвучивающее все тексты на экране. Я могу перевести деньги в банке, заплатить за телефон и многое другое. Современные компьютерные программы позволяют озвучивать любые тексты. У нас сейчас нет проблем с чтением книг. Мы, как и все, пользуемся Интернетом, имеем аккаунты в социальных сетях, ходим в кино и театры. Мне обидно, что к незрячим детям приходят люди, которые всего этого не знают. А я могла бы передать им свой опыт. Главное, что я постаралась бы до них донести, — не надо замыкаться в слепоте. Кроме зрения у тебя есть многое другое. Просто воспользуйся своими возможностями. А там как получится. На своем примере могу сказать — чаще всего получается.

Читайте также:  У ребенка в углу глаза покраснение и чешется

Дата: 2017-05-18 10:04:50

Публикация для «Аргументов и фактов»- «отслоение» вместо «отслойки» и т.д. Было бы неплохо чтобы подобные опусы комментировали специалисты, но никто не согласится из-за боязни того, что проколись сам где-нибудь и начнется! Да и кто бесплатно станет писать? А так это повисает: сайт, в -сущности профессиональный, а не для обывателя. недаром в свое время один француз защитил курьезную диссертацию о вреде чтения медицинской дитературы непосвященными. Журналистов на первом курсе знакомят с понятием «резюме» ( в баснях это называется — мораль). Какая «мораль» должна читаться здесь? Что надо заботится о гигиене зрения?Что больной борется за спасение, что на периферии (за МКАД) медицина отсталая и дефективная? Четыре раза перечитал и не уловил, в чем пафос публикации? Похоже, что это пишет человек начинающий. Нужен стоящий повод для публикации, иначе напоминает палиндром известного поэта как вопрос: «Какать, а как?». И спереди назад и сзади наперед получается одно и тоже! А тут не «какается»!

Дата: 2017-05-17 08:26:00

В 1974 году играл в хоккей и получил травму глаза (отслойка сетчатки). Делали операцию в больнице им. Семашко. Мне,студенту 2 курса института, под руководством нашего светилы доктора Батурской (может фамилии неточны) врач (по моему Басова) лазером приклеили мне сетчатку. Да, мог потерять зрение на оба глаза,но Спасибо этим кудесницам. Мне уже 60, а я не ношу очков.Были в наше время доктора от Бога, работали за совесть, а не за деньги (120 тысяч рублей). Думаю, не я один будет признателен этим чудо врачам.

Дата: 2017-05-16 22:10:08

Не очень понятен «третий план» публикации. Что в Рязани (в 2-х часах езды от Москвы) компетентного доктора днем с огнем надо искать, мы и без того знаем. Что нет бесплатной медицины реально, тоже знаем. Об чем речь? Недавно посетив Нижний,Казань, Йошкар-Олу и Чебоксары пришел к грустному выводу — хуже Рязани нет. Стало быть к грязным (и темным!) улицам добавились еще и врачи никудышные. Совсем невесело.

Дата: 2017-05-16 14:28:52

Ну вон в конце же нашел парень специалиста в Рязани, который его сейчас консультирует. Так что все не так грустно. Да и хоть тут какая-то середина на половину. А то у нас медики или сахарные, или убийцы

Дата: 2017-05-16 16:32:15

У парня светлая история, легко обошлось 2 операции и он видит.

Дата: 2018-12-02 10:15:00

Портал учреждений здравоохранения Российской Федерации

источник

Искорка блуждающая и слабая. Она маячит в верхнем левом углу моего поля зрения, пока я поднимаюсь по темному лестничному пролету. Раньше не обратил бы на нее внимания, но не сейчас. Не после того, что случилось три года назад. Тогда я встретил приятеля с его новой собакой, щенком питбуля. «Кинь ему поводок и подними! — веселился Руди. — Он не отпускает!» Я поднял собаку: она мертвой хваткой вцепилась зубами в поводок, тушка извивалась, как щука на крючке. Но Руди ошибся — щенок отпустил. Мой кулак дернулся вверх, и я заехал большим пальцем точно себе в левый глаз.

Через минуту на фоне безоблачного неба зароились мушки и пролетали там весь день. Ночью я раза три вскакивал, включал свет, чтобы посмотреть, — они все плавали. В общем, рано утром я начал обзванивать специалистов. Врач, который меня принял, исследовал поврежденный глаз с помощью какого-то светового прибора, яркого, как сварочный аппарат. Хорошие новости: моя сетчатка — светочувствительная внутренняя оболочка глаза (это она переводит изображение в нервные импульсы, которые «видит» мозг), — без видимых повреждений. Не очень хорошие новости: от удара в стекловидном теле глаза (студнеобразном веществе, заполняющем почти все внутреннее пространство этого органа) появились частички крови и тканей. И «мушки» — тени, которые эти частички отбрасывают на сетчатку. Чем ярче свет, тем явственнее эти тени.

Они выглядят, как похожие на облако сгустки, или как червяки, или как простые точки, которые можно принять за далекую стаю ворон. Медики называют их «плавающими помутнениями». Тогда доктор пожурил меня за неосторожность и отпустил, не прописав никакого лечения. Такие помутнения появляются в конце концов у каждого — например, как неизбежные возрастные изменения. Обычно они не несут никакой угрозы. Обычно — но не всегда.

Эта вспышка на лестнице, случившаяся через три года после инцидента со щенком, меня не встревожила. Но на следующий день я увидел вторую. Затем по краю поля зрения поплыли жирные, закручивающиеся помутнения. К счастью, один мой товарищ, с которым мы ходим в бассейн, Дэн Недлер, — врач-офтальмолог. «Я не тыкал в глаз в этот раз, — сказал я ему. — Самое страшное, что было за последнее время, — это удар по носу». Дэн ответил, что, возможно, все в норме, но я должен позвонить, если что-то изменится.

Изменилось. На следующий после разговора день вспышки стали возникать каждый раз, когда я вращал глазами. И, что еще страшнее, глаз как будто задергивали непрозрачной занавеской — начиная с нижнего правого угла. К 10 вечера я уже почти ничего не видел в этой области. Дэн встретил меня в своем кабинете и довольно быстро обнаружил причину: разрыв в виде подковы на сетчатке. А «занавес» — это тень, падающая от разрыва.

Читайте также:  Слеза течет из глаза что капать

«Хорошо, что мы сразу обнаружили его», — сообщил Дэн. Когда возникает такая прореха, в нее начинает «подтекать» жидкость из стекловидного тела, отслаивая сетчатку от сосудистой оболочки и лишая ее тем самым кровоснабжения. «Если вовремя не остановить этот процесс, глаз ослепнет», — резюмировал Дэн. На следующий день я был у глазного хирурга.

Травма глаза — мужская проблема. Три четверти всех инцидентов такого рода — наша заслуга. Примерно половина всех травм настигает мужиков в возрасте от 18 до 45. Ну, ты понимаешь, — несчастные случаи, драки. Каждая седьмая глазная травма — результат участия в спортивных мероприятиях. Взять хотя бы баскетбол: растопыренные пальцы и пролетающие мимо локти — прямая угроза зрению.

«Любой летящий мяч может привести к тяжелым повреждениям глаза, — Генри Уайли, врач из Национального глазного института, говорит, в общем-то, очевидные вещи. — Но особенно страшны мячи небольшие, вроде тех, что для гольфа или тенниса. Всю силу удара они могут обрушить прямиком на глазное яблоко. Скуловые кости вполне остановят баскетбольный мяч, но против пейнтбольного шарика они бессильны. Или вот эластичный крепеж, например, для перевозки багажа на машине. «После разного рода пневматического оружия и пейнтбола, — говорит Уайли, — крепеж, возможно, главная вещь, которую офтальмологи хотели бы запретить раз и навсегда. Этот крючок на конце эластичного троса, сорвавшийся с места, куда ты его крепил, и летящий тебе в лицо — как раз достаточного размера, чтобы пробить глаз».

Эндрю Эллер, специалист глазного центра Университета Питтсбурга, подтвердил наличие у меня разрыва сетчатки в виде конской подковы и нашел еще один разрыв рядом — который, к счастью, пока не вызвал отслоения. Я рассказал ему давнюю историю с питбулем и спросил, может ли старая травма иметь отношение к моим сегодняшним проблемам. «Возможно, что и нет, — ответил он. — Я думаю, что причина в возрастных изменениях (мне 47 лет — прим. авт.). Поначалу жидкость стекловидного тела чистая и клейкая, она прилеплена к сетчатке, когда мы рождаемся. Но с годами стекловидное тело может деформироваться и отставать от сетчатки». Вспышки света, которые я видел, были вызваны как раз вот этими механическими «рывками»: сетчатка отвечала на это единственным доступным ей способом — проводя свет.

Когда стекловидное тело полностью отделится, вспышки прекращаются. Вопрос только в том, насколько велик будет к этому моменту причиненный ущерб. У многих это самое тело прилипает к сетчатке так же слабо, как записка на самоклеющейся бумажке к холодильнику. У других даже слабое его натяжение может оторвать частички, которые потом становятся замутнениями. И лишь у некоторых неудачников вроде меня отделение стекловидного тела — это процесс, похожий на отдирание скотча от обоев. Вместе с приличным куском самих обоев. То есть сетчатки.

Еще четверть века назад единственным возможным решением проблемы с отслоением сетчатки была операция, а после нее — пяти­дневное пребывание в стационаре. Сейчас все делается проще. Основная идея — вернуть сетчатку в исходное положение, а затем «заварить» разрывы, чтобы они больше не пропускали влагу. В моем случае все это называется «пневматическая ретинопексия» и «лазерная коагуляция». Или, как я придумал для простоты, газ и прижигание.

Шприцем Эллер вводит в центр моего глазного яблока чуть-чуть газа — гексафторида серы. Этот пузырек всосет азот из крови, увеличится вдвое и поднимется наверх (чтобы это точно случилось, мне нужно сохранять определенное положение головы: немного наклонить ее вправо и откинуть назад). Газ прижмет отслоившийся кусочек сетчатки к стенке, вытолкнет из-под него лишнюю жидкость и временно закроет разрывы. «Через 24 часа, — говорит Эллер, — вы вернетесь, и я заварю разрывы навсегда».

Каждый твой глаз — это удивительно сложный комплекс. И даже крохотная травма может сильно ему навредить.

1. Просочившаяся жидкость 2. Разрыв сетчатки 3. Сетчатка 4. Роговица 5. Хрусталик 6. Внутриглазная жидкость 7. Зрительный нерв 8. Стекловидное тело

Когда на сетчатке есть разрывы, жидкость из стекловидного тела протекает под сетчатку, накапливается и отслаивает ее от оболочки глазного яблока. В участки, которые отслоились, не поступает кровь. Если ничего не делать, они отмирают, а ты слепнешь.

Процедура введения газа ничем особенным не отличается. Эллер дает мне антибиотик в каплях и говорит, что я могу смотреть телевизор, а читать и работать за компьютером не могу (оба эти занятия вызывают слишком много движений глаз). Когда я выхожу из клиники, маленький черный пузырек появляется в поле моего зрения, подпрыгивая при каждом шаге. Держусь высокомерно: голова задрана и скошена вправо.

Чувствую себя порнозвездой. Пузырек газа работает, как увеличительное стекло, и я посмеиваюсь каждый раз, когда расстегиваю ширинку, чтобы пописать.

Сижу в темной комнате, левый глаз раскрыт — отличная мишень для лазерного залпа. Напротив меня сидит врач, он выглядит, как стрелок в компьютерной игре. Как только анестетик подействовал в полную силу, врач начинает двигать своей высокотехнологичной лазерной пушкой, выбирая, куда пальнуть. Наконец нужный угол найден, врач давит ногой на педаль и стреляет. Слышу череду отрывистых звуков и вижу зеленые всполохи. Как-то тревожно.

«Постарайтесь смотреть прямо сюда», — говорит Эллер, слегка дотрагиваясь до моей скулы. Все мои силы уходят на то, чтобы не вращать глазами. Эллер с каждым подходом добавляет больше залпов. Полчаса спустя он закончил. «Я их оба блокировал, — доложил стрелок. — На месте разрывов скоро сформируется рубец, который предотвратит попадание жидкости под сетчатку». Эллер посоветовал мне пока продолжать держать голову в определенном положении — еще в течение недели. В результате этого пузырек газа медленно рассосется и исчезнет. Вместе с веселыми походами в туалет.

Я был на приеме у Эллера еще несколько раз: врач наблюдал за результатами проделанной работы и остался доволен. Процедура прошла идеально. Он дал мне добро на занятия плаванием, но посоветовал подождать какое-то время, прежде чем делать сальто в воду. «Чего-нибудь еще следует избегать?» — спросил я, вдохновленный своей удачей и уже почти полностью восстановленным зрением. «Некоторые офтальмологи рекомендуют вообще избегать прыжков с тарзанки и поездок на американских горках, — ответил Эллер. — Но я считаю, ограничивать себя не надо. Если что, вылечим.» «Но вы должны знать, — добавил он. — По статистике, у 15% людей, переживших отслоение сетчатки в одном глазу, подобное случается и со вторым глазом».

Сейчас мой правый глаз выглядит — и видит — прекрасно. Но при любом намеке на огоньки и помутнения Эллер будет первым, кому я позвоню.

СИТУАЦИЯ ВОЗМОЖНОЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ ЗАЩИТА

Ты укрепляешь что-то на крыше своего автомобиля. Крючок срывается, и шнур со скоростью 270 км/ч бьет тебя в глаз.

Кровотечение из глаза, смещение хрусталика, травматическая катаракта. Крючок может воткнуться и повредить глазное яблоко, вызвав слепоту.

Используй трос с натяжным замком. Или купи веревку и научись вязать узлы.

Футбольный мяч бьет прямо в лицо. Стекла твоих купленных на развале солнцезащитных очков разбиваются.

Повреждение роговицы осколками, тупой удар мячом и травма глаза.

Любишь подвижные виды отдыха? Купи спортивные очки с безосколочными линзами.

Когда ты истребляешь растительность, частички травы и грязи попадают тебе в глаз.

Разрыв роговицы от мелких камней. Грязь может поцарапать роговицу, оставив твои глаза беззащитными перед инфекцией.

Считай газонокосилку опасным инвентарем: надевай защитные очки, а не солнечные, под которые грязь может попасть и сверху, и снизу, и сбоку.

Ты дергаешь удилище, чтобы отцепить застрявший крючок, и он влетает прямо тебе в глаз. Рыбалка — один из 5 самых опасных для глаз видов спорта.

Разрыв роговицы, повреждение глазного яблока, кровотечение, катаракта. Это может привести к отслоению сетчатки и долгосрочной потере зрения.

Крючок в глазу? Прилепи его пластырем/скотчем к брови, чтоб не болтался, глаза чем-нибудь прикрой, чтобы оба оставались неподвижными. И к врачу.

Придурок-товарищ неожиданно объявляет войну, когда ты без защиты. Результат — выстрел в глаз.

Кровотечение, тупая травма, смещение хрусталика, катаракта, повреждение глазного яблока, возможная слепота (включая риск отслоения сетчатки).

Никогда не хватайся за оружие, не надев всю необходимую амуницию, включающую маску, которая закрывает глаза сверху, снизу, с боков.

источник

Основные методы борьбы с отслоением сетчатки — локальное и круговое пломбирование, лазерная коррекция. При наличии повреждений стекловидного тела практикуется витрэктомия (удаление).

Операции считаются безопасными. Для повышения вероятности благополучного исхода следует пользоваться услугами опытных хирургов и соблюдать режим. Для каждого периода восстановления зрения характерны определённые меры.

Выделяют 3 этапа после операции:

  • первый день после операции;
  • ранний период (первые 30 дней);
  • поздний период восстановления.

После операции экстрасклерального пломбирования утром следующего дня пациенту необходимо снять повязку, обработать веко ватным тампоном, смоченным в 25% растворе левомицетина или фурацилина (0,02%), оставить глаз не заклеенным.

Полный запрет накладывается на просмотр телевизора после операции (первые 3 дня), выход на улицу (2 дня), физическую и зрительную активность (2 недели).

Пациенту придётся соблюдать режим после операции. Часть раннего реабилитационного периода он проведёт в постели. Лежать можно только на боку или спине, на животе — нельзя.

После того как врач разрешит вставать и заниматься бытовой активностью, нужно избегать опускания головы. Она всё время должна бы прямо.

На протяжении восстановительного периода необходимо придерживаться рекомендаций:

  • не посещать помещения с высокой влажностью;
  • избегать перегрева тела;
  • не поднимать предметы тяжелее 3—4 кг;
  • принимать по графику медикаменты, закапывать глаза, менять повязку 1 раз в сутки;
  • умываться, закидывая голову назад.

Справка. На приём к врачу приглашают на 10 и 30 календарный день с момента проведения операции.

Посещение специалиста после операции — обязательно так, как капли используются по схеме, которая требует индивидуальной корректировки.

Стандартный неадаптированный способ применения:

  • 4 капли в день на протяжении недели;
  • 3 раза в сутки в течение 2-й недели;
  • 2 капли каждые 24 часа на протяжении 3-ей недели;
  • по капле каждые 24 часа в течение 4-й недели.

Меры, предпринимаемые в это время, в первую очередь направлены на восстановление зрительной функции. Для скорейшего достижения цели следует:

  • отказаться от вождения машины на несколько месяцев;
  • использовать очки с затемнёнными линзами;
  • своевременно реагировать на нетипичные изменения в глазу;
  • не посещать солярий, бани, сауны, бассейн вплоть до полного заживления;
  • укрепить иммунитет (избегать инфекционных и вирусных болезней);
  • ограничить зрительную активность (не более 3 часов).

В течение года противопоказаны изнуряющие тренировки, тяжёлая физическая работа.

Чаще нежелательные последствия возникают из-за дефектов хирургической техники.

Другие возможные причины осложнений после операции:

  • несоблюдение предписаний врача пациентом в постоперационный период;
  • неправильный зрительный режим;
  • неверно подобранные медикаменты.

Внимание! Вероятность последствий при склеропластической операции — свыше 9%, при силиконовой тампонаде — 3,23%. Тотальная отслойка наблюдается в 3% случаев.

Типичные для данного вида операций осложнения:

  1. Повторная отслойка

Рецидив может быть вызван чрезмерно сильным прижиганием, неполным блокированием разрыва, блокированием не всех проблемных зон. Если разрыв возникает в отдалении, требуется операция. В отдельных случаях получается избежать повторного хирургического вмешательства. Вместо него, практикуют световую коагуляцию.

При патологиях, развившихся на фоне нарушения режима, часто применяют выжидательную тактику. В это время пациент соблюдает предписания, назначенные врачом. Дополнительно ему продляют больничный лист. При ухудшении самочувствия, неэффективности предпринятых обеими сторонами мер рассматривается целесообразность новой операции.

Фото 1. Глазное дно при отслоении сетчатки. Патология находится в правом углу, на изображении серовато-зеленоватого цвета.

  1. Отслойка сосудистой оболочки глаза

Причины развития: недостаточная герметичность послеоперационной раны, технически неправильное поведение во время хирургии глаза. Прогноз в большинстве случаев благоприятный. Патология самостоятельно рассасывается в течение нескольких недель. В отдельных случаях процесс приводит к резкому снижению остроты зрения. При отсутствии прогресса назначается склеротомия.

  1. Выраженное уменьшение зрительного органа
  1. Нагноение, отторжение лент, пломб, воспаление внутренних структур глаза

Патологически изменённые участки экстренно удаляют. Материал отправляют на изучение. Больному назначают антибиотики.

  1. Разрыв склеры

Фото 2. Разрыв склеры глаза. Подобная патология является осложнением после операции по лечению отслойки сетчатки.

  1. Позднее покраснение глаза

Явление возникает не сразу после операции. Развивается на фоне хронических проблем с кровообращением, замедленного или неполного тромбирования сосудов. Лечение медикаментозно, может стать первопричиной повторной отслойки.

  1. Синдром сдавливания

Проявляется из-за чрезмерно сильного стягивания ленты и при неудачном её размещении. Патология исчезает после медикаментозной терапии или удаления циркляжной ленты хирургическим путём.

Кроме того, существуют побочные эффекты, которые при определённом контексте считаются нормой. Перечень осложнений, не требующих коррекции режима, кардинальных мер:

  • кратковременное повышение глазного давления (проходит в первые 3 суток после операции);
  • двоение в глазах;
  • покраснение органа зрения (со временем кровоподтёки становятся жёлтыми, а через несколько недель проблема исчезает самостоятельно);
  • боль (нормой считаются непродолжительные неприятные ощущения в самом глазу, а не за его пределами).

Лечение эффективно в 60—80% случаев.

Шансы на успешный исход при наслоении патологий зрительного органа, отягчённых формах, развитии осложнений, хронических заболеваний других систем и органов:

  1. Примерно у 33% единожды прооперированных острота зрения возвращается в течение нескольких месяцев. После повторного вмешательства у 40% больных зрение остаётся на уровне 0,01—0,02. Полное отсутствие положительной динамики наблюдается при дистрофических процессах в центральных отделах сетчатки. У больных с незапущенными формами болезни после кардинального лечения зрительные функции улучшаются, но полное восстановление маловероятно.

Важно! Очки подбираются через 2—3 месяца с момента проведения операции, если только лечащий врач не установил иные сроки.

  1. Вероятность повторного отслоения со временем снижается. Чаще всего проблема проявляется в первые 2 месяца.Через полтора года шансы неблагоприятного исхода становятся минимальными.
  2. После первичного рецидива у 5—7 человек из 10 достигается анатомическое прилегание сетчатки. Остальные пациенты вынуждены проходить процедуру многократно. Если в процесс вовлечена макулярная зона, справиться с дефектом в итоге всё же удаётся, но острота зрения восстанавливается незначительно. Прогресс может и отсутствовать.

Посмотрите видео, в котором рассказывается о том, что такое отслоение сетчатки, её симптомах, причинах и лечении.

Операция не подходит для монотерапии. Радикальные меры сочетают с приёмом лекарственных средств, укреплением иммунитета, особым режимом для глаз (снижение зрительной активности в сочетании с упражнениями). При соблюдении этих предписаний и отсутствии осложнений прогноз благоприятен. Многим пациентам удаётся не только избежать новой операции, но и восстановить остроту зрения.

источник

Глазная сетчатка состоит из рецепторов зрения (так называемые «колбочки» и «палочки») и сплетения нервных волокон. Их предназначение — улавливать световые волны и перекодировать их в нервный импульс. Эта информация затем поступает в мозг. В глубине сетчатки расположены сосуды. По ним кровь доставляет в глаз кислород и питающие вещества. Повреждения сетчатки, а тем более ее отслоение, вызывает нарушения зрения, вплоть до полной его потери.

Нарушения функций сетчатки возникают при кровоизлияниях, травмах, генетических патологиях в структуре кровеносной и нервной систем глаза.

У пожилых людей отслоение вызывают дегенеративные и дистрофические состояния. Они провоцируются нарушениями в кровоснабжении и метаболизме глаз. Опасное напряжение сетчатой оболочки появляется при гипертонических заболеваниях из-за увеличенного давления в мелких сосудах.

Отслоение сетчатки глаза является одним из наиболее распространенных и опасных патологических состояний зрительных органов. При развитии патологии к глазу не поступает в достаточном количестве кислород и питающие вещества. Это ведет к опасным нарушениям зрения.

Патология в большинстве случаев требует срочного оперативного вмешательства. Лишь в самых легких случаях применяется медикаментозная терапия.

По коду МКБ-10 отслоение сетчатки глаза имеет индекс H33.

Отслойка сетчатки глаза могут вызвать разные причины. Определить их помогает диагностирующее оборудование и квалифицированный офтальмолог. При диагностировании болезни принимаются во внимание все патологические состояния систем организма, которые могут вести к нарушениям зрения.

Часто причиной отслоения сетчатки служит травмирование глазных оболочек с их разрывом. Эту патологию также вызывает неудачная либо несвоевременная терапия таких болезней, негативно действующих на зрительные органы:

  • При диабете — поражение кровеносных сосудов сетчатки;
  • Воспалительные процессы в кровеносной и нервной системе глаз;
  • Опухоли органов зрения;
  • Заболевания центра глазного дна.

Иногда у вроде бы здорового человека внезапно проявляется периферийная витреохориоретинальная дистрофия. Она влечет за собой резкую потерю остроты зрения. Это патологическое состояние трудно определить. Из-за этого офтальмолог может не сразу диагностировать причину ухудшения зрения. При такой ситуации необходимо использовать трехзеркальную линзу Гольдмана. Она помогает тщательно осмотреть глазное дно.

Факторы, при которых риск отслоения сетчатки особенно велик:

  • травмирование органов зрения;
  • нарушения, которые влекут патологические изменения в глазном дне;
  • неблагоприятные условия труда, при которых на органы зрения действует слишком низкая или высокая температура, различные раздражающие агенты и пр.;
  • занятия спортом, особенно различными видами единоборств;
  • наследственная предрасположенность.

По причинам, вызвавшим отслоение, оно может быть:

Травматическое отслоение. Тут сетчатка отходит из-за воздействия на весь глаз. Это может произойти немедленно после случившегося либо через какой-то временной промежуток.

Тракционная отслойка сетчатки. В этом случае ткань отходит из-за ее натягивания стекловидным телом. Оно может разбухать, иметь неправильную конфигурацию либо отекать.

Регматогенная отслойка сетчатки (первичная). Появляется из-за дистрофического состояния тканей, вследствие их продолжительной сосудистой недостаточности. Это провоцирует истончение сетчатой оболочки и ее разрывание. При этом стекловидная жидкость проникает за сетчатку, пресекает ее питание и нарушает функционирование.

Экссудативная отслойка сетчатки (вторичная). Появляется в виде осложнения при инфицировании глаз (ретинит, панофтальмит и пр.), новообразований сетчатой оболочки, ее кровеносных сосудов. При этом в глубинных тканях глаза происходит отек (накопление жидкости).

По уровню подвижности тканей отслоение может быть:

  • ригидным — сетчатка не возвращается на место (не прилегает к глазному дну) при постельном режиме в течение двух суток;
  • подвижным — при нахождении больного в постели в течение двух суток сетчатка полностью сопрягается с глубинными слоями глаза.

По площади отслойки патология может быть:

  • Локальной — отслаивается четверть сетчатки.
  • Распространенной — отходит половина тканей.
  • Субтотальной — от глазного дна отрывается сетчатая оболочка.
  • Тотальной — отслаивается вся площадь сетчатки.

Первый симптом отслоения сетчатки глаза — это фотопсии. Они представляют собой вспыхивающие в глазах искорки, молнии, яркие точки и пр. Фотопсии возникают из-за того, что в зрительных рецепторах формируются импульсы, как при проникновении в них световых лучей, так и при механических воздействиях на сетчатку. Витреоретинальное сращивание растягивает ткани, затрагивая чувствительные к свету клетки. Это и провоцирует фотопсии.

Отслойка сетчатки нередко сопровождается медленно проплывающими перед глазами нитями, точками и мушками. Но такие фотопсии не являются прямыми признаками патологии, они очень часто появляются и не требуют терапии. Как правило, их провоцирует деструкция стекловидной структуры.

Часто в поле зрения больного возникает кольцо Вайса (круглое замутнение). Оно указывает на отслоение сетчатки, а также задний отрыв стекловидного тела (его гиалоидной мембраны) от точки фиксации к диску зрительного нерва.

В поле зрения пациента могут возникать затемненные перемещающиеся пятна либо паутина. Эти явления провоцирует кровотечение в стекловидном теле при разрывании сетчатой оболочки.

Иногда у больного выпадают участки зрительного поля. При этом глаз застилает завеса либо пелена. Данный процесс провоцирует отрыв сенсорной ткани сетчатки. Из-за этого зрительное восприятие у больного расстраивается.

На фото показан глаз человека при отслоении сетчатки глаза.

Стоит отметить, что отслаивание происходит в месте оболочки, которое противоположно возникающему эффекту. Когда дефектный участок зрения проявляется наверху, значит, произошел отход нижней части сетчатки и наоборот. Этот симптом может слабеть либо исчезать в утренние часы и проявляться с новой силой вечером. Это происходит из-за всасывания субретинальной субстанции. Когда процесс развивается на участках у середины глаза, то описанный симптом не появится.

Верхние участки сетчатой оболочки отходят быстрее, чем нижние. Это происходит из-за того, что накопившаяся в межклеточном пространстве жидкость медленно перетекает вниз. Она отрывает нижние части сетчатки. Этот процесс может продолжительный период протекать без всяких проявлений. Он дает о себе знать только при поражении макулярной зоны.

У пациента также могут возникать такие симптомы: падение остроты зрения, искаженное восприятие конфигурации и габаритов предметов. Также может наблюдаться метаморфопсия (прямые линии воспринимаются искривленными). Сила этого эффекта зависима от уровня патологических изменений на различных участках сетчатой оболочки.

Данные признаки могут возникать при:

  • травмировании органов зрения или головы;
  • избавлении от катаракты либо постороннего предмета;
  • интравиальных уколах;
  • витрэктомии;
  • пломбировке склеры;
  • ФДТ;
  • лазерной коагуляции.

Поэтому при появлении у больного метаморфических фотопсий, врач должен тщательно его осмотреть для собирания сведений и постановки диагноза.

Все перечисленные выше признаки отслоения сетчатки глаза чаще всего проявляются на ранних сроках заболевания. Симптомы вторичного вида патологии немногочисленны, из-за того, что экссудативный отрыв не привязан к натяжению тканей.

Тракционный отрыв чаще всего протекает медленно и без особых признаков. Фотопсии и другие нарушения зрения нарастают постепенно либо не развиваются вообще. Иногда на протяжении нескольких лет. Только если патология начинает затрагивать макулу, больной станет замечать существенное падение остроты зрения.

Если есть подозрение на отрыв сетчатой оболочки, пациенту следует пройти полный курс диагностических обследований. Только раннее выявление патологии дает возможность пресечь частичную или полную слепоту. Если в анамнезе больного есть черепно-мозговая травма, его должен осмотреть невролог, а затем офтальмолог. Последний должен убедиться, что у пациента не возникло отслоений и разрывов сетчатой оболочки.

Сначала офтальмолог проверяет у пациента остроту зрения и выявляет дефекты зрительных полей. Это делается при помощи кинетической, статической, компьютерной периметрии.

Биомикроскопия (чаще всего применяется линза Гольдмана) дает возможность обследовать периферию глазного дна. Она выявляет патологии в стекловидном теле: кровотечения, тяжи, деструктивные изменения.

Главную роль в определении отслоений и отрывов сетчатой оболочки играет прямая и косвенная офтальмоскопия. Ее результаты дают возможность медикам судить о местоположении повреждений. А также выявлять взаимодействие отошедшей ткани со стекловидной структурой. Метод диагностика также позволяет определять дистрофичные места, которые надо учесть при операционной терапии.

Если сделать офтальмоскопию нельзя (например, замутнен хрусталик либо стекловидная структура), осуществляется ультразвуковое исследование глаза.

В диагностике отслоения сетчатой оболочки проводятся также обследования энтопических проявлений: аутоофтальмоскопия, механофосфен и пр.

Чтобы узнать уровень жизнеспособности тканей и глазных нервов осуществляются электрофизиологические процедуры: выявляется предел электро-чувствительности и лабильности систем. Также определяется критический порог частотности слияния фотопсий.

Отслоение сетчатки глаза является патологией, требующей незамедлительного лечения. При продолжительном течении отслойки появляются устойчивая гипотония и субатрофия (отмирание тканей) глаза, катаракта, хроническая форма иридоциклита и даже полная слепота, которую невозможно вылечить.

Главное, что нужно сделать при лечении отслоения сетчатки глаза — приблизить друг к другу слои ткани. Если есть разрывы сетчатки их блокируют при помощи оперативного вмешательства.

Подбор способа лечения либо комбинирования методов зависит от:

  • Стадии, на которой находится патологический процесс;
  • Расположения отслоившегося участка;
  • Противопоказаний к проведению операции конкретному пациенту.

Существует два вида хирургической терапии отслойки сетчатки. Первый — это операции, производимые на внешней поверхности глаза (экстрасклеральные). Второй — манипуляции, осуществляемые внутри глаза (эндовитреальные).

Наиболее современный метод восстановления нормального состояния сетчатки — это витрэктомия. Она производится при тракционном отслоении ткани. Делается это эндовитреальным способом. Операция заключается во временном удалении стекловидного вещества и закачивании в освободившееся место газа либо масла на основе силикона. Этот состав прижимает разъединенные слои. Тем самым он обеспечивает нормальное прилегание сетчатки.

При осуществлении эндовитреальной операции со стороны глазной полости доступ к стекловидной структуре и сетчатке осуществляется при помощи трех рассечений склерной ткани. При этом размеры разрезов не превышают 1 миллиметра. Сквозь рассечения в полость вводятся миниатюрный осветительный прибор, инструментарий и физраствор, поддерживающий тонус глаза.

В первую очередь осуществляется витрэктомия с эвакуацией стекловидной структуры. С целью разглаживания и прижатия ткани сетчатки к соответствующим слоям глазного дна, в полость могут закачиваться три вида веществ. Это сильно расширяющиеся газообразные вещества. Либо перфторорганические составы, обладающие высокой удельной массой, например, тяжелая вода. И третье вещество — масло на основе силикона.

Чтобы зафиксировать итоги оперативного вмешательства может применяться лазерная коагуляция сетчатой оболочки.

В некоторых случаях необходима продолжительная тампонада стекловидной структуры. Для этого применяются газообразные вещества и масло на основе силикона. Пузырь из газа в полости исчезает через 14-30 суток. В редких случаях на это уходит больше времени. Это зависит от применяемого вещества, а также его концентрированности.

Газовый пузырь с течением времени уменьшается. Затем он полностью заменяется водянистой влагой (внутриглазная жидкость). Масло на основе силикона рассасывается из полости глазного яблока спустя 60-90 суток. В некоторых случаях и позже.

Из экстрасклеральных операций чаще всего проводится пломбирование склеры. Его суть состоит в схождении слоев сетчатки благодаря образованию участка, вдавливающего склеру с внешней стороны. Перед оперативным вмешательством для этого изготавливается специальная пломба из силикона необходимого размера. Она вводится в полость сквозь разрез на конъюнктиве и крепится посредством швов. Затем в глаз закачивается газообразное вещество, разглаживающее сетчатку и прижимающее ее к опломбированному участку. Ткани склеры под бандажом перемещаются во внутреннюю сторону. Вместе с сосудистой оболочкой они прижимаются к сетчатке. Образовавшийся вдавливающий участок блокирует разрывание тканей. Скопившееся под сетчатой оболочкой жидкое вещество с течением времени рассасывается.

Исходя из типа и местоположения разрыва, локализация пломбы бывает: циркулярной, радиальной, секторальной.
В ряде случаев хирурги-офтальмологи используют циркуляж. В ходе этой операции ткани глаза вдавливаются по кругу тянущейся ниткой из силикона либо тесемкой в срединной оси глаза.

Из экстрасклеральных вмешательств часто применяется баллонирование склеральных тканей. Процедура состоит в приближении к склере (на проекции расхождения слоев) особого катетера с прикрепленным к нему баллоном. При закачивании в емкость жидкости или воздуха, та расширяется и придавливает ткани друг к другу.

Баллонирование способствует рассасыванию субретинального жидкого вещества. После него осуществляется лазерная коагуляция сетчатой ткани. Когда образуются спайки сетчатой оболочки с примыкающими к ней тканями, хирурги баллон убирают. Данное оперативное вмешательство не особенно травматично. Однако показания к нему ограничены.

Результаты экстрасклеральных вмешательств подкрепляются вторичными операциями: диатермической, импульсно-световой, лазерной коагуляцией. Также используется криопексия.

Делаются они по периметру отслоившегося участка сетчатки. Осуществляются эти операции со стороны глазной полости: сквозь зрачок (транспуппилярно) либо через склеру (транссклерально).

При коагуляции происходит спайка тканей в области разрывов. Благодаря этому сетчатка фиксируется.

Благоприятный исход для восстановления зрения зависим от давности отрыва сетчатой ткани, размера и местоположения отслоений и разрывов. А также — от жизнеспособности стекловидной структуры.

Оперативное вмешательство должно осуществляться не позже, чем через 60 дней после возникновения патологии. Пациенты, которые перенесли операцию из-за отслоения сетчатки, должны встать на диспансерный учет у врача-офтальмолога. Они должны отказаться от физических нагрузок.

Комплексные меры делают терапию отслоения сетчатки более эффективной, поэтому офтальмологическое лечение рекомендуется сочетать с народной медициной. Она предлагает для терапии отрыва сетчатой оболочки профилактические методы и меры, которые облегчают излечение. Перед их использованием больной должен посетить офтальмолога и получить его разрешение на это.

Свойства, которыми обладают народные средства при терапии отрыва сетчатой оболочки:

  • Противогипертензивные составы уменьшают кровяное давление (артериальное) в глазах.
  • Противодиабетические препараты купируют симптоматику диабета.
  • Насыщенные витаминами и антиоксидантами ягоды, овощи, фрукты и травы благоприятно воздействуют на сетчатую ткань.

Перечислим наиболее эффективные средства из арсенала народной медицины.

Ягоды голубики и черники. В них много антиоксидантов, поэтому они повышают остроту зрения. Эти ягоды будут полезны и при нарушениях зрения — миопии, отрыве сетчатой оболочки, глаукоме. Чернику и голубику можно есть в свежем виде либо принимать их экстракты в капсулах.

Омела. Она представляет собой сильное противогипертензивное средство, уменьшающее глазное давление. Для приготовления отвара нужно одну чайную ложку травы настоять в 200 мл кипятка. Следует пить средство по одному стакану два раза в сутки.

Ягоды ежевики. В них много витамина С, он снимает воспаления. Кроме этого, ежевика купирует отеки и уменьшает артериальное давление внутри глаз.

Цветы и листья боярышника. Они восстанавливают ток крови и нормализуют ее давление. Для приготовления настойки следует одну чайную ложку цветов и листьев боярышника настоять в 200 мл вскипяченной воды. Отвар пьется по одному стакану два раза в сутки.

Бузина. Это растение обладает противовоспалительными свойствами. Для приготовления отвара надо две столовых ложки бузины прокипятить в одном литре воды. Средство используется в виде примочек на глаза.

Фенхель. Семена этого овоща улучшают кровоток. Снимают воспаления и нормализуют артериальное давление. Из них следует сделать отвар — 40 грамм семечек на литр кипятка. Средство используется в виде компрессов на глаза.

Лекарственная очанка. Данное растение купирует воспалительные процессы. Для приготовления отвара необходимо прокипятить две столовых ложки травы в пол литре воды. Применяется средство в виде примочек на глаза.

Благоприятный исход терапии во многом зависит от местоположения отрыва сетчатки.

Наиболее неутешителен прогноз излечения при локализации разрыва сетчатки на участке макулы — точки фиксации главного зрительного нерва.

На послеоперационное восстановление зрения влияют следующие моменты:

  • его острота до хирургической операции;
  • высота центра остроты зрения (макулы) над расположением сетчатки — чем этот центр расположен выше, тем печальней прогноз;
  • временной период, который истек от первоначальных признаков патологии до эффективного оперативного вмешательства.

Хирургическая терапия гарантирует пациентам, что прилегание сетчатой оболочки будет восстановлено на 80-90 процентов. Но это не значит, что острота зрения будет возвращена им в том же объеме, когда они были здоровы. В большинстве случаев, больные после операции начинают видеть лучше лишь в 0,05% случаев.

Если пациент с отслоением сетчатки дополнительно болеет сахарным диабетом, эффективность оперативного вмешательства повышается. В итоге она достигает 0,02-0,2%.

Пациентам, которые были прооперированы при отрыве сетчатой оболочки глаза, следует регулярно наблюдаться у офтальмолога. Им необходимо воздерживаться от физических нагрузок.

В течение первых 30 суток послеоперационного периода больной должен придерживаться таких правил:

1. Регулировать свою физическую активность. Пациент должен отказаться от поднимания вещей весом больше 3 кг и от продолжительных силовых упражнений в физкультурных залах. Прочие разновидности оздоровительной деятельности (например, плавание, медленные пробежки), не запрещены.

2. Следить за положением головы. Ее категорически нельзя наклонять вниз. Этого не стоит делать даже во сне, поэтому пациент не должен отдыхать на животе. Данное правило исключает самостоятельное завязывание обувных шнурков, работу на приусадебном участке, гигиенические процедуры с мытьем головы.

3. Стараться не заболеть ОРЗ, ОРВИ и прочими инфекционными болезнями. Они провоцируют осложнения после хирургических операций на глазах. Следуя этому правилу, пациенту лучше всего в первые 30 дней послеоперационного периода не ходить в места большого скопления людей.

4. Отказаться от гигиенических и косметических процедур, предполагающих нагревание организма (баня, сауна, солярий, горячая ванна).

5. Беречься от прямых лучей солнца. В послеоперационный период сетчатая оболочка особо уязвима для ультрафиолета. В солнечные дни больной должен носить затемненные очки и длиннополые головные уборы.

6. Постоянно принимать лечебные средства, способствующие быстрейшему восстановлению тканей глаза.

7. Исключить употребление табака, алкогольных напитков, наркотиков и прочих веществ, способствующих интоксикации организма.

Спустя 30 дней после хирургического вмешательства пациент должен быть осмотрен лечащим офтальмологом. Он обследует прооперированный участок сетчатки и оценит перспективы его заживления. Если динамика излечения положительная, то число ограничений становится меньше.

Чтобы укрепить прооперированную сетчатую оболочку и мышцы глаза, необходимо выполнять несложную гимнастику для глаз. Если делать эти упражнения правильно, то они будут способствовать улучшению кровотока в сетчатке и повышению остроты зрения.

Наиболее действенное упражнение — это перевод взгляда с ближнего к больному предмета на вещь, расположенную вдалеке.
Очень эффективны вращательные перемещения глаз, а также перевод взгляда влево/вправо и вверх/вниз.

Еще одно действенное упражнение — перемещение взгляда в диагональном направлении по всем возможным сторонам.

После окончания гимнастики необходимо закрыть глаза на 3-5 минут, чтобы они отдохнули. Описанный комплекс упражнений наиболее эффективен, если его выполнять в послеоперационный период ежедневно по два раза.

Основополагающая мера профилактики отслоения сетчатки глаза — скорейшее посещение офтальмолога при выявлении первичных признаков отрыва сетчатой оболочки. Также важны периодические осмотры у врача, если есть какие-либо риски для возникновения патологии.

Если человек получил травму головы или глаз, он незамедлительно должен пройти обследование у офтальмолога.

Особый фактор риска для женщин — это беременность. Профилактический осмотр и осуществление упреждающей лазерной коагуляции помогут женщине не потерять зрение при сложных родах.

Больным с сильной степенью миопии (близорукость), дистрофическими патологиями сетчатой оболочки, а также прооперированным по поводу ее отслоения запрещено заниматься контактными и силовыми видами спорта.

Все больные в послеоперационный период должны встать на диспансерный учет у офтальмолога. Они должны периодически (раз в полгода, год) обследоваться у врача.

В качестве профилактики отслойки сетчатой ткани эффективны занятия йогой, расслабляющие техники, массаж глаз.

Результатом отслоения сетчатой ткани может быть сужение поля зрения с выпадением из него разных участков. При этом перед глазами могут возникать затемненные пятна, пелена, паутина и пр.

Патология сетчатки влияет и на остроту зрения. В тяжелых случаях она падает до минимума.

И, конечно, наиболее плачевный итог – это полная потеря зрения. Чтобы этого не случилось, больному необходимо как можно скорее обратиться к услугам квалифицированных офтальмологов. Лишь хирургическая операция даст шанс пресечь развитие патологии и сохранить зрение.

источник