Меню Рубрики

Блондинка в очках поза 69

Девки проблема. во время секса,было в позе раком,выпускала газы вагиной,не знаю что делать как от этого избавиться,помогите,может у кого-то тоже такое было,очень стыдно..

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Врач-психотерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Гештальт-терапевт в обучении. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, ЛИЧНОСТНЫЙ И СЕМЕЙНЫЙ. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Гештальт-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Гештальт-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Такого веселого секса не было😂

Это у всех так, не кипишуй, и мужики про эту особенность знают

Ничего страшного.
Это естественно.
Когда у меня такое было, я просто спокойно всем свои мужчинам говорила «Ой, это влагалища и мило улыбалась».
У них реакция была адекватная и спокойная.

в следующий раз включайте музыку)

Класс! Ты настоящая бл. ядюшка! Даааа, соска! Перди пис. дой еще!

Та, да, Ника. У меня после того раза не встаёт, сны снятся, что типа я весь обдрыстаный по улице домой иду и меня моя первая учительница увидела, ржала. А недавно сам, простите, пукнул, так подскочил, упал, и такой глаза прищурил в ожидании. Кароч, Ника, ты прости, но я не могу быть с тобой, вообще не могу быть с людьми.

Не паникуйте ,он просто вам членом воздух загнал ,вот она и «попукала»
У меня у подруги было жёстче — поза 69,она сверху и вот самый момент ,она забылась и как пукнет )))тем самым
И самое главное так смачно, громко , вонюче ,блин ,ужас (
Зато сейчас они женаты ,ждут малыша и смеются над ситуацией ))))

Не переживайте это нормально просто воздух попал )))

на случай если он не поверит, откуда это, можно будет повторить со свистком в попе, после этого сомнений не должно остаться.

на случай если он не поверит, откуда это, можно будет повторить со свистком в попе, после этого сомнений не должно остаться.

Что стыдного? Опытный парень знает, что во влагалище попадает воздух и выходит он с неоднозначным звуком) Чтоб не было такого, можно избегать поз, в которых это происходит. Но я советую не париться, это норма)))

Потому что воздух во время трения попадает во влагалище. В этой позе у большинства так.

Господи бл вот Открытие какое ))

Не паникуйте ,он просто вам членом воздух загнал ,вот она и «попукала»
У меня у подруги было жёстче — поза 69,она сверху и вот самый момент ,она забылась и как пукнет )))тем самым
И самое главное так смачно, громко , вонюче ,блин ,ужас (
Зато сейчас они женаты ,ждут малыша и смеются над ситуацией ))))

Да никак от этого не избавиться, просто в этой позе туда заходит воздух и получается такая неловкость. Если парень не дурак, то он должен все понимать. Я в таких ситуациях просто смеюсь и говорю в шутку — опять ты за старое, говнючка🤣🤣🤣

автор, скорее всего, пися_широка, вот и попадает туда воздух, от этого и звуки при входе члена. меняйте позы,в которых обхват плотный или используйте анальную пробочку

автор, скорее всего, пися_широка, вот и попадает туда воздух, от этого и звуки при входе члена. меняйте позы,в которых обхват плотный или используйте анальную пробочку

Просто не надо член, полностью вынимать, чтобы не накачивать воздух в вагину!

Модератор, обращаю ваше внимание, что текст содержит:

Страница закроется автоматически
через 5 секунд

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы частично или полностью опубликованные им с помощью сервиса Woman.ru.
Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.
Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование редакцией сайта Woman.ru.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс.
Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.)
на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2019 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

источник

Девки проблема. во время секса,было в позе раком,выпускала газы вагиной,не знаю что делать как от этого избавиться,помогите,может у кого-то тоже такое было,очень стыдно..

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Врач-психотерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Гештальт-терапевт в обучении. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, ЛИЧНОСТНЫЙ И СЕМЕЙНЫЙ. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Гештальт-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Гештальт-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Такого веселого секса не было😂

Это у всех так, не кипишуй, и мужики про эту особенность знают

Ничего страшного.
Это естественно.
Когда у меня такое было, я просто спокойно всем свои мужчинам говорила «Ой, это влагалища и мило улыбалась».
У них реакция была адекватная и спокойная.

в следующий раз включайте музыку)

Класс! Ты настоящая бл. ядюшка! Даааа, соска! Перди пис. дой еще!

Та, да, Ника. У меня после того раза не встаёт, сны снятся, что типа я весь обдрыстаный по улице домой иду и меня моя первая учительница увидела, ржала. А недавно сам, простите, пукнул, так подскочил, упал, и такой глаза прищурил в ожидании. Кароч, Ника, ты прости, но я не могу быть с тобой, вообще не могу быть с людьми.

Не паникуйте ,он просто вам членом воздух загнал ,вот она и «попукала»
У меня у подруги было жёстче — поза 69,она сверху и вот самый момент ,она забылась и как пукнет )))тем самым
И самое главное так смачно, громко , вонюче ,блин ,ужас (
Зато сейчас они женаты ,ждут малыша и смеются над ситуацией ))))

Не переживайте это нормально просто воздух попал )))

на случай если он не поверит, откуда это, можно будет повторить со свистком в попе, после этого сомнений не должно остаться.

на случай если он не поверит, откуда это, можно будет повторить со свистком в попе, после этого сомнений не должно остаться.

Что стыдного? Опытный парень знает, что во влагалище попадает воздух и выходит он с неоднозначным звуком) Чтоб не было такого, можно избегать поз, в которых это происходит. Но я советую не париться, это норма)))

Потому что воздух во время трения попадает во влагалище. В этой позе у большинства так.

Господи бл вот Открытие какое ))

Не паникуйте ,он просто вам членом воздух загнал ,вот она и «попукала»
У меня у подруги было жёстче — поза 69,она сверху и вот самый момент ,она забылась и как пукнет )))тем самым
И самое главное так смачно, громко , вонюче ,блин ,ужас (
Зато сейчас они женаты ,ждут малыша и смеются над ситуацией ))))

Да никак от этого не избавиться, просто в этой позе туда заходит воздух и получается такая неловкость. Если парень не дурак, то он должен все понимать. Я в таких ситуациях просто смеюсь и говорю в шутку — опять ты за старое, говнючка🤣🤣🤣

автор, скорее всего, пися_широка, вот и попадает туда воздух, от этого и звуки при входе члена. меняйте позы,в которых обхват плотный или используйте анальную пробочку

автор, скорее всего, пися_широка, вот и попадает туда воздух, от этого и звуки при входе члена. меняйте позы,в которых обхват плотный или используйте анальную пробочку

Просто не надо член, полностью вынимать, чтобы не накачивать воздух в вагину!

Модератор, обращаю ваше внимание, что текст содержит:

Страница закроется автоматически
через 5 секунд

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы частично или полностью опубликованные им с помощью сервиса Woman.ru.
Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.
Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование редакцией сайта Woman.ru.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс.
Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.)
на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2019 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

источник

Вам хочется привнести перчинку в секс и получить больше удовольствия? Тогда не пропустите эти полезные советы, которые изменят ваше отношение к привычным позициям. Вы узнаете, как преобразить самые популярные позиции так, чтобы оба партнера получили максимум удовольствия. Изучим несколько примеров?

Приятный секс – это не только достижение финальной кульминации в виде оргазма, но и сам процесс получения наслаждения. Перемена угла проникновения, ускорение или замедление темпа, дополнительные прикосновения – все это поможет усилить кайф от близости с партнером, повысив возбуждение и сделав оргазм ярче. Изучим несколько примеров преображения базовых позиций?

Несмотря на то, что многие пары часто занимаются сексом в миссионерской позе, ее сложно назвать популярной. Нередко женщины признаются, что им тяжело из-за веса партнера, что они не испытывают оргазма. Мужчины тоже не все в восторге от миссионерской позы, так как им приходится не только удерживать свой вес во время всего процесса, но еще и двигаться, как правило, в одиночку.

Но не спешите ставить крест на миссионерской позе, ведь ее можно преобразить. Если подруга положит под ягодицы подушку, то угол проникновения члена изменится, а при этом изменятся и ощущения. Помимо этого партнерша может сжать ноги вместе так, чтобы мужчина охватывал ее бедра своими ногами, а не располагался меж ее бедер. Это позволит сделать проникновение более тугим и усилить стимуляцию клитора во время движений.

Многие представительницы прекрасной половины человечества любят позиции категории «Девушка сверху», поскольку они позволяют ощутить власть над партнером и при этом дают возможность самостоятельно контролировать процесс во всех мелочах. В частности огромный успех возымели варианты позы «Наездницы» или «Всадницы».

Вы можете усилить удовольствие, если слегка наклонитесь в сторону партнера. Так его пенис будет стимулировать точку G, при этом усилится трение между телом мужчины и половыми органами его подруги. Не секрет, что большинство женщин чаще испытывают клиторальный, а не вагинальный оргазм. Так вот, при наклоне вперед клитор будет тереться о мужчину, от чего возрастет наслаждение и оргазм будет гарантированным.

Популярная и страстная позиция, от которой мужчины без ума, ведь им дозволено быть альфа-самцами, неистовыми любовниками. Эта поза вызывает в людях по-настоящему животную страсть. Но далеко не все девушки могут испытать оргазм в коленно-локтевом положении. Что можно сделать?

Для начала попробуйте поэкспериментировать со шлепками. О вкусах не спорят, но опросы показывают, что заводят женщин звонкие шлепки. Они не должны быть болезненными. При шлепках мышцы сокращаются не только в ягодицах, но и в святая святых. В такие моменты член мужчины ощущается сильнее, да и парень почувствует приятное сжатие. Так же секс может кардинально измениться в зависимости от того, как партнерша прогнулась. Попробуйте приподнять ягодицы, расставить ноги шире или сжать их, выгнуть спину. Мужчина при этом может гладить подругу по спине. В общем, надо просто выбрать наиболее удачный для себя вариант позы «Догги-стайл».

Дивная поза входит в число самых популярных секс-позиций. Партнеры в ней располагаются на боку, чуть согнув колени: мужчина ложится за спиной подруги, входя сзади вагинально. Это идеальный вариант для тех, кто любит засыпать сразу после секса или предпочитает утренний секс сразу после пробуждения. Но и этот вариант позы можно сделать еще приятнее.

Усилить сексуальную чувственность помогут повязки на глаза. Лишая себя возможности видеть, мы обостряем другие органы чувств. В данном случае все внимание будет сосредоточено на осязании, на ощущениях от прикосновения тела партнера. Мужчина может усилить наслаждение подруги несколькими способами. Нижней рукой можно обхватить подругу за шею, слегка придушив ее. Не секрет, что асфиксия усиливает оргазм за счет выброса адреналина. Только будьте осторожны и не покалечьте друг друга, играя в душителей! Второй рукой при этом можно стимулировать клитор или играть с грудью женщины. Подруга в свою очередь может завести верхнюю руку за спину, поглаживая ягодицы любовника. Еще один способ изменить позу – лечь перпендикулярно. Это кардинально изменит угол и глубину проникновения, заодно мужчина сможет двигаться быстрее.

Наверное, каждая пара хотя бы раз пробовала эту позу. Такое положение нравится далеко не всем любителям орального секса. Классическая поза «69» (в которой один партнер лежит, а второй располагается сверху) зачастую неудобна для нижнего партнера. Да и при доминирующей позиции приходится следить за своей позой, чтобы не наваливаться весом слишком уж сильно и не доставлять любимому человеку дискомфорта. Но позу можно сделать более приятной. Вам просто обоим надо расположиться на боку валетом. Так вам будет удобнее лежать, не напрягаясь. Дополнительный бонус: стимулировать интимные зоны партнера станет проще.

Основная проблема позы «69» в том, что доставлять оральную стимуляцию одновременно попросту неудобно. Можно поступить иначе, чередуя свои действия. Пока партнер ласкает подругу орально, она может ласкать его рукой. Затем партнерша делает мужчине минет, пока он ублажает ее рукой. Так будет проще сосредоточиться и на своих действиях, и на своих ощущениях.

Помимо упомянутых нами способов, стоить поэкспериментировать с техникой эджинга, а так же разнообразить секс техникой помпур. Поверьте, вас ждут новые и яркие ощущения!

источник

«Ребята, хочу задать такой вопрос. С нами на одной улице живет семья с несовершеннолетними детьми. В доме нет ни газа, ни света(отключили за не уплату). Дети ходят голодные, холодные и наблюдают как их родители не работают и беспробудно пьют. Куда обратиться за помощью? В органы опеки? Детей очень жалко. Анонимно».

Я прочитал этот пост и вспомнил свое детство. У нас тоже на улице была такая семья, мать алкоголичка, отец где-то потерялся, а мальчишка — Олежка, из-за этого страдал. В физическом и моральном плане. Он был на три года младше меня, сообразителен, энергичен, отлично играл в шахматы, частенько у меня выигрывая, чем вводил меня в ярко выраженное нервное состояние. Воспитывала пацана вся соседская рать, каждый из соседей считал своим долгом пригласить его домой, накормить, подшить если что-то порвалось, а иногда и прикупить кое-что новенькое. А уж если у его мамы к вечеру собиралась компания, то кто-то обязательно шел и забирал Олежку к себе переночевать. Никто и никогда даже не подумал наверное определить его куда то в детдом, хотя утверждать я этого стопроцентно не могу, сам еще пацаном был.
В 1981 году, стихия смыла часть нашего поселка, погибло много людей. Трехметровый водяной вал вперемежку с деревьями и камнями ударил по поселку ночью, когда все спали, наш край улицы пострадал сильно. Из пятнадцати домов на месте осталось только два, остальные просто разорвало, разломало и смыло. В тот год погиб и Олег. Я не был свидетелем стихии, был в отъезде, но когда вернулся из разговоров понял, что Олег до последнего старался спасти соседей и как рассказывали выжившие ему в нескольких случаях это удалось, пока самого не придавило бревном. На тот момент ему было пятнадцать лет и я так думаю, он всех считал своей семьей. Как бы сложилась его судьба в детдоме я и предполагать не хочу.

… поживу я, воля божья, у румын. Говорят они с Поволжья, как и мы…

Месяца два как Оля начала мне задавать вопросы о не проеханных нами странах Восточной Европы. Когда, мол? И вот уже нашла билеты до Бухареста за 26 евро. Что ж, согласился….
9 апреля старт, а к моей днюхе шестнадцатому, нужно быть дома. Сделаю себе подарок к 67летию. Летим из Дортмунда на Бухарест. И при встрече в аэропорту нас ожидает разочарование. Билеты нужно было регистрировать, онлайн. А у нас опоздание и доплатили по 35 ещё. Не то что нам так уж жалко или денег нет, а принципы автостопщика прямо противоположны пакетному туризму.

И вот он уже – Бухарест! В автобусе не платим и делаем приличное привычное выражение лица — тяпкой. Мол у нас всё схвачено и оплачено! Едем до конечной и далее пешком в полумраке находим пристанище. Тихий дворик, второй этаж, винтом лестница. Все удобства и номер на четверых. Я сплю на втором этаже, а на первом, подо мной, молодой хмырь неизвестно к какой стране приписанный. Часов до двух ночи этот гад что-то там печатал в лапте. Не иначе как инстаграмился. Меня штормило на верхнем ярусе. Лучше над дизелем спать чем над компьютерщиком. То он наушником по металлической кровати царапнет, то позу со скрипом меняет. Не выдержал я и написал ему в телефоне переводчиком по-румынски просьбу – мол, имей совесть, или мне уйти в холл на диване спать?
Не понял он и промычал невразумительное. Я перевожу на пендосовский тот же текст, потом на немецкий…. Наконец проняло и он выключил свой ноут. Но тут залаяла во дворе собака…. Короче Хер сон в Бухаресте!

Утром овсянка с сахаром, которую мне в дорогу подарил Костя. С мукой проглотил и заел жаренными куриными пупками взятыми из дома. Оля подержала пупок во рту, завернула в бумажку из-под батончика и отложила на вечер. Не моя еда овсянка, не её пупки. Оказывается москвички не знают, что куриный желудок называется пупком и у них ассоциации….

Но вот мы уже идем осматривать дворец Чаушески. Это действительно грандиозно! Самое большое здание в Мире! Правда стоит оно на бугре и к нему близко не пущают, поэтому оно не выглядит таким уж большим. Опровергается выражением « большое видится на расстоянии». Это, оказывается, не так вовсе. Но приблизиться всё таки удалось. С тыла. Для этого мы прошли еще два километра. Шли их не менее часа, так как Оля Фасебукалась и Инстаграмилась, а может быть и блогировала каждые сорок, сорок пять метров. Сделает фото и тут же выложит его в интернет. Дитя цивилизации. Я за это время, стараясь не терять напарницу из вида, дошел до задней стены Парламента (он же дворец Чаушески) и попытался посетить музей Модернового искусства. Встретил меня в музее затылок охранника увлеченно инстаграммирующего в это время очередной пост в пространство интернета. Я забежал спереди и «халлёкнул». Он не издал ни звука и не повел ухом. Тогда я снял куртку, снял рюкзак и уложил все это на ленту возле детектора металлоискателя. Ноль внимания на меня!
Взял я рюкзак, куртку, послал охранника с его навязчивым сервисом по-русски и вышел в дверь. Плюнул в урну как культурный человек и вздохнул с облегчением. Не люблю общаться с неинтересными людьми! И пошел к своей Инстаграммке навстречу.
Невдалеке от музея большая стройка. Возводят самую большую в Свете православную церковь!

Мы, в том же замедленном темпе, вернулись на главный бульвар и Оля там засела на лавочку. Сказала что утомилась и отпустила меня на осмотр монумента который был на карте совсем недалеко. Я и пошел и нашел этот монумент величиной с тётку с веслом и той же знаменитости. Зато стоял он в сквере на берегу самого большого в Мире фонтана-бассейна!
Попытался посетить пластмассовый туалет, но открыв дверь обнаружил там сидящего человека в погонах и с дубинкой. Это был встреченный мной ранее дуболом полицейский патрулирующий бульвар в компании двух дедов дружинников. Все дружинники и Сигуранты, кажется так они в войну назывались на Херсонщине и Одессщине, где были хозяевами, имеют смартфоны и полные карманы семечек. Ими они и заняты. Европейцы!

Постоял, посидел на берегу канала идущего через весь город. Наверное, самый-самый в Мире этот вонючий канал. Воды в нём мало и несёт из него болотным кислым духом.
Возвращаясь к Оле сфотографировал несколько небольших церквушек. Похоже каждый квартал имеет свою церковь на 50 – 80 прихожан. И каждая деревушка по пути дальнейшему тоже оборудована церквушкой. Все они православные. К моему удивлению узнал, что почти 90% румын – православные. По внешнему виду не сказал бы. Кстати о виде. Ожидал, что увижу цыган. А их тут нет. Хотя народ мелкий и черняво несимпатичный, но всё таки не цыгане. Никто нас за руку не хватал и на пузе танцующих я не видел. За двое суток ничего не украли. Ни мы, ни у нас.
Женщин красивых нет совсем. Хотя Пушкину бы понравились.

Наткнулись на старый город и прошли его насквозь и вдоль и поперёк. Обнаружили музей. Похоже краеведческий. В нём нас целенаправленно, с помощью экспонатов, убеждали, что румыны это римляне. Мы ушли из него с противоположным мнением. А все оттого что занимаясь поиском музейного туалета, еще находясь за поворотом, его почуяли. Давненько я нюхом не искал туалета!
Музей этот очень полезен для посещения тёткам. Тут весь подвал увешан золотыми украшениями. Наверняка Самая Большая в Мире Коллекция! Остальные залы можно пройти быстрым шагом…. При выходе обращает внимание скульптура из папье маше. Это бычок, аллегорически Буковина, топчет Русского мутанта – двухголовую курицу. Типа орёл под ним. Это посвящено отделению Буковины от России. Есть и текст, но там только буквы, а слов ни прочитать, ни разобрать – румыны говорят и пишут весьма невнятно.

Тротуары в Бухаресте не приспособлены для езды ни на веле, ни на самокатах. Когда-то это были Самые Лучшие Тротуары из плиток в Мире. А теперь плитки пришли в негодность и даже передвигаясь на двух ногах нужно смотреть и в оба глаза. В одном месте я зацепился ногой за арматурину и вот уже неделю спустя обнаружил синяк на полстопы. Чёрт побери! Хорошо не гипс. Цигель-цигель ай лю-лю не побегаешь. Поэтому хожу очень неспеша, да с Олей по другому не получается. Она на дорогу смотрит сквозь смартфон. И не упала ни разу! В старом городе мы расстаёмся и я начинаю фланировать в свободном полёте. Уже не нужно заботиться чтобы напарница не потерялась – у неё навигатор и хостел она сама найдёт. Смотреть особенно не на что и не на кого. Разве только на дружинников патрулирующих и публику жующую в уличных забегаловках. Вспоминаю об обязанности виночерпия и прикупаю двухлитровую бутылку «москателя».

Поворачиваю в сторону дома и к восьми вечера накрываю стол. Стол у нас тут сколочен из толстенных досок и очень узок и высок. Но барные стулья помогают видеть сверху дно тарелки. А там суп лапша и москатель в фужерах рядом. Я бы и из пластмассовой посуды попил, да Оля же ж женщина. И поэтому наливаем в хрусталь. Сразу после выпитого полутора литра моя спутница вспоминает, что ей нужно бы помыть голову. Но откладывает на утро…..
Ночь прошла спокойно – лаптёжник, так в компьютерном мире называют владельцев лэптопов, уже съехал и на его месте лежит молодуха из Аргентины. Её друг с гитарой спит над Олей. Я храплю четыре раза. Но об этом узнаю уже утром. Винцо-с!
Собаки не лаяли.

Утром бы нам побыстрее выехать из города. У нас впереди планов громадьё. Добраться до Будапешта – 800км. Или хотя бы до Темишоары – 500. Оля хочет мыть голову, но я бухчу и она покорно идёт завтракать и потом хотела бы инстаграмиться. Не получается – я жду её на улице и вскоре мы начинаем выезд на автобан.
Помогли мои вечерние консультации на автобусной остановке с местным населением. Прошло не более часа как мы уже на автобане и еще через час нас подбирает и увозит на Север на целых сто километров «ГАЗелька». И там оставляет прямо на автобане. Сеет дождь и пролетающие фуры обдают шквалами ветра с пластами воды. Уговариваю Олю уйти, а она боится повернуться к фурам спиной. Но тихонько крадётся за мной, беспрерывно оглядываясь и подгоняемая моими жестами. Выражений она не слышит. Деваться нам некуда – только вперёд. Наконец добираемся до съезда и спускаемся на развязку. Еще полчаса выстойки под дождём и Оля ловит! Вот польза тётки! Ещё одна «ГАЗелька» с обаятельнейшим румыном ни в зуб ногой ни на одном постороннем языке, и мы в пути на, не поверите – Темишоару! А до неё 300! Повезло. В пути чирикаем с хозяином. То есть я развлекаю его вопросами в телефоне – — Как Вас зовут? Ионель.
— Сколько до Тимишоары? 300? – Кивок!
— Сколько Вам лет? – Показывает пятерню. 50.
— Вы не похожи на румына. У Вас нос картошкой, русский! – Улыбается.
Вот в таком духе до почти центра пресловутой Темишоары. Ноги и куртки наши просохли, сами мы угорели за пять часов дороги – в машине жара! Теплолюбивые румыны.

Полтора километра под дождём и мы уже сушимся в хостеле. Номер огромный! Кухня полна посуды, столовая просторна как спорт зал. Я в душ, Оля в инстаграмм, потом ужин. …. А у нас было! И я, выпив москателя, у койку, а Оля мечтает помыть голову, но Фасебук отвлекает.

Утром завтрак из бутербродов и круасана с мёдом и маслом. Включено в восемь евро! Официант, директор, постельничий, дворецкий – всё в одном лице, чрезвычайно предупредителен и ненавязчиво заботлив! Хостел выше всяких похвал! За соседним столиком трое непонятного свойства и вида. Но в одном я угадываю знакомые с детства по журналу Мурзилка черты то-ли Лёлека, то ли Болека. И, хотя трезв, дождавшись когда компания соседей прожуёт, разрешаю свои сомнения. Оказался прав – этот господин оказался паном. Все три поляка едут в Польшу, домой. Из богом забытого румынского городка, где преподают на английском языке в местном университете. Задаю сакраментальный вопрос – а не возьмёте ли вы нас, пане, хотя бы до выезда из города, а еще лучше до развилки где нам налево, а вам прямо?
Глаза они спрятали сразу, но я попросил их обдумать и они очень неохотно, под моим контролем и активным участием паненки, мной обаянной, решили – берём.
Как-то кстати у Оли голова высохла, и мы ровно в девять уже мчимся до самого жд переезда. Но это не помеха для нас. Нам времени целый день отмеряно на дорогу в 300 километров.
Поляки тихонько шипят, как у них принято, и это гораздо лучше чем тут орали бы по телефонам сразу вместе трое итальянцев или румын. Такое испытывал я. Но вот уже и развилка и мы проехали 60 км. Мы уже в Венгрии! До Будапешта нам 250. Выходим с заправки и становимся на выезде с круга и одновременно на въезде на автобан. У нас конкурент. Парнишка из местных. Он быстро сдувается и уходит в кусты – понимает что с профессионалами ему не стоит тягаться. Через час нас подбирают три румына и мы счастливы – почти до Будапешта!

Приехал к деду Олегу на рыбалку, начало 90-х было. Договорились завтра на лодке, на озеро. А сегодня-то? Сегодня-то душа горит! Выпили за приезд по стопочке, поужинали, взял удочки, пошел на протоку, к мосту. Хоть уклейки думаю половить, душу отвести. Уклейка как раз шла на нерест, её там в протоке — тьма.
Уклейка конечно рыбёшка несерьёзная, но вкусная. Соседка у деда Олега приспособилась отличные котлеты из неё делать. Принесёшь бывало ей полведра, она котлет накрутит, половина себе, половину нам.
Стою у моста, таскаю уклейку. По дороге — черный джип. Затонированый по самое немогу, боевая машина братвы, летит только пыль столбом.
И вдруг перед самым мостом — фррррр, по тормозам, и встал как вкопаный.
Пыль осела, выходят трое. Реальные такие тревожные ребята. Кожа, бошки бритые, взгляд, все дела.
Встали у джипа, смотрят на меня сверху. Посмотрели, потом один:
— Слы, братан! Чо, рыба есть?
— Да ну, какая рыба! — отвечаю.
Двое остались у джипа, тот что спрашивал спустился вниз. Заглянул в ведро, кричит этим наверху:
— Реально рыба!
— Ну так бери, да поехали! — отвечают ему сверху.
— Слы, братан! Продай рыбу! — говорит он уже мне.
Просьба была настолько несерьёзной, что попахивала каким-то явным разводом.
— Ты чего, издеваешься? — говорю я ему.
— Братан, реально! Мы заплатим, не ссы!
Я говорю:
— Нахрена вам эта мелочь?
— Да нам по барабану!
И понизив голос на полтона объяснил.
— Понимаешь, мы тут ездили, туда-суда, ну, с девочками, отдохнуть, сам понимаешь. А бабам сказали — типа на рыбалку. Чо мы им, селёдки пряного посола с рыбалки привезём?! Ну так чо, сколько?
— Да ладно, перестань! Забирай если надо.
— Чо, серьёзно? Вот ты реальный чувак! А ведро?
— Ведро не могу. Ведро не моё.
— Во! А мы у тебя его купим.
Порывшись в лопатнике нашел там бумажку в десять баксов, скомкал и сунул мне в карман рубашки.
— Нормально? На новое типа ведро.
— У меня сдачи нету.
— Ха-ха-ха! Ты прикольный чувак! Слышь, сдачи говорит у него нету! Ха-ха-ха!
Всё это время, пока длился наш интеллектуальный диалог, я продолжал неспеша дёргать уклейку. Двое наверху за этим наблюдали. И вдруг один крикнул:
— Слы, братан! А на чо ловишь?
— На хлеб.
— Просто на хлеб, и всё?
— Просто на хлеб. На булку.
— Булка это батон?
— Батон.
Он толкнул в бок приятеля.
— Прикинь? На батон! Я тут поехал с одними кентами на рыбалку, понял. Реальные такие рыбаки! Одних понтов на штуку баксов. Лодки, моторы, удочки импортные, все дела. Целый день сидели! Хоть бы блять один головастик! Ни-ши-ша! А тут чувак на палку и булку, зырь, одну за одной таскает.
Они спустились к нам и стали с любопытством наблюдать, как я таскаю уклейку.
— Слы, братан! А можно я попробую? — спросил тот, что интересовался наживкой.
Я пожал плечами, уступил ему место и передал удочку. Двух других это изрядно развеселило.
— О, секи! Щас Лось сома поймает!
Они гыгыкали и толкали друг друга. Меж тем тот, кого они назвали Лосём, неуверенно забросил, поплавок мгновенно ушел под воду, и через секунду у него на крючке уже переливалась в лучах вечернего солнца серебристая рыбёшка. Принять рыбу в руку сноровки у него не хватило, и уклейка, сорвавшись с крючка, плюхнулась в траву.
— Держи. Держи её. А то ускачет. — заорал счастливый рыбак.
— Есть. Ееесть. — орали остальные так, что наверное стёкла в деревне дрожали.
Они ползали на коленках по траве, пытаясь поймать бедную уклейку.
— Ух ты! — отдышавшись сказал Лось. Глаза его заблестели азартом. — Видали, как я её чотко?! Токо раз! — и всё! Братан, давай батон!
Он наживил крючок, и снова забросил.
— Братан, а у тебя ещё удочки нету? — спросил один из оставшихся двоих.
У меня в чехле, который я даже не разбирал с приезда, лежало ещё две удочки. Через пять минут все трое выстроились вдоль кромки воды. Но оказалось, что ловить просто так им неинтересно.
— Ну чо, пацаны, по соточке?
— Давай!
— Братан, ты судья!
Они достали каждый по сто долларов, и вложили мне в ладонь.
— Банк короче. Делайте ваши ставки!
И пошла потеха. Они радовались каждой пойманной уклейке так, что младшая группа детского сада на новогоднем утренике по сравнению с ними была просто унылой кучкой ветоши.
Я расчертил на песке табличку, и считал пойманную каждым рыбу. Когда сумерки сгустились так, что уже нельзя было рассмотреть поплавок, подвели итоги. С основательным преимуществом победу одержал Лось.
— Да ну, так нечестно! Лось хоть в детстве на рыбалку ходил! А я вобще удочку первый раз в жизни в руках держал!
— Вот-вот!
— Честно нечестно, а я вас за язык не тянул! — Лось явно радовался победе.
Я достал деньги, и отдал победителю. Тот отделил одну купюру и протянул обратно мне.
— Держи!
— Не-не! Это ж ваша рыба, сами наловили!.
— Братан, ты не понял! Это не за рыбу! Это за удовольствие!
— Бери-бери! — поддакнули остальные. — Треть банкиру эт нормально, это по понятиям.
Смеясь и обмениваясь впечатлениями они развернулись и пошли вверх по склону, к джипу. И тут я вспомнил про ведро.
— Э, парни! А рыбу?
Они обернулись.
— Да нафиг она нам теперь? Нам теперь и так поверят, мы ж реально на рыбалке были!
Смех постепенно стих, и уже от машины, когда хлопнули дверцы, кто-то крикнул:
— Спасибо те, братан! Будут проблемы, найди нас в городе. Спросишь Лося, тебе каждая собака скажет!
Джип, плюнув гравием из-под колёс и мигнув габаритами, скрылся за поворотом, а я стал собирать удочки, пока совсем не стемнело. Проблема у меня была только одна — завтра дед Олег поднимет ни свет ни заря, и будет весь день бухтеть, что я его любимое ведро хотел продать за десять баксов.

Сазмир: О вреде прививок. Подпростыл. Сижу, кашляю. Думаю: «Вчера прививку ставил. Наверное, из-за нее». Через пару минут вспоминаю, что прививку ставил не себе, а собаке.

«Давайте же упьемся в дым.
Чтоб было счастье – молодым!»
Надпись на свадебном плакате.

Истории у меня традиционно длинные, кого это напрягает — листайте.

Ну, не умею я коротко писать, тогда «сводка с полей» какая-то получается.

Недавно на ан.ру была хорошая история про еврейскую свадьбу, тоже вспомнил и решил отметиться, только расскажу про казахскую.

Далекий уже 1987 год. Сибирский город на условной тогда границе с Казахстаном. В нашей институтской группе учились настоящие кондовые казахи: парень и девчонка из Северного Казахстана. Длинное романтическое ухаживание со всеми соответствующими атрибутами, цветами, хождением за руки. и вот наконец свадьба. Пригласил Ильгиз целиком без исключения всю группу. По казахским обычаям свадебный той делается два раза, у жениха и у невесты, но тут родственники как-то сговорились сделать один в деревне (аулами тогда никто не называл) у жениха, но зато какой. Назначили на конец июня после сессии, знаменующей окончание 1-го курса, ну и Рамадан (пост) вроде как закончился.

Сбор рано утром у ж/д вокзала, там автобусы для нас и многочисленных гостей, прибывающих почти одновременно на поездах с Востока и Запада (откуда же еще, Транссиб однако).
Загрузились в три Икаруса — едем сперва в райцентр (примерно 200-250 км.) на регистрацию, а потом уже в деревню (еще 40 км.). Группа собралась вся, за исключением двух человек, примерно треть состава девчонки. В молодости рвануть вот так за много километров, практически в неизвестность, совсем запросто.

А в деревне. Ух ты. За околицей, в бескрайнем и ровном, как пол поле — сколочены лавки и столы, установленные буквой «П». Простенький навес, крытый рубероидом, от ближайшего столба «кинуто» освещение, в виде множества лампочек без абажура, висящих над столами просто на проводах. Лавки и столы из неструганной доски, выписанной колхозом, но скамьи застелены коврами, половиками, покрывалами, а на столах просто развернули рулоны из дешевого ситца вместо скатерти. Выглядит всё весьма аскетично, но вот размеры. Человек на четыреста, если не на пятьсот! Поодаль вырыты ямы и установлены деревянные туалеты, там же сооружены открытые, просто прибитые гвоздями к доске рукомойники, возле каждого дощечка с порезанными кусками хозяйственного мыла. Для ночевки гостей поставили почти рядом с «П» несколько аутентичных, огромных войлочных юрт. Культурный шок для городских жителей, мягко сказать, а некоторые девчонки еще вырядились на каблуках, несмотря на предупреждение. Но это цветочки.

На столах никаких разносолов или салатов. Только овощи. Ну как овощи — немного ранних огурцов целиком, на четвертинки порезанные сырые луковицы, цельные дольки чеснока, перья зеленного лука и молодой укроп, как вырванный, так и положенный пучком. Когда уселись за стол, подали на больших столовских подносах парящее, разваренное мясо, говядина тоже была, но в основном баранина. Рядом в кастрюлях бульон (шурпа или сюрпа). Перед каждым гостем тарелка и глубокая пиала под шурпу. и никаких столовых приборов. Не называть же прибором классический граненный стакан. ))

В тех же стаканах на столах через пару-тройку метров черный перец и соль, насыпанные до половины. Еще были хлопчатобумажные полотенца, вернее, я бы назвал — «рушники», как бы это не странно, с вышитым традиционным украинским орнаментом. Вот и весь антураж.
А из напитков только водка. И еще раз водка. Где уж взяли в таком количестве в те жуткие антиалкогольные времена — история умалчивает.

Мы уселись компактно, где-то в середине. На свадьбе примерно пополам казахских и. хотел написать славянских лиц, но вспомнил про немецкую деревенскую диаспору. Хотя те казахстанские этнические немцы иногда уже были больше русские, чем многие русские по паспорту. Вот напротив и рядом с нами такие и оказались. И как-то очень легко они нас взяли «на слабо», наливая по половине стакана, как впрочем и везде за столами, подзуживали пить до дна, типа, «ты что не мужик?» или «невесту с женихом не уважаешь», или «за такой тост (Пусть горя в их (молодых) жизни будет столько — сколько останется на дне ваших стаканов) надо до дна» и тому подобное. Над девчонками правда смилостивились, после первой наливали уже по четвертинке. Кто-то из наших попытался вначале сказать «фи», типа дайте мне вилку или запить, но на них не обратили никакого внимания, а голод не тетка, с раннего утра ничего не ели, а тут такой запах свежесваренного мяса. Опять же про чужой монастырь все помнят.

Несколько казахских бабок, в повязанных по самые глаза цветных платках, шустро носились вдоль столов, подкладывая половниками куски и наливая в пиалы ароматную шурпу. Горячо-жирно-вкусно, еще раз жирно и непревзойденно-обалденно вкусно. Кто не понимает разницу между парным, свежеприготовленным мясом, которое еще час назад «бекало» и блюдом из охлажденного, а тем более размороженного. — мне не о чем с вами говорить. Совершенно разный продукт. Серьезно. Как слепому с рождения объяснять, что такое радуга. В данном случае — яркая, насыщенная радуга запаха и вкуса. Вот аналогия: Одно дело когда ты ешь, нагретую и напитанную солнцем, налитУю, спелую клубнику «с куста», совсем другое растаявшую из морозилки. Я думаю, никто даже сравнивать бы не стал.

Я ел и не мог остановиться, наверное с килограмм уже убрал под пять тостов. Пьяным себя ни капельки не ощущал и в принципе «не гнали», тосты говорились длинные, по восточному цветистые, было время основательно поесть.
Наконец, народ потянулся из-за стола, кто покурить, кто уже плясать, включили поодаль музыку, огромные колонки с устрашающих размеров усилителем, принесенные из клуба, вне помещения звучали мягко «не ахти», но кто там придирался.

Вот нифига себе, это что ж получается, подумалось мне: Я уже выпил бутылку водки? До этого даже близко к таким объемам не приближался, ну пару, максимум тройку рюмок по большим праздникам, типа Нового года или 8 марта. а сейчас чувствую себя, только как лишь очень слегка выпившим. Вот это закуска!
Теорию все знают, и я тогда знал, типа: надо за несколько минут съесть кусок масла и опьянения не будет, но чтобы так действенно.

Помыл липкие руки и присоединился к танцполу под бессмертную, заводящую Moskau от Dschinghis Khan. С минуту-другую активно подвигался и в желудке вдруг стало горячо-горячо, а мне легко и весело, хотелось скакать и брыкаться, как молодому жеребенку. И не мне одному. Такой вот парадокс, встали из-за стола все почти трезвыми людьми, а вернулись после танцев абсолютно пьяными.
Дальше фрагментарно, опять ел и пил, лихо плясал и даже с кем-то пытался «выйти» в бескрайнюю степь, но почему-то так и не вышел. Были, и кража туфли, и невесты, и во всем очень активно участвовал. А вот как спать ложился в юрту вообще выпало.
Утром проснулся с затекшей шеей от непривычного сна без подушки. Огляделся в юрте. Мама дорогая! Вповалку, вразнобой. «Смешались в кучу кони, люди. » Вру, конечно, коней не было, но не сильно преувеличил, одна девка во сне брыкалась, «шо та кобыла».

Похмелья особо не было, но снова мгновенно попал в «цепкие руки.»..
И был вкуснейший плов, и был бешбармак. и даже вилки появились. Но день как-то очень быстро промелькнул. Опять плясал, с кем-то все-таки «выходил», но драки не помню, кому-то оказывал недвусмысленные знаки внимания, но логического конца вроде не было, даже лицо не осознаю.

Снова утро. Противно пахнет сырой кошмой, носками, немытыми телами и чьим-то неудержанным содержимым желудка. И еще какими-то дешевыми духами или дезодорантом.
Тошнит. Медленно осознаю себя. Лежу щекой на чем мягком, похоже в юрте. Хочется одновременно выйти на свежий воздух и. вообще не шевелиться, дабы не не расплескать эту боль. Хочется безумно пить и возможно еще больше — обратного процесса. Возжелается, по мужскому утреннему обыкновению, женщину и. мама. уже не хочется, в нешуточном страхе отодвинулся-сполз с богатырской груди какой-то страшной, старой (для того возраста), огромной бабы. Бля. Неужели. Да не-е, она одетая, и колготки, и юбка с кофточкой.
А вот я чего полностью голый. В голове полный раздрай и противоречивость желаний. В юрте спит с десяток человек казахской внешности. Где я? Где моя одежда? Кроме носков на мне ничего. Надо срочно валить. А как? Мелькнула мысль надеть на чрезмерно налитые кровью гениталии носок и так выползать. Вот тоже вовремя, типа организм говорит диким желанием, мол, если ты себя так убиваешь, то давай уж напоследок род продолжим.
Глянул на часы — восьми утра еще нет, осторожно выглянул наружу. Ну, бля. Сидит за столами человек пятьдесят, словно и не расходились. Представил себя со стороны, голышом и с недвусмысленно торчащим на причинном месте носком. Про это в деревне и потом в институте будут ходить веселые легенды.
Что же делать то. Заметил, что один молодой мужик спит, положив под голову свернутый пиджак. Осторожно начал вытаскивать, интересно, что подумает, если проснувшись, увидит меня в полной половой готовности, склонившегося на коленях над ним. Чуть не хихикнул, представив. Надо бы поаккуратнее, то-то «визгу» будет, не отбрешешься.
Завязал рукавами на поясе, вышел. Думал незаметно скользнуть за юрту и там оправиться, но сразу заметили, разразились восторженными криками, пришлось так и идти больше 100 метров в туалет, словно по большой сцене. Боже, как стыдно то. Уши и лицо ощутимо горели. И чего вчера я такого набурагозил?

Одежду я нашел в «нашей» юрте, аккуратно сложенную и с игриво поверх раскинутыми трусами. Это точно не я так сделал. Что же вчера было? Провалы в памяти — первый признак алкоголизма — услужливо подсказал мозг. Или второй? О чем думаю? А вот, что надо с водкой сегодня однозначно завязывать — это точно. Решено.
Начали выползать из юрты мои одногруппники с помятыми лицами, а одна с сильно покусанным комарами. Уснула, где-то на улице, что ли?
По тому, как их одобрительными криками встречали гости, и как они стыдливо прятали глаза, покрываясь румянцем. — похоже не я один вчера «корки мочил».

Сижу скромно, пью крепкий черный чай, не обращая внимания на подначки и советы бывалых мужиков про «необходимость поправить кислотно-щелочной баланс». Даже одна мысль вызывает рвотные спазмы. На меня перестали обращать внимание, а я прислушиваюсь к разговорам, может про меня чего скажут. О-о! А вот это я помню, даже снова засмеялся.

Мой одногруппник давно подбивал клинья к симпатичной однокашнице, но как-то не заходило. А тут такой «romantic» на пленэре с водкой и танцами. Короче, на второй день уговорил он ее все-таки прогуляться под звездами в степь. А на звезды там безусловно стоило посмотреть, когда отойдешь подальше от света, в безлунном небе точно раскинутая плотная серебряная парча с частым вкраплением сверкающих, крупных бриллиантов. Под таким небом уже и поцеловались неоднократно, и подержались за все что можно и за что не надо бы, и решил он события немного форсировать. А ушли они далеко по петляющей полевой дороге, на которой, в отсутствие уже больше недели дождей, слой мягкой пыли образовался, в почти сантиметр толщиной. И нет, чтобы отойти подальше в сторону, сдвинул даму буквально на пару метров, и не придумав ничего лучшего, приложил на запорошенную пылью, осевшей от проезжающих машин, траву. Этого в темноте видно не было, но только в дамских романах и у поэтов такая спонтанная любовь на лоне природы выглядит возвышенно и романтично. Как там у Есенина:

«Зацелую допьяна, изомну, как цвет,
Хмельному от радости пересуду нет.
Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты,
Унесу я пьяную до утра в кусты.»

Ага, в кусты, ага, до утра. А КОМАРЫ? Наши родимые комары, от многочисленности которых ты в ночных кустах возненавидишь любого, кто тебя туда завел.
Или, например, классический, пресловутый сеновал. А вы пробовали голым задом прилечь на колючее сено? От такой акупунктуры любая страсть напрочь мгновенно пропадет. Я на сеновал без толстого одеяла никогда ни ходил, а вот романтики писатели и поэты явно сами не пробовали.

Вот и тут, побарахтавшись на грязной, колючей траве, она, ошалев еще от ерзанья противно-пыльными руками по своему телу, решительно стала отбиваться. Степная, мелкодисперсная пыль, это вам не сухой речной или морской песок, который легко отряхивается — та прилипает намертво, везде и сразу. Махом кончилась романтика и любовь. Он, по пьяному делу, сразу не поняв и не осознав, такой перемены, продолжил настойчивые, страстные попытки, но в итоге получил коленом в известное место и ошеломленно отвалился. А она вскочила, и плача, не разбирая дороги, напрямки бросилась к свету далеких фонарей, гуляющей вовсю свадьбы. Какие уж тут звезды.

Фыр-р-р. — какая-то степная птица резко взлетела из под ног, напугав ее до окончательной паники. А когда она, метнувшись в сторону, провалилась в неглубокую, но неожиданную канаву (К-700 буксовал по весне), с только немного подсохшей липкой грязью на дне, то кто-то резко и крепко схватил ее за волосы.

В музыке случился перерыв и дикий, многодецибельный и продолжительный вопль, в котором уже не было ничего человеческого, заставил смолкнуть все разговоры.
— Шайтан-ана. — громко в тишине одна из казахских бабок, со сморщенным и темным как печеное яблоко лицом.
— Бесится, что у людей праздник. — все, как-то протрезвев, притихли, с суеверным ужасом вслушиваясь и вглядываясь в ночную степь.

А когда бедная девочка, все-таки вырвавшись, с колоссальными потерями для прически, из репейника и громко подвывая — выскочила на освещенное место из-за туалетов, то стоявшие там женщины, с заполошными визгами бросились врассыпную. И даже один мужик, тоже издав до неприличия тонкий взвизг. А было от чего! С размазанными грязными руками слезами, с причудливыми узорами грязи и пыли по лицу, со всклоченными волосами, с несколькими застрявшими репьями, с дикими, безумными глазами, в расстегнутой грязной блузке (лифчик потеряла), где виднелось отчего-то жутко несимметрично-полосатое черно-серое-белое тело. в юбке собранной на талии, в одной туфле, в дранных, приспущенных колготках под которыми угадывались бывшие когда-то белыми трусики. еще и руки с черными ладонями к людям протягивала. — вылитая получилась Шайтан-ана. )) Без преувеличения.

Рыдающую девчонку увели куда-то опомнившиеся женщины, а прибежавшему по дороге парню, немного офигевшему, от такой ситуевины, местные мужики дали по лицу и несколько разочаровано, потому, что не сопротивлялся и никто не заступался, ушли за стол. Ну куда ты придурок, городскую девочку в степь на предмет любви поволок, не подготовившись? Потом выпили еще вместе с пострадавшим, нехило поржали, осознав ситуацию, и снова, и снова вспоминая, как она с воем выскочила из темноты. Даже сегодня вспомнил с улыбкой.

А сегодня под восторги гостей появились наконец молодые, невеста уже без традиционной шапочки, а жених. с разбитым, похоже вчера, носом, да так, что фингалы поползли под оба глаза. Я покрылся холодным потом, что «. часовню тоже я. «? Ой, хоть бы не. И ведь дрался вчера с кем-то, костяшки на правой руке содраны, болит и немного шатается передний зуб, хотя губа цела. Лыбился, как идиот, что ли?
Пронесло. Оказывается, теперь смущенно молчащему жениху, прилетело вчера резко открытой дверью туалета, когда он неосторожно подошел слишком близко (версия невесты). Чего только не бывает на свадьбах. ))

И были блины с топленным маслом и медом, и был классный хрустящий «хворост», и были офигенные манты. вот только без алкоголя не было аппетита. Выпил, наверное, уже литра три крепкого чая. Трезвый, грустный, чувствовавший себя неуютно грязным, без городской цивилизации, испытывающий еще какой-то нестерпимый, глубинный стыд, я пытался потихоньку узнать, что же все-таки было вчера. Кто меня раздевал (и с какой целью?), аккуратно складывая вещи, почему и как я голый оказался в другой юрте? Подвыпившие опять одногруппники, на мои наводящие вопросы:
— Да ты не парься братан. Всё пучком. Да я за тебя. Орём пацаны. Не ссы, братуха. Да ты красава. Всех порвем. Фигня война. Пойдем лучше выпьем! — краткая антология ответов, сводившихся к последнему.
— Да забей. не бери в голову, бери в рот. ОЙ! — это от самой скромной и малопьющей, но уже хорошо поддатой одногруппницы.
Как же трезвому неуютно среди бушующего разгула. Сорваться поводов была масса, но я тогда, с возвышенным юношеским максимализмом, жестко тренировал практику непреложного решения. Пообещал даже про себя — делай железно и сразу, не позволяй никаких компромиссов.

Потихоньку гулянка утихомирилась, все-таки третий день уже закончился. И я прилег в юрте, но спать не смог, мешал многоголосый пьяный храп, тяжелые периодические всхлипы и стоны, и тяжелый воздух, насыщенный многоаккордным перегаром. Вышел и пошел в одиночку гулять по просыпающейся степи, встречая летний, ранний, красивый, степной рассвет, пронизанный звонкими трелями проснувшихся птиц. Ай, как хорошо! Немного продрог и вернувшись, умиротворенно сразу уснул в теплой юрте.

Утром приехали автобусы. А многие (половина точно) гостей осталось, говорили, что некоторые специально на такой случай отпуск берут. «The Show Must Go On». Да сколько же у них здоровья, так гулять? И ведь многие весьма в годах были, прошедшие великую войну или даже испытавшие на себе сталинское жестокое переселение поволжских и донбасских немцев в казахскую степь, с дырявыми теплушками и холодными землянками, наскоро вырытых в мерзлой земле. Что тут сказать, переделав классику: «Богатыри, не мы. «

А вот над помятыми и страдающими одногруппниками я (бодр и свеж) вволю поиздевался в автобусе. Взял экскурсионный микрофон и прочитал пародийно-лекторским тоном нравоучительную почти часовую лекцию «О вреде пьянства и алкоголизма». Поймал вдохновение, ссыпал цитатами из классиков, шутками и анекдотами, словно заранее готовился, жалел только, что нет наглядной агитации, типа плакатов, демонстрирующих печень алкоголика. Развеселил народ, водила даже пару раз руль бросал, закатываясь. Закончил только тогда, когда почувствовал, что начинаю повторяться и инициативная группа товарищей меня полушутя буцкать толпой собралась за переходы на конкретные личности.

В группе после свадьбы установилось молчаливое, стыдливое табу на любые воспоминания о ней. Несколько раз пытался даже совсем прямо, что-то узнать, но натыкался на типа:
— Да не помню я, пьяный был. Я к тому моменту , наверное, уже вырубился. Я вообще ничего не видел (а) и не знаю о чем ты. — так, что тот стыдный момент для меня до сих пор непонятная загадка.

Поддерживаю отношения с одним казахом-сослуживцем и вот он пригласил меня летом на свадьбу к старшему сыну. Приезжай в поселок, дорогих гостей много будет. Аж немного вздрогнул, вспомнив. Может лучше вы к нам?

Я после этого бывал на многих свадьбах, но по количеству присутствующих, объемам съеденного и особенно выпитого той свадьбе нет равных. Что может быть суровее и беспощаднее казахской свадьбы?
Ну, если только башкирская. Но это уже совсем другая история, может когда-нибудь расскажу.

P.S. И да, чуть не забыл: Ни одна лошадка, пёсик или котик — не пострадали. ))

Тогда, во Владикавказе, не иметь пистолета считалось моветоном. Не принимали в приличном обществе без ствола. Меня однажды даже на входе в мэрию спросили: «Оружие есть?» , я гордо сказал «Есть!» и мне сказали «Заходи!».

Приличные люди таскали ствол боевой. Но большинство — ПСМ переделанный из газюка местными умельцами. И малолетние дебилы охотно покупали такое. Ведь 200 баксов не сумма за престиж и компактность. И конечно, у меня такой был. И конечно меня с ним однажды приняли.

Случилось сие на трассе Владикавказ — Беслан по дороге в аэропорт.

Все как обычно: ГАИшники, остановка, проверка документов и понеслось:

— А чо это мы на нерастаможенной машинке? А чо это у нас за трубочка «Сенао»? А выйдите-ка! Ой а чо это у Вас такое за поясом? А ну-ка, извольте мордой в капот!

Остановили нас не обычные ГАИшники, а «Спецназ ГАИ», призванный бороться с особо оборзевшими гражданами на дорогах. А мы на тот момент именно так и выглядели — директор команды КВН на нерастаможенной BMW 750 и молодой, но талантливый автор с пистолетом. Время было такое.

И повезли нас в Северо-Западный ОВД .

Если бы вы прогуливались тем осеним понедельником 95-го по улице Леонова, вы бы наверняка обратили на нас внимание. Спецназовцы бегали, мигалки крутились, собаки гавкали. А я скромно стоял в сторонке. Интеллигентный паренёк в очёчках, дублёнке и наручниках. Делал вид, что гуляю.

Я тогда жил прямо напротив милиции. Мимо ходили соседи:

— Здравствуй Сослан, как дела?

— Всё хорошо, тётя Фатима, вот жду кого-то.

Наконец нас завели в дежурку. Гаишники гордые, аж светятся:

— Вот! Бандюганов привезли! Оформляй! Ствол и средства связи!

Дежурный посмотрел на меня с тоской, вздохнул, и прокричал куда-то в пространство:

Распахнулась дверь и ввели двух людей.

Первое, что бросалось в глаза, богатый синий оттенок кожи. Но поражал конечно не цвет. Запах. Знаете, такая оригинальная палитра ароматов. Так наверно пахнет крупный, мертвый скунс, который перед смертью знатно обосрался. Это и были мои понятые.

И оба, человеки с интересной судьбой: один соскочил из психушки, второй только откинулся с зоны. Они познакомились. И опьяненные запахом свободы и дешевой осетинской водкой, решили отомстить системе. И при этом обозначить свою твёрдую гражданскую позицию. Короче мои понятые обоссали клумбу с дубками. Клумба была гордостью Северо-Западного ОВД и располагалась прямо перед центральным входом.

В нее даже бычки не бросали. А эти взяли и. Днем. На глазах всего отдела. Диссиденты. Сахаров и Солженицын.

— Понятые явно не трезвые. Будет проблема .

— Ну, а где я тебе тут нормальных возьму?

Внезапно понятой № 2 (который с зоны) сообщил мне интимно:

— Братуха! Не сцы! Я на суде, если чё, в отказ пойду! Не видел я как у тя валыну доставали! Может она у мусоров заранее на столе лежала?!

Появление такого союзника сразу прибавило мне сил и уверенности. А когда другой, который беглый с психушки, начал пускать слюни и мычать всячески демонстрируя солидарность, я понял — вместе мы победим систему.

Тут дежурный отложил ручку. Посмотрел на шапку протокола. Потом на «Спецназовцев» которые волками ходили перед зарешеченным окном дежурки. И понизив голос уточнил:

Дежурный наклонился ко мне и еще тише поинтересовался:

Милиционер встал, закрыл дверь и совсем шепотом спросил сокровенное:

— А вот Эдуард Григорьевич, декан юрфака, Вам никак не доводится?

Я не стал его разочаровывать. Признался в нашем кровном родстве.

Дежурный начал восторженно повизгивать:

— Серьёзно. Тебя Бог послал! Па брацки! Пробей мне у пахана своего, Римское Право! Три раза уже сдавал!

Я решил не вдаваться в наши сложные семейные отношения и объяснять, что с Эдуардом Григорьевичем мы в принципе общаемся крайне редко и дежурный, наверняка видит его чаще чем я. К черту детали! У нас тут не программа «Пусть говорят». Поэтому я развязно пообещал этому милому заочнику:

— Я тебя умоляю. Такие мелочи. О чем речь. Хочешь, всю сессию закрою. На год вперед! На два! Прямо завтра.

Дежурный, только что сдавший римское право, сразу начал рассуждать уже как дипломированный юрист:

— Значит так. ствол ты нашел… На БАМе … Там чё угодно можно найти … Вёз его сдавать… Почему не к нам? Спешил в аэропорт. Увидел патруль. хотел сдать, но не успел. Почему не сдал, скажем на Архонском перекрестке? А там ГАИшников не было! Но ты вспомнил, что на трассе они есть всегда и поехал их искать!

Он так хорошо рассказывал. Я уже чувствовал, что всё идет к благодарности со стороны МВД. А то и к медали.

— Так! Теперь как-то это всё надо ГАИшникам донести. Эй! Кто старший — зайдите!

Зашел старший гаец. Дежурный сразу взял быка за рога:

— Вы кого привезли? Вы чё не видите? Нормальный человек! Не наркоман, не бандит! Прилично одет! На хрена его привезли? У него же… Вон! Пейджер есть!

Это был серьезный аргумент. Граждане с пейджерами, в те времена, попадались на улице гораздо реже, чем люди со стволами.

Гаец грустно посмотрел на дежурного и вздохнул:

— Не вариант. Мы уже доложили о задержании. Сюда комполка едет.

Но Римское Право очень сложный предмет! Поэтому дежурный, приобняв коллегу за талию, ринулся в атаку:

— Да и хрен с ним! Пацан же ствол сдавать нёс! Ну бывает…Не донёс! Да па брацки! Как твоя фамилия?

В течении семи минут, дежурный и гаишник сверили родословные и оказались близкими родственниками по материнской линии. И даже я им немного доводился. Еще через минуту у гаишника обнаружились задолженности по римскому праву, УПК и философии. Поэтому он охотно включился в процесс. Ходил туда-сюда по «дежурке», иногда больно задевая меня прикладом и накидывал версии:

— Хорошо! Допустим! Но почему он сразу к нам не вышел со стволом? Так мол и так — вот нашел!

Дежурный всплескивал руками, прижимал их к груди и аргументировано парировал:

— Вы себя в зеркало видели? Эти ваши маски-хуяски, автоматы-пулемёты! Вы пиздец страшные! Он испугался! Он студент! У него пейджер!

У них получалось просто здорово. Братья Гримм. Но приехал комполка. Целый майор. Сирота, c законченным высшим юридическим образованием.

Быстро рассказал дежурному, что будет с ним если тот будет ипать мозги правосудию и дал пинка подчиненному. Жернова репрсессивного аппарата закрутились с новой силой!

Меня оформили. Гайцы умчались. Дежурный затосковал:

— Ну что будем теперь делать? Я тебя отпустить не могу. Сам видел. Теперь уже не на моем уровне решается. Звони папе.

Какому папе? Тут и маме-то звонить неловко. На что нам друзья?

— Аллё . Марат привет! (Марат служил в… ну пусть будет в ФСБ, которая тогда называлась ФСК … сложно объяснять место работы моего друга )

— Здарова. (и как-то голос у него не бодрый)

— Караул как! Температура 40. Дома я лежу .

— Тут… возле дома. в Северо-Западном.

— Мудак! Тебя хлопнули со стволом.

И дальше мой друг рассказал мне, как надо поступать с теми кто покупает и таскает на себе левые стволы, хотя старшие товарищи им сто раз запретили это делать.

— Я приеду сейчас и тебе пиздец!

Друг! Ниразу в тебе не сомневался.

Дежурный тем временем совсем впал в меланхолию:

— Скоро подойдёт дознаватель. Будет с тебя показания снимать. И в камеру тебя надо… Но как я могу. Нет! Не надо тебе в камеру! Пошли к операм!

В кабинете сидели четверо молодых людей которые азартно играли в нарды на фофаны.

— Пацаны! Пусть у вас парень посидит пока?

И продолжили партию. Смеркалось. Кто-то предложил поесть пиццы. Милиционеры скинулись, гордо отказавшись от моей лепты:

— Нигани. Ты ж у нас в гостях!

И вот сидим — едим пиццу и пьём водку. Ну как без этого? А я же с задержания уставший, посему развезло меня великолепно. И вдруг распахнулась дверь и в кабинет влетел дежурный.

В левой руке у него извивался понятой №1, а в правой висел понятой №2. Дежурный всем своим видом выражал недоумение:

— Соооос! Ну чё это за хуйня твориться?! Мы ж с тобой по – человечески! А ты нас так подставляешь!

— Братан! Что случилось? Я отсюда вообще не выходил!

— Приехал твой друг чекист, запугал этих гандонов (он встряхнул руками) и они в отказ пошли! Говорят, не видели, как ствол изымали и вообще ничо не подписывали! Мне ж теперь пиздец! В смыси сначала вот им пиздец (он снова встряхнул понятыми), а потом и мне пиздец!

Я был уверен, мой друг не мог так топорно проводить операцию по моему освобождению из застенков.

— Спокойно! Давай я выйду на пару минут и разберусь.

В коридоре стоял сильно больной и сильно злой Марат.

Я еще раз прослушал рассказ, что надо со мной сделать. Реально — отрывание яиц в этом рассказе самое милое.

— Марат, не удобно перед ментами. Они нормальные пацаны. Кормят меня. Ты зачем понятых запугивал?

— Да нахрен они мне нужны?! Просто спросил, чё да как было.

Ага. «Просто спросил». И представиться наверное не забыл. А понятые, люди не молодые и видимо решили, что в этом конфликте лучше принять сторону органов Государственной Безопасности. Ну и проявили инициативу .

Возвращаюсь к операм. А там уже недалеко от насилия. Понятые стоят «руки на стену – ноги раздвинули», а вокруг носятся опера с дежурным и рассказывают, что сейчас с ними сделают!

— Всё нормально. Они не пойдут в отказ .

Но снова распахнулась дверь и вошла мама. И что же она видит?

Её сын — как ей сообщили добрые люди задержанный милицией — уже сильно хороший сидит со стаканом водки в компании сотрудников уголовного розыска.

А возле стены, раком, стоят два интересно пахнущих человека. Мама, строго на всё это поглядела и произнесла:

Понятой с понятиями тут же развернулся и начал жалостливо ныть:

— Гражданочка! Тут чистый произвол происходит! Мусора поганые! Безвинных людей пытают!

Понятых конечно сразу вывели в коридор, а маму быстро ввели в курс дела. Учитывая, что родительницу мою всего один раз за 10 лет вызывали в школу, я заиграл в её глазах новыми красками.

И тут, один из оперов, внимательно посмотрев на маму говорит:

— Извините, а Вы в адвокатуре не работали? Я у вас кажется практику проходил!

Ну всё! Начались воспоминания и умиления. Обо мне стали забывать. Мне даже пришлось покашлять. Милиционеры смутились и задумались:

— Отпустить мы его не сможем. Пусть у нас переночует – вон диванчик. Удобный! Мы сами на нём спим. А уж завтра как-то всё и утрясется.

— Пацаны, мне надо к среде быть на воле! У нас концерт. А я его веду.

На меня посмотрели как на идиота, а мама заметила:

— Ничего. Тебя на твой концерт в наручниках привезут. Как Деточкина.

Мама покинула нас, а мы продолжили отмечать мой арест! К нам присоединился и дознаватель – милая и юная девушка. Однако квасила презрев гендерные отличия. И вдруг через час все вспомнили, что показания с меня надо таки снять. Бюрократия. Но дознавательнице процесс печатанья на компе уже не давался. Умаялась.

— Сооос , а ты печать умеешь?

— Попечатай сам? А я диктовать буду! Ну пожаааалуйста!

В Осетии не принято оказывать сотрудникам милиции находящимся при исполнении. Тем более сотрудницам.

Наш творческий тандем родил потрясающий триллер с элементами шпионского боевика. Опера, которым мы почитали вслух протокол допроса аплодировали, а некоторые места просили повторить!

Потом была ночёвка на диванчике, которая прерывалась задержанными гражданами. Той ночью, кабинет посетили: малолетние насильники, пьяный мужик который с деревянным автоматом выставлял ларёк и был отметелен этим же автоматом, три путаны, и барыга Жанна. Короче ночь прошла спокойно.

А утром меня препроводили в камеру. Опера закончили дежурство и смущаясь сказали, что не могут оставить меня в кабинете. Жаль – я сильно привык к диванчику.

К вечеру я был уже дома. Как? Учитывая экономические и нравственные реалии того периода, cкорее всего присутствовала коррупционная составляющая. Не знаю. Мама до сих пор молчит как партизан.

А в среду я пригласил всех, с кем провёл эту ночь, на концерт команды КВН «ВС».

Все пришли. И после слов благодарности спонсорам, я от своего лица поблагодарил сотрудников уголовного розыска Северо-Западного ОВД, заметив, что если бы не они, сегодняшний концерт вряд ли бы состоялся .

Милиционеры сильно смеялись.

Вот такие весёлые 36 часов я провёл в милиции осенью 1995 года. Впечатлениями запасся – на всю жизнь .

Спросили тут меня намедни, не случалось ли со мной чего нибудь мистическое? Я задумался, стал вспоминать, и не вспомнил ничего. Чудеса – да. Чудеса случались, и довольно часто. А вот насчет мистики – нет, не припомню.

— А чудо – это разве не мистика? – опять спрашивают меня.
— Нет, конечно. Чудо, оно и есть чудо. А мистика… Откуда ж я знаю, если она со мной не случалась никогда?
— А как же ты тогда различаешь, чудо это или мистика?

Я задумался. Вот когда с тобой происходит что-то необычное, ты сразу понимаешь, что это такое, чудо это или не чудо. А вот так просто объяснить… Даже не знаю. Ну, наверное, так. Чудо – это что-то обязательно хорошее, от бога, светлое, доброе. А вся прочая непонятная поебень – это мистика.

Ну, вот например: гулял я однажды рано утром по Ваганькову.

А и ничего странного. Я тогда в Москве еще не жил, а приезжал по делам. А в Москве все дела начинаются часов с десяти. А поезд приходит в шесть. Ну, и куда провинциалу в такую рань податься? Вот как только метро откроется, я вещи в багаж, и на Ваганьково. Всё остальное-то всё равно закрыто.

А в семь утра на Ваганьково хорошо. Тихо. Нет никого. Только собаки выскочат, которые там у сторожки живут, посмотреть, кто пришел. Я им сахар из кармана достану, этот, который раньше в поезде к чаю давали, аэрофлотовский, две грудки в упаковке. Я чаю-то много пью, но без сахара. Так что сахара у меня полный карман. Разломлю упаковки, собак угощу по очереди, и иду себе гулять тихонько.

И вот в тот раз. У Высоцкого постоял, потом пошел к Енгибарову. Как обычно. И вот у Енгибарова-то, у могилки, потерял рубль. Я почему знаю, что у Енгибарова? Я когда сахар собакам доставал – рубль был. Я его выронил случайно и сунул в карман, где сигареты. Еще подумал: «Обязательно потеряю рубль» Как в воду глядел.

А у меня с собой и было-то в двух карманах: сигареты, рубль и два пятака из метрошного автомата. Всё остальное в камере. Рубль и тот — так, на всякий случай. Куда в семь утра тратить-то? Провинциалу в Москве с пустыми карманами как-то спокойнее. А паспортов тогда с собой еще не носили.

Вот, значит, я у Енгибарова постоял, покурил, а пропажу рубля уже у Есенина обнаружил. Когда второй раз закуривал. Значит, у той могилки и обронил, как пачку доставал. Больше никак.

И вот я помню, совсем не расстроился. Денег ведь всегда жалко? А тут я чего-то подумал так. Могилка Енгибарова же не на центральной аллее. Значит, туда случайный человек не забредет. А только если кто специально пойдет. А плохой человек к Енгибарову не пойдет. Плохие люди вообще не знают, кто это такой. Ну, а найдет хороший человек в семь утра мой рубль? Кому от этого хуже?

Может, конечно, это я так себя успокаивал. А с другой стороны, если бы я расстроился из-за этого рубля, я бы сразу пошел обратно посмотреть. Народу-то нет никого. Но я еще у Есенина постоял, покурил, и дальше уж пошел. К Далю, мимо колумбария, к Миронову, к другим хорошим людям…

А на обратном пути, это уж часа через полтора-два, дай думаю, всё-таки зайду, гляну. И точно. Издали еще вижу – лежит мой рубль. Ну надо же. Я еще оглянулся так, нет ли кого поблизости. Всё ж таки хоть и свой рубль, а как-то неудобно. И я так неспеша, типа гуляю, подошел, на памятник смотрю, а сам быстренько воровато присел, как Вицин в кино, рубль свой хвать не глядя, и в карман.

И пошел. А у самого аж уши от стыда горят. Так стыдно свой рубль поднимать. А время-то уж смотрю – ого! На кладбище время вообще незаметно летит. Надо, думаю, позвонить туда, куда я по делам-то приехал. А там как раз у кладбища, за воротами, автоматы, две штуки.

А у меня двушки нет. Вот беда. Где, думаю, двушку бы взять? А тут мужик какой-то мимо идет. Я говорю: «Мужик, дай двушку, позвонить очень надо. Я тебе пятак дам» И руку в карман, и вытаскиваю горстью всё что там есть – сигареты, рубль этот сверху скомканный и два пятака. Ну, что бы показать, что я, мол, не просто так попрошайничаю, что действительно у меня есть. И пятак-то мужику протягиваю. Мужик говорит: «Не нужен мне твой пятак. У меня свой пятак есть. Сигаретку дай лучше. Чья прима?» «Ярославская» «Приезжий, значит» «Почему это приезжий?» «На лбу у тебя написано! Нету у нас ярославской примы. Не продают»

Мужик сигаретку взял, прикурил, затянулся, вкус распробовал, кивнул, и дает мне двушку. Я ему опять свой пятак. Мужик говорит: «Эх, деревня. Соль, спички, и двушку – не одалживают. Так дают. Без возврата» И пошел. А я про соль-то со спичками всегда знал. А про двушку откуда? Если я таксофон первый раз в Москве только и увидел? А мужик еще мне так через плечо: «Смотри, деньги не потеряй, деревня. Аккуратнее тут с такими деньгами-то надо. Это ж не рупь!»

Я не понял, в руку-то глядь, а в руке, на пачке сигарет, под большим пальцем, точно не рубль. Разворачиваю — пятьдесят рублей одной бумажкой. Ну ни фига-ж себе! Вот так чудеса.

Представляете? И тут происходит второе чудо. Звоню, куда надо. А мне говорят: извини, дорогой. Тут у нас такая фигня, форс мажор. Короче – никаких дел. Оба-на! И ехать уже никуда не надо. Представляете? А впереди еще целый день в Москве. Красотаааа!

Ну и поехал к друзьям на Арбат пять червонцев пропивать. А как? Дедка наказывал: найдешь деньги – пропей! Хотя тут ситуация двоякая. С одной стороны: вроде и не нашел. Это ведь мой рубль был. Уж как он в пятьдесят превратился – неважно. Чудо, оно на то и чудо, что недоступно простому пониманию. С другой стороны: не было ведь их у меня до этого – значит, не мои. Или отдай, или пропей.

Даааа… На пять червонцев в те годы можно было хорошо погулять. С другой стороны, нет таких денег, которые нельзя было бы в один день пропить с хорошими людьми на Арбате. Ныне, присно, и во веки веков. Аминь.

Ну и погуляли. Вечером меня без билета к знакомому проводнику загрузили как чурку, дали ему денег, водки, наказали разбудить, опохмелить и ссадить где положено. Ну и гостинцев с собой, конечно. Колбаса там, апельсины, Явы два блока, конфеты в коробках. Потому что ты мог быть последним разъебаем и пьяницей, и приехать домой без штанов. Но приехать из Москвы без гостинцев… Такого даже и представить нельзя было.

Ну вот и скажите, вот то, что мой рубль обернулся полтинником – не чудо? Чудо. Как есть самое настоящее. А вот если бы другая ситуация? Если бы, к примеру, мои пятьдесят рублей превратились каким-то образом в рубль? А? А вот это как раз и была бы самая что ни на есть мистика.

С телевизором мы не дружим уже лет 10. Нет, с его стороны отношение ко мне очень достойное — нередко пускает меня к себе, но — увы, это не взаимно. Смотреть его, и даже себя в нем увы- выше моих сил. Поэтому чаще всего слышу о происходящем в этом удивительном мире либо от дедушки, либо в виде кратких роликов, которые скидывают партнеры.
Намедни один из них показал мне кусочек передачи «Секретный миллионер». Тема мне прямо очень понравилась. По сравнению с гонками на спорткарах по кутузе- прямо 100 очков вперед. И в связи с ней вспомнился рассказ одного из знакомых:
» Моему другу, Сергею, очень сильно повезло в 90-х. Он выбрал правильную нишу бизнеса, планомерно развивался, платил куда нужно, вовремя сменил «окрас» крыши с синего на красный, а затем в самом начале 98 года начал сделку по продаже всех активов — решил выйти из бизнеса, упаковаться в зарубежные облигации и пожить в свое удовольствие где- нибудь в теплых краях. К лету сделка была закрыта, деньги выведены и удачно вложены через иностранные банки.
Серега допродавал мелкие активы типа хаты и раздавал вещи по родным и друзьям. Мне тогда досталось чучело кабана, антикварный подсвечник килограммов на 7 серебра и какой-то старый убитый линкольн. Перед отъездом, в начале августа 1998 года, мы с Серегой решили посидеть вдвоем у него. Хату он уже продал, но по договоренности с хозяевами, сегодня делал ей «аревуар», с утра передавая ключи хозяевам. Не помню, как так получилось, но разговор зашел о Родине. О той самой Родине, которую мы с ним почти не знали, ибо оба родились и выросли в Москве в интеллигентных семьях. Нет, мы были в регионах, но это был «взгляд на Африку из окна бронированного джипа», не более того. По мере употребления спиртного в Сереге зарождалось и крепло желание познакомиться таки перед отъездом с российской глубинкой. Итогом этого желания стал решительный выезд из дома в сердце Арбата в сторону области, несмотря на все мои уговоры. Новым хозяевам оставил открытой дверь и записку с ключами. Сколько мы проехали с ним в ту ночь и утро — наверное километров 300-400. Заехали в какой-то небольшой городок. «Все. Я остаюсь тут жить. Буду учиться любить Родину. «
Мои попытки вразумить Серегу в формате «Тебя ждут в Милане, Швейцарии и на Барбадосе» не смогли его переубедить.
Мне были отданы ключи от джипа, написана доверенность и передана просьб забрать его «через пару месяцев».
В конце концов я понял, что нужно дать ему пару дней придти в себя, и уехал в столицу. Но вернувшись через пару дней я с трудом отыскал Сергея. Он, одетый в телогрейку, рубил дрова на дворе у какого-то поддатого мужика, и с матерком отправил меня обратно в столицу. Через пару недель я снова сделал попытку достать Сергея из этой дыры, но в этот раз нашел его на базаре за продажей нехитрой снеди, причем его манере торговли могла позавидовать сама примадонна Одесского привоза. Главное- Сергей был СЧАСТЛИВ. На его лице была улыбка, как у дебила, но я слишком хорошо его знал, что бы не распознать в ней ощущение глубокого и искреннего счастью, которого так не хватало ему в столице.
Ну а дальше- дальше было 17 августа 1998 года и мне надолго стало не до Сереги. Не то, что бы совсем не до него — нет, я о нем помнил. Но будучи финансово грамотным, я понимал, что его инвестиции в еврооблигации подвергнутся минимальному падению, что он везунчик каких поискать, и что он всего этого счастья его отделяет только один билет до столицы и 1 звонок в банк. Прошло 8 месяцев. Шел уже 1999 год, кризис разрастался, банки крушились, людей стреляли за долги и все было «как то не очень». Ощущалась глубокая потерянность. И тут.. в прихожей раздался звонок.
Увидев в глазок непонятного бородатого мужика я спросил «Кто?» и чуть не упал, услышав Серегин голос. Распахнув дверь мы бросились в объятия друг друга. Серега заматерел. Из изнеженного московского «мальчика» он превратился в настоящего русского мужика, с запахом самогона и чеснока. Главное — в глазах у него было искреннее счастье. Сергей просто расцвел, выглядел подтянутым и улыбка не сходила с его лица. Отойдя от удивления встречи я заметил за ним на лестничной клетке скромно закутавшуюся в платок слегка беременную девушку, явно стеснявшуюся подойти.
-Знакомься, это Яна, моя жена, ребенка с ней ждем.
Мы сели за стол.
Сергей рассказал, как жил в Усть. ке. Сначала нашел себе угол за мелкую работу по дому, потом начал крутиться по мелочи, используя деловую смекалку. Легенда у него была очень честная — московский бизнесмен, поссорился с большими людьми, лишился бизнеса, жилья и не может ближе чем на 300 км приближаться к столице, иначе закопают. Местные, далекие от столичных реалий, и помнившие советский 101 километр, приняли все на веру, тем более из арбатской квартиры Серега реально выписался и больше нигде прописан не был. Серега как мог помогал горожанам и никуда наверх не лез. Осенью встретил Яну, влюбился, переехал к ней в дом, сыграли свадьбу, и теперь ждут ребенка.
Выйдя со мой покурить, Сергей сказал:
«Спасибо что не сдал меня. Яне сейчас это ни к чему. Я за этот год серьезно подумал — не смогу я ТАМ жить. Чую что хреново мне ТАМ будет. Так что решил остаться. Я почему ещё решил вернуться — тут газета в местной мэрии попалась — «КоммерсантЪ». Глянул курсы — сейчас явно самое дно. Нужно брать активы. Если хочешь — тоже присоединяйся. Схему я тоже придумал — через UBS еврооблигации закладываем, дальше через Кипр сюда закачиваем бабло и скупаем акции. Можно даже с небольшим плечом. Дальше я активы структурирую и получаю себе минотарный пакет скажем в «Лукойле» или «Сибнефти». Как идея? Не поверишь, дрова когда колешь- ещё и не такое в голову приходит. Советую.

Читайте также:  Трафареты для губ и очков на палочке

P.S. Сергей в итоге стал минотарием нескольких крупнейших компаний страны. Я его однажды даже в «списке кого-то там » видел, с подписью «инвестор». Жене рассказывать не стал, просто сказал что нашел себе место и наладил дела.

P.S.2 — горожан, кто ему помогал, Сергей тоже отблагодарил — причем с умом. Брал в лизинг на компанию партнера различную технику сельхоз или машины грузовые, и давал местным бесплатно на на условиях регулярного ТО. Пропить нельзя — не твое, не будешь обслуживать — заберут. Ну и молодежь талантливую в столице помогал пристраивать.

Русский разведчик Максим Максимович Исаев сидел в рабочем кабинете странной овальной формы за массивным дубовым столом. Огромный гамбургер и картошка-фри лежали нетронутыми, уже холодные. Куски опротивевшего за эти годы фаст-фуда не лезли в горло, хотелось борща, водочки, запаха русского леса и простого человеческого общения. Золотоя мобила с осточертевшей птичкой-чирикалкой была заброшена под диван ещё с утра. Телевизор был выключен первый раз за несколько месяцев. Подчинённые сегодня обходили кабинет стороной. Приглушенные голоса по углам коридоров шептали лишь одно слово — Мюллер, Мюллер. Ходили слухи, что обнародуют отчёт к вечеру.

Как и в апреле сорок пятого, Исаев готовился к худшему. Но почему-то чувствовал, что в этот раз судьба ему не улыбнется.

Для Исаева это было его последнее задание, Владимир Владимирович обещал клятвенно. но никто не мог предположить что оно растянется на годы! «Ну две недельки посидишь в энтом небоскребе, Максимыч, потрахаешь этих бл..дей грудастых, что тебе?» — «Да куда уж мне на старость, Владимир Владимирыч!» Эх, зачем в тот роковой день Исаев дал согласие? Долг перед Родиной? Не мог отказать коллеге-разведчику? Мог, и должен был бы — чай, не при Сталине уже живем. Ведь давно уже вышел на пенсию, сидел бы сейчас у себя на даче, ходил бы по утрам на рыбалку, а по вечерам рассказывал бы недоверчивым правнукам шпионские истории.

Все уже было давно приготовлено. Рюкзачок со сменой белья, куском мыла, сухариками и двумя колечками краковской как всегда лежал в нижнем ящике дубового стола. Уволенный в прошлом году прокурор — как его там, дубина алабамская — все время что-то рассказывал про какую-то «презумпцию» и «поправки», но Исаев не верил этой ерунде. Он-то знал, что страна на последней стадии империализма не может позволить себе иметь службу безопасности слабее Гестапо. Пытать наверное не будут, но судьба отвела ему дни свои закончить в какой-нибудь одиночке в колорадской тюрьме. И не спасет Владимир Владимирович, хотя и обещал. Не та сила уже у нашей разведки, ой не та.

Вспомнилась почему-то цитата, то ли из Энгельса, то ли из Маркса — с какой-то политучебы, наверное еще тридцатых годов. «Все великие всемирно-исторические события и личности повторяются дважды: первый раз как трагедия, а второй — как фарс». Да, а ведь мудр был Борода! Не даром марксизм — передовое научное учение. История повторяется дважды, и опять все мы ходим под колпаком у Мюллера, и опять сжимается круг, и опять спалилась связная — Маша Бутина, и опять не видно выхода.

Взгляд упал на гамбургер — огромный, многоэтажный, затекший слоями расплавленного жира и какого-то тошнотворного майонезного соуса. А ведь в нем то вся и напасть, подумал Исаев. Как они жрут всю жизнь эту гадость? Если б в октябре 16 года у этого ожиревшего бизнесмена инсульт бы не случился от переедания гамбургеров, не было бы всей этой истории! Владимир Владимирович — лично! — приехал к Исаеву на дачу в 5 утра, умолял, просил, рассказывал что-то об этих проваленных «выборах» — да зачем нам эти их выборы, и какие могут быть выборы в логове империализма, где всем заправляет буржуазия — так Исаев и не понял. Рассказывал Владимир Владимирович, что в нем спасение России, что только он, Исаев, может помочь. Этим наверно и взял, как не помочь Родине.

Ох уж эти гамбургеры! Загримировать-то загримировали, американское произношение поставили за день, обьяснили что к чему, окружили армией этих воров-«лойеров» — но есть эти гамбургеры дюжинами он так и не смог. Ну да, местные то с детства приучены. И зачем только эти дебилы настояли на медосмотре. Склифософские хреновы! Это ж никакого Мюллера не надо, чтобы догадаться, что человек, жрущий всю жизнь эту гадость, не может быть «практически здоров». Ан нет, опять не раскусили. Идиоты.

Исаев задумался и почти задремал. В голове закрутилась знакомая до боли мелодия.

«. У каждого мгновенья свой резон,
Свои колокола, своя отметина.
Мгновенья раздают кому позор,
Кому бесславье, а кому бессмертие. «

Вдруг дверь чуть приоткрылась, показалась холеная рожа секретаря, и русский разведчик услушал роковые слова:

«Mister President, Attorney General Barr is requesting an immediate audience! On the question of extreme urgency and importance!»

Два наркета нормальненько вмазавшись,лежат на одной
кровати.

Один другому:-Вася,ты шо,дрочишь?!

-И шо,наверное кончить хочешь.

— Алло.
— Здравствуй Олечка, солнышко!
— Привет, Мамуля! Как ты себя чувствуешь? Как тебе понравился мой подарочек?
— Чувствую не плохо, лучше. За подарок спасибо, доча, очень удобный, сразу привыкла. Я же по нему и говорю. Хорошо слышно?
— Да, отлично, ну, я рада.
— Как ты там, доченька? Как там Таиланд? Как погода у вас? В море купаешься?
— Погода хорошая – это же Таиланд, а в море уже не помню когда купалась. Месяца два назад, наверное.
— Да ты что, Олечка. Я бы на твоём месте из него и не вылезала.
— Это тебе так кажется, первые полгода, я тоже из него не вылезала, а теперь мне достаточно просто на берегу в шезлонге с ноутбуком посидеть, подышать. Мама, а хочешь, бросай своё Кемерово и приезжай ко мне зиму пережить. Наплаваешься. А что? Правда, я не шучу. Отдохнёшь, фруктами отъешься, все болячки сразу как рукой. Хоть на завтра билеты тебе возьму. Загранпаспорт ещё действует?
— Ага, вместе с внуками приеду, что ли? Тоже скажешь.
— Нет, с внуками не надо, внуков пусть Витюша воспитывает. Он хоть работу нашёл?
— Да, подрабатывает иногда, в общем, с переменным успехом. Нормально. Он, кстати, собирается в Москву поехать, к тебе, туда, в квартиру. Осмотреться, работу толковую найти, да только Люська его пока не пускает. Да и мне тоже с Люсей оставаться, как-то не того.
— Как это «к тебе туда», если я сдаю свою квартиру? На что я, по-твоему, в Таиланде живу?
— Оля, да хорош уже со своим Таиландом. Сколько можно? А если и правда Витя в Москву выберется, где ему жить? На вокзале, что ли, если у старшей сестры двухкомнатная квартира?
— Мама, а ничего, что я для этой квартиры: в семнадцать лет без рубля в кошельке из «Камеруна» приехала, заработала на университет, отучилась, за двадцать лет сделала карьеру, влезла в ипотеку, выплатила… продолжать? А что сделал твой Витечка? Сидел у подъезда на твоей шее, пил пиво, женился и посадил тебе на шею ещё и Люсю с детьми. Я ничего не пропустила?
— Ольга! Как ты так можешь? Он ведь твой младший брат! У тебя что, много братьев?
Когда я в больнице с сердцем лежала, ты, что ли, из своего Таиланда яблочки мне носила? Всё на нём было.
— Мама, если Витя и правда хочет приехать и покорить Москву, то я ему, конечно же, помогу — чем смогу, комнату сниму месяца на четыре. Поживёт, освоится, а там посмотрим.
— А почему не квартиру? Ну, хорошо, ладно, пусть комнату, а откуда у тебя на это деньги?
— Не важно, в крайнем случае с валютного счёта сниму, найду, короче. Не переживай, не брошу твоего Витюшу, вытру ему сопли.
— Олечка, у тебя, что и валютный счёт есть?
— Ну, есть, Мама, на чёрный день чуток подкопила. Мало ли, заболеет кто, кризис, бедствия, катастрофы, тьфу, тьфу, тьфу.
— Это правильно, правильно, дочка. Запас всегда нужно иметь. А что там у тебя?
— Что у меня?
— Ну, денег на счету твоём, сколько?
— Для Кемерово нормально, а для Москвы, так и не очень чтобы много.
— Ну, ладно, не хочешь говорить, не надо. Не нашего ума это дело. Да?
— Мама, ну, при чем тут — «ума»? Ну, если перевести в рубли, то там у меня миллиона четыре, около того, даже чуть поменьше.
— Четыре миллиона?! Олечка, ты что? Четыре? Так давай мы Вите квартиру купим. Да за такие деньги можно хорошую трёшку взять. Ты представляешь каково мне с ними друг на дружке в двух… каково, когда они… ступить некуда и… а мне ведь восьмой десяток… а дети растут, им своя комната нужна. Сашенька со второго яруса свалился, чуть голову не расшиб.
— Мама, не плачь. Ну, что ты, успокойся.
— Оленька, у тебя были такие деньжищи и ты скрывала? Подумай обо мне, о Вите, о племянниках. Ты-то сама не родила в своей Москве, всё порхала. А Витя мне хоть внуков подарил. Подумай хотя бы о своём будущем. Я умру, кому ты будешь нужна? Только брату и племянникам. Кто тебе воды подаст?
— Мама, что ты меня хоронишь? Мне только сорок, может ещё замуж выйду, ребёнка рожу.
— Ты? Родишь? Олечка, детка, послушай мать, давай купим Вите квартиру, дети-то уже взрослые им нужны свои уголки для занятий. Сама-то с квартирой. Олечка, доченька, у тебя же есть такая возможность. Что ты, как Кащей над златом? Ни себе ни людям. Ну? Мы ведь одна семья и должны помогать друг другу. Как ты не поймёшь? Господи! Да, кому я говорю. Променяла семью на свой Таиланд. Лишь бы самой было хорошо, а дальше хоть трава не расти. Не знала, что ты такая чёрствая. Деньги и правда меняют. Ох, как меняют. Хорошо, что отец не дожил.
— Мамочка, ну зачем ты так?
— А как? Как? Алюнчик, маленькая моя, давай Вите купим квартирку, ну, хотя бы двушку. А? Ой… погоди, погоди. Сердце заболело, ой…

Учились у меня когда-то три спортсменки-волейболистки. Играли девушки в команде очень крупного предприятия, занимали какие-то места. Понятное дело, им было не до занятий. Но две все-таки сдавали экзамены неплохо, а вот третья…

Алинушка – краса поднебесная, гениальность двухметровая. Как и все волейболистки, крепкая, мускулистая, но, простите, учиться ей было нужно совсем не на экономиста. И даже не на постригателя кустиков. Проще было не учиться вообще. Себе бы время сохранила, а преподавателям нервы. Как она доковыляла до третьего курса, сложно понять. Но судный час настал – мой предмет.

Экзамен письменный. Семь задач, три часа. Время вышло, работы сдали. Сижу, проверяю. От Алины – чистый листок. Ладно, учитывая, что меня предупредили заранее, дал возможность пересдать с другой группой, придержав ведомость. Чистый листок. Третья попытка, еще с одной группой. Чистый листок. Четвертая – результат аналогичный. А деканат орет – закрывай ведомость. Закрыл, понятное дело, с двойкой.

Тут же прилетел какой-то начальник с завода. Долго размахивал пузом и гневно потрясал щечками:
— На Алинушку команда молится. У нее страшный удар, никто не берет. Без нашей красавицы мы не победим!
— Вы? – удивился я.
— Ну, — смутился оратор, — это в общем. Прошу, пойдите на встречу.
— Сделаю все, что смогу, обещаю.

К слову, об ударе Алины ходили легенды. Например, однажды после тренировки девушка присела отдохнуть в парке. Может, увлеклась кормлением белочек, может, повторяла азбуку в уме, но момент явления пьяных берендеев прошел незамеченным. Те же, увидев скучающую красу, воспылали безумной страстью и желанием унять телесный зуд прямо здесь и прямо сейчас.

Дальше было как в сказке. Поднялась Алина, а мужики ей смотрят в пупок и диву даются: куда девка исчезла-то ? А тут из-за леса, из-за гор возьми и прилети. Это наша героиня взмахнула сперва левой рученькой, а потом правой. Вскоре и неотложка подоспела. С тех пор бедняги не пьют и каждую неделю ходят в церковь.

Мораль проста – с этой волейболисткой надо быть поосторожнее, а то заколотит в пол по самые бакенбарды. Кстати говоря, обещание, данное начальнику, я сдержал. Мало того, проявил разумную инициативу.

Итак, получив направление на пересдачу (почему-то одной Алине его не доверили), мы приступили к экзамену:
— Вызвал декан, вернусь через два часа, не раньше, только не списывать, понятно?
— Ага.
Сдала чистый листок. Значит, конспекта нет и с соображалкой туго.

Вторая попытка:
— Алина, уезжаю в гороно, на столе мои лекции, там есть решения экзаменационных задач, их не трогать, понятно?
— Ага.
И опять чистый листок. Ясно, и намеков не понимаем. Проще достучаться до небес, но я не унывал.

Третья попытка:
— Алина, вот три задачи с решениями, а мне пора на лекцию, понятно?
— Ага.
Угу, блин! Снова чистый!

Четвертая попытка:
— Алина, здесь две задачи! С решениями! Просто перепишите! Вернусь через час, понятно?
— Ага.

Мне кажется, тот билет запомнил наизусть даже плафон, но девушка упрямо сдавала чистый листок. Ну не прошибаемая. Пришлось с двойкой закрыть первое направление на пересдачу. В деканате вздрогнули: таким темпом и отчисление не за горами.

Тут же появился старый знакомый с завода. Похудевший, осунувшийся и с подбитым глазом, он горестно умолял:
— Да поставьте ей три!
— За что? – возмутился я, — намекал списать – не поняла, давал списать – не взяла.
— Может, вы сами?
— Еще чего! Кстати, что с глазом?
— Это Алина, – всхлипнул мужик.
— Вы серьёзно? – рехнуться, что у них там происходит.
— Нет, сам виноват. Зашёл в спортзал, а она как раз била по мячу. В общем, не повезло. Роковая случайность.
— Точно?
— Честно-честно, — затараторил несчастный, — со мной все в порядке. Даже ходить начал, на третий день. Может, все-таки договоримся? Вам-то хорошо, вы преподаватель.
— Так и вы начальник.
— Ага, — снова всхлипнул мужик, — только ей этого не объяснишь.
— Ладно, вот задача с решением. Пускай хотя бы перепишет.

На следующий день, усадив Алину, я искренне пожелал ни пуха. А спустя полтора часа с недоумением рассматривал (опять!) чистый листок. Это означало только одно:
— Я устал, я ухожу, а вы движетесь в сторону отчисления.

Девушка скрипнула зубами и сжала кулаки. Блин! Если она сейчас рассвирепеет, повторю подвиг тех берендеев.

Поэтому я осторожно выдохнул, аккуратно сел напротив и заорал:
— Алина, мля! Достала, мля! У меня уже гастрит мозга, мля! По ночам снишься …
— Мля, — закончила девушка.
— Ты и другие слова знаешь? Чудны твои дела, Господи. В общем так. Что сегодня заслужила, только честно?
— Три, — уверенно выдала Алина, — за то, что я здесь

Она умеет говорить! Но, даже поддавшись эйфории, я все же уточнил:
— За явление оценок не ставят. Назови еще причину.
— Не понимаю.
— Чего?
— Вашего предмета.

Неужели раздуплилась! А может, все гораздо хуже? Мучимый возникшим подозрением, я тихо спросил:
— Деточка, ты что сдаешь?
Молчание.
— А меня как зовут?
Молчание.
— Я мальчик или девочка?
— Нет.
— Что нет?
Молчание.
— Ты знаешь, что в вузе учишься?
— Ага.

Слава Богу, а то уже перепугался.
— В общем, так, побеседуй пока с лампочкой, она на потолке, не туда смотришь. Мне в деканат, скоро вернусь. Все понятно?
— Ага.

В тот день я пошел сначала в костел, потом в церковь, в принципе, забежал бы и в синагогу с мечетью, но в городе их еще не построили. А небеса, уверен, плакали навзрыд от искренности вознесенных молитв.

Да! Алина наконец-то получила тройку! Экзамен якобы приняла якобы комиссия. Почему я сам не поставил три? Потому что всему есть предел. В общем, написал заявление за свой счет, и дальше было дело техники.

Вечером того же дня я нализался в дупель. А вот ночью приснился кошмар: стройный, как тополь, заводской начальник, хлюпая разбитым носом, орал:
— Не расслабляйся, у Алины еще диплом!

Слава Богу, к моменту её выпуска я работал в другом вузе. Иногда, оглядываясь назад, стараюсь понять, на кой Алине было это высшее образование? Хотя, наверное, нужно. Ведь среднее ей только до пупка.

Мы с мамой тогда поехали в дом отдыха Румянцево где-то в Подмосковье.
Мне семь лет было.
Добирались долго и нудно. На электричке до Москвы, потом на метро, снова на электричке. Потом на автобусе, и что-то долго пешком.
Жара была.
Я изводил маму вопросом — будет ли там речка? Она не знала, но пообещала, что будет.
Речка там оказалась, что называется «воробью по колено». Лежишь спиной на дне, вода пупок не покрывает. Я даже обиделся, но выбирать не приходилось, купался в ней. Плохо, что и к этой речке надо было километра два идти.
Я почему-то мало что помню из этих двух недель, что мы там были.
Вот раз какой-то конкурс был, и мне, в качестве приза, свисток дали. Он мне не очень понравился. Плоский такой, с двумя узкими воздуховодами. Белый. Может помните такие?
А мне больше нравились свистки переливчатые, такие объемные, с шариком внутри. Но, какой дали, такой дали.
Хожу, свищу себе, слышу – рядом на волейбольной площадке спор какой-то разгорается. Подошел поближе – послушать. Судья кричит: «Переход подачи!» Игроки оспаривают: «Ты же свистнул, мы и остановили игру!» Он на своем: «Я не свистел!»
Я их слушал, рот разинул, — интересно так! Потом про приз свой вспомнил, еще посвистел.
Судья сначала на свой свисток посмотрел недоуменно, — у него такой же, как у меня висел на шнурке, а тут все игроки заорали: «Вот он! Вот он!» И на меня ему показывают. А я стою, посвистываю. Хорошо мне! И интересно. Сейчас, думаю, они играть будут, а я еще посмотрю.
А они все на меня, и так агрессивно еще, был бы постарше, наверное, побили бы!
Говорят:
— Ты зачем здесь свистишь?!
Я отвечаю:
-Так мне же приз дали!
Они говорят:
— А… Понятно! Тогда иди отсюда подальше. Иди к маме.
Я говорю:
— А вот же она – с вами играет.
Они сначала растерялись, а потом мама подошла и объяснила, что здесь только судья свистеть должен, и никто больше. А то они играть не смогут.
Мне это чудно было. Потому что мы-то с пацанами, когда в футбол играем, то и свистим, и орем, и все нормально. И я ответил:
— Мама, мне же свисток подарили, как же я могу не свистеть?
Он попросила свистеть подальше от них.
Я отходил и свистел, а они кричали мне:
— Дальше! Еще дальше!
— Я ору в ответ:
— А мне отсюда игру не видно!

Но они меня уже не слышали. Шлепали по мячу, а судья им свистел.

Потерял я свисток в тот же день.
Не жалел.
Он же не переливчатый был.

xxx: Немецкая буровая установка, ласково названная «буровым инструментом» на посадочном модуле InSight «ударил» по паре камней. Как выяснилось, буру удалось прорваться только на глубину 0,25 — 5 см, по сообщениям немецкого аэрокосмического центра, что намного меньше первого раскопа.

yyy: Бошевский перфоратор они не могли присобачить? Или Марс это большой алмаз?

zzz: наверное решили, что начинать знакомство с марсианами, засылая им соседа с перфоратором, — так себе идея.

Прочитал вчерашнюю историю про ловлю раков и вспомнил свой опыт в этом деле.

Был у меня одноклассник Вадик. Летом он зарабатывал тем, что ездил на речку, ловил раков и продавал их в кафе в городе. Подрабатывал он так несколько лет, так что опыт имелся приличный.
И вот как-то собрались мы компанией на турбазу отдохнуть. Поехали в те самые места, где Вадик ловил раков регулярно. И вот тут он и предлагает:
– Пацаны, а давайте раков наловим и сварим?
– Давай!
– А кто мне поможет? Давай ты, ты ж плаваешь хорошо. – И смотрит на меня.
– Вадя, да я не ловил их никогда, не умею…
– Да там пара пустяков, я тебя научу. У меня вот и маска есть, я тебе её дам, а сам и без неё справлюсь.
Приходим к речке, я спрашиваю:
– Где ловить-то будем? Тут?
– Неее, тут нет смысла, тут их почти нет, отдыхающие с турбаз всех переловили. Мы поплывём вооон туда, доплывёшь ведь? Там такая заводь тихая, раков тонны, берёшь горстями. Только учти, это территория заповедника, там ничего ловить нельзя, так что если Рыбнадзор появится – мотаем оттуда со всей дури!
– Слушай, что-то мне идея уже не нравится, может ну их?
– Да не ссы, я ж там постоянно ловлю. Рыбнадзор этот почти тут не появляется, а если что – я их по звуку мотора издалека определю. Это я так, на всякий случай предупредил.
Приплыли мы на место.
– Ну, рассказывай, как их ловить.
– Смотри и учись. Ныряешь, плывёшь вдоль дна и смотришь. Видишь – бежит, хватаешь его, выныриваешь, кладёшь в пакет, потом снова ныряешь. Показываю.
Ныряет, секунд через 10 выныривает с раком в руке. Всё просто.
– Давай теперь ты.
Надеваю маску, так как под водой открывать глаза очень не люблю, терпеть не могу, когда вода в глаза попадает. Ныряю и мне тут же в маску начинает мощным потоком литься вода. От неожиданности я запаниковал и вынырнул, матерясь и отплёвываясь.
– Ну что, взял?
– Какого хрена, Вадя. Что с маской?
– Ааа, забыл тебе сказать, там дырка внизу небольшая, но это ничего, она не мешает!
– Да нифига себе не мешает, я так не могу, вода ж в глаза льётся.
– Ну заткни дырку пальцем, если так.
Затыкаю дырку пальцем, при этом выгляжу так, как будто в носу ковыряюсь, ныряю. Внезапно оказывается, что гребя одной рукой довольно сложно даже просто занырнуть, не говоря уж о том, чтобы плыть вдоль дна. Выныриваю.
– Ну что, взял?
– Не, погоди.
Ныряю снова, пытаюсь плыть, загребаю одной рукой, со дна поднимается ил, ни черта не видно, выныриваю.
– Ну что, взял?
Нырял я раз 10, Вадик за это время умудрился наловить целый пакет раков и окончательно достать меня своим «ну что, взял?». И наконец, о чудо! В мутной воде я увидел рачий хвост, протянул руку, схватил его и вынырнул.
– Ну что, взял?
– ДААА! – ору я, показывая рака.
– Ну слава богу, я уж думал ты совсем… совсем… а… ахаха, АХАХА, ТЫ ПОСМОТРИ, ЧТО ТЫ ВЗЯЛ? ААААХАХАХА.
Только тут я заметил, что рак совсем не шевелится. Присмотрелся – дохлый. Вадик ржал, как конь и никак не мог остановиться, чем выбесил меня окончательно.
– Всё, Вадя, хватит, не могу я, не получается у меня. Давай ты будешь ловить, а я просто тебе помогать.
Вдалеке послышался звук мотора. Вадик растерянно посмотрел на меня, изменился в лице и сказал:
– Рыбнадзор…
– Что делать?
– Бежать! Вон туда! – показал он в сторону ближайшего берега и поплыл.
Выбрались мы на берег.
– Куда теперь?
– Через лес, вон туда, выйдем к реке как раз напротив турбаз, как будто мы просто там плавали, бегом!
Бежим мы через лес, ветки по морде, по голому телу, ногам больно с непривычки, каждая веточка впивается в подошву. Добежали до реки там, где и предполагал Вадик, напротив турбаз. Я посмотрел на свои ноги и увидел кровищу, которая хлестала из рассечённого пальца.
– Где это ты умудрился так? – спрашивает Вадик.
– Да хрен его знает, наверное, веткой какой-то или камнем. Чёрт, погано.
Тут я посмотрел на пустые руки Вадика.
– Слушай, а где раки-то, которых ты наловил? Там же целая куча была.
– Ты что, дурак? Я их выкинул сразу же. Если бы нас поймали на территории заповедной зоны с пустыми руками, то просто выпроводили бы оттуда. А если бы поймали с раками, то это штраф приличный.
– А ещё знаешь, что обидно? – грустно добавил Вадик, глядя на проплывающую мимо резиновую лодку с мотором. – Это был не Рыбнадзор…

Только что минуло 23-е февраля. В этот день моему дедушке исполнилось бы 97 лет. Я думал в память о нём 23-его и забросить эту историю, которую он мне рассказал чуть более года назад, но к сожалению не успел. Посему делюсь сейчас. Напишу от первого лица, как он рассказывал. Будет длинно, извините.

Эпиграф — «Шар земной мы вращаем локтями, от себя, от себя.» (В.С. Высоцкий)

«К концу января 1944-го я уже был почти здоров. Лопатка и плечо правда ещё ныли, тем более, что осколки так все и не достали. Но рана затянулась, хоть и зашили её абы как, ты же сам видел. (Пояснение — в госпитале деду рану зашили очень плохо. Между лопаткой и плечом образовалась впадина размером с детский кулак). В больничке до смерти надоело, и так уже три месяца провалялся.

Начали документы на выписку готовить. Оказалось что пишет их врач, симпатичная такая девушка, Лида. Так получилось, что пока я в госпитале был, мы познакомились. Кстати землячка, тоже родом из Белорусии. Нет, никакого романа и близко не было, просто подружились, разговаривали о том, о сём.

Начала документы писать и спрашивает меня:
— Ранение у тебя тяжёлое было. Давай я напишу, что к прохождению дальнейшей службы ты не годен. Комиссуют тебя.
— Да ты что? — говорю. — Все воюют, а я в тылу отсиживаться буду. Пиши, «годен без ограничений».
— Миша, — уговаривает меня, а сама чуть не плачет, — ну зачем тебе на фронт переться? Тебе что, больше всех надо? Ты же уже 2.5 года воюешь, мало тебе что ли? Или наград ищешь? Так у тебя орден уже имеется. Сам знаешь, пошлют к чёрту в пекло, пропадёшь ни за грош. Давай хотя бы напишу, что «ограниченно годен», в армии останешься, но на фронт не попадёшь.
— Нет, — твердил я, — пиши «годен». Я на фронт хочу.
Препирались мы с ней долго. В конце концов она и написала как я просил.
— Вот упрямый баран, — в сердцах сказала. — Ты уж не забывай, черкни весточку мне хоть иногда, что да как.
Кстати, мы с ней действительно переписывались, даже после войны. Она даже ко мне на Дальний Восток приехать собиралась в 1946-м. Ну, а когда на бабушке женился, я писать перестал.

Я теперь думаю нередко, чего я упорствовал? Ведь не мальчик уже, знал, что ни хрена на войне хорошего нет. И убить могут ни за понюх табаку. Наверное, воспитывали нас тогда по другому. Как там в песне поётся «Жила бы страна родная, и нету других забот.» Вся жизнь, может быть, пошла бы по-другому.

На формировании подфартило. Я вообще везучий — что есть, то есть. Там майор какой-то сидел, на меня посмотрел, на документы. Говорит:
— Вы, товарищ лейтенант, на фронте давно, с 41-го?
— Так точно, — отвечаю.
— И сейчас прямо из госпиталя?
— Так точно, — повторяю.
— Значит так. Вижу, что вы на фронт хотите, но он от вас никуда не денется. Сейчас остро нужны офицеры для маршевых рот. Пополнение большое, а опытного младшего комсостава мало. Примите маршевую роту.
Куда деваться? Принял.

Для чего маршевые роты нужны, спрашиваешь? Видишь ли, солдат после учебки или госпиталя не сразу на фронт посылали. Обычно собирали в таких подразделениях, чтобы хоть какое слаживание произошло. Формировали роты и давали пару месяцев, чтобы солдаты друг к другу притёрлись, да и командиры к солдатам пригляделись.

Состав разный, конечно. Попадались и опытные бойцы, обычно после госпиталей. Их командирами отделений ставили. Но у меня таких было мало, в основном совсем мальчишки, прямо из учебки. Мелюзга, лет им по 17, реже 18, все 26-го года рождения. У них ещё молоко на губах не обсохло, а их на фронт. Думалось — обеднела земля мужиком, совсем молодняк в армию берут.

Я им, наверное, стариком казался, ведь мне уже целых 22 года было. Да и я сам себя так чувствовал, ведь с июня 41-го на войне. А опыт — это не шутка. Вижу, что задору цыплячьего в пополнении много, но понимаю — это не солдаты. Разве за 3 месяца учебки солдата можно сделать? Да ни в жизнь. Их, по-хорошему, ещё бы с полгодика учить надо, да кто же столько времени даст? Войне люди нужны. Осознаю, что с такой подготовкой на первом же задании половина этих мальцов поляжет. Надо хоть как-то их поднатаскать.

Гонял я их нещадно, и днём и ночью. Вижу, что им тяжело, но по мне — только так и надо, ведь лишь мёртвые не потеют. Бег и стрельба это хорошо, но ещё важнее сапёру — правильно ползать, ведь часто задания ночью. От своих, по нейтралке, и до колючки. С каждого отделения — проход 10 метров. Умри, но сделай. Туда и обратно ползком, думаешь легко?

Но главное для сапёра — это минное дело. Тут я им продыху не давал, ведь хитростей десятки, если не сотни. Это же не только мину поставить и снять. Её ещё и обнаружить надо, а немцы-хитрецы своё дело туго знали. А как проволоку правильно резать? Как проход обозначить? Как снаряжение упаковать, чтобы оно ночью, пока по нейтралке ползёшь, не загремело? Тут каждая мелочь жизнь спасти может. И погубить тоже.

Мне сейчас 95. Часто думаю, сколько из них до Победы дотянуло. Может, до сих пор ещё и жив кто из тех мальчишек, что я учил. Они же меня на пяток лет моложе. Как мыслишь?

Впрочем, особо покомандовать мне ими и не пришлось, всего пару месяцев. Прибыл с пополнением на 2-й Белорусский фронт в самом конце марта 1944-го. Тут в штаб меня вызывают и приказывают роту сдать. Ладно, а делать-то что? Вот тут и огорошили меня по настоящему.

Оказывается, немцы назад откатились, но минных полей оставили за собой множество. Надо очистить, ведь земля стонет, ухода просит. А. не поймёшь ты всё равно, ты же в деревне не жил, не знаешь, что такое поле и луг. Плюс много маленьких мостов разрушено, надо восстановить. Дают мне 4 сержанта, отделение солдат, и . целый взвод девок. Лет им от семнадцати до двадцати. Комсомолки, доброволки. Я аж ахнул:
— Товарищ подполковник, а что мне с ними делать? Они хоть мины живьём видели? Топор или пилу в руках держат умеют?
— Они через училище прошли. Остальному на месте обучите. Предупреждаем сразу, бдить зорко — за потери будете отвечать по всей строгости.

Вот это поворот. Тут самая страда и настала. И откуда этих соплюх понабрали? Тут с пацанами-желторотиками проблем не оберёшься, а это девчонки-малолетки. Не забрели бы куда, не обидел бы их кто.

В первую очередь, на минные поля строго-настрого запретил им заходить. Все мины я, сержанты и солдаты снимали. Им лишь обезвреженные мины относить дозволил. А когда мосты строили, поручил им доски, брёвна, да инструменты таскать. Приказал — в воду ни ногой. В апреле же вода ледяная, простудят там себе что.

Ох и намучился я с ними! Они же, дуры, инициативные, всё лезут куда не надо, за ними глаз да глаз. Всё им хиханьки да хаханьки. Не понимают, курицы, что коли мина рванёт, ахнуть не успеют, как их кишки на деревьях окажутся. Думал, совсем с ума сойду, хорошо, что сержанты толковые попались, помогали. Мужики, всем лет за 30, у самих дети чуть помладше есть. Надо признать, старались девчонки, хотя с большинства от них проку как свинью стричь — визгу много, шерсти мало.

Но тут-то и случай один произошёл. Девки-девками, а службу нести надо. С них толку на копейку, значить всем остальным работать много надо. Так вот, был один солдат у меня. Имя не припомню сейчас даже, мы ему кличку «Бык» дали, ибо росту он был огромного и силы немерянной. Но лентяй и волынщик, каких сроду не видал. Всё стонал да жаловался. Гоняли его, конечно, и я, и сержанты, но не так чтобы уж намного больше других. Уж коли так его природа силой наградила, грех не использовать.

Так что стервец учинил. Надыбал взрыватель, к пальцу привязал. Когда мостик восстанавливали, чем-то тюкнул. Бахнуло, два пальца оторвало, кровь хлещет. Девки с испуга орут, он тоже. Не знаю, на что он рассчитывал — ведь и дураку ясно, что самострел. А за это по головке не погладят. Такая злоба взяла — вот сукин сын, девки стараются, из жил лезут, а на нём пахать можно, и вот что учудил.

Перевязали его, конечно. Из особого отдела приехали, опросили. Рапорт приказали написать. Впрочем, особисты и без меня своё дело знали, сразу самострел увидели. Быка увезли. Не знаю, что с ним стало, думаю, шлёпнули его, в то время с такими строго было.

Для морального духа подразделения такие случаи — это очень плохо. Девки мои скисли, да и мужики хмурые стали. Дрянное дело. У самого на душе кошки скребут, вроде бы всё правильно, а не по себе. Главное, гнетёт что я в тылу баклуши бью, пока остальные воюют. Умом, конечно, понимаю, что дело нужное делаю, а всё равно муторно.

Но я, как я и говорил, везучий. Прошла неделька, потеплело, май настал. Разминируем поле одно, а через дорогу ещё поле, его другие солдаты разминируют. С ними лейтенант. Разговорились:
— С какой части? — спрашиваю.
— Первая ШИСБр. — отвечает.
— Так и я там служил до ранения. Надо же где довелось свидеться. А где штаб ваш? — обрадовался я.
— Тут недалеко, километров 10. — рассказал, как добраться.

С делом закончили, и я туда ранним вечером направился. Деревенька полусожжённая, спросил у бойцов, где командование. Захожу в хату — и нате-здрасте, Ицик Ингерман, замначштаба батальона. Не скажу, что мы дружили, он вообще меня намного старше, да штабных мы не сильно жаловали, но тут обнял как родного. Тут на шум и комбат вышел, и другие офицеры.
— Ты какими судьбами? — расспрашивают.
— Да вот после ранения. В госпитале отлежался. В маршевой роте был, сейчас разминированием занимаюсь.
— Так давай к нам. Сам знаешь, как взводные нужны.
— Да я бы с радостью. А как это устроить?
— За это не беспокойся. Сам поеду за тебя просить. — говорит комбат.
— В какую роту попаду?
— Да в твою же, третью.
— Вот здорово. К Юре Оккерту (Юрий Васильевич Оккерт — имя подлинное).
Тут мужики нахмурились.
— Нет его больше. В том бою, тебя ночью ранило, а утром он погиб.

Расстроился я жутко. Такой хороший ротный, каких поискать. Кстати, как и я, из под Ленинграда призывался. Я потом как-то пытался семью его разыскать, да не вышло. Не судьба, видно.

— А Вася и Коля как (Василий Александрович Зайцев и Николай Григорьевич Куприянюк — имена подлинные).
— Что им сделается? Как заговоренные. Коля после ранения вернулся, а Ваську пули боятся.
Тут комбат ухмыльнулся:
— Кстати, сюрприз для тебя имеется. Орден на тебя пришёл, уже полгода дожидается. Сейчас в штаб бригады ординарец сбегает, принесёт.

Вот это сюрприз так сюрприз. Оказывается, когда меня на той проклятой высоте 199.0 ранило, и меня в госпиталь увезли, комбат про меня не забыл. К Ордену Отечественной Войны II степени представил.

Ординарец вернулся скоро. Ну, как положено, орден в стакан водки положили. Выпил, разомлел. Так тепло стало на душе.

Рано утречком поехал с комбатом к своему командованию. Они меня отпускать не хотели, подполковник сначала кричал и грозился. Потом уговаривал, даже медаль выправить обещал. Но я намертво стоял, хочу к своим, и всё тут. Плюс мой комбат рядом, а он и мёртвого уговорить может. Отпустили наконец.

С девочками и солдатами попрощался и в свою бригаду уехал. Как раз на 9-ое мая попал.

Своя бригада (1-я ШИСБр), свой 3-й батальон, своя 3-ая рота. Даже взвод свой, тоже 3-й. Ротный другой, правда, но друзья-взводные те же. А Вася и Коля — мужики надёжные, я вместе с ними с 42-го. Они в тяжёлый час не подведут.

Душа пела, я снова на фронте. Снова со своими. Вместе большое дело делаем, будем Белоруссию освобождать. А до милой Гомельщины почти рукой подать.

Вернулся в свою часть. Можно смело сказать — ДОМОЙ вернулся.»

Антонимы «сухое» и «полусладкое» напомнили.
Горбачевские времена, с особо циничным отношением к алкоголю. Мама работает в вино-водочном магазине.
А мне 6 лет. Жаркий август, мы приезжаем в Одессу. Уж не помню, как получилось, но не «дикарем», как обычно, а на самую настоящую базу отдыха. Вот сейчас начала вспоминать, и в голове задребезжал рупор старенького громкоговорителя: «База отдыха Рассвет приглашает на обед!» Вот там я и прославила свою любимую родительницу.
В первый же вечер, перед танцами, местные массовики-затейники от дирекции развели игры для отдыхающих. Сценарий прост. «Я знаю 5 названий цветов!», «Я знаю 5 названий деревьев!» — и добровольцы, кто не справился с заданием, возвращаются в ряды зрителей. Мама еще прихорашивается в домике, а я на центральной площадке базы уже вовсю изображаю «вундеркиндера».
Вопросы становятся все более взрослыми, ряды играющих стремительно редеют. А я держусь, умничка такая. (Когда смотрю на свое фото с того лета — растрепка в платьице в горошек и круглых очечках — становится особенно весело.) И вот остались мы втроем. Высокий, красивый офицер в летней форме, раскрасневшаяся дама бальзаковского возраста (это сейчас все знаю про бальзаковский, тогда не могла понять, зачем бабушке такое красивое белое платье) ну и я, мамина радость. Вопрос, еще вопрос, мы идем ноздря в ноздрю. Между молодым офицером и дамой в платье возникает взаимопонимание. Я это хорошо чувствую, мне кажется, они сговорились, чтобы не дать мне победить!
«Я знаю 5 сортов сыра!», «Я знаю 5 сортов колбасы!» — ха, ребята, моя мама, прямо сейчас, во времена жуткого дефицита, работает в вино-водочном магазине, а я ребенок любознательный, ну, вы понимаете.
Ведущая всего шоу видно решает, что с малявкой пора завязать, и обеспечить истории бравого офицера и прекрасной дамы красивый конец.
«Я знаю 5 названий алкогольных напитков!» Дама отвечает первой — и на четвертом названии сбивается. Ура! А я думала, сильней покраснеть уже не получится! Моя очередь: «Древнекиевская» — раз, «Карат» — два. Каюсь, я не помню, что назвала третим и четвертым номером. Но последним был «Бейлиз»!
Я победила.
Мужчина в форме почему-то не стал отвечать. Он странно согнулся вдвое, вытирал лицо рукавом белого кителя и плакал. Наверное, не знает никаких водок, — решила я. Вдруг, мне стало жаль красивого офицера, и я, все еще сжимая в руках микрофон, начала ему подсказывать: «Дядя, есть еще «Стрелецкая», «Посольская», «Арарат»!» С каждым названием зрители все больше радовались моей победе.
Ведущая сказала, что я настоящий победитель, и что родители мной могут гордиться. И чтобы я бежала к себе в домик, потому что мама за мной, наверное, на танцы не прийдет.

Любовь зла – ответишь за козла

Начало мая 2001 года порадовало теплом, поэтому я рубил дровишки в форме одежды номер два: штаны, сапоги и голый торс. А что, солнышко светит, ветерок прохладный, почему бы и не позагорать. Позагорал, блин. Да так удачно, что через неделю оформлялся в больнице: пневмония.

В палате нас обитало четверо: Игорь, Сергей, Валентин и я. Познакомились быстро, а с Игорем еще и стали друзьями. Кстати, несмотря на начало дачного сезона, основной контингент пульмонологии состоял почему-то из бабушек. Причем старушки были не просто лихими, а бесшабашными на всю голову.

Заметили мы это почти сразу. Вечером, после стандартной процедуры «мазнули ваткой – воткнули — ойкнул» каждый занимался своим делом. Кто-то читал, кто-то смотрел телевизор. Бабули же, перемигиваясь, сначала дрейфовали по коридору, а потом резко исчезли.
— Может, дрыхнут? — возвращаясь с Игорем из курилки, предположил я.
Тот лишь пожал плечами:
— Или на улице.
— Какие милые козлики!

Опа! Хором икнув от неожиданности, мы выпучили глаза на хихикающих у лестничного пролета козочек восьмидесятилетней выдержки. Вот и бабули нашлись. Глазки блестят, суставы похрустывают. И, главное, весело так, с задорным притопом и намёками. Явно хлебнули втихаря.
— Андрей, — выдохнул Игорь, — вон та, в пуховой шали, наручники вяжет. Сам видел.
— Не тыкай пальцем, решит, что понравилась, — зашипел я, — ой, она подмигнула!
— И что это мы дрожим, — сложив губки бантиком, одна из «молодиц» многозначительно кивнула на бутылку, — может, винца для храбрости?

Честное слово, мы рванули так, что обогнали тапки. Кажется, бежали даже по потолку. При этом губы тряслись, глаза слезились, а в ушах звенело удивленное:
— Ребята, вы куда?
Кто бы мог подумать, что бухие пенсионерки по вечерам выходят на охоту? И ведь сразу не угадаешь, что у них в голове! По своей природе пьяная женщина вообще непредсказуема, а если к тому же связала наручники .

— Интересно, они знают, в какой мы палате, или нет, — с трудом прокашлявшись, просипел я.
Словно отвечая на вопрос, дверь скрипнула, явив пуховую шаль:
— Ребята, вы здесь?
Сдавленно пискнув, мы тут же нырнули под кровати.
— Ушли, — горестно вздохнула бабуля, — а жаль, всё так хорошо начиналось.
— Слава Богу, пронесло, — подумали мы.
Стоп, а где Серега и Валентин?
— Ребята! – донеслось из коридора.

С тех пор, если я вижу губки бантиком, то сразу икаю.

Единственный плюс больницы – можно выспаться. Казалось бы, ан нет.
— Кто много спит, тот быстро толстеет, — и, грохнув ведром об пол, в палату шагнула санитарка по кличке Громозека.

Судя по габаритам, лично она просыпалась только ради нашей побудки. Для понимания, весь я – это её нога. Плюс тётка обладала недюжинной силой, легко поднимая кровать вместе с пациентом. Не удержался? Твои проблемы.

Уборка проводилась оригинально: кроме мытья санитарка пинала все, что на полу. Главное, столкнет, а потом бесится:
— Устроили бардак.

Да какой бардак, я здесь не валялся, сама же вытряхнула из кровати. Хорошо еще, что увернуться смог. Нога у тетки, как и рука, была очень тяжелой.

За что она не любила нашу компанию, сказать сложно. Может, кто-то внешне смахивал на зятя или на покойного мужа, умершего от счастья через день после свадьбы. А может, на первую любовь, отказавшуюся от возлежания даже под угрозой переломов и вывиха копчика. Почему я так думаю? Да потому что начинать в палате уборку ровно в шесть утра можно только ради страшной мести!

Ни просьбы, ни уговоры не помогали.
— Послушайте, по распорядку подъем в семь тридцать!
— Ноги убрал!
— В конце концов, дайте поспать!
— Устроили бардак.
Ладно, не нравится тебе кто-то, убей его. В конце концов, защекочи усами насмерть. Беднягу не спасти, но остальные выспятся!
— Ноги убрал!

Да сколько можно! Мы же не нанимались отвечать недосыпом за грехи неизвестных страдальцев. Поэтому на внеочередном собрании кашляющих было принято решение бороться до последнего чиха.

И уже следующим утром тетку ждал сюрприз в виде сумки с огромным воздушным шариком внутри. Хитро спрятанные вокруг иголки притаились в полной боевой готовности.

Все-таки у женщин есть какое-то седьмое чувство, предупреждающее об опасности: Громозека вошла в палату слишком неуверенно и тихо.

Но явное нарушение порядка заставило мгновенно позабыть об осторожности:
— Совсем оборзели. Развели бардак.
И замахнувшись изящной пятидесятикилограммовой ножкой, тётка со всей дури влупила по сумке. Грохот был такой, что в процедурной две капельницы приняли буддизм, а кардиограф признался в любви к электрофорезу.

Знаете, я все-таки восхищаюсь этой женщиной. Другая бы на её месте заорала во всю силу легких. А эта просто улетела на ведре, быстро загребая шваброй, напоследок рыкнув:
— Козлы!
Ну и что, что козлы, зато стали высыпаться. Ведь после того случая уборка в палате начиналась ровно в семь тридцать. Причем вначале грохало ведро, а затем Громозека рычала приветствие:
— Козлы, вы еще за это ответите.

Лично я твёрдо уверен в том, что у женщин есть свой бог. Римский, Истерий Падлиус. Это он сделал так, что уже через два дня после воздушного шарика наши, простите, задницы стонали и плакали.

И было от чего. Процесс лечения, кроме таблеток, заключался в трехразовом получении двух уколов. Первый был умеренно болезненный, второй – свыше умеренного. Но молоденькая сестричка, Катя, делала все очень аккуратно и без неприятных ощущений. Поэтому процедура была вполне себе терпимой.

Но вот Истерий услышал Громозекины молитвы. Вероятно, тётка дала клятву не есть после шести вечера больше шести порций весом более шести килограмм. И тронутый этим актом самопожертвования Падлиус отправил Екатерину на курсы, взамен прислав Марию: тоже милую и красивую девушку.

Я заподозрил неладное, когда в палату, оскалившись, заглянула Громозека собственной персоной:
— Авдей, на уколы.
С чего бы это вдруг? Мы недоумённо переглянулись, а вот задница вздрогнула, почуяв опасность.

Ладно, разберемся на месте. Но все подозрения рассеялись, стоило войти в процедурную:
— Здравствуйте, — улыбнулась новая медсестра.
Какая милашка, добрая, приветливая, чего боялся-то?
— Вы так похожи на моего бывшего мужа, — продолжила девушка, — ложитесь.

Церемонно оголив седалище, я уже был готов на затейливый комплимент, как вдруг…
— Ах, ты ж, муха-цокотуха, выдра гватемальская, — мелькнуло в голове после не очень болезненного укола.
— Если погибну, считайте меня трансвеститом! – когда Мария делала второй, я был готов на все, только бы уйти.

Обратный путь до палаты занял не меньше десяти минут. Шел медленно, по стенке, отчаянно хромая.
— Что такое? – удивились мужики, когда моё тело с громким всхлипом рухнуло на кровать.
— Оказался похож на бывшего мужа.
— Не повезло, — вздохнул Игорь, — ладно, пошёл, моя очередь.
Через несколько минут всхлипы раздавались дуэтом:
— Один в один бывший свекор.
А спустя полчаса в палате завывал квартет страдальцев. Сергей поразил сходством с братом коллеги мужа по работе, а Валентин – с троюродным племенным внучатиком почетного свидетеля на свадьбе младшей сестры лучшей подруги свекрови.

Вот так Мария превратилась в Маньку – группенфюрера, а мы шли на уколы, только попрощавшись друг с другом. Кто знает, вернешься ли обратно? Может, прямо на кушетке улетишь в небеса, оставив после себя метровую иглу в холодеющей заднице.

Радовало только одно – вечером колола другая медсестра. Девушка совсем недавно вышла замуж, наслаждалась лучшим периодом семейной жизни и поэтому была веселой и счастливой. Мы же истово молились, чтобы выздороветь до первой ссоры молодых. Они-то помирятся, а вот наши седалища второго группенфюрера не переживут.

Кстати, никаких диверсий в адрес Маньки мы не совершали. Всё-таки девушка. Наверное, поэтому смилостивившийся Истерий подсказал, как облегчить адские муки. О, это был воистину коварный план женского бога.

Я не знаю, что подумали родители, когда одновременно (так вышло!) принесли всем четверым пластмассовые тазики. Я не знаю, что навоображала себе на посту дежурная медсестра, глядя, как мы тащим из ванной наполненную кипятком тару. Я не знаю, кем нас обозвали вездесущие бабули: наркоманами, проститутками или депутатами.

Знаю только одно: сидеть на гнезде неудобно. И не надо ржать! Да, каждый вечер один становился на шухер, пока остальные грели в тазах измученные задницы.

Это был единственный выход. Ведь на третий день мы хромали так, что даже патологоанатом заинтересовался. Ему, видите ли, захотелось изучить, какие процессы начались в молодых организмах.
— Мужики, имейте в виду, есть специальный чистый стол для вип — пациентов. Так что как только, милости просим в морг!

Помирать мы не собирались, а вот горячая водичка – это кайф. Может, именно благодаря ей и выжили, знатно повеселив Истерия, да и все отделение.

Кстати, больше всего от Маньки доставалось мне. И не из-за сходства с бывшим. Просто, решив, что терять нечего, я заходил в процедурную, щелкая тапками и вскидывая руку в известном приветствии.

А на приказ ложиться отвечал громко и четко:
— Яволь, майн группенфюрер.
Да пофигу, семь бед – один ответ, помирать, так с музыкой.

— Сейчас кто-то дояволькается, — с улыбкой пообещала медсестра.
— Жду, не дождусь, ах, ты ж, тык-тыгыдык, тыгыдык, тыгыдык!
— Вы ругаетесь? – удивилась Манька.
— Конечно, нет, группенфюрер! Просто тыгыдыкнул от переизбытка чувств. А можно поржать лошадкой?
— Можно даже поматериться, — и с этими словами медсестра вонзила второй укол.
— Е…кая сила (удивительная способность, даруемая виагрой)!

Через минуту, с трудом поднявшись, я медленно похромал в коридор.
— Тапочки забыли! – крикнул группенфюрер.

Сами придут, не маленькие. А мне нужно поскорее в палату и на гнездо, горячая водичка ждёт. Даже если кто-то заглянет, пофигу. Уже давно абсолютно пофигу, совсем. А интерес к жизни сузился до размеров стремительно черневшей задницы.
— Эх, житие мое.

Наконец, устроившись в позе орла на мешке картошки, я снова горестно вздохнул:
— Господи, когда же выписка?

Не поверите, в день освобождения ваш покорный слуга, хромая, обогнал два рейсовых автобуса и четыре маршрутки. А вечером моя девушка, заметив темно-сине-черно-зеленое седалище, расплакалась:
— Андрей, скажи честно, тебя пытали?

В общем так, мужики. Женитьба на медсестре – только до гроба! А тем, кто уже думает разводиться, хочу напомнить. За вас, козлов, ответят невиновные и непричастные. Истерию Падлиусу до фонаря, он разбираться не будет. В этом я убедился на собственной заднице.

«Отвали!» или три змеелова и ужиха

В уже далекие времена, когда я был очень любознательным и очень ушастым пацаном, мои летние каникулы иногда начинались с поездки в пионерский лагерь от строительного треста.

Эх, детство золотое. Массовки (на современном языке – дискотеки), ночные походы к соседям, чтобы измазать их пастой (предварительно нагретой в трусах), ловля раков в позе рака, и побеги в военный госпиталь, где можно было отхватить то эмблему, то шеврон, то грандиозные люли (если нарывался на офицера).

Классно было, но иногда скучно. Пионерский огонь в филейной части у меня тогда полыхал, как мартеновская печь. Всегда хотелось чего-то эдакого. Вот и летом 1983 года с мечтами о героическом времяпрепровождении я, насвистывая, вошел в свою десятиместную комнату, где уже неспешно распаковывались еще двое парней.

Только глянув друг на друга, мы сразу поняли – нашлись. Единомышленники, мгновенно ставшие друзьями: ваш покорный слуга, Игорь и Виталя. Всем по одиннадцать лет, примерно одинакового роста, телосложения и с таким задором в глазах, что вожатый по кличке ВС (от Валерий Сергеевич) лишь прошептал сквозь зубы:
— С этими мушкетерами покой нам будет только сниться.
— Не волнуйтесь, — хором вякнули мы, — обещаем вести себя хорошо в пределах разумного.
— Разве что, пробегая через мосточек, — добавил Игорь.
— Ухватим кленовый листочек, — продолжил Виталя.
— Или два, — несмело предположил я.
— Вот этого и боюсь, — всхлипнул вожатый, — и сдался мне этот пед, лучше бы в армию пошёл. Ой, дурак, ой дурак!

Но, против ожидания, за четыре дня мы только измазали пастой девчонок, нарисовали кукиш на двери корпуса и ночью привязали к кровати командира отряда из активистов. То есть вели себя практически идеально. Поэтому на пятый день ВС, бдевший за нами, аки прапорщик за мылом, расслабился.

А зря. Как раз к этому моменту наша компания затосковала. Точнее, загоревала, ибо утром проснулась, густо измазанная пастой. Девчонки из отряда все-таки сумели взять реванш. И теперь, сидя за клубом, мы с самым мрачным настроением жевали чернику, собранную, естественно, за территорией лагеря.

— Надо отомстить, — выплюнув кислую ягоду, хмыкнул Игорь.
— Как? С пастой не получится, будут готовы, — возразил Виталя.
— А еще воспиталка хочет засунуть нас в спектакль, чтобы дурью не маялись, — грустно сообщил я и добавил, — вот змея.
— Где? – встрепенулись Игорь с Виталей.
— Кто? — не понял я.
— Змея!
— А кстати, — и мы, переглянувшись, улыбнулись.

Родившаяся идея была, как минимум, безумной, а как максимум…
— Лучше доедайте чернику, она полезна для зрения и, теоретически, для мозгов, слышите? – громко верещал на сосне поползень.

Но, проигнорировав мудрую птицу, мы бросились в корпус за необходимым реквизитом. Звезды сложились так, что в тумбочке Игоря стояла пустая трехлитровая банка от сока, капроновую крышку подогнал Виталя, карманный ножик был у меня.
— Куда собрались, мушкетеры? – подозрительно воззрился Валерий Сергеевич.
— За шишками и желудями, — преданно глядя вожатому в глаза, ответил я.
— А банка?
— Складывать.
— А крышка?
— Чтобы не высыпались.
— Зачем они вам? – сощурился ВС.
— Для поделок, скоро конкурс, забыли? – с лицом праведника ответил Игорь.
— И правда, — улыбнулся вожатый, — только не долго, и за территорию не выходить, ясно?

— Ничего им не ясно! Остановите, пока не поздно! – это вездесущий поползень чуть ли не в ухо орал беспечному вожатому.
Но тот, улыбнувшись проходившей мимо воспитательнице, не обратил внимания на вещую птицу, созерцая пышные девичьи формы. Да и что могут сотворить трое мелких за час до обеда? Ничего! Забегая вперед, скажу, что вскоре ВС кардинально изменил мнение по поводу наших способностей. Ну, когда отдышался.

— И где их искать? – Виталя задумчиво рассматривал три невысокие елочки и старый пенек.
— Точно не здесь, — согласился я.
— Айда за клуб, там солнца много, можжевельник растет, — предложил Игорь.
— Да ты гений, — восхитились мы с Виталей.
— Вы придурки! – уже шептал осипший от крика и заранее поседевший поползень.
Но кто будет слушать птицу, тем более что за клубом нас сразу постигла удача.
— Тсс! – Игорь приложил палец к губам, — смотрите.

Впереди, прямо на разогретой хвое одинокий уж, зажмурившись от наслаждения, принимал солнечные ванны.
— Решено, вечером ползу свататься, в конце концов, сколько можно, — не замечая нас, размышляла рептилия, — подумаешь, маме её не нравлюсь. Гадюка старая, никак не угодить. То цветы не те, то слишком поздно в гости пришел, то…
— Есть, — взвизгнул Игорь, — крепко схватив ужа за шею, давай банку.
— Мляшшш, отпустите меняшшш, — возмущался уж.
— Отпустите его, — сипел поползень.
— Отпустил? — спросил я.
— Отпустил, — кивнул Игорь.
— Закрываю, — с этими словами Виталя плотно насадил крышку.

Несколько минут мы любовались бесновавшимся ужом, заодно пополнив словарный запас десятком интересных выражений, самым мягким из которых было «ерканутые рододендроны». Первый успех так раззадорил, что дальше началась самая настоящая зачистка всех близлежащих кустов.
— Уходит!
— Палкой, палкой прижми!
— Шшшшотвалите!
— Заталкивай, что значит, не хочет!
— Не хочушшшшшшшш!
— Тебя не спрашивают!
— Ух.

Вскоре мы с гордостью рассматривали банку, в которой нас материли целых три ужа. Поэтому к рододендронам добавились «ерпыль ушастый» (это персонально мне, кстати, было обидно), «устрица в шортах» (Игорю), «выпороток дятла» (Витале) и «растатуй вас свербигузом по самые пионерские галстуки» (безлично всей компании).
— Класс, — хлопнув по крышке, потянулся Виталя, — я вон того, самого большого поймал.
— Я остальных, — гордо хмыкнул Игорь.

И друзья посмотрели на меня:
— А ты?
— Помогал, загонял, держал банку, вот, — промямлил я.
— Трус, — авторитетно заявил Виталя, — боялся, сознайся.
— Нет, не боялся, да я, да мне, да…
— Если не поймаешь, — Игорь решительно щелкнул пальцами, — девчонкам отомстим без тебя. Понял? Ждем десять минут.

В тот момент я побил не один рекорд по спортивному ориентированию и бегу с препятствиями. Но под кустами можжевельников не было даже самого завалящего ужика. В радиусе десяти метров – тоже. Оставались только елочки внизу, там тепло, влажно.
— Хе-хе-хе, — злорадствовал поползень, — вот тебе, бабушка, и Юрьев… Мля! Стой!

Зачем так орать? Я и сам замер, любуясь открывшейся картиной: на крохотной полянке блаженствовал огромный, полуметровый уж.
— Вот это красавец, — а перед глазами стояли удивленные лица друзей, которые, увидев это чудо, захлебнутся от зависти.

— Жених недоделанный, сколько раз ему говорила, ты – не пара. Ни хвоста не понимает, все ползает, — не обращая внимания на сопящего пионера, предавалась мыслям рептилия, — еще цветы надумал таскать. А у меня аллергия и вообще…
— Попался! От меня не убежишь!
— Утекай, тебе скоро придет писец! – заверещал перепуганный поползень.
— И не один, — пыталась вывернуться змея, но детская ладошка держала крепко.
— Врешь, не уйдёшь!

— Мужики! Позырьте, кого поймал, — с этими словами я выбежал к заждавшимся друзьям.
— Ого, — удивился Виталя, — а этот точно уж?
— На голове желтых пятен нет, — поддержал Игорь.
— Это ужиха, — авторитетно заявил я.
— Отвали, ненормальный! — яростно извивалась змея, — я вообще-то гадюка, слышишь? Га-дю-ка. Отпусти шею, мне больно. И повторяю: я змея, причем ядовитая, слышишь, апостроф ушастый? Я-до-ви-та-я. Открой учебник зоологии, на семнадцатой странице все написаноооооооооооо!

Последний возглас заглушила плотно севшая капроновая крышка: вот и четвертая рептилия заключена под стражу.
— Горгона Злорадовна? – удивился первый пойманный уж.
— И он здесь, — фыркнула та, — повторяю, вы не пара, ясно?

Но мы, не обращая внимания на внутрисемейные разборки, быстро продвигались к корпусу. Задача была сложной: доставить ценный груз и при этом не спалиться. Наверное, наши ангелы-хранители в тот момент или отвлеклись, или вышли покурить, или, наоборот, не вмешивались, ожидая дальнейшего развития событий. В общем, банка с ужами незаметно передислоцировалась в комнату, в тумбочку Витали. Диверсию было решено провести после обеда, перед тихим часом.

— Стойте, они же задохнутся! – неожиданно вспомнил Игорь.
Вот и ножик пригодился. Мы быстро вырезали в крышке дыру и, захлопнув тумбочку, выбежали строиться на обед.

А через двадцать минут наша сытая и довольная компания возвращалась в корпус, представляя себе в лицах, как будут визжать девчонки. На всякий случай, чтобы раньше времени заговор не был раскрыт, мы ускорились и первыми забежали в комнату…
— Мужики, — прошептал Виталя, — банка пустая. Ой, мамочка!
— Ой, мамочка, — согласился Игорь.
— Коловпатий Еврат, — резко охрипшим голосом соригинальничал я.

И было от чего перепугаться: на кроватях уютно разместились взбешенные ужи, безумно ждавшие реванша. Теоретически, конечно, мы знали, что они не ядовиты, но практически.
— Раз, два, три, — не шевелясь, пискнул Виталя, — а где четвертый?
— Андрюха, обернись, — выдохнул Игорь.

Прямо у двери, заблокировав пути отхода, дружелюбно улыбалась «ужиха»:
— Добрый день, скотина, шшшшшшшшшш.
— Пук, — тихо ответил я.
— Молился ли ты на ночь, Дездемоний? — продолжала изгаляться змея.
— Куп.
— Чего? — не поняла рептилия.
— Простите, — извинился я, — пук.
— Горгона Злорадовна, разрешите мне, да я за будущую тещу…- вмешался «Виталин» уж.
— Сколько раз тебе говорить, вы не пара, — змея буквально на секунду отвлеклась в сторону неугомонного жениха, но мы успели.

Громкий треск сразу из трех пусковых установок ознаменовал групповой старт космических аппаратов. Озадаченная рептилия не успела даже ничего сообразить, как над ней, благоухая всеми ароматами испуга, пролетели три белых, как смерть тела.
Дальше был громкий хлопок дверью и невероятный прыжок на улицу. Где-то позади взбешенная змея обещала самые страшные кары, но мы уже были вне досягаемости: окна и дверь закрыты, все подходы густо запуканы так, что и мышь не проскочит, помрет на вдохе.

— Что будем делать? — отстрелив последний заряд, шепнул Игорь.
— Сдаваться, — предложил я, — а вот, кстати, и ВС идёт с воспиталкой.
— Эй, мушкетеры, почему такие бледные? — весело спросил вожатый.
— Все хорошо, — через силу улыбнулся Виталя, — только в комнату не надо заходить.
— Там змеи, — понуро опустил голову Игорь.
— Какие? – сразу похудела воспиталка.
— Три ужа, — вздохнул я, — и ужиха.
— Откуда знаешь? – удивился ВС.
— Она без желтых пятен.

Глядя на побелевшее лицо вожатого, мы поняли, что…
— А я предупреждала, — донеслось из-за двери, — но вам, долбодятлам, все пофигу! Особенно тому ушастому ерпылю! Двоечник, кто тебя только в пионеры принял! И вообще, то, что меня, приличную женщину, засунули к троим неженатым мужикам, я еще прощу. Но то, что будущий зять увидел не накрашенной…
— Горгона Злорадовна, так вы змеешипляете наш брак?
— Не придирайся к словам!

Дальше мы не слышали, потому что минутный ступор вожатых сменила бурная активность. ВС за секунду успел подпереть дверь комнаты и вывести всех из корпуса. А стремительно худеющая воспиталка метнулась в санчасть, дирекцию лагеря и еще куда-то.

Через час гадюка и ужи были пойманы и выброшены за забор в самом дальнем углу лагеря. А мы…
— … изгоняетесь из обители сей на веки вечные, — громыхал директор, глотая успокоительное и запивая горячительным, — завтра приедут родители, собирайтесь.

Но спасло заступничество директора стройтреста. Наверное, он просто пожалел троих охламонов, как и родителей, оплативших путевку. А, может, и сам в пору лихого дества чудил так, что вороны крестились. Кто знает.

Так что в лагере мы остались, но в разных отрядах, в разных корпусах и под неусыпным надзором. Любая, даже случайная встреча всех троих была сродни пожару: тут же, как из-под земли, появлялись вожатые, воспитатели, а иногда и сам директор с успокоительным наготове. В общем, больше даже черники не поели. И до конца смены нас величали не иначе, как «змееловы».

Я часто думал о том, почему гадюка не укусила никого, особенно меня. Наверное, Бог на самом деле бережет дураков и пьяниц. А умными нас обозвать, согласитесь, было очень, очень сложно.

Но гадюки все же отомстили, двадцать лет спустя. Но это совсем другая история.

Сколько себя помню – каждое лето проводил в деревне, по мере сил помогая бабуле управляться с хозяйством. Интернета в те далёкие времена еще не придумали, поэтому свободное время проводил или на рыбалке, или в лесу, или в компании сверстников.

Наша диверсионно – разведывательная группа занималась… Проще сказать, чем мы только не занимались, за что периодически отгребали свежей березовой каши. Но даже наказания не могли затушить пионерские огни, полыхавшие в детских задницах.Классное было время. Весёлое и беззаботное.

В 1983 году, после окончания четвертого класса, когда я стоял на пороге одиннадцатилетия, друзья предложили немного подзаработать в совхозе на полевых работах. Называлось это «выходить на наряд».

С утра бригадир (Виктор) занимался распределением фронта работ среди взрослых, а затем подходил к нам. Если что-то было, то в сопровождении старшего наша команда отправлялась выполнять посильные задания.Первые два дня прорывали горох, выдергивая кормовой, выделявшийся среди белого ковра пищевого фиолетовыми лепестками, затем заготавливали черенки для лопат и вил.

На пятый день, убедившись, что ваш покорный слуга к делу относится серьёзно, бригадир торжественно объявил о повышении: мне было доверено перевозить мешки с комбикормом от склада до фермы.
— Ты с конём умеешь обращаться? – уточнил Виктор.
— Конечно, — преданно глядя в глаза, соврал я.

О том, что мой опыт ограничивался детской лошадью-каталкой, решил особо не распространяться. Да ладно, все будет хорошо, справлюсь.
С этими мыслями я и дотопал до фермы. Там уже томилась в ожидании задумчивая рыжая кобыла Фрося, которая со вселенским пофигизмом наблюдала за парой мух, совокуплявшихся на оглобле в позе растерянного астронавта.
— Она спокойная, не бойся, — подбодрил зоотехник (Сергей), — только не гони.

Спасибо за напутствие, а я-то думал сразу с места в карьер, чтобы пролететь до склада с гиканьем и свистом. Наверное, об этом очень красноречиво свидетельствовали мои выпученные от страха глаза и трясущиеся руки.
— Понятно, — вздохнул Сергей, — ладно, малой, смотри.

Следующие двадцать минут были посвящены основам: как управлять лошадью, как надеть узду и замечаниям по поводу того, что «если облажаешься, расскажу бригадиру».
— А теперь езжай, — добродушно кивнул зоотехник и закурил.
— Но, — пискнул я.

Вот это да, кобыла оторвалась от медитации и неторопливо двинулась в сторону склада! Чтобы понять обуревавшие меня в тот момент чувства, надо быть пацанёнком, который впервые в жизни управлял настоящей живой лошадью.
Километр до склада и обратно мы осилили примерно за полчаса.

— Да не бойся, — подбодрил Сергей, — ускорь её немного, а то бабы уже плешь проели, где комбикорм.
— Если чуть побыстрее, не устанешь? – обратился я к кобыле.
— Пофигу, — задумчиво фыркнула Фрося, глядя, как те же мухи спариваются уже в позе богомола – затейника.
— Тогда но.

Кобыла флегматично перешла на некоторое подобие медленной рыси.
— Но, — уже весело крикнул я после пятого рейса
— Но так но, — Фрося согласно припустила еще быстрее.
— Молодец, — через четыре часа улыбался зоотехник, — на обед домой пойдешь?
— Ага, — кивнул я.
— Пока доберешься, возвращаться придется, езжай, напоить только не забудь, — и, подмигнув, Сергей ушёл по своим делам.

Вот это да! Проехать через всю деревню! Для все-таки городского пацана это был не просто повод для гордости, это был миг наивысшего блаженства. Мне разрешили! Еще не веря своему счастью, я быстро прикинул маршрут следования. Их было два.

Первый – по так называемой Старой улице, второй – по Новой, появившейся уже в послевоенные годы. Она была хороша тем, что заканчивалась горкой метров шестьдесят высотой. Также вдоль неё располагались сельсовет, школа, место выдачи нарядов на работы, баня и магазин. То есть число зрителей будет максимальным.

Решено, едем по Новой. Маршрут был таким – километра два по улице, доезжаем до горки, далее, приняв левее, спускаемся, проезжаем перекресток деревенских улиц. Затем, через двести метров, выехав на довольно оживленную дорогу Барановичи – Молчадь, поворачиваем направо, и мы дома.

— Но пошла, — зычно крикнув, я шлепнул вожжами.
Тот день запомнился на всю жизнь. Меня просто распирало от гордости, ещё бы! Сам! Один! Казалось, что каждый встречный, думал:
— Вот этот да, молодец, такой маленький, а уже управляет лошадью.
— Кстати, Фрося, не быстро едем?
— Пофигу, — фыркнула кобыла, не прекращая медитации.
— Интересно, — подумалось мне, — её вообще что-нибудь может вывести из этого состояния?

Бойтесь мыслей своих, ибо они материальны! Не помню, кто из древних это ляпнул, да и времени на воспоминания не было, потому что лошадь неожиданно собралась взлетать.
Как? Просто. Метров за тридцать до горки нас с громким треском обогнал мотоцикл. И случилось чудо: Фрося вздрогнув, задрала хвост.
— Хана, — яркой молнией сверкнула мысль.
— Поехали! — громко отстрелив первую ступень, кобыла рванула в галоп.

Оказавшись в облаке едкого газового выхлопа, я на несколько секунд ослабил вожжи, пытаясь вытереть слезившиеся глаза. Этого было достаточно, чтобы Фрося, закусив удила, понеслась навстречу светлому будущему, которое заканчивалось обрывом, если вовремя не повернуть.
— Тпруууууу!
— Их-ха. Пофигу.
И как назло, вокруг ни человека! Обед же, куда все подевались? Свидетелями были только три собаки, смотревшие на меня с явным уважением.
— Тпруууууу!

Мы неслись так, что теплый воздух выдул некстати появившиеся сопли из носа . В другой ситуации мне было бы стыдно, но только не сейчас: до обрыва оставалось чуть больше двадцати метров.
— Тпруууууу!
Поняв, что остановить, кобылу не удастся, я из всех сил потянул на себя левую вожжу:
— Поворачивай!
— Их-ха! Пофигу!
— Отстреливай вторую ступень, разобьемся!
— Есть. И третью заодно!

Как я не задохнулся, не понимаю. Чем кормили Фросю, навсегда осталось тайной, но по силе и мощности выхлопа можно было предположить.…
— Ой, мама!
Знаете, что такое деревенское родео? Это когда газовавшая, как ракета-носитель, лошадь сделала резкий поворот. Телега в соответствии с законами физики стала заваливаться набок, я же изо всех сил держался за борта и ждал, когда ё. простите, грохнусь уже чистым (спасибо галопу) носом об асфальт. Но пронесло.

Еще как пронесло! Выстрелив с таким звуком, что на секунду заглушил даже громыхавшую телегу, я сумел, не отпуская вожжи, перекреститься ресницами.
Кстати, описанную процедуру можно смело рекомендовать в качестве дополнительного стимулятора больным с ЖКТ. Гарантирую, продует насквозь!
— Повернули, чуть помедленнее, Фрося, чуть помедленнеее!
— Их-ха. Пофигу!

С какой скоростью несся с горы наш экипаж в составе двух отчаянно газовавших субъектов, не берусь судить. И если честно, было не до того.
— Тпруууууу!
Не знаю, что себе навоображала эта скотина, но она понеслась так, что в ушах засвистел ветер. Первого перекрестка мы даже не заметили. Зато удивили ехавшего на велике соседа. Его отвисшую челюсть я помню до сих пор.
— Тпруууууу!
До следующего перекрестка оставалось метров сто. Если эта сволочь не остановится, быть нам сбитыми, как сливки.
Семьдесят метров. Вожжи натянуты до предела, но Фросе, традиционно, пофигу.
— Тпруууууу!
Пятьдесят метров.
— Тпруууууу!

В критические моменты у человека просыпаются такие способности, о которых в обычной жизни он даже не догадывается. Вот и я никогда не думал, что смогу крикнуть:
— Тпруууууу, бл….
Да так, что где-то в деревне испуганно взлетела стая ворон, с окрестных яблонь посыпались груши, а у самого перекрестка остановились сразу два грузовика. Но самое главное: Фрося резко ударила по тормозам. Еще бы метров десять…
Просипев:
— Падла, — я в изнеможении рухнул на спину.
— Пофигу, — невозмутимо фыркнула кобыла и с интересом стала рассматривать мух, которые на оглобле (опять!) слились в позе скачущего давления.

Читайте также:  Офисные очки цена на них

Руки, натертые вожжами, горели, в ушах звенело, в носу щекотало, а в животе, простите, громко бурлили многообещающие процессы.
— Малой, ты в порядке? – водители обеих машин уже были рядом.
Один что-то поправлял в сбруе, другой встревожено смотрел мне в лицо:
— Что случилось?
— Понесла, — с трудом выдохнул я, — мотоцикл напугал.

В общем, к дому я привёл Фросю под уздцы и в сопровождении двух грузовиков.
— Смотри, малой, больше так не летай, — выйдя из кабин, водители осторожно пожали мою опухшую руку и, посигналив на прощание, быстро скрылись за перекрестком.
Спасибо вам, мужики, за помощь.

Навеселившейся и остывшей кобыле нужно было напиться, а мне — срочно уединиться в будке для медитаций. Поэтому следующие полчаса лошадь мелкими глотками утоляла жажду , а я познавал высший дзен и просветление.
О скачках решил никому не рассказывать, зачем будоражить народ. Ведь все хорошо, что хорошо заканчивается, правда?

Как оказалось, Фрося очень боялась машин и резких звуков. Но теперь, обладая бесценным опытом, я был спокоен. Главное – не пропустить подготовку к запуску.
Поэтому стоило только задраться хвосту, как через секунду перед лошадиной мордой красовался кусок хлеба:
— Угощайся, спокойно, спокойно. О, смотри, опять мухи, в новой позе закалённого сверла.

Так что и на второй день мы с Фросей неспешной рысью ехали на обед домой. Правда, уже по Старой улице, от греха подальше. А потом началась компания по заготовке сена, и стало не до совхоза.

За эти шесть дней я заработал десять рублей сорок копеек. Моя первая зарплата, по тем временам – вообще неслыханное богатство для одиннадцатилетнего пацана. Жалею только об одном – не сохранил тот расчётный листок, малой был, глупый.

По образованию я инженер. Знаю, что любое явление можно объяснить не прибегая к помощи сверхестественных сил. Словом, в чертовщину не верю. Но некоторые явления могут поставить в тупик.
Моя мама прожила долгую жизнь, ушла в мир иной в возрасте 97 лет. Последние годы она жила в Израиле с моим братом. Однажды мне снится сон. Подходит ко мне мама, молодая, как в детстве, и говорит, что пришла попрощаться, она уходит. Я совсем не удивился, что мама такая молодая и как она оказалась в Лос-Анджелесе. Только спросил:
— Ты куда?
— К папе.
— Так папа умер.
— Я знаю.
Потом мама мне сказала много теплых слов, просила, чтобы не расстраивался, и ушла. Когда я проснулся, я сказал жене:
— Мама умерла.
— Тебе что, позвонили из Израиля?
— Нет, но я знаю.
Через полчаса позвонили. Я всегда был очень близок с мамой. В детстве, взрослым человеком, и когда мама была совсем старенькая. Всегда чувствовал с ней связь, независимо от расстояния. В загробную жизнь я не верю. Но связь с мамой ощущаю до сих пор. Знаю, что она помогает мне в трудную минуту, при решении сложных вопросов советуюсь, и получаю ответ. На сегодняшний день нельзя объяснить механизм этого явления, но то, что существует связь между матерью и сыном, между близницами, это факт.
P.S. Интересно, что такая связь существует и между супругами, прожившими долгое время вместе. Я люблю ходить в горы. Даю себе большую нагрузку. Однажды, в очень жаркий день я потерял сознание. Наверное, солнечный или тепловой удар. Очнулся от телефонного звонка. Звонила жена, спросила, все ли у меня в порядке. Я объяснил ситуацию, жена позвонила сыну, он приехал и помог спуститься домой. Ни до, ни после жена мне никогда не звонила, когда я уходил в горы. Я спросил, чего вдруг этот звонок. Жена сказала, что почувствовала сильную тревогу, все из рук валилось. Думаю, когда-нибудь ученые смогут объяснить это явление.

Предания старины глубокой, или крах регионального Мориарти

Начало 2000-х было для меня и моего окружения временем взлета. Это был конец универа, первые мерседесы, корочки, мигалки и самое главное — доступ в пирогу. Главным в жизни казалось успеть как можно больше и быстрее от него откусить. Кто-то правда выбрал для себя бюджетный сосок, который в те годы раздавал молоко не столь щедро, за то сейчас поит своих избранников потоками свежайшего кэша:)
Мне в те годы больше хотелось даже не денег, а власти. Причем даже не самой власти- ибо для такого мелкого пацана жажда какой — то серьезной власти выглядела крайне комично, — мне хотелось понять КАК ОНО У НИХ ТАМ. Осознать, как все это вертится, работает и движется. Ценным было не окэшить сделку, а узнать «за расклад» в той или иной отрасли, понять как то или это функционирует и куда идет.

Один из старших партнеров, только недавно отправленный на покой при поддержке высшего руководства страны, возымел интересы в соседней области. Интересы были не то, что бы серьезные — но касались крупного местного предприятия, оное партнер хотел получить » в свою орбиту». Организация, которую мы представляли, имела не то что бы исключительный административный ресурс — скорее, мы на тот момент имели некую неписаную неприкосновенность вкупе с непониманием представителей власти разного пошиба что вообще мы забыли в области бизнеса ( хотя если почитать более чем двухтысячелетнюю историю большую часть времени мы именно им и занимались, причем в отличии от других наделенных административной властью собственников зачастую весьма успешно).

Региональный заводик, несмотря на все наши потуги, оказывал весьма эффективное сопротивление, при этом зачастую крайне нелогичное. Была видна чья-то очень влиятельная, но при этом обладавшая очень специфическим ходом мыслей рука. Разведка на местности дала немного, но после запуска в бой «воробьиного десанта» (OST «Красный Воробей») мохнозадово и рукастого Мориарти все таки удалось вычислить. Нелогичность действий сразу была понятна — мужик был ментом. Причем не начальником, а всего лишь первым замом. Поэтому сразу виден не был. Дальнейшее изучение вопроса показало, что живучесть кадра является по истине уникальной для просторов нашей Родины — он пересидел 3 начальников, большую часть подчиненных, 2 глав регионального главка и помимо нашего завода имел интересы в куче других организаций, включая столичные фирмы. При любых попытках контакта человек превращался в камео — то есть в самого себя. Фраза «Мужики, ну вы что, с дубу рухнули- я занимаюсь расследованием уголовки — при чем тут завод?! У вас что там убили кого? Нет? Тогда какие ко мне вопросы? » имела в своем корне железную логику и поспорить с ней было мало реально. Дело приобретало совсем уж интересный окрас. Второй из старших партнеров, ноне эмигрировавший с концами в вечное тепло без выдачи в РФ, подключил «кормовых» конторщиков. На региональном уровне выяснилось, что по мужику у конторы была установка вроде «без исключительной надобности ( читай «беспредела») не трогать, материал собирать».
Материала было не много. В формате «Видел свою жену болтающей с соседом. Сказала, что поздравлял с праздником и спрашивал как дела. Задача: Проверить если ли между ними что то. Итоги расследования: жена ни разу не была поймана с соседом, ведет себя естественно, но иногда как то странно улыбается. Сосед поведения не поменял. Вывод: наличие связи не доказано». Получалось, что с одной стороны, мы имеем человека, с могуществом которого может поспорить разве что пара человек в стране, а с другой — перед нами просто редкий случай талантливого и оборотистого мента средней руки, что конечно само по себе редкость, но не эксклюзив. Раскрываемость кстати у этого товарища была на высоте, и причем раскрываемость честная — как выяснилось помогали нанятые агенты, которым щедро платили.
Завод был заведен на весьма вычурный оффшор, пробить реального собственника по которому было крайне проблематично даже с нашими тогдашними возможностями. Руководство же плясало под чужую дудку, а попытка выяснить кто на ней играет все равно приводила к сказке про белого бычка.
На итоговом совещании было решено пойти напролом, то есть начать жесткий административный внутриведомственный накат, который поможет вскрыть какие -то руки и щупальца, или покажет места где их нет.
Волшебным образом наш герой в день начала «операции» отбыл на повышение квалификации в столицу, и постоянно был на внутриведомственных занятиях, то есть недоступен. При этом было совершенно очевидно, что операцией по отражению нашей атаки кто-то весьма искусно руководит. «Щупальца» этой живности оказались не столько глубокими, сколько опять же предельно нелогично расставленными — в итоге понять расклад, а именно в этом была задача, нам так и не удалось.
Вокруг завода началось предельно неестественное бурление, более того — через неделю выяснилось, что он частично или полностью поменял собственников — на знаменитом в узких кругах завтраке у нашего первого лица, попасть на который было почти так же сложно, как попить чаю в Грановитой палате, главному намекнули что было бы неплохо «приструнить коней», причем сделали это крупные предприниматели, для которых уровень этого завода ну вот вообще не солиден.
Операция была свернута, вопрос замят и стал сильно неуместным даже в кулуарах.
Прошло 5 лет. На дворе было лето 2008, фондовый рынок бил рекорды, стоимость минета в туалете VOGUE- кафе выросла до 500 евро, а я ездил по городу на W221 с тремя аннами на номере и имел в кармане корочку правительства города с весьма приличной должностью.
В тот день я сидел в парке нашей ведомственной гостиницы, облокотившись на спинку моей любимой лавочки и скрытый от глаз народа раскидистыми ветвями столетней ивы. В небольшом пруду тихо журчала вода. В этом момент ко мне подсел один из старших партнеров — что случалось крайне редко, в основном со мной общалась рыба помельче.
«Нравится?» — спросил он, указывая на небольшой фонтан в задней части прудика.
«Это Иваныч, что ли сделал?»- уточнил я, имея в виду производство нашего партнера, изготавливавшего из металла все что только можно.
«Нет, это из Н-ска. Помнишь завод с которым у нас была история? Теперь он наш» — с улыбкой сказал «старший».
-Красиво сделали! Явно старались:) А как и когда он стал нашим?
— Уже 3 года назад. Просто это была закрытая информация, я лично вопросом занимался. А вот как. это целая история.
«Поделитесь?»- с надеждой спросил я.
-Ну, всем конечно не поделюсь, но кое-что расскажу. Ибо очень поучительное дело. Мент наш оказался реальным Мориарти. Имел крайне исполнительного помощника в столице, из бывших номенклатурщиков и с серьезными мозгами. Общались по спецсвязи, давали денежку куда нужно — в общем, даже на областном уровне сделать с ним ничего нельзя было. Когда мы 5 лет назад пытались зайти — они Сергееичу ( известный олигарх) продали половину завода и ещё активы в городе, а у него эта область как кость в горле — там же с Никитичем ( другой известный олигарх) конфликт был, ну помнишь. Причем наш Мориарти сделал красивую игру — я вам завод, вы мне полную конфиденциальность как раньше + 100 процентов влияния на одного важного генерала в главке. А это наш человек. Прямой наезд на нашу поляну.
Главный когда узнал — сказал, что бы этого хренова мента убрать любым способом, ну в рамках нашей парадигмы любви к ближнему своему и обетов организации, понимаешь.
«-И что в итоге, где сейчас великий профессор теневых войн?»-нетерпеливо спросил я.
-Да продал все и свалил из страны. С концами.
«- Как же так? Столько лет строил, играл такую партию и тут вдруг так вот все продать и уехать. «- я искренне не мог понять мотивации этого человека и поэтому был весьма импульсивен.
«Тревел, ты ещё очень молод. И судьба, брат мой, не била тебя с особой изощренной жестокостью. Поверь мне, если бы я был на его месте, я бы поступил точно так же»- саркистически улыбаясь и глядя на идеальную поверхность своих «Берлути» проговорил партнер.
«-Но что же именно подвигло его на такой поступок?!»- не унимался я.
«Когда шеф дал приказ решить вопрос любым способом, я пошел к Сереже ( наш, «внутреннего пользования» ювелир тех лет), выгреб у него из сейфа драгоценных камней на приличный рублевский домик и поехал в Архангельское на ведомственную дачу к NN. Ты наверное слышал, что играет он по — дичи. Остановиться не может. Плюс камни любит.
В общем, вопрос по нашему Мориарти был решен, а бюджет его решения был мизерным — разве что на подарок NN пара камней ушла. Что бы не грустил.
А Мориарти, когда сначала получил полное служебное несоответствие с приостановкой контракта, а затем по своим каналам узнав, что его, как КРЕПОСТНОГО, лайку или актрису Фроську ПРОИГРАЛИ В КАРТЫ — запил, а потом все подчистую продал и уехал. Помощника кстати за компанию прихватил.
«Знаешь что главное в этой истории и почему я тебе это рассказал?»- продолжая качать ногой в «Berluti» и закуривая сигару спросил «старший».
«Красивая схема, конечно!» — сходу выпалил я.
-Не совсем. Понял, почему я не поехал «за стену», а поехал на дачу играть, с риском попасть на большие бабки без результата?
-Если честно, так глубоко не думал ещё
— А зря. Тупить с твоим положением вредно. Так вот — «за забором» могут попи..ть и забыть, или по просту говоря кинуть в формате «расклад поменялся». А «для вора карточный долг — это святое».
-Я прошу прощения, но ведь NN вообще никаким боком к криминалу.
-Вор не тот, у кого звезды на плечах, вор тот, кто ВОРУЕТ. А где именно у тебя звезды — личное дело каждого.
Запомни эту мысль. И иди. Хочу подумать о вечном- устал от суеты.

P.S. Пару месяцев назад из страны на ПМЖ уехал последний герой этой истории. Тихо и мирно. Кого-то сняли со скандалом, кого- то посадили, а кто то банально умер. В «орбите» не осталось уже никого. А заводик- что ему сделается — пыхтит по маленьку. да и мало ли таких заводиков на могучих просторах нашей Родины?

— Здравствуйте, сэр, чем могу вам помочь?
Саня поежился: сэр из него был так себе. Невзрачная куртка, шапка-треух, джинсы и видавшие виды ботинки — и не скажешь, что перед вами ведущий программист крупной американской фирмы с окладом с шестью цифрами. Маленький, тощенкий, замухрышка весь какой-то.
Не любили Саню продавцы шикарных автосалонов типа того, куда он зашел. Не видели в нем настоящего клиента. Разговаривали любезно: политика компании — но всем своим видом показывали: или бери уже что-нибудь, или проваливай.
А Сане хотелось другого: того, о чем он так много читал про вожделенную Америку, еще будучи в России. Чтоб его, клиента, носили на руках. Ну или по крайней мере добивались, чтоб он оставил деньги здесь, а не в другом месте.
Не, этот франкофон (акцент Саня научился определять уже давно) носить точно не будет. Да и не в Америке мы — а в Канаде.
— Я. хотел бы приобрести у вас автомобиль
— Пожалуйста, пройдемте к к моему столу, мы с вами по компьютеру подберем то, что вам подойдет. И всего через 6 месяцев, если, конечно, не будет никаких задержек — машина будет вам доставлена. Да, кстати, имейте ввиду: мы берем депозит тысячу долларов, который не возвращается, если вы передумаете покупать у нас.
Холеный менеджер автодилера улыбался, как казалось Сане, издевательски.
— Но у вас же перед зданием полная парковка автомобилей — я там приглядел себе один. На него еще и скидка.
— О, ну что вы: все эти машины уже распределены между другими клиентами. Ну так что, будем заказывать?
Саня ничего не ответил, повернулся и вышел за дверь, чувствуя на себе презрительный взгляд не только продавалы но и пары его коллег, и даже секретаря на ресепшене.
— Ладно, пацаны, придется все-таки воспользоваться вашей помощью.
Из припаркованного рядом с салоном трака вывалились двое. Они едва могли идти, настолько необъятны были в обхвате. Нижнюю часть лица каждого скрывала густая черная борода, а верхнюю — темные очки с зеркальными стеклами.
Эти двое, следуя за Саней, вошли в салон. Продавец еще не ушел, о чем-то воркуя с секретарем.
— Ну, пошли заказывать.
Менеджер обернулся на голос — и замер в некотором замешательстве. Вид двух огромных бородатых спутников Сани ему почему-то не понравился.
— Ээээ. конечно, пройдемте. А кто это с вами?
— Мои друзья — произнес Саня коротко. — Они мне помогут, если вдруг что-то будет непонятно. кому-то из нас.
— Ну. что вы желаете?
Саня вынул из кармана бумажку с распечаткой из интернета: все данные об авто, включая цену и инвентарный номер.
— Я же. я же вам сказал, — забормотал менеджер — это все уже забронированно.
Санины спутники, все так же молча, придвинулись чуть ближе к столу, уставившись на менеджера своими зеркальными черными стекляшками.
— Впрочем. я могу еще раз проверить. — Он защелкал по клавишам.
— Вы знаете, вам повезло! Как раз на эту модель бронь сегодня была снята!
— Я так и подумал, — спокойно ответил Саня.
— Но вам нужно будет заплатить сверх этой цены еще плату за предпродажную подготовку, оформление документов и сервисный сбор. Плюс налог.
Два амбала аккуратно взяли себе от соседних столов каждый по стулу, с грохотом поставили их рядом с рабочим местом продавца, и уселись.
— Эммм. наверное. автосалон может взять оплату этих сборов на себя? — полувопросительно пролепетал он, уже откровенно труся.
— Я был бы очень за это признателен вашей компании — бесстрастно ответил Саня.
— Вот и хорошо! Тогда я подготовлю все документы и позвоню вам на неделе. Эммм. я хотел сказать: документы будут готовы в течение 15 минут, вы можете подождать вот здесь! Не хотите ли кофе?
— Три. Без сахара и молока. — Саня смотрел менеджеру прямо в глаза. Тот, подпрыгнув, побежал куда-то вглубь офиса.
.
Спустя какой-то час Саня уже держал в руках ключи от новенького внедорожника. Продавец долго тряс ему руку, все еще опасливо глядя на Саниных спутников.
— Ну вот это другое дело — сказал Саня, когда все трое уселись ненадолго в трак, на котором приехали. К этому моменту темные очки уже были сняты, бороды отклеены, из-под верхней одежды доставались вата и поролон — и очень скоро «амбалы» превратились в таких же, как Саня, щуплых ботанов.
— Аккуратней с реквизитом, пацаны, нам на следующей неделе нужно еще будет к Лехиному ипотечному брокеру нанести визит — Саня кивнул на одного из своих товарищей. — Что-то он динамит с ответом.
— Ага, и трак этот тоже снова позаимствуем на работе — ответил Леха. — Все равно он по выходным простаивает. А с ним как-то солиднее получается.
— Смешные они все-таки — вступил в разговор третий, которого звали Денис. — Чего они нас так боятся? Телевизора про русскую мафию пересмотрели что ли.

Пожилой Кавказец приходит в магазин и обращается к продавцу:

– Дед, зачем тебе два? Тебе уже восемьдесят лет. Возьми один, до конца жизни хватит.

– Один себе беру, другой для папы.

– Слушай, если тебе 80, то папе, наверное, лет 100-105!?

– Да, ты прав, просто на дедушкиной свадьбе хотим нарядными быть.

– Если отцу 105, то деду, наверное, лет 130!? Он что, жениться хочет?

– Он-то не хочет, родители заставляют!

Как-то на очередных посиделках с друзьями (то ли Новый Год, то ли чей-то день варенья) я увидела семью: замученная и невыспавшаяся женщина, невменяемый и угрюмый мужик и перепуганный, как маленький зверек 5-летний пацан. Мама серая, как тень. Пацан на грани клиники. Папа страшный, мрачный и не в себе.

Оказалось, жили они поживали, все как у всех. У папы был свой бизнес по ремонту машин, но кому-то он, наверное, мешал. Была еще одна ремонтная мастерская на той же улице. Пошел папа как-то вечером за пивом прогуляться, вернулся вроде пьяный. а утром стал еще пьянее. Долго соображали, в чем дело, и только к вечеру следующего дня его отвезли в больницу. В больнице сказали, что у него черепно-мозговая травма, гематома, и что-то там еще. Сам он ничего не помнит. Может, по голове его тюкнули, вот ровно на столько, чтобы бизнес не портил, но чтоб без криминала.

Уже несколько лет он ни то, ни се. Ни работать не может, ни вылечиться. Невменяем. Гематома неоперабельна. Жена его по врачам с ним набегалась, лечить — лечили, но вылечить не смогли. Сидит на антидепрессантах, без них — опасен. Непонятно, выздоровеет ли.

Подружки, естественно, спрашивают: «Может, пора развестись? Мужика найти? Жизнь-то и молодость невечная». А она: «Ну вот, жил человек, а потом сломался, что ж его теперь на помойку?»

Лет пять тому назад, летал я в Екатеринбург, в командировку. И мой московский приятель Вадим, слёзно попросил, если будет время и возможность, заехать к его маме, передать маленькую посылочку, а главное захватить там кое-какие важные справки, и доверенности.
Я не обещал, но постарался и у меня получилось. Дела все переделал, а до самолёта ещё семь часов. Взял такси и приехал.
Мама Вадима встретила меня как родного — накормила, напоила, про Вадюшу расспросила.
Спешить мне было некуда, мы мило беседовали у телевизора, допивая десятую чашку чая, как вдруг из соседней комнаты неожиданно раздался громкий голос, я даже дёрнулся, ведь был уверен, что в квартире кроме мамы Вадима нет никого.
Сразу и не понятно – голос мужской или женский:

— Наташа, а у нас кто-то есть?
— Да, папа, выходи, поздоровайся – это друг нашего Вадечки, из Москвы заехал.

Минуты через три, дверь комнаты медленно открылась и оттуда показалась несмелая палочка с резиновым набалдашником, а за ней — древний, сутулый дедушка в рубашке застёгнутой на все пуговицы.
Дед протянул мне руку, я встал и протянул ему обе свои.
Дед, не отпуская, потянул меня прямо под торшер, чтобы на свету получше рассмотреть гостя.
У стариков такое бывает, ну интересно ведь.
И только тогда я увидел его глаза. Очень больших усилий мне стоило, чтобы старик почти не заметил, как же я хотел отвести взгляд.
Один его глаз был маленький, прищуренный, цепкий, а на втором, широко-открытом, просто жуткое, белое бельмо.
Хозяйка познакомила нас и прибавила – это дедушка Вадима, он у нас ветеран войны, фронтовик.
Я никогда не мог пройти мимо живого ветерана, чтобы не поговорить и не порасспрашивать, тем более время позволяло.
И старик, как исправный дизельный двигатель, завёлся с полуоборота:

— Я воевал в разведке. И не просто — сбегай, глянь, не встало ли солнышко, а во взводе полковой разведки.
Ещё до войны я на заводе работал, ушёл в армию и комсомол направил меня в сержантскую школу.
Закончил с отличием, а тут война, понимаешь. Естественно, прошусь на фронт. А меня не пускают, посылают на курсы младшего офицерского состава. Короче сбежал я от туда, чуть под трибунал не угодил, но командование разобралось, плюнули, отпустили, ведь не домой же я прошусь, а на фронт. Прибыл на передовую, вначале хотели дать мне отделение и в бой, а потом посмотрели — стоп. Тут как раз полковые разведчики для себя людей выбирали. Поглядели, погоняли, а я ведь до войны борьбой занимался, прыжки с парашютом имел, да и вообще, толковый парень был, восемь классов за спиной как-никак. Вполне подошёл, взяли.
А ты знаешь, что в полковой разведке служить – это как космонавтом стать. Все хотят, но мало кого возьмут. Никто ниже майора на нас даже голос не повышал. Мы даже под ноль не стриглись, ходили с причёсками, как интеллигенты. Но и убивали, конечно же, нашего брата не в пример простому, окопному солдатику. В окопе у тебя хоть шанс есть уцелеть, да и свои кругом, а разведчик в боевом выходе — один против всей фашистской Германии.

Поначалу меня долго на задания не брали, а муштровали как цыганскую лошадь, учили всему: как за линию фронта ползать, как по карте ходить, как по звёздам ориентироваться, как убивать, как «языка» брать.
Месяца два гоняли и вот, наконец, как-то утром объявляют: — Высыпайся хорошенько, ночью твой первый боевой выход, пойдёшь за языком.
Только стемнело и мы пошли. Со мной друг мой — Боря Шляпников. Хотя, как со мной – это я с ним. Боря к тому времени уже опытным разведчиком был, с орденами. Целый взвод, наверное, немцев приволок.

Перешли линию фронта, доползаем до немецких позиций. Лежим, мёрзнем, тихо наблюдаем, ждём. Может кто проснётся, в уборную захочет, вылезет из блиндажа, подойдёт к нам поближе. Но, как назло никого, а место открытое, скоро утро, светать начнёт, тогда не получится, придётся возвращаться ни с чем.
Вдруг, смотрим, вышел. Здоровый такой, без оружия, идёт, качается, плохо со сна соображает. Справил нужду, закурил и повернулся к нам спиной, чтобы огонька не было видно с нашей стороны. Ситуация – лучше не придумаешь. Немец метров в пяти от нас. Лежим, уже готовые бросится. Моя задача — сходу рот ему зажать, чтобы не вскрикнул от неожиданности, а Боря должен был нож к морде приставить, напугать и тут же пустой вещмешок на голову надеть. От этого человек психологически ломается, он будет понимать, что его крик – это его смерть.
Боря шепчет: — Готов?
Я отвечаю: — Готов.
— Раз, два, пошли.
Мы, вскочили, рванулись к немцу, я даже уже за воротник его схватил и второй рукой до рта потянулся, вдруг Боря как завоет. И только тогда я понял, что произошло. Мы в темноте не заметили, что между нами и немцем тянулось заграждение из колючей проволоки. Так мы с Борей со всей дури, на колючки и насадились. Немец стоит в ступоре, руки поднял, крикнуть боится. Лицо у Бори всё в крови, про себя я и не понял даже. Боря направил на немца автомат, а сам схватил меня за воротник и потащил обратно.
Как немного оторвались, залегли, Боря нас обоих забинтовал, потом на себе меня тащил. Я несколько раз сознание терял по дороге. Но всё же, мы кое как до наших добрались. Только в санчасти я понял, что остался без глаза.
Потом госпиталь. Чуть не умер там от заражения крови. Выкарабкался. Просился обратно на фронт, но кривого не брали, комиссовали. Вернулся к себе в Свердловск, работал в заводе. Переписывался со своими ребятами разведчиками. Первым убили Борю, а через полгода уже не с кем было переписываться, погибли все, кого я знал.
Вот такой у меня получился первый и последний боевой выход.
Знаешь, я всю жизнь думал о том немце, которого за воротник подержал. Всегда мечтал его найти и прикончить, такая ненависть у мня к нему была, он даже снился мне не раз.
А теперь, что уж. Теперь, я уже думаю, что если бы встретил его сейчас… А что? В Германии у пенсионеров жизнь хорошая, он тоже мог бы, как и я, до девяноста дожить.
Если бы сегодня его встретил, то, наверное, простил бы ему свой проткнутый глаз, всё же – это меня от смерти, видимо, спасло, да и времени сколько прошло.
Я бы поговорил с ним. Даже, может, выпили бы.
А потом… а потом, всё-таки задушил…

Я ленивый и эгоистичный человек, и мне это нравится.
Мне никогда не было за это стыдно. Более того, я всем советую бесконечно любить себя и лениться с максимальным удовольствием.

Я хорошо помню эти железобетонные, крутолобые химеры в чёрных, чугунных будённовках, которые настигали меня в школе и зычно басили, про не позволяй душе лениться, про некий безликий коллектив, интересы которого я должен ставить на первое место, отодвигая интересы свои даже не на десятое, а чёрт его знает на какое место, про труд, сделавшей из обезьяны человек с большой буквы Ч, помню какие-то чудовищные в своей пошлости тосты, про то, что как бы высоко ты не залетал, никогда не забывай тех, с кем ты ползал, и меня всегда неизменно от этого всего подташнивало.

А агонизирующий совок, тайком пожёвывающий заграничный бубль-гум, завывал на все голоса про вечный, неоплаченный долг перед родиной, который мы, будущее поколение, обречённое исторической справедливостью на житие в условиях полнейшего коммунизма, должны возмещать ей ударным трудом, созидая новое счастливое будущее, где единица ноль, единица вздор и прочий бред поехавшего Маяковского и прочих певцов революции на дотациях, который вдалбливали нам неухоженные советские училки, только и ждущие заветной перемены, чтобы сбиться вороньей стайкой в учительской и обсуждать там где какие венгерские джемперки выкинули в честь праздника, и почему молоденький учитель химии позволяет себе приходить на уроки в джинсах, и насколько те джинсы фирменные. И откуда это у него такие деньжищи.

И мне повезло, меня вся эта шляпа никак не зацепила, и я всегда был у себя на первом месте. И никогда не хотел совершать трудовые подвиги во благо человечества. Я вообще как-то изначально не полюбил трудности и с плохо скрываемой неприязнью относился к их героическому преодолеванию.
Мне хотелось жить легко, вне зависимости от того, как там проживает тот или иной коллектив, с которым я в данный момент контактирую.

Знаете, есть такие девушки, которых нужно добиваться? Ну так вот, в моей жизни были такие и я им, узнав о их особенности, сразу говорил — ой нет, я не такой, я тут наверное ничего не добьюсь, счастья-здоровья вам, всего хорошего, мужа богатого, а я пошёл домой, мне правда пора.
И так уж вышло, я довольно рано узнал, что у них там у всех абсолютно одинаковое отверстие с минимальными отклонениями в дизайне и крайне скудным разбросом в функционале, и как следствие — биться за подобное отказывался принципиально. Ну сами понимаете, ну что это за приз за такой — пися?
И более того, такая моя позиция не раз оборачивалась в дальнейшем крайне приятным зрелищем, заключающимся в лицезрении гражданина, который наслушавшись сказок про Дон Кихота и Павку Корчагина, таки добивался такую вот неприступную крепость и потом имел с этого довольно бледный вид и головные боли весьма обширного характера. А мне было лень, мне было жаль гонять себя — и в итоге я был румян и голова моя была в идеальном состоянии.

И при этом нельзя казать, что я был как-то обделён женским вниманием, просто были девушки, для общения с которыми не требовался подвиг, надрыв и надсадное уханье осадных машин, швыряющих в не преступную твердыню букетики и колечки.
Секс на первом свидании это же прекрасно, господа мои хорошие. Экономит массу времени и нервов. Понравилось — хорошо, нет — ну и ладно. Сразу всё ясно, никаких вот этих дурацких сюрпризов.
А вот эти все мыслишки — а она что же, со всеми вот так вот сразу соглашается — так это гадость страшная, а не мыслишки. Фу! Ты про себя так подумай лучше — это я что же, вот так вот с любой и сразу? Ну да, с любой и сразу. А раз так, то чего тогда на других людей морду кривить?

Так же и с бухлом. Мне было лень с ним возиться, подбирая подходящую для меня схему употребления. Как бы это пить так, чтобы не напиваться до скотского состояния? Какие бы напитки включить в рацион, а какие, напротив, презреть и отринуть? Да никакие. Я вот честно попробовал немного что-то там помудрить, из серии — пью только дорогой вискарик, тогда как все жрут водку за двести рублей, и плюнул. Я не буду с тобой бороться, алкоголь, иди ты к чёрту. Я не обязан и не буду в этом всём разбираться! Пусть другие как-то там подлаживаются. Подстраиваются, подбирают варианты. А у меня всё просто — раз перестало приносить лёгкость и радость, значит прощай.

Ну или в качалку я хожу не потому что я каждый день ломаю себя, а просто потому что мне это нравится. Не нравилось — не ходил бы. Перестанет нравится, а такое тоже возможно, брошу сразу же. А вот эти все рассказы, как люди заставляют себя, как на них тренеры персональные орут, называют их тряпками и побуждают сделать ещё один подход — у меня зубы начинает ломить от таких рассказов.
И это всё так банально и просто с одной стороны, а с другой взрослые люди вот прямо сейчас всё чего-то пытаются кому-то доказать, что они не эгоисты, что они готовы заботиться о окружающих, что трудностей они не боятся и и с головой ныряют в борьбу, забыв о себе — и в итоге злые все как черти и несчастные, потому что если ты себя не любишь в первую очередь, никого уже другого тоже полюбить не сможешь, как ты не пыжься. Голодный не способен с благодушной улыбкой кормить гостей. Он их будет ненавидеть и капать слюной в их тарелки.

У меня такая знакомая есть бабёнка — регулярно в детский дом ездит, какие-то подарки туда возит, последние деньги на это тратит, а у самой дома грязь и на своих детей она орёт постоянно. А скажешь ей — сначала собой займись, столько возмущения в ответ! Помогать же надо, трудности преодолевать, на себя плюнуть, ибо вон какие обездоленные вокруг есть. А в итоге недовольная морда и срывы на домашних. И вот это вот обиженное — ну ты-то легко жить хочешь, понятное дело. А мы вот трудностей не боимся! Мы уж как нибудь! Прорвёмся! Зато потом — зачтётся!
Не надо никуда прорываться. Честное слово — не надо. Наслаждайтесь эгоизмом и ленью, ребята. Потом, если останется время, можете и в детский дом сгонять, и старушку через дорогу перевести, и что угодно ещё сделать. Если захотите. А не захотите — значит и нет. Но сначала — любите себя и ленитесь в волю! Это очень правильно.

В 50 с хвостиком мужчины делятся на 3 категории — те, у кого жизнь «состоялась» или «удалась», тех, у кого наоборот не состоялась и не удалась, и тех, у кого все в этой самой жизни серединка на половинку, или как говорят китайцы «мама хуху»:)
Сергей Иванович, солидный на вид мужчина 54 лет, принадлежал с последней категории. В компании своих друзей детства он был самым молодым и перспективным. Комсомол, отличная карьера, влиятельная семья — база у него была по-настоящему хорошая. Да и сам Сергей был в детстве и юности на редкость целостным и перспективным парнем. Ранний по современным меркам, но остро необходимый для построения сверх успешной советской карьеры брак был первым гвоздем в гроб нашего молодого коммуниста:) Дальше в жизни было множество других гвоздей, самого разного размера и вида, но счастье Сергея Ивановича было в том, что в отличие от многих его одногодок гробовая доска его не только не закрыла, но и не пришибала до состояния «Грусть-печаль-тоска». Для своего возраста это был отлично сохранившийся разведенный мужчина с 2 взрослыми детьми. Попытки построения бизнеса в 90-х и 2000-х то давали результат, то вгоняли в долги, но в целом все было опять же серединка на половинку.
Одной из главных ценностей Сергея Ивановича было умение дружить. Даже нет, ДРУЖИТЬ. Искренне, честно, без доли фальши, лести и главное — без мысли о каких-то полезных знакомствах. Этот человек на предложение помочь своего одноклассника — банкира, знавшего о потребности бизнеса Сергея в средствах, отвечал «сам разберусь, давай просто так вдвоем на рыбалку махнем». Результатом такого подхода была частичная (ибо не все умеют ценить такие искрение чувства) взаимность со стороны друзей детства, одноклассников и одногруппников. И когда в середине 2000-х бизнес Сергея Ивановича отошел к бывшей супруге вместе с жильем (да, он поступил как истинный джентльмен, более того, ушел не к кому-то а просто потому что не был готов больше жить со ставшей ему уже совершенно чужим человеком женой), его взял к себе на работу один из бывших одноклассников. Должность была чем-то средним между замом, помощником, затыкателем дырок и универсальным решателем проблем. Главная причина по которой тот самый одноклассник уговорил пойти к себе Сергея заключалась в одной простой фразе «тебе одному я могу доверять на 100%, остальным, даже тем с кем по 15 лет бок о бок — на 99 максимум». И это была правда.
С работой своей Сергей Иванович справлялся хорошо, а главное — всегда мог сказать шефу правду, которой он не мог добиться от подчиненных. Одной из особенностей компании, в которой он работал, было традиционное поздравление с днем рождения всех без исключения немногочисленных сотрудников всем коллективом во главе с шефом, причем с перерывом в работе минут на 15. Действо это было сакральное и различия между секретарем и собственником компании в этом вопросе не было — в эти 15 минут все были равны и все поздравляли именинника, причем каждый традиционно готовился.
В день описываемых событий был день рождения у секретаря — Марии Викторовны. В связи со спецификой деятельности компании весь персонал получал очень хорошие даже по столичным меркам деньги, и должность секретаря занимала женщина под 40, умевшая общаться с редкими, но весьма влиятельными посетителями, на самом высоком уровне.
Мария Сергеевна обладала особой «привилегией» в коллективе — её было сложно подменить, а оставлять вход без представителя компании было чревато, поэтому в моменты поздравлений она удалялась со своего места на 2-3 минуты, поднимала бокал и сразу возвращалась на свое место. В случае редких болезней или форс-мажоров подменял ее наш Сергей Иванович. Главную проблему, с которой приходилось сталкиваться секретарю, представляли из себя различные жены ну очень больших шишек и прочие влиятельные лица, привыкшие к тому, что перед ними все стелятся ниц по щелчку пальцев. С такими людьми требовался не только особый психологический индивидуальный подход, но и глубокое знание всех бизнес-процессов. Поэтому Сергей Иванович был идеальной кандидатурой для замещения.
И вот, Мария Викторовна в шикарном платье, окруженная искренне любящими ее за профессионализм и просто как хорошего человека сотрудниками, принимала поздравления. По традиции, шеф всегда говорил последним, после Сергея Ивановича. Поэтому нашему герою было четко указано оставить свой пост ровно через 10 минут после начала торжества, сказать речь, послушать шефа и сразу бежать обратно. На всю операцию отводилось 5 минут максимум.
В момент начала торжества в приемной, которая находилась в отдалении от переговорной комнаты, где собственно и проходило торжество, никого не было. И тут. Сергей Иванович не пожалел, что сидел в этот момент в кресле — в дверь вошел Витька. Нет. Виктор Палыч Тимофеев, их с шефом — одноклассником старший товарищ, с которым было столько выпито и проговорено бессонных ночей их юности. Витя был самым успешным из всех одноклассников, да и наверное и вообще из всех знакомых Сергея — его карьере можно было искренне позавидовать, а в том, что называется «сколько ты сделал для Родины» он оставил всех вместе взятых знакомых в далеких голубых далях. На «дяде Вите» была парадная форма, фуражка и награды, а на лице улыбка – он приехал повидать старых друзей прямо из Кремля.
— Витя!
— Серега!
Крепкие объятия и приветствия были прерваны Сергеем Ивановичем, четко и быстро изложившим Виктору Палычу имеющуюся в моменте ситуацию. Минута дискуссии и решение было найдено – Виктор Палыч снимает фуражку с кителем, садится на кресло секретаря и прикрывает «линию фронта», Сергей Иваныч идет говорить тост, слушает шефа, а затем делает рокировку меняя Виктора Палыча на именинницу Марию Викторовну, и в итоге благодаря данной тактической операции трое друзей смогут всего через 5 минут объединиться в кабинете шефа за бутылочкой хорошего коньяка.
Войдя в переговорную и быстро сказав тост, Сергей не успел сообщить о приходе Виктора шефу, так как тот уже ждал своей очереди и сразу взял слово. В тот день случилось непредвиденное — на шефа нашла волна искренней любви к ближнему. Конечно у верного секретаря была круглая дата и это был крайне ценный и любимый сотрудник, но дифирамбы которые излагал шеф в её адрес, были верхом поэзии. В этом порыве его было не остановить – он даже встал на стул, а в воздухе повисла полная тишина.
Тем временем в приемную вошла очередная посетительница. И разумеется, по закону подлости – в крайне раздраженном состоянии. Светская львица, из-за особенностей стойки рецепции увидевшая только лысую голову сидящего за ней Виктора Палыча, начала с места в карьер, не дав ему вставить ни слова. По мере развития монолога сидящий за стойкой боец оказался виновен не только во всех возможных огрехах компании, но и вообще во всем на свете начиная от плохой погоды и заканчивая домашними проблемами «львицы». На аккуратные попытки «уточнить и разобраться» наша мадам взвыла и обрушилась на бедного Виктора Палыча с новой, доселе невиданной силой. В «бой» был пущен великий и могучий муж, описанный грозно, богато и всемогуще. Первое лицо страны по сравнению с этим человеком могло разве что подносить великой львице тапочки и пятясь выходить из спальни в ожидании неминуемой порки по пяткам в случае оплошности. Но на пике «бомбового удара», когда Виктор Палыч уже был готов взорваться, в приемную наконец вошли Сергей Иванович вместе с закончившим свою лучшую за все эти годы речь шефом. Светская львица повернувшись к ним начала свой монолог в новых красках, и указывая, но не глядя на одевающего китель с фуражкой Виктора Палыча проорала:
— И если вот этот холуй сию минуту не будет уволен, я….
Далее события развивались стремительно: львица переводит свои глаза на Виктора Палыча, шеф и Сергей Иванович сгибаются от приступа смеха, львица же делает глотательное движение как рыба, которую вынули из воды, пучит глаза и через мгновение падает в обморок на руки шефа.
…………………………………………………………………………………
— Эх, не зря мне ещё в учебке старый полковник — преподаватель говорил, что в отражении атаки главное — выдержка. Ну и случай удобный тоже важен. Не зря я к вам заглянул, Серега, эх, не зря! – говорил Виктор Палыч, сидя в кабинете шефа и приобщаясь к коньяку. Кстати, дайте как мне документы по объектам вот этой вот мадемуазели — я её кажется узнал…
P.S. Через неделю муж нашей львицы, полковник на генеральской должности с «высокой коррупционной составляющей» был отстранен от работы и отправлен в отставку, в его управлении началось активное расследование по различным злоупотреблениям и тп., а Сергей Иванович с шефом получили с фельдъегерем бутылку лучшего коньяку и маленькую карточку с припиской: «Всяк сверчок знай свой шесток! В.П.»

«Мороз и солнце, день чудесный. «©

Во втором классе придумалось продлить себе зимние каникулы. Идею почерпнула из прошлогодних зимних. Тогда я впервые услышала таинственное слово «карантин», которое продлило отпуск младшеклассникам на целых две недели.
И девятого января я приняла решение срочно заболеть. А как зимой заболеть? Легко! Простудиться. Замерзнуть.
Во дворе мы залили небольшой каток. Или большую лужу. Ну, как залили. Заклинили колонку и вода разлилась метров на 25 квадратных. На нас накричали, конечно. Но мороз помог в каток эту лужу оформить.
И чтобы не просто стоять и мерзнуть в мечтах захворать, я начала по ней кататься.
С нашим двором граничил детсад и за сеткой начали собираться зрители. Я им заявила: «Щас!» и убежала домой.
Эти зрители и недавний просмотр фигурного катания сподвигли меня нарядиться повеселее: достала любимое платье, сшитое бабушкой, желтое со вставками (как у принцессы!) вкусного шоколадного цвета, пышное и короткое. Ну, как надо!
На ноги отыскала жёлтые гольфы и сандалеты коричневой кожи, в тон вставкам на платье. У меня уже был вкус!
Распустила косы, тряхнула головой и вышла на улицу. Минуты через три. Зрители меня ждали. Мороз -12-15°С, снег скрипел, светило солнце, ярко синело небо.
И я продолжила свои пируэты на льду. Даже не так. Я вошла в раж. Разбегалась — и крутилась, прыгала, летала стрелой, делала ласточку в движении, падала голыми коленками на лёд, заламывала страстно руки, пела что-то, создавая музыкальное сопровождение. Гладкая кожаная подошва скользила отлично.
Спектакль был, наверное, нескучный, потому что все метров двадцать сетки были уже плотно заставлены детсадовской малышней из нескольких групп. Они хлопали, пищали, орали, а я гордо делала вид, что их не замечаю — я же выступаю, как по телевизору! Только по телеку чёрно-белые все, а я ведь РАЗНОЦВЕТНАЯ!
В 12:00 воспитательницы растащили детей на обед и крикнули мне, чтоб домой шла, а то заболею. Тю, так для этого и старалась!
Не помню, чтобы я хоть замерзла.
И даже не чихнула!
11 января пришлось идти в школу.

Р.S. Потом воспитательницы жаловались маме, потому что им жаловались родители. Некоторые девочки с истерикой потребовали нарядить их в платья и гольфы и так топать в детсад. Потому что они видели, что и зимой «так можно».

«Плачет от счастья главный тренер шведов! Ан нет, это просто кто-то из помощников попал ему пальцем в глаз. «
Из спортивного репортажа.

Не байка, а скорее причта или быль, кому как нравится.

Начну с совсем былинных времен, когда Егор Гайдар сумел все-таки продвинуть свою теорию «Шоковой терапии» и убедил всех, что «Рынок сам все организует» (доктрина свободного рынка).
И это, сука, доктор экономических наук! Ага, взял и на «раз-два» сам организовал. Причем при почти полном отсутствии, в тот момент, хотя бы какой-либо внятной налоговой системы, для пополнения бюджета. В итоге получили гадкую смесь дикого капитализма и системного финансового кризиса, когда почти половина населения, чтобы как-то выживать, стала торговать чем придется, а другая четверть их «крышевать». И была еще тонкая прослойка, которая беззастенчиво разворовала самые прибыльные отрасли бывшего Советского союза. Одни залоговые аукционы чего стоили. Когда за деньги же государства приобретались в частную собственность ведущие предприятия и прочие заводы-пароходы. Но речь, впрочем, не об этом.

На одном из таких возникших стихийных рынков, где торговали всем и вся, и которых в России насчитывалось уже миллионы, один деятель подсуетился и поставив прилавки с навесами — стал взимать арендную плату с продавцов. А что? С администрацией района договорился, а место очень хорошее, большая транспортная развязка на пересечении маршрутов в несколько спальных районов. Рынок получился не очень большой, мест сто всего, но арендная плата разумная и место можно было ежедневно оплачивать — и у него поперло.

Пришли к нему почти тут же парни в кожаных куртках с широкими плечами. Давай мол делиться. А тот говорит: Делиться конечно буду, но немного, ведь чего вам мои «три копейки», вон смотрите сколько торгашей на рынке, с них и берите.
Поставили тогда парни на этом рынке своего братка, чтобы собирал ежедневно «на крышу» с каждого места по 100 рублей (цифра условная, чтобы вас не путать и самому не путаться со всеми этими прошедшими инфляциями, девальвациями и прочими деноминациями).
Браток так себе, из шестерок, но мгновенно смекнул мазу и стал собирать сразу по 150 рублей, справедливо рассудив, что бригадиру и бригаде сейчас совсем не до него, со всеми тогдашними разборками со стрельбой, там куски много жирнее делятся и крышуются. Ну, капает какая-то копеечка с небольшого рынка и ладно. А для продавцов сумма совсем не маленькая, но что делать, зубами скрипят, но платят.

Через какое-то время браток уже серьезно «поднялся», цепь златую в палец толщиной нацепил, гайки на пальцах, джип прикупил, «забурел» и вроде, как самому уже «западло» по прилавкам шариться, с коммерсов дань невеликую сшибать — привел он «помощника», приезжая сам только раз в несколько дней «бабосы» снять. А тот тоже парень не промах, через какое-то время поднял планку сбора до 200 рублей. Ну, вы поняли.

Коммерсанты, понятно, эти дани в цену товара заложили. И поток покупателей с каждым днем все меньше и меньше, цены то выше значительно оказались, чем во многих других местах. Стали места на рынке пустовать, кто разорился, кто на другие ушел.
И поехал тогда арендодатель к бригадиру: Чего же вы черти творите? Там разобравшись, братков этих на разбор потянули, но те одним местом жаренное почувствовав, в бега подались. Назначили нового, уже с жестким контролем, но вот конечный размер дани уменьшать не стали, не по понятиям это как-то. Бизнес на рынке вскоре совсем умер. Стали на этом месте строить 3-х этажный торговый центр, но чего-то не заладилось. И еще долгие годы стоял пустой каркас, как памятник злополучному кондовому дебилизму.

Думаете это только у братков так было?
Тоже давно. Привел, как-то учредитель ко мне своего родственника. Возьми мол брата двоюродного на должность управляющего несколькими магазинами. Глянул на мою недовольную рожу, отвел к себе в кабинет.
— Да я сам все понимаю, но не смог отказать тетке, присмотрись к нему, может будет толк. И тебе карт-бланш в руки, не пойдет, так откажи потом с чистой совестью, я и слово не скажу, но попробуй. — и вот нахер мне эта родственная мина замедленного действия? Про нечто подобное я уже писал: https://www.anekdot.ru/id/988190/

Хотел я его с месяцок подержать, да потом отказаться, в пользу, найденной к тому моменту, лучшей кандидатуры, но, честно говоря, закрутился, а ведь даже присматриваться и придираться особо не пришлось. Когда у него после обучения и экзамена уже подходила к концу стажировка, пришел он ко мне в кабинет на «деловой» разговор:
— Я тут помощника себе нашел.
— . — я, мягко сказать, ох. (был ошеломлен). И ведь даже не сомневается, что его самого на работу уже взяли.
— Классный парень, во всем разбирается, я ему уже все показал.
— У нас по штатному расписанию нет такой должности.
— Да ты не парься, я ему сам платить буду, из своей зарплаты. Половину. Вам то какая разница?
— А тебе это зачем?
— Ну, он работать будет, а я пока другую тему замутить хочу, есть тут наметки. — и такая наивная, святая простота. и неподдельная уверенность во взгляде. Типа зацени, как четко я придумал.
— Неужели такие бывают? — огорошенно подумалось мне. Надо было лично экзамен после обучения принимать, поди девки из отдела персонала забоялись родственничка обидеть и мне ведь, сучки, тоже ничего не сказали. И я как-то это дело отпустил совсем на самотек.
Пока я это думал, он соловьем заливался, впрочем, вполне владея терминологией, но не слушать же это, пора прерывать:
— Слушай, а иди ты. к Владимиру (учредитель) и расскажи, как ловко ты придумал. Наверное, он тебя сразу в состав совета директоров возьмет, нечего тебе делать у нас на этой должности, не твой это уровень. — я изобразил восхищение, с трудом оставаясь серьезным и стараясь не засмеяться. И ведь поверил. И пошел уверенной и вальяжной походкой крутого бизнесмена.
Ох, и попляшет сейчас у меня отдел персонала!

А через десять минут звонит по внутреннему учредитель, ржет, аж через трубку слюной брызжет. Зайди ко мне.
— Классно ты мне его отфутболил. А я сперва понять не мог, чего он «пургу галимую» несет и на тебя ссылается, что ты его полностью поддержал. Только когда он про совет директоров заговорил. — и опять закатился в пароксизме смеха — . я знал, что он парень недалекий, но чтобы до такой степени.
— Вот спасибо, может не будем на рознице такие эксперименты ставить? Не думаешь, что проще таким родственникам денег понемногу давать? Дешевле будет.
— Я думал, может у вас повертится, чему полезному научится или вдруг. может быть. Если нет, так я бы на тебя все стрелки перед теткой перевел. А так я его сам выгнал, еще от охренения грубо послал далеко и глубоко, теперь вообще перед теткой враг народа. А она мне, как мать родная, хоть и старше на семь лет всего, на ее руках вырос. Сперва расстроился, потом смешно стало. Нет, ну надо же. — когда наконец отсмеялись, он стал серьезным:
— Ты думаешь я им денег не даю? Одних денег оказалось мало, теперь амбиции поперли. И как придурок сумел университет закончить? Вот, что поразительно. Экономист-юморист, бля.

Думаете это всё преданья старины глубокой? Сейчас то ого-го. Поверьте — тоже самое, даже еще интересней.
Я периодически мониторю рынок труда и заметил, что в некоторых даже очень известных торговых компаниях стала появляться должность «помощник менеджера по продажам».
Для иностранных читателей, давно оторванных от реалий современной России требуется пояснение: Менеджером у нас называют кого угодно, любого офисного сотрудника, но почти никогда руководителей, любого звена. Те по-прежнему (и слава богу): Директора, Начальники, Управляющие или, на худой конец, просто Руководители. А так, куда не плюнь — в менеджера попадешь.
Короче, менеджер по продажам — это абсолютно рядовой сотрудник отдела продаж. Человек, который должен на телефоне висеть или «в полях», высунув язык, бегать, в поисках клиентов.
И вот, барабанная дробь, у него появляется помощник! Я даже знаю, какое обоснование те придумали. Типа рутина заела, бумажная и документальная работа, что сильно мешает уделять должное количество времени клиентам. К бабке не ходи, на такого помощника со временем будет повешена не только бумажная, но и вся основная работа, а сами начнут заниматься чем угодно, только не работой, изредка выдавая помощнику многоумные ЦУ («це у» — ценные указания). А не проще ли изменить немного организацию процесса? Нанять одну (например, на десять продажников) «девочку-кнопкотыкалку», со средне-специальным бухгалтерским образованием, которая будет все эти счета, резервы, накладные, акты и с/фактуры выдавать «на гора» с пулеметной скоростью. А то потом у помощника помощник появится. Чем только руководство думает? Или тоже уже помощники рулят? Для меня это уже ругательное слово почти.

Или вот случай, не так давно. Приходит ко мне руководитель службы персонала, согласовать размещение вакансий. Глазами пробегаю список. О-о-о, а это кто? Менеджер по клинингу! Уборщица, что ли?
— Слуша-а-ай, а давай лучше так: Директор по швабрам, Руководитель пылесосов, Начальник ершиков. И обязательно в требованиях знание английского, а то вдруг импортное средство для чистки унитазов не по назначению использует.
— Ну, чего ты постоянно надо мной прикалываешься?
— А как мне не прикалываться? Вот читаем, что ты пишешь: «В быстроразвивающуюся, с филиалами по всей . » Я не понял, мы кого набираем? Уборщицу в офис или нет?
— Так все пишут.
— Ведь ты умнейший человек и ценный специалист, во какую(!) систему обучения, мотивации и оценки продавцов разработала, защитила и внедрила, но похоже в бизнес заигралась и понятия путаешь. Перевод названия сайта знаешь? Вот-вот, охотник за головами, а ты там объявление на вакансию уборщицы размещаешь, да еще с таким названием должности и текстом. Что за шаблонный подход, сама голову включать не пробовала?
— А как тогда искать?
— Похоже не пробовала, вот навскидку два варианта: По соседним домам расклеиваете объявления и назавтра у вас очередь из баб Мань и тёть Клав. Не хотите так, пройдите по соседним офисам в БЦ (бизнес-центр) и поговорите с уборщицами. Может они там вечером убираются и с радостью будут у нас утром или наоборот.
— Вот нач.склада грузчиков постоянно набирает, хоть раз к тебе с этим вопросом обратился? Вот именно, что нет. И ты даже не знаешь, как он это делает, а текучка там зверская. У него с ними вообще жестко, черти те еще. Он утром у них паспорта и патенты забирает и в сейф закрывает, а после, как они в рабочие комбинезоны переоделись — раздевалку тоже на ключ. Только тогда их на склад допускает. Вот и нет у него никаких недостач и крысятничества, потому, что головой думает, а не должностной инструкцией.
— А возьмем мы такого менеджера по клинингу (ха-ха) через hh, так она через месяц помощницу попросит, а то и двух. И ведь красиво обоснует! Типа не хватает времени на правильную организацию бизнес-процесса качественного клининга в отдельно взятом помещении быстроразвивающейся компании.
В заключение процитировал я ей небезызвестного Евгения Чичваркина: «Иногда у некоторых линейных руководителей над головой вырастает нимб. Если в комнату сначала входит сияние, а потом такой манагер — ебашьте ему от души палкой по голове, пока этот нимб не слетит.» Потом для СМИ выражение залакировали и поправили, но я помню именно так. Зачем процитировал? А чтоб не расслаблялась.

Лет пятнадцать назад я читал одну книгу известного теоретика по менеджменту, вроде как Майкла Мексона (ошибаюсь?). Так вот, автор там задвинул постулат, что любая(!) организационная структура, априори стремится к расширению, в первую очередь, за счет административного персонала. Это типа в человеческой природе заложено, практически на генном уровне, такое вот желание любое дело переложить на другого, желательно подчиненного тебе, а если такого нет, то надо сделать всё возможное, чтобы появился. Даже красивое слово придумали «делегирование полномочий». Тогда запомнилось и чем дальше, тем больше убеждаюсь — прав автор, абсолютно прав.

А ведь это бизнес, с четким и понятным критерием успешности — прибылью. Что же тогда происходит у чиновников? Полез смотреть статистику в России. Мама дорогая! Количество их с 1994 по 2016 выросло в два(!) раза. Причем, удивительный момент, самые большие скачки роста на графике наблюдались именно в самые кризисные годы: 1998, 2008, 2014. И это несмотря на декларирование и попытки от высшего руководства, проводить ограничение и сокращение. Даже онлайн-сервисы, давно и успешно работающие, типа гос.услуг, электронных деклараций и тому подобных — не помогают.

А что там творится в развитых странах? Всякие там Египты и прочие Сомали брать не будем, только ТОП 20.
Ух, ты! Россия по числу чиновников на душу населения оказывается далеко не впереди планеты всей. Много меньше в Китае, а вот в Германии, в Австрии, во Франции, в США, и еще много где, а особенно в Канаде — больше. Статистики по росту в этих странах не нашел, только от американского информационного агентства USAToday, что с 1996 года по 2016 количество чиновников в США выросло на 2,5 миллиона человек. Сколько это в процентном отношении не сказано, но понимаю, что немало. И еще там же факт: за последние 5 лет количество чиновников в США с годовым доходом более 150.000 долларов в год выросло больше чем на 1000%. Тех, кто получает больше 180.000 долларов, стало на 2000% больше за тот же период (2011-2016).
В России тоже рост расходов, только на зарплату этой братии за последние пару лет бюджет увеличен на 200%.
Плодится и жирует крапивное семя. помощников.
Мировая тенденция, однако. Тьфу.

Отправилась я сегодня за новогодними подарками. Встречаю в магазине знакомую, с которой не виделись полгода. Привет, как дела?

— Да вот, с мужем развелась. Я, -да ладно! Вы же почти 20 лет прожили, вроде хорошо все было. Сели мы с ней кофе попить и она рассказывает. Далее от первого лица.

Где-то с февраля-марта у мужа стало плохо с деньгами. То премию не дали, то зарплату урезали, ну, думаю, у всех бывает. К лету стали жить практически на мою зарплату. Что-то он конечно приносил, но в разы меньше. И постоянно у него какие-то проблемы, Машина сломалась, родителям срочно надо помочь. Я особо не расстраивалась, всякое у нас было, и я без работы сидела, он семью содержал. Тут собирается он на рыбалку на Волгу. А они одной компанией уже лет 15 каждый год вместе ездят рыбачить. Одними мужиками. Возвращается он с отдыха, разбираю его вещи в стирку и нахожу фирменный пакет из магазина дорогой обуви. Понятно, мужики, какой пакет увидели, в такой вещи и запихнули. Ещё подумала, вот люди жёнам обувь какую покупают. Проходит пару недель, собираюсь в магазин съездить, спускаюсь, а у меня колесо спущено. Звоню мужу, спустись, принеси ключи от своей машины, а мне пока колесо накачаешь. Затарилась, открываю багажник, а там два пакета из этого обувного магазина дорогущего с его вещами спортивными. Тут у меня прям щелкнуло. Что-то тут не чисто. Обзвонила жён тех мужиков, с которыми он ездил. Никто в том магазине обувь не покупал, да и понятно, там от тридцатки ценник начинается. Поехала я на следующий день в этот магазин, перемеряла все туфли моего размера, часа полтора там тусила. Перефоткала всех продавщиц. Тут день рождения у мужа. Приходит с новым телефоном, говорит коллеги подарили. Ага, айфон за полтос. Старый телефон дочке отдал. Я в нем пошарила, все Контакты выписала и начала прозванивать. Контакт «Юра шиномонтаж» два номера, городской и сотовый. По сотовому девушка трубку берет, а по городскому — магазин «супер-пупер дорогой обуви». Бинго! Я в интернет. У магазина аккаунт в инсте. Я просмотрела всех подписчиков. Нашла. Девушка Лена. Начиная с весны фотки с огромными букетами, подпись «любимый подарил», рестораны, и т.д. И как вишенка на торте фото в обнимку с моим мужем и подпись «с любимым в Сочи». Как позже оказалось, он даже больше стал зарабатывать, и на работе его повысили. Просто ту девушку он содержал, квартиру ей снимал, подарки всякие.

Выпили мы по третьей чашке кофе, а у меня в голове не укладывается, ну как так. Я и спрашиваю, ну а что ты бабе этой волосы не повыдергала? С хрена ли ей мужика отдавать! Я ожидала услышать про гордость и «не прощу измену», но нет, ответ был такой:

— Честно? Наверное бы простила. Я же не сказала ничего сначала, ходила, молчала в тряпочку. В сентябре, когда дочь в 11 класс перешла встал вопрос о репетиторах. Она же в мед поступать собирается, а там, сама знаешь сколько денег нужно. Так он и говорит, у меня нет денег, может ещё куда попробовать. А у неё мечта с детства врачем быть. Я машину свою продала, оплатила репетиторов, думаю, вдруг денег не хватит, начала по знакомым спрашивать. Позвонила начальнику мужа, мы с ним в хороших отношениях. Он и рассказал, что муж у него 300 тысяч взял месяц назад на репетиторов для дочери. Вот так и вскрылось все. И знаешь, как отрезало, чужой он мне теперь человек. Я сразу пошла на развод подала. Он бегал, умолял не горячиться, клялся, что все кончено. Но фигня это все, ладно меня, он ребёнка своего предал.

Посидели мы, помолчали. Мне прям как-то не по себе стало. Давно эту семью знаю, не ожидала такого. А знакомая моя мне говорит, — ладно, фигня это все. Ты зацени как я его вычислила! По пакету! А все прикалываются над женской логикой.

История моя такая, про общение с доблестными ГиБДДешниками и
ОМоновцами.Сам работаю в такси, вышел в ночную смену. Еду с заказа с
одного населенного пункта находящегося от нашего города в 20
километрах, и вот ровно на половине пути у нас стоит значит пост
ГИБДД. И как назло в эту ночь у них была какаято операция совместно с
Омоном. Воть.
Еду значит мимо поста, меня останавливает гаец, типа предъявите
документы, откуда едем?-, я все достаю, показываю. Подходит омоновец, а
точнее трое( они по одному то бояться ходить)и говорят- Уважаемый
товарисч водитель, предъявите багажник для досмотра, а также
салон.
Я открываю багажник.( там у меня инструмент в коробке, ну и палка такая
хорошо толстая из бамбука, о ней как раз и история). Товарисчи ОМОНОВцы
видят мою бамбуковую палку, чешут репу, берут в руки, типа примерить
для чего сей инструмент,вижу у них шапки зашевелились, мозг начал
думать. (биты то нельзя возить в машине, а тут не бита, тут еще
хуже, но не придраться). Кароче тут они меня и спрашивают: ЭТО ЧТО?
(я честно, в жизни бы не подумал что так быстро соображу что ответить).
я им и говорю: ЭТО Камертон.
У них глаза округляются, так тихо спрашивают: А для чего етот КАМЕРТОН??
я им грю: Ну это, чтобы ноту ЛЯ извлекать?
у них шары еще больше: Это как?
я: ну берешь эту бамбуковцю палку, стучишь себе ей по лбу, и она
извлекает ноту ля, но надо бить посильнее, типа камертон новый и
большой.
Один значит берет ету палку и так не кисло бъет себе в лоб ей и
произносит после удара: @ЛЯ.
Я и им и говорю: Я же говорил ето камертон, для извлечени ЛЯ.
Все, после этого Омоновцы просто согнулись пополам, гай наблюдавший за
этим, я думал его разорвет от смеха, он мене документы отдавал, пожал
руку и сказал: Мля 20 лет работаю, ну чтобы так мента уделать, ни разу не видел..
Отъезжая от поста , видел как товарисчи менты повернуться боялись в мою
сторону, их просто разрывало от смеха, а парень удавривший себя палкой
сморю ушел. обиделся наверное.

«Чем больше живу на белом свете, тем больше убеждаюсь, что люди из любого пустяка способны устроить армагеддон. И чем пустяшнее пустяк, тем армагеддонее армагеддон.»

Андрей Cтерхов. Из книги «Быть драконом».

Давненько это было. Почти пятнадцать лет назад.
Жила-была одна торговая конторка, каких в России тысячи. Ну как конторка, не то, чтобы очень крупная, но и не мелочь пузатая. Склады, магазины, свой автопарк. Три учредителя в равных долях, у каждого еще свой отдельный бизнес, но все адекватно, даже семьями дружили. Прибыль не ахти какая, но и не три копейки, на яхты и виллы не хватит, но за год на квартиру в Москве на каждого, вполне. В работу компании практически не вмешивались, разумно полагаясь на директора.
А офисных работников не так уж много, стандартный набор. Оптовый отдел, розничный, бухгалтерия, отдел персонала, маркетинг, IT, в последних двух по одному человеку всего. Ну и директор, само собой. Коллектив примерно пополам мужской/женский.

Офис не то, чтобы «Ах», но целый этаж с отдельным входом в офисном центре. Склады и автопарк тут же на территории — удобно. В офисе есть кухня с поваром и маленькая столовая (одна комната) для своих, с вкусными и бесплатными (!) обедами.
Только вот заковыка, туалет в офисе был один, без разделения на мужской\женский.
Раньше вопросов и недовольств этим фактом особых не возникало, но пришла как-то к директору делегация, представители от женской половины офиса. Во главе с офис-менеджером и по совместительству женой одного из учредителей (скучно ей дома видите ли сидеть). Есть мол проблема с туалетом. Директор, мужчина уже немолодой, но опытный и умнейший руководитель, попытался немного все в шутку перевести:
— Что наша Света (уборщица) убирается плохо? Или наши мальчики стульчак не поднимают или ершиком пользоваться разучились? Вот я им задам! — но шутка не задалась, всё оказалось много серьезней. ))
Чистота в туалете и порядок, и мальчики, как на подбор, чистоплотные — в нужное место попадают, и ершиком пользуются, и стульчак подымают, но вот оказия — обратно они его не опускают! А женщинам самим опускать перед процессом неприятно — брезгуют оне.
— Брезгует она, хмм. Как на корпоративе в кафе, молодому грузчику в загаженном туалете хуй сосать и потом раком стоять, упираясь руками в унитаз, но от юношеского экспрессивного и размашистого энтузиазма все равно ритмично тыкаясь пьяной мордой в засранное очко без крышки. — интеллигентно подумал директор про себя, сосредоточив недобрый взгляд на офис-менеджере, тридцатилетней блёклой блондинке Ирине, но оборвал недостойные для правильного руководителя мысли и сказал:
— Ладно, поговорю с ребятами. — но не тут то было. Желает эта делегация непременно и настоятельно, чтобы приказ соответствующий он издал.
— Ага, и в реестре еще зарегистрируем, и в папку с учредительными документами положим, чтобы проверяющие со смеху животики надорвали. Лишнее это. Решу я этот вопрос, идите работайте. — добавил в голосе твердости и сам открыл дверь кабинета.

Многие думают, что работа директора торговой компании это только стратегические и маркетинговые планы строить, сбытовую тактику шлифовать, финансовые отчеты анализировать и тому подобное, но зачастую пятьдесят процентов времени тратит руководитель на такие вот вопросы и мелочи в жизни организации.

Собрал он мужскую часть коллектива после работы, да прояснил ситуацию. И сразу погасил возникшее возмущение и недовольство:
— Только когда будете стульчак опускать, вы еще и крышку тоже опускайте. Чтобы им подымать все равно пришлось. А чтобы не забывать, вспоминайте такую примету или поверье — типа, что через долго открытый унитаз, в доме или в офисе — неважно, финансовое благополучие утекает. — идея была принята даже с некоторым воодушевлением. Хороший руководитель, это в первую очередь — по-житейски мудрый человек. Формально и буквально выполнил просьбу женской половины коллектива и при этом мужчин не обидел, показав, что он полностью на их стороне в этом женском капризе.

Но не тут то было. Через пару дней явилась опять к нему делегация женских депутатов в том же составе:
— Вы им скажите, пусть они крышку не опускают вместе со стульчаком! — как ты меня достала, подумал директор, глядя на учредительскую жену.
— А вы сами сказать не можете? Вы что, считаете мне заняться больше нечем?! Только вашими глупостями развлекаться. А завтра придумаете, что ершик вам западло в руки брать и пусть Света за вами унитаз чистит, после каждого облегчения. — уже серьезно повысил голос.
— Семенова и ты тоже! У твоего отдела план продаж горит синим пламенем, а ты только про туалет думаешь. и каждый день без пяти шесть уже на низком старте. Марш работать! И чтобы сама лично с телефона не слазила. — хороший разнос вовремя так помогает переключить внимание.

Затаила Ирина злую обиду, но мужу жаловаться не стала, понимала, что отмахнулся бы тот от такого вопроса или вообще послал бы далеко и глубоко из-за подлой мужской солидарности. Но стала она на мозги мужу потихоньку капать, каждую проблему или недочет раздувая до вселенских масштабов. Ну, и про ночную кукушку все знают.
И вскоре поднял этот учредитель вопрос: Стар мол (50-ти еще не было) и устал похоже наш Николаич. Мышей уже не ловит. Показатели растут, но как-то вяло и слабо и план не всегда выполняется. Надо бы нам нового директора, молодого, амбициозного и грамотного, с дипломом ТОПового ВУЗа и обязательно с курсом МБА (Master of Business Administration), супер-пупер продвинутого, успешного менеджера, и чтоб все по науке мериканской торговой, передовой.

Ну, нашли такого конечно. Очарованы были просто, а как красиво «пел». какой он крутой менеджер и как может правильно все организовать, и как он предыдущую компанию с колен поднял.
— И вашу подниму. — учредители смущенно переглянулись, оказывается на коленях были. Еще и словечки через одно высокоумные и продвинутые задвигал: сейлз-промоушн, дью-дилидженс, стайлинг, бенчмаркинг. да с крутым английским произношением. Тогда это совсем в новинку было — учредители далеко не дураки, а тут уши развесили и слушали, рты открыв.
Короче, денег ему положили в два раза больше, чем у Николаича было.

И стали мы теперь не сотрудники, а бизнес-единицы. И не бонусы и премии, а KPI, причем всегда произносилось им полностью: «Key Performance Indicators». Не клиенты, а лиды и дистрибьюторы, не планерки в продажных отделах, а брейн-сейлзы, не сотрудник отдела персонала, а coach-partner и так далее.

Первое время действительно результаты поднялись, особенно в оптовом отделе, продажники, испугавшись новой метлы, отрабатывали второй месяц на все 110%. И чистая прибыль компании возросла, в первую очередь из-за уменьшения фонда заработной платы (бонусы и премии порезали), сокращения издержек (пересмотрели границы и регламенты возврата товара и гарантийного ремонта), дебиторка уменьшилась (ретробонусы для клиентов за просрочку по умолчанию стали аннулироваться), обеды бесплатные отменили и тому подобное. Учредители довольные ходили и чего мы раньше то.

А вот дальше пошло всё хуже и хуже. Новый директор, хоть и супер умный-умный, но дурак, да еще и активный. Не понимал, что любая компания держится, в первую очередь, на проверенных временем и работой кадрах, и приверженных клиентах, а не только на выстроенных бизнес-процессах, регламентах и системах мотивации. В Америках может быть и так, но «Это Россия, детка».
Отношения с людьми строить новый директор совершенно не умел и высокомерия через край, продавцов розницы, водителей и грузчиков вообще за шваль держал. В итоге уволил или сами стали увольняться ключевые сотрудники. Ту же Семенову с треском выгнал, как не умеющую правильно (по учебнику) организовать воронку продаж. Ага, а ты попробуй в наших условиях согласно букве этого многоумного труда от нобелевского лауреата что-нибудь нормальное сделать.
Один ведущий продажник ушел к конкурентам и умудрился увести ключевого клиента, который один чуть ли не 10% всех продаж опта делал. А может и сам тот обидевшись ушел, когда ему персональную скидку порезали, за просроченный (первый раз!) на два дня платеж.
Текучка среди низового персонала тоже поперла, зарплата то вдруг стала очень и очень средней по рынку. И уходили в основном лучшие специалисты. Для более-менее приемлего отбора новых кандидатов пришлось увеличивать вдвое штат отдела персонала. Еще айтишников набрал, они ему новую и очень объемную СРМ (Customer Relationship Management) писали, старая почему-то не устроила. Наверное, курс монгольского тугрика не учитывала. ))

Планерки и совещания (зачем-то общие сделал) превратились в многочасовые шоу самовлюбленно токующего тетерева, который никого кроме себя не слышит. Его так за глаза и прозвали сперва — «Тетерев», а потом закрепилось «Тренд» (любимое его словечко). А не отсюда ли корни слова «трендеть» (трындеть)? ))
А я стал проводить все больше и больше времени «в полях», стараясь под всевозможными благовидными предлогами пропускать подобные совещания, аж тошнило там, слушать часами эти новомодные словечки, в наверное, в целом правильных, но в излишне общих и неконкретных рассуждениях. Сразу у меня возникали, то встречи с арендодателями, то важные переговоры в банке по поводу расценок на инкассацию, то внеплановый выборочный учет в магазине совместно с управляющим. И тоже понял и решил для себя, что валить надо, хоть и обидно — много лет проработал, и много чего добился и создал. А тут и повод нашелся.

Читайте также:  Скины по никам для пацанов с очками

Зашел я как-то на склад в кабинет начальника транспортно-складского отдела, мы с ним с самого основания компании работать начинали. Помочь тот попросил, потребовал с него Тренд отчеты еженедельные в XL, да непростые, а с диаграммами хитрыми, чтобы там отражались, и загрузки машин, и кол-во точек разгрузки, и пробег, и расход горючки на каждую, и рейс-часы, и плечи логистики. А Виталя в компьютерной грамоте, мягко сказать, не очень был, а про плечи вообще первый раз слышит. Зато он сумасшедший объем работы тащил и в железном кулаке держал очень разноплановый и разноплеменной коллектив: водителей, грузчиков и кладовщиков. И маршруты составлял, и ремонт машин организовывал, приемки товара и отгрузки, табеля и путевые листы вел и складские учеты проводил, за уборку территории тоже отвечал, много чего. По-хорошему минимум три должности совмещал.

У него в кабинете за компом один из новых айтишников, невысокий и полноватый хлопец, и какой-то он неприятный и внешне нечистоплотный, с длинными засаленными волосами, собранными на затылке в куцый пучок. И была у него еще гадкая особенность — постоянно бурчал себе под нос, но достаточно отчетливо, что все слышали.
— Гребаные, тупые юзеры. Достали уже своим дебилизмом. Это же как можно такими тупыми быть. Лузеры.
— И ты это терпишь?! — я уже к Витале. Он, как я понял, на компе по запарке чего-то не то снес. Покраснел, зубы сжал, но молча остался сидеть.
— А я не буду. Пойдем-ка, компьютерный гений, со мной. Тут недалеко. — с этими словами я взял айтишника сзади за не очень чистую шею и сдавил ее крепко пальцами, согнув их, как клещи. Тот зашипел, что та тебе гадюка, но сразу поддался и я повел его на улицу.
Испугался он не на шутку, решил, что буцкать не по-детски его сейчас будут.
Как там в бессмертных «Двенадцати стульях» у Ильфа и Петрова: «Здесь Паша Эмильевич, обладавший сверхъестественным чутьем, понял, что сейчас его будут бить, может быть, даже ногами. «, а я лишь, выйдя на улицу, указал ему, на стоящую рядом со складом, «Газель».
— Видишь пепелац?
— Не слышу. — грозно и пальцами сильнее.
— Ви-и-жу.
— Так вот, он заводиться не желает. У тебя 15 минут, чтобы определить причину. Ключи в замке. Время пошло! А я рядом побуду.

— Что значит не знаешь и не умеешь? Тупой, что ли? Аль лузер занюханный? Ну пробурчи чего-нибудь в оправдание.
— А вот он. — я показал рукой на кабинет — . знает и умеет, и еще много чего, и такого, что тебе в самом страшном сне никогда не снилось. И если ты в чем-то одном, в своем, узкоспециальном лучше разбираешься — это вовсе не означает, что ты тут самый умный, а остальные дебилы. Скорее наоборот. Потому, что у других гораздо шире знания, умения, опыт и задачи. И если я, еще раз. или еще кто. от тебя услышит про тупых юзеров. Ты понял?
— По-понял. — очень тихо. Бурчали мы то громче.
— Не слышу.
— Понял, понял!

Ничего он не понял, а сразу побежал плакаться к Тренду, я, видите ли, оскорбил его действием. Ох, если бы я тебя реально захотел обидеть, даже почти бездействием, то уползал бы ты сейчас на карачках, зовя маму и путаясь в соплях. Эх, в армию бы тебя, узнал бы, как там со стукачами поступают.
Вызванный в кабинет Тренда, я вошел уже с написанным заявлением, чего тут выслушивать и так все понятно.
Через неделю после меня уволился и Виталий.

Понятно, что незаменимых людей нет и набирали постоянно новых сотрудников, но похоже, таких же и подобных «деятелей» и «рукой водителей», а компания постепенно входила в разнос, выручка в опте и в рознице значительно упала, чуть ли не половина магазинов почувствовало вдруг дно, как-то очень легко пройдя вниз «точку безубыточности». Расходы по фонду з/п почему-то выросли почти на 15% (в основном за счет «непроизводящих» и административных сотрудников), но появились существенные задержки по выплате всем. Естественно, «народ побежал», кражи на складах, недостачи в рознице.
Через какое-то время учредители наконец спохватились, и разобравшись, схватились за голову. — и Тренда со скандалом выгнали. Наверное, сейчас где-то опять очередную компанию «с колен поднимает». ))
То, что успешно строилось годами и приносило прибыль, меньше чем за полгода ушло в глубокий минус и стало буквально разваливаться на глазах. Пытались ситуацию исправить, еще больше года барахтались, целая чехарда крутых антикризисных управляющих (директоров) случилась, но поезд похоже уже ушел.
Еще и между собой учредители серьезно пересрались, вплоть до мордобоя и угроз «вальнуть», оно и понятно, одно дело прибыль в карман класть или новые направления и проекты развивать, совсем другое — убытки подсчитывать, постоянно инвестируя, как в черную дыру, из других своих источников.

Итог печальный, но получается, что началась то катастрофа с сущего пустяка, с какого-то рядового и банального вопроса о правилах пользования туалетом! Как снежная лавина с маленькой снежинки!

А у меня в лексиконе с тех пор появилось очень образное, емкое и значимое выражение — «Синдром стульчака».

Можно ли переписать реальность?

«А ведь с каких безобидных шалостей иногда всё начинается…»

Конец 80-х. Я опять на первом курсе института, восстановился после армии. И тем не менее всё ещё одержим здоровым образом жизни, спортивными секциями, успехами в учёбе. В общем, типичный ботан, упорно игнорирующий школу жизни. В комнате нас четверо, ещё один такой же, пока ещё трезвенник, Вовка ( в армии не был), и два морских волка — Сашка-подводник (солидный «мужичок» немного за метр с кепкой) и Илья (тот ещё «…институтов накончал, на гитаре побренчал…» ).

Мой отец тогда разводил виноград на приусадебном участке, немного, но на вино, учитывая его спокойное к алкоголю отношение — ему хватало. И как то я в разговоре с соседями по комнате вспомнил про батино хобби. «Взрослая» половина тут же вспомнила про НГ, который не за горами (всего то два месяца до). А мне что, для своих не жалко. И я, наивный, в ближайшие же выходные приволок пятилитровую канистру (Новый год же на носу… ага…). Сейчас смешно вспоминать — чем я тогда думал. И не то чтобы иная культура пития была мне не знакома…

Я потом узнал своих соседей поближе и могу сказать, что это они тогда ещё долго держались. Дня полтора, наверное. А после, аккурат к обеду, канистра была цинично отдегустирована досуха в два невозмутимых лица. В моё отсутствие (не, ну а чего тут такого.. я ж не пью…). Более опытное лицо предусмотрительно уползло к подруге на запасной аэродром ещё до моего прихода. А совершенно невменяемого Сашку-подводника я застал эмоционально читающим политинформацию нашему трезвому не служившему юнге.

Напоминаю — это были всё ещё 80-е. Не знаю как в других институтах, а в нашем была такая должность как Проректор по Воспитательной Части. Гроза всех студентов, независимо от их облико-морале — обходы, рейды вместе со студентами ДНД-шниками. Могли нагнуть за что угодно: за шум. за мусор, припахать на разгрузку чего нить тяжёлого (тех, кто не успел спрятаться), войти в любую комнату и проверить холодильник на наличие запрещённого к употреблению. И тут такой подарок — укушаный в хлам студент, не стесняющий своего намерения спасти общагу, студгородок, а если партия прикажет, то и Мир. От любого Зла… которое собственной персоной и нарисовалось на пороге нашей комнаты. В виде этого самого проректора, и двух таких же рослых сопровождающих, из ДНД.

И тут Сашка понял , что настал его звёздный час — вот оно. Вторжение. Стараясь держаться солидно, хотя его и нещадно штормило, он вплотную подошёл к наглецам, грозно нахмурился и стараясь не слишком задирать голову начал в ближайший пупок в деталях описывать на какой мачте в этом кубрике принято вертеть непрошеных гостей и тюленей на которых они приперлись. Видно было, что проректор не привык , чтобы ему озвучивали такие обидные вещи тоном, который он по умолчанию всегда считал своей фишкой, и он на некоторое время завис.

Хотяя… мне показалось, что его каменное сердце всё таки несколько смягчало то обстоятельство, что претензии Александра по факту подавались не совсем…гм… фейс ту фейс, да ещё и с попеременным паданием в ноги. Вообще, необходимость карабкаться по чужой штанине для принятие вертикального положения во времена немого кино скорее бы дополнили субтитры типа » …Не губии… баарин!»

Сашка же, благосклонно дав агрессорам несколько секунд на осознание всей глубины своей ущербности, начал аккуратно подталкивать их к выходу. Но молчаливая троица вросла корнями в линолеум. Со стороны это выглядело комично, три здоровяка взирающие сверху вниз на представление, и озадаченный хоббит, который упирается то в одного , то в другого в районе живота, то плечом, то обеими руками, падая, и снова поднимаясь по ближайшей ноге.

А мы с Вовкой… А что мы? Мы сидели на подоконнике и с интересом взирали на разборки Добра со Злом. Как себя правильно вести в таком дурдоме мы не имели понятия, но наша репутация упоротых трезвенников работала на нас, и большого интереса для проверяющих мы не представляли.

В конце-концов подручные мистера Зло ловко подхватили Сашку с двух сторон под мышки и куда-то унесли не обращая внимания на его протесты и выразительные жесты ногами Где дальше развивался этот, тогда ещё совершенно не популярный у нас мужской балет — не знаю, Впрочем, это всё была преамбула.

Вернувшись через полчаса Саня всё ещё был в изменённом состоянии сознания, но события последнего часа помнил хорошо. И поэтому первое что он предъявил двум притихшим ботанам — это свое Фи. Претензия была безапелляционна, путана, но практически неотбиваема — он один против троих грудью защищал нашу тихую гавань как легендарный «Варяг» в Фермопилах. А мы — два, тупых как кнехт пня глумились у него в кильватере, даже не помышляя о том чтобы вздуть неприятеля на абордаж.

И тут. И тут со мной опять случилось это… меня куда то понесло… Я с интересом слушая свой голос, даже не пытаясь угадать следующую фразу.

«Саша! ну я же тебе подмигивал — уйди в сторону, освободи проход.. . Ты же видишь какой у нас выход в предбанник узкий, одному — только-только пройти. Все кто выше полутора метров -это ж наш с Вовкой ярус , мы бы их в момент вырубили, а там уже в партере — твоя зона комфорта — меси злодеев не снимая тапок.. Мы тебе семафорим и так и этак, чтоб бармалеи не просекли задумку… Нет! Ты запечатал задницей проход, да ещё и на карачках там гарцуешь..»

Бывалый подводник замер всего лишь на мгновение. Только мгновение можно было наблюдать как в его глазах рушилась триумфальная арка «имени себе» — отважному мореману, поверженному, но не сломленному морскому волку-одиночке. В следующую секунду он уже отработал вводную — ушёл с линии огня, заложившись в интуитивно выверенный вираж (Не удивлюсь, если в каком-то морском талмуде по тактической пикировке сей манёвр даже обозначен замысловатым морским термином. А может он увековечен где-то в подкорке… Где то там, на нижней палубе сознания, под табличкой «Использовать в крайнем случае!», на надраенном до блеска шильдике выбиты простые и мудрые слова — «Признание косяка всегда спасало босяка!».

«Подмии.. Ик. ивал. Ппраавда… ааа… А! А я и не понял чего ты мне подмигиваешь! Нет, ну правда… Мне вот это и сбило с толку. Не, я заметил что ты мне маякнул… раз, другой, треть… но я ваще в непонятках был… а ты же это.. бляяя…. »

На Сашку было больно смотреть. Я как мог успокоил его. Расстроенный он завалился на свою кровать и наконец-то скоропостижно заснул.

А я оставался всё ещё в прострации… Я. Только что. «Своими руками» переписал чью-то реальность! Постфактум! Да какими там руками. Я её просто озвучил и она тут же зажила своей жизнью, обрастая подробностями и последствиями. Вначале было Слово. И сейчас — это Слово было… Моё(!? ).

По привычке я тут же «картографировал» очередную добычу — обозначил, обобщил и занёс приём в свежесозданный и нескромный «ТОП убойных приёмов эффективного общения с невменяемыми». (позже я понял, что невменяемость понятие весьма относительное… но, когда это еще случится…).

Да, это был не день рождения моей «Коллекции». Честно говоря, это был не всегда и инсайт… (о более мистических случаях — может быть в другой раз). Это было время когда я так вот по дурацки шутил… экспромтом, сразу вслух, не всегда по теме… И меня самого пугало то, что иногда мои лучшие прогнозы, диагнозы, решения ко мне приходили когда я отпускал себя и «лепил горбатого» ( просто ради лёгкости общения, а не корысти для). Кому-то нужны были трава, бубен или знакомая пифия — а в моем «мусорном бачке» какие-то залетные Кассандры иногда наперегонки седлали вздор и бред, искусно вплетая в него все подробности пикантных откровений, инсайтов и неожиданных решений…

Весной 1989 года на украинском телевидении в какой-то вечерней программе появился странный мужчина, который проводил сеансы то ли гипноза, то ли ещё чего. С экрана несколько вечеров подряд сверлил очи советскому населению никому ещё неизвестный доктор Кашпировский.
Поглазеть на него было интересно, ещё и повод полежать 20 минут. Усталость одолевала неимоверная, дети 2,5 лет и 10 месяцев не давали передыха. Поэтому эти сеансы дуракаваляния я узаконила на недельку. Мужа тоже приобщила.
Кстати, однажды я отключилась и очнулась абсолютно отдохнувшей.
В какой-то день Кашпировский начал что-то про зубы говорить. Насчёт снятия зубной боли — не помню, сочинять не буду, но произнёс он роковую фразу: «Можете завтра идти лечить или вырывать зубы абсолютно безболезненно.»
Муж — Фома неверующий, но воспрял духом и решил проверить на себе, правду ли говорит чудо-доктор. Ну и зуб плохой надо было выдрать — давно собирался. Всё времени или смелости не хватало. А тут такой шанс!
Заявившись изначально в дежурную больницу, потребовал вырвать зуб наживую, без новокаина. Врачи, наверное, и не прочь были позверствовать, но тут так просит молодой человек. Нет, нет! Подозреваю, что когда добровольно человек идёт на экзекуцию, у стоматологов просто теряется спортивный интерес.
Отправили в областную стоматологию. А там студенты, практиканты, профессора и ещё много чего, пахнущего карболкой, эфиром, какими-то лекарствами.
То ли упрямство, с которым ненормальный с горящим взором отказывался от обезболивания, то ли ссылки на «по телевизору мужик сказал» пугали, но рвать несчастный зуб отказались не только студенты-практиканты, но и работающие там врачи. И всё бегали с укольчиком.
После бесполезных уговоров упорствующего подопытного кролика, выдрать зуб вызвалась одна будущая врачиха необьятных размеров и харизмы, похожая на Чигисхана в юбке. С теплой фамилией Мирная.
Хотя у неё руки дрожали и Славик её успокаивал, говорил «Рви смело, по телеку сказали, что мне не больно будет», но она далеко не с первого раза вытащила зуб раздора. Помучила вроде, но муж сказал, что не больно. Правду баил теле-доктор, получается?
Что сыграло роль в обезболивании — гипноз, самовнушение или ещё что — покрыто пеленой времени. Муж вообще считает, что сам себе зуб обезболил.
Зато недавно ненароком я узнала, что эта доктор Наталья Александровна Мирная до сих пор шикарно зубы рвет. Ну, как мне объяснили — вынимает безболезненно.
Может, она в себя по-настоящему тогда поверила?

Я, наверное, один из немногих, кого в свое время выгнали из публичного дома. История эта, хоть и некрасивая, до сих пор кажется мне забавной. Мы с приятелем Арсеном пошли в ресторан, чтобы отметить одну удачную сделку. Хотя нет, соврал, мы пошли просто так чтобы напиться. Я продолжал развивать бизнес. Он же был бандитом средней руки, членом одной мелкой группировки, крышующей рынок в Калитниках. Мы дружили давно. Мне с ним было весело, ему со мной интересно. За подкладкой пиджака Арсен носил молоток. В драке страшное оружие. А если обыщет милиция, скажет, что идет что-нибудь чинить. Ели мы, в основном, соленья. Пили водку. Запивали пивом. И когда настал вечер, сделались настолько пьяными, что всякие глубокие темы отпали сами собой, и мы стали говорить « о бабах». Арсен поведал, что недавно был в « Рае» у проституток, и « вот это был вечер, лучше давно время не проводил». — А я никогда у проституток не был, — сказал я. Никогда. И опечалился. « Вот умру, — подумал я, — а так никогда у проституток и не побываю. А так хочется с ними поговорить. Как написано у этого как его» Я как раз тогда прочел книгу одного малоизвестного европейского автора, фамилию его сейчас не вспомню, да это и не важно, важно то, что на меня произвела большое впечатление его дружба с уличными девками. — Так поехали в « Рай», — взвился похотливым соколом Арсен. — Что, прямо сейчас? удивился я. — Конечно! Тут у него зазвонила трубка на столе. Он нажал отбой, вынул аккумулятор и сунул выключенный телефон в барсетку. Размером его телефон был с половину этой самой барсетки. Я свой таскал в кармане джинсовки, эта дура вечно мне мешала. Под джинсовкой у меня был пистолет в кобуре. О чем я, к счастью, благополучно забыл, когда охрана, немного помяв, вышвыривала меня вон из публичного дома. Одержимые навязчивой идеей, как это часто случается с алкоголиками, мы быстро расплатились и почти бегом кинулись на улицу. Арсен поднял руку, и тут же из темноты вынырнул жигуль с частником. Мы уселись на заднее сиденье. Арсен сказал адрес и мы поехали к проституткам. По дороге он, пребывая в приподнятом настроении, подогретый водкой и пивом, весело разглагольствовал, как отлично мы проведем время. Водитель угрюмо помалкивал, на что мы не обратили никакого внимания. Впрочем, когда я с кем-нибудь из своих друзей садился в такси, водители обычно всегда старались ничего не говорить, даже если в салоне царила гробовая тишина. Как большинство борделей, « Рай» находился в здании гостиницы. Организовано все было удобно с максимальным удобством. Войдя в центральный подъезд, посетители миновали небольшой коридор — и оказывались у стойки администраторов. Здесь пути их расходились. Постояльцам гостиницы, служившей прикрытием доходного бизнеса, следовало идти направо. Богатым развратникам отпирали дверцу слева. — Я плачу, сделал широкий жест Арсен. Я не возражал. Сразу за дверью налево (для тех, кто собирался сходить налево) открывался зал. Здесь стояло два обитых кожей красных диванчика и стол русского бильярда. Через зал можно было пройти в две крохотных спальни, оборудованных широкими кроватями и зеркальными потолками, и в помещение, где был небольшой бассейн метра три на четыре с металлической лестницей посередине. — Так, — Арсен потер ладошки, поставил барсетку на бильярдный стол, — давайте нам водочки, бутылочку, четыре кружки пива И И все, — сказал он. — Что-нибудь закусить? грузный парень весом под сто тридцать кило в черном костюме мало походил на официанта. — Не надо, — сказал Арсен. Сейчас мы слегка промочим горло, и девочек веди. Когда громила ушел, он обернулся ко мне: — Ну, как тебе? Я пожал плечами. — Пока не знаю. Гнездо разврата я оглядывал с осуждением. Спьяну во мне проснулся натуральный моралист. Мне уже казалось, что только совершенно убогие люди посещают проституток. И конечно, сами бляди бракованный человеческий материал, требующий серьезной психологической помощи. Да, я собирался помочь этим несчастным встать на путь исправления. Да так увлекся этой идеей, что через некоторое время одна из них кричала, пребывая в абсолютной ярости: « Ты меня ебать пришел или мораль читать. » Но пока еще до этого не дошло. Мы собирались « промочить горло» — и выбрать из предложенных девочек двух, чтобы предаться с ними Арсен жестокому разврату, я жестокому морализму. « Бутылочка водочки» растворилась поразительно быстро. Видимо, горло у нас сильно пересохло, пока мы ехали от ресторана в такси. Пиво тоже ухнуло в желудок одно за другим. Причем, я выжрал все четыре кружки Арсен не возражал, он уже был в кондиции. Пенное пойло стремительно всосалось в пищеварительный тракт, следом за сорокоградусной, — и сделало меня пьяным чудовищем. Хотя девочки еще не пришли, я разделся догола, побросал одежду на бильярдный стол под бурные возражения Арсена (он собирался загнать в лузу шар) и упал в бассейн. Вода в нем оказалась теплой и совсем меня не отрезвила. Я выбрался и принялся разгуливать по центральному залу в чем мать родила, выражая неудовольствие тем фактом, что девочки медлят. Арсен тоже был так пьян, что, казалось, не замечает, что его приятель — абсолютно голый. Наконец, явился наш крепыш в сопровождении примерно десяти разнообразных « красавиц». Я стоял, нимало не смущаясь, облокотясь на бильярдный стол. — Ой! сказала одна из них, глядя на меня. — Что « ой»?! спросил я гневно. — Да смешно просто. Она захихикала. Другие девочки сохраняли мрачность черт лица, в том числе, и их строгий провожатый. Мне показалось, он вообще лишен юмора. — Я вот эту хочу! сказал я и ткнул пальцем в хохотушку. Здоровяк обернулся к девушке, чуть качнул головой. — А мне вот эта нравится, — Арсен выбрал блондинку с длинным крючковатым носом. — Ты уверен? спросил я. Сам я всегда обожал аккуратные маленькие носики, и меня его выбор сильно удивил Уже очень скоро, буквально через полчаса, я узнал, что жена Арсена очень и очень похожа на эту длинноносую проститутку — Так, мы уже все выпили, — сказал он. Значит так. Еще бутылку водки. Два пива — Четыре, — поправил я. — Ну, хорошо, четыре И И все. — А шампанского для нас? — отозвалась девушка, которую выбрал я. — И шампанского, — не стал спорить Арсен. — Два, — уточнил я. То есть две, две бутылочки. После того, как я вырвал из рук у девушек уже откупоренное шампанское, налил его в пивную кружку и залпом выпил, состояние мое серьезно усугубилось. Я стал очень настойчиво расспрашивать шлюх, откуда они родом, и как сюда попали. В конце концов, та, которую выбрал я, взяла меня за руку и повлекла в одну из комнат. Там она села на двуспальную кровать и поманила меня пальчиком. Я стоял, прислонившись к стене в ней я нашел точку опоры. Она была мне крайне необходима. Сильное опьянение у меня всегда идет волнами я то почти трезвею, то готов упасть. — Так откуда ты? повторил я. — Я же тебе уже говорила. Из-под Ногинска. Иди сюда — Она извлекла из сумочки презерватив и помахала им. Сам наденешь или тебе помочь? — Не надо мне — воздев к потолку указательный перст, я изрек внушительно: — Не понимаю! Как! Можно! Было! Дойти до такого падения! — Ты о чем? спросила она с неудовольствием. Должно быть, такие разговоры ей надоели. — Вот скажи, — продолжал я нравоучительно. Неужели тебе нравится сосать все эти грязные члены? Неужели ты не против, чтобы чужие мужики пихали их в тебя? Пихали и пихали. Пихали и пихали. День за днем. Раз за разом. Всякую заразу. Ведь это если подумать если подумать — Пьяному сознанию очень не хватало слов: — Нравственная Дыра. Нашелся я. И добавил уже совсем грубо: — Ты нравственная дыра. Ты хоть это понимаешь, Дыра. — Понимаю, я все понимаю, — проговорила она, ловко распечатала презерватив и опустилась передо мной на колени. То, что она проделала в следующее мгновение, поразило меня до крайней степени. Раньше я такого не видел. Резинку она сунула себе в рот и склонилась к моему вялому органу. Я наблюдал за ней, завороженный доселе невиданным аттракционом А уже через минуту с сильно эрегированным пенисом, на котором красовалось « Изделие номер один», выбежал из комнаты в залу, где Арсен с упоением трахал деваху, разложив на одном из красных диванчиков. — Арсен! вскричал я. Ты только подумай! Она умеет надевать гондон РТОМ! — Твою мать! моя приятель дернулся всем телом и остановился. Блядь, Степа, ну ты чего делаешь, вообще. — Извини-извини, — сказал я, сорвал с члена презерватив и вернулся к проститутке Только для того, чтобы в течение получаса довести ее до белого каления. Она раскричалась и вопила противным тонким голосом: « Ты меня ебать пришел, или мораль читать?!». Потом схватила вещи, которые успела снять, выбежала в зал с бильярдом, где снова помешала Арсену. « Вашу мать! — заорал он в свою очередь. Да что ж такое?! Дадут мне в этом бардаке когда-нибудь нормально потрахаться?!» Не дали. Вскоре три недовольных человека сидели на красных диванчиках, а я, глотнув еще немного горючего, расхаживал перед ними голый и читал нравоучения. — Как же так можно?! говорил я. Пребывая в вертепе, ощущать себя вполне нормально? Это же чудовищный аморализм, это полная духовная деградация. Меня так несло, что я даже протрезвел на время. И проститутки, и мой приятель Арсен, казалось, были абсолютно дезориентированы. Они не понимали, что, собственно происходит. Привычный порядок вещей был основательно нарушен. Взять вот этот шар, — вещал я, прохаживаясь вдоль бильярда. В нем души больше, чем в проститутке. Отдавая свое тело, милая девочка, ты отдаешь, на самом деле, свою внутреннюю сущность, душу. А ведь она принадлежит богу — Ну, хватит! выкрикнула та, что так ловко надевала ртом резинки. На груди у нее, между прочим, висел крестик. Ты меня заколебал. Если ничего больше не будет, то я пошла. Она вскочила с дивана. — Останься, — попросил Арсен, взяв ее за руку. Я хочу с двумя Если, конечно, никто не помешает. И тут произошло непредвиденное. Ничто не предвещало беду. Но она нагрянула. Раздался громкий стук в дверь. Причем, стучали настолько решительно, что я подумал притон накрыли менты. Метнулся к окну первый этаж, но на окнах решетки. В тот момент у меня даже мысли не возникло, что меня, собственно, забирать не за что главное побыстрее смыться, думал я. Я забегал по помещениям, простукивая стены в поисках потайной двери, но ее, разумеется, не было. Арсен и девицы сидели притихшие. Возможно, им было любопытно, чем все закончится. В конце концов, мне надоело искать то, чего не бывает, и, поскольку стук не прекращался, я пошел к двери и распахнул ее. Голый. Одеться я так и не удосужился. На пороге стояла какая-то блондинистая девица с длинным носом. Она оглядела меня с ног до головы, поморщилась, затем оттолкнула и прошла в зал. Здесь она остановилась прямо напротив Арсена. Как сейчас помню эту картину. Он сидит в самом центре дивана, обняв проституток за голые плечи. Вид у него такой ошарашенный, словно он увидел белого медведя с улыбкой Джоконды. — Вот значит как! сказала блондинка. Отлично! Прошла мимо меня и хлопнула дверью. — Что это было? спросил я удивленно. — Моя моя жена, — проговорил Арсен, затем налил рюмку водки, выпил, за ней вторую, и третью. Ты! он обернулся ко мне, вдруг став очень злым. Это ты позвонил моей жене. Больше некому. Никто не знал, что я здесь. — Окстись, — сказал я. Я твою жену знать-не знаю. — Зато ты знаешь мой телефон, — Арсен вскочил с дивана. Позвонил мне домой, и сказал, где я. Так? — Да ты совсем рехнулся, — я аккуратно переместился к бильярдному столу, на нем лежал пиджак моего приятеля. К подкладке, я отлично это помнил, была пришита петличка, а на ней висел молоток. В минуты гнева Арсен был опаснее бешеного слона. Поэтому я на всякий случай перекрыл ему путь к оружию. Слушай, брат, — сказал я, — клянусь тебе, я тут ни при чем. Я понятия не имею, как она узнала, что мы здесь. — Ну, конечно, — Арсен недобро засмеялся. Больше некому! И кинулся ко мне, выставив перед собой руки, будто собирался меня задушить. Я только успел схватить со стола бильярдный шар и ударил его прямо в лоб. Наверное, из-за яростного разбега он и рухнул так живописно — заехав своими ногами по моим, а голову, запрокинув назад. Упал, и сразу сел, закрыв ладонью лоб. Сквозь пальцы заструилась кровь. Ее было много. Он даже не стонал. Просто сидел и молчал, как громом пораженный. Девушки закричали: « Прекратите! О господи!». Одна подбежала к Арсену, другая к двери, чтобы вызвать охрану. — Стоять! — я побежал за ней, схватил за плечо. Но она уже молотила в дверь кулачками. Потом стала отбиваться от меня: — Отпусти меня, придурок! Щелкнул замок, и в зал практически вбежал здоровяк в костюме. Я по инерции продолжал удерживать проститутку. — Отпусти девушку! рявкнул он. И я немедленно ее выпустил из рук. И запрыгал перед охранником, размахивая кулаками: — Ну, давай, давай Вперед, боец. Посмотрим, чего ты стоишь. Хотя — Я вернулся к столику с напитками, налил себе водки, выпил и обернулся: — Таких, как ты, на меня нужно четверо Накаркал. Здоровяк ушел и привел с собой еще троих. Все вместе они некоторое время бегали за мной вокруг бильярдного стола. При этом я здорово веселился, хохотал и швырял в них шары. Затем они меня поймали. Пару раз приложили о стену. И влепили кулаком поддых. И понесли дебошира к выходу. На улицу меня вышвырнули абсолютно голого. За мной полетела одежда. Я принялся собирать ее по мокрой мостовой, одеваться, ругаясь на чем свет стоит. Оделся, и понял, что мне чего-то не хватает. Мобильный лежал в кармане, паспорт тоже. А вот пистолета с кобурой не было. Дверь в гостиницу-притон предусмотрительно заперли, и я принялся колотить в нее, крича: « Ствол верните, суки!» Прошло минут пятнадцать, я не успокаивался — тогда на первом этаже приоткрылось окно, и в него выбросили мой пистолет с кобурой. — Так-то, — сказал я. Подумал, а не шмальнуть ли пару раз в дверь, чтобы знали наших, но решил, что, пожалуй, не стоит. — Арсен! заорал я, вспомнив о раненом в голову друге. Арсе-ен! Он не откликался, и я пришел к выводу, что либо обиделся, либо трахает, как и планировал, сразу двух проституток и не хочет, чтобы его беспокоили Зря я оставил приятеля в « вертепе разврата». Ссадина на лбу была совсем небольшой в общем, ранение незначительное для такого типа, как Арсен. Поэтому ему заклеили рану пластырем, и принялись, как у них это называется, « доить клиента». Его поили три дня. За это время Арсена свозили в банк и с деньгами увезли далеко из Москвы в Ногинскую область, где проживала эта мерзкая шлюха. Там он чувствовал себя некоторое время королем, водил девочек по ресторанам, ювелирным магазинам, покупал им одежду, обувь и духи. Ночевали они в лучшем номере местной гостиницы. А когда на третий день у Арсена закончились бабки, и он с грустью сказал, что в банке тоже ничего нет, его попросту выгнали на улицу. Из какого- то местного телефона-автомата он позвонил мне, сказал, что у него нет денег даже на электричку, и его могут высадить, но, чтобы я обязательно встретил его на вокзале, чтобы мы вместе выпили пива. — Очень пива хочется, друг, — сказал Арсен доверительно и как-то по-детски Пока мы цедили пиво в привокзальной тошниловке, он, по большей части, говорил о жене, о том, как он ее любит, но что теперь им точно придется развестись. — Представляешь, — сказал Арсен, — тот таксист, который нас подвозил, это же ее родной дядя оказался. И главное, я его отлично знаю. Понятия не имею, как я не узнал его в темноте. Помнишь, он еще подвез нас прямо до двери « Рая». А оттуда, оказывается, поехал сразу к моей жене. И все ей рассказал. Извини, брат, что я на тебя подумал. — Ничего страшного, — ответил я, рассматривая синий лоб приятеля. Я не в обиде. Ты же знаешь, как я к тебе отношусь Забегая вперед, сразу успокою тех, кто переживает за семейную жизнь Арсена с женой он не развелся. С ночными бабочками со временем завязал. Дядя больше не вхож в их дом. Мой приятель некоторое время грозился разбить предателю голову, но потом поостыл. Я убедил его, что это неконструктивное решение. Почему- то не только Арсен, но и его жена посчитали, что это именно дядя виноват в их семейных проблемах. Загадка причудливой человеческой психики. В новые времена мой приятель Арсен очень неплохо устроился. По иронии судьбы он живет сейчас в той самой области, где когда-то стал дойной коровой для пары проституток. Работает водителем и по совместительству охранником у местного главы района. И вместо молотка носит теперь в кармане бильярдный шар. Шучу. Понятия не имею, что именно он теперь носит для самозащиты и нападения. Скорее всего, что-нибудь смешное например, газовый баллончик. Я не видел Арсена лет десять. Но он иногда звонит, рассказывает, как у него дела. И каждый раз предлагает встретиться как- нибудь, когда будет в Москве посидеть в ресторанчике, выпить водки, как в старые времена. Я всегда отвечаю: « Ну да, как-нибудь». Хотя отлично знаю, что вряд ли пойду в ресторанчик слишком много работы, я уже не гожусь для праздных посиделок. Жалко времени, оно бежит все быстрее и быстрее.

Не знаю, любит меня муж, или нет, но цветы он мне не дарил. Никогда. Зато может обматюкать, если оделась не по погоде, и с пониманием относится к моим слабостям. А слабостей у меня две: я книгоман и игроман. Если я не читаю книжку, значит я зависла с игрушкой в телефоне. Ну, конечно в свободное время, не всегда. А свободное время у нас обычно где? Правильно, в туалете.

Перенесёмся на десять лет назад. Шурик мой купил себе новый сотовый телефон. Подходил к покупке серьёзно: пыле- и влаго- защищённый чтобы был. Взял Nokia 3720. На беду этого телефона (и мужа), была у него встроенная игрушка, которая так мне понравилась, что телефон плавно перекочевал ко мне, хоть и был у меня свой телефончик. Муж мой человек нежадный, но собственник. Поэтому отстаивать свою вещь решил просто — подарив мне такую же. Праздник был какой-то, наверное. А цветы, как я писала, он мне не дарит.

Итак, поздний-поздний вечер. Даже ночь, скорее. Все спят, и только я, со своим телефончиком (новеньким! Чтобы мы могли их не путать, мой — с желтой окантовкой) сижу в любимой комнате отдыха. Глаза слипаются, встаю с насиженного места, и, занемевшая от долгих игр рука, роняет телефон в унитаз. Вторая рука, не успевшая получить сигнал от мозга, и занесённая уже над кнопкой смыва, автоматически кнопку жмёт. Я круглыми от ужаса глазами смотрю, как уплывает мой желтый телефон.

Не знаю, у кого как, но у меня муж не любит, когда его будят ночью. Но делать было нечего — и я с криком сирены забежала в спальню. То, что он согласился безропотно отсоединить гофру от унитаза (вдруг телефон там остановился?), и сделал это, я списываю только на то, что он не до конца проснулся. Телефона там не было. Понимая всю трагичность ситуации, но видимо не до конца, я попросила его. позвонить на мой телефон. Шурик, не взирая на поздний час, хохотал в голос, дав мне трубку. А мне сообщили, что абонент временно недоступен.

Потом я сидела на кухне и рыдала. Телефон — подарок, с любимой игрушкой, — уплыл в буквальном смысле слова. И совесть не позволит снова нагло завладеть телефоном мужа. Шурик мой постоял рядом, посмотрел на меня. Потом сел, посадил меня себе на колени — и стал петь: We all live in a Yellow submarine — Yellow submarine. Слёзы закончились, мы уже хохотали, как сумасшедшие.

— Ладно, меняю свой телефон на твой старый. Только в туалет ты с ним ходить не будешь, -сказал он мне.

Телефон этот до сих пор жив. Его не смогли даже убить внуки, игравшие с ним в футбол. Как-то вставляла симку, и ходила с ним, пока меняли экран на iPhone. А брат его где-то плавает. Он ведь — желтая подводная лодка ).

Сема а ты слышал что сейчас, когда приезжаешь в Сочи, то тебя встречают на машине, селят в шикарной квартире, кормят бесплатно, поят и развлекают, а в конце поездки еще и денег дают!
Та пиздят наверное?
Да ты шо! Мне моя Роза мне рассказывала после поездки!)

Хочу рассказать историю как я первый раз столкнулся с темой Высоких отношений и что из этого вышло.
Лет пять назад, в 2013 году, когда еще на Украине было спокойно, я попал в Епаторию.
Уговорил меня мой товарищ поехать в Крым на машине в качестве водителя и сопровождающего, так как к нему прилетала его любовница из Беларуси.
На это было у него несколько причин.
Дело в том что он очень не любит ездить за рулем на дальние расстояния, у него ревнивая супруга и одного его не отпустит а только со старшим сыном, и главное что ей можно повесить лапшу что буд-то это мне надо срочно ехать, а он мне оказывает услугу так сказать.)
Надо сказать что его супруга с нашего первого знакомства прониклась ко мне доверием, наверное потому что я старше ее мужа на десять лет, и мое серьезное лицо ей внушило спокойствие.
По приезду разместились мы в только что открывшемся отеле под названием «Евпатор».
Мне он снял одноместный номер а себе люкс.
Встретив возлюбленную, потрахавшись с дороги товарищ укатил на пару деньков попутешествовать в Ялту и по побережью.
Хотя они и предлагали поехать с ними, но я отказался быть третьим лишним без возможности быть запасным, ведь у них любовь.)
Вечером я вышел на набережную к Курзалу, побродить без цели по местам боевой славы так сказать, и покушать хорошо под водочку.
Я выбрал ресторанчик который находился рядом с ночным клубом Лион, потому что там было много людей, большинство из которых дамы, пахло шашлыком и играла живая музыка.
Оценив диспозицию я решил присесть за столик между скучающей красивой девушкой лет тридцати и четырьмя дамами за сорок пять.
Приняв образ скучающего джентельмена, я стал смотреть грустными глазами на девушку, отметив про себя что четыре дамы за соседним столиком оживились и что то стали горячо обсуждать.
Минут через тридцать, одна из них подошла к музыкантам, что заказала и направилась ко мне.
Подойдя к столу она спросила меня не откажусь ли я с нею потанцевать, тем более что зазвучала ее любимая песня «Ах какая женщина!»
Решив что отказывать женщине нельзя, фарту не будет, тем более как я понял что ее подружки решили на слабо взять, вышел на центр танцпола.
За каких то несколько минут я узнал что она работает начальником налоговой инспекции в Подмосковье, и что денег у нее на отдых дуром, но вот незадача, она не знает как их потратить?
После этой информации она как то томно заглянула мне в глаза и схватив крепко за задницу прижала на пару секунд к себе.
Я улыбнулся и проводил ее к столу, поцеловав при этом руку и поблагодарил ее за прекрасный танец, после чего сел за свой столик и стал сканировать понравившуюся девушку.
Но сосредоточится не успел и был вытянут на танец под «Дым сигарет с ментолом» второй дамой из той компании, которая оказалась простым нотариусом но денег у нее как я понял было еще больше чем у первой , и что они ей прям жгут ляжку и она мечтает их потратить с пользой!)
После танца я так же проводил ее к подружкам, не забыв поцеловать руку.
Потом потанцевал с начальницей экономического отдела РЖД под Пугачевский «Айсберг», и скромной главной бухгалтершей одной из фирм занимающихся растоможкой грузов в Москве, под «Третье сентября», услышав совершенно откровенное желание облагодетельствовать меня.)
Не сказав не да не нет, я решил взять тайм-аут.
Надо сказать что девушка глядя на эти мои движения, стала ржать в голос не сдерживая себя, чем очень сильно разозлила эту компанию.)
Прикинув в что за пару дней я могу существенно улучшить свое материальное положение на круглую сумму, за минусом стоимости Виагры, я задумался?)
Но решив следовать принципу что раз не жил богато то и не хуй начинать, тем более что девушка глядя мне в глаза стала смеяться еще сильнее, я проходя мимо столика сказал что жду ее у фонтана на улице.
Буквально сразу эта красотка вышла и мы молча пошли по набережной взявшись за руки, как старые знакомые.
Через пару минут она спросила куда мы идем?
— Покурить кальян и познакомиться поближе — был мой ответ.
Выдав ей дежурную информацию о себе, представившись майором морской пехоты из Владивостока, узнав что ее зовут Николь, сразу пригласил после кальяна пойти ко мне в отель познакомиться поближе, тем более она мне очень понравилась.)
Она показала кольцо на пальце и сказала что обещала мужу ночевать только в своей постели, и поэтому в свою очередь она меня приглашает к себе на квартиру!)
Меня этот вариант тоже устраивал, так как я никуда не торопился.
— А мужа там дома случайно нет — спросил я?
— А что хочешь познакомиться?
— Мне кажется это будет лишним!)
На мой отказ она как то загадочно рассмеялась.
Шикарная трех комнатная квартира располагалась в недавно построенном Консолевском доме на шестом этаже.
На мой вопрос за сколько она ее снимает?
Она сказала что ей купил эту квартиру муж, а так же еще в Ялте и Севастополе специально для отдыха, так как она дочь офицера моряка, и с детства любит отдыхать в Крыму.
— Я принял это за чес, спросив в шутку — А что муж у тебя Олигарх?
— Типа того — ответила она. Владелец заводов, газет параходов и прочей недвижимости.)
Поняв что сделал правильный выбор, я вспомнил свои лучшие годы, тем более партнерша была достойная!)
— Утром она разбудила меня в семь утра и спросила — Есть ли у меня права?
Получив утвердительный ответ, сказала что мы сейчас незамедлительно едем в Ялту кушать устриц и купаться в чистом море, чтобы я восстановил свои силы.
Договорившись встретиться через час у дома, сбегав за плавками, волшебным зельем и правами, я подошел к дому ища глазами такси, вместо этого я увидел как мне посигналили из белой БМВ шестерки с очень красивыми номерами из московского региона.
Через пару часиков мы уже кушали в Ялте устриц, купались в море.
За все платила она, но я не ощущал себя альфонсом.
А потом мы заехали в ее квартиру, которая оказалась еще круче чем первая!
Устрицы вместе с волшебным зельем придали силы и мы продолжили знакомство.)
В самый напряженный момент, когда я был сзади у нее зазвонил айфон.
Я не слышал с кем она говорит а только ее ответы.
— Да, занимаюсь сексом с брутальным Мущщщиной!
— Настоящий майор морской пехоты!
— Тебе понравится!
— Да ебет как положено!
— Кончаю и не раз!
— Конечно сниму!
— Я думаю он согласится!
— Ну все Зая пока, сейчас сосааааать буду!)
— Это подружка — спросил я?
— Муж — коротко ответила она!
Включив фотик она спросила меня, может ли она сделать сэлфи с членом во рту?
— А почему нельзя? Конечно можно, только лицо мое не фоткать.)
Заметив что у меня обычный кнопочный дрэковский телефон, она предложила сейчас же поехать и купить мне хороший смартфон, но я отказался.
Тогда она захотела подарить мне хороший парфюм, и против этого я возражать не стал, получив на память большой флакон синего Версаче.
Когда мы уже возвращались в Евпаторию, она увидела по пути лавандовое поле, и попросила заехать прямо на него, метров на пятьдесят от дороги.
Пошарив на флешке она нашла какую то песню, быстро разделась догола и стала в соблазнительную позу у капота.
Когда я пристроился сзади она нажала пульт и включила песню Софии Ротару «Лаванда» на всю громкость!)
Если бы не оводы и мухи стремящиеся укусить именно в задницу, летящий откуда то пух, а так же сигналы проезжающих машин, то все бы вообще было замечательно!
Мысль о том чтобы менты могут хлопнуть и эти неудобства с мухами чуть чуть испортили кайф, хотя драйва добавили.)
Надо сказать от такой картины народ проезжавший мимо херел, машины снижали ход и сигналили, а трактор с полным лафетом арбузов остановился метрах в сорока, и тракторист с двумя пацанами стали внимательно с интересом за нами наблюдать и обсуждать!
Эта обстановка заводила ее еще больше и меня как не странно?)
Когда мы закончили и уже садились в машину, два пацана принесли нам четыре арбуза и положили не доходя метров десяти до машины, как я понял в благодарность за бесплатное кино и концерт.)
Приехав в Евпаторию, пообещав мне сделать сюрприз, мы договорились встретиться часов в десять в ночном клубе Южный Крест, после чего я ушел отсыпаться и отдыхать.
Придя чуть пораньше, я занял столик и стал ждать, размышляя на сколько меня хватит в таком темпе, и не пора ли прекратить этот марафон, я у видел как она заходит в сопровождении какого то невысокого мужичка лет шестидесяти и двух громил в костюмах со взглядом как у дохлой рыбы.
Амбалы заняли столик у выхода, и сели со скучающим видом.
Подойдя к столику Николь предложила познакомиться с ее мужем, который представился по имени отчеству, посмотрел на меня оценивающим взглядом, и с какой то непонятной улыбкой протянул мне ладонь, на которой я заметил следы от сведенных татуировок.
Настроение стало окончательно пропадать когда она стала в подробностях рассказывать ему и про Ялту и про Лавандовое поле, а ан кивал и и показывал всем видом что он очень рад за свою жену.
Потом она огорошила меня информацией что сейчас мы выпьем, потанцуем а потом поедем к ним на квартиру где устроим свингер-вечеринку втроем, будем кушать честно заработанные арбузы, пить виски и шампанское, чем окончательно меня ввела в пограничное состояние, как раз между паникой и страхом за свою девственность.
Поняв что Соломона могут и не найти после этого, или выловят рыбаки с батареей на ногах, вспомнив другие страшные истории про Казантип где девушки заманивали мужиков на яхту, а там их посреди моря трахали амбалы, я понял что надо линять но как то по хитрому?)
Делая вид что согласен участвовать в этом тройственном союзе, я всем видом показывал свое бесстрашие и то что очень этого хочу!
А хули там! Майор морской пехоты как никак?)
Мы танцевали бутербродом, когда она была между нами, меняясь местами то с переди то с зади, потом обнявшись втроем, и она целовала нас в губы поочередно, чем совершенно шокировали окружающую публику.
Замечая краем глаза что амбалы меня все время пасут, и поняв что через выход не прорвусь, а валить то надо, я вышел в туалет оценить диспозицию.
Поняв что спокойно перемахну незамеченным через низкие пожарные ворота, уже спокойно вернулся за стол и продолжал спокойно пить и кушать, раз за все было уплочено.)
Потом, чтобы окончательно усыпить бдительность, второй раз вышел в сортир и опять вернувшись, я заметил что амбалы стали пить кофе и перестали меня пасти.
Выйдя третий раз я махнул через ворота и со скоростью спринтера смылся к себе в гостиницу.
Утром со свежей головой я уже вез своего товарища с любовницей в Бахчисарай, понимая что ночные гулянки в Евпатории для меня в этот раз уже закончены.
Сейчас с учетом сегодняшнего опыта, я понимаю что может и ничего бы не было?
А может и на акции какого нибудь заводишка наработал?)
Теперь размышляя, я понимаю как могло бы быть по другому?
Был бы один мужичек без шрамов от татуировок и без амбалов, может бы не испугался и согласился, но в той ситуации осторожность взяла верх.

— Девушка, ваша милая улыбка вызывает желание пригласить вас к себе? — Вы, наверное, донжуан? — Что вы, я стоматолог!

Наверное, у каждого были в жизни случаи и ситуации, когда здравый смысл, логика и жизненный опыт пасуют и не могут, не прибегая к каким-либо сверхъестественным, паранормальным явлениям, объяснить происходящее. «Включив» «бритву Оккама», и отбросив инопланетян и прочий оккультизм, можно попытаться убедить себя в непонятных происках каких-либо секретных спецслужб, но в душе все равно понимая, что это, по большому счету, тоже «притянуто за уши».

Вот такая история и произошла со мною в прошлую субботу.

Попросил меня товарищ, живущий практически в соседнем дворе, съездить за машиной. Он покупал и попросил составить экспертную компанию. Провозились долго и домой вернулись уже под вечер. Когда авто поставили, поступило естественное предложение от Вована обмыть это дело:
— Да, не-е. Мне завтра с утра за руль. Договорился уже.
— Да мы по чуть-чуть. Я тут пабчик один знаю, очень вкусное крафтовое пиво наливают. Чисто по кружечке.

По одной само-собой не получилось, выпили по две. А по мне — так в самый раз. Вроде и выпил, но на утро никаких проблем, а когда больше, то и вкус уже по-настоящему перестаешь чувствовать, и удовольствие получать, так, чисто, как мочегонное принимаешь.
Житейский опыт — великая вещь.
Я подробно это рассказываю, чтобы сразу исключить: Мол, нажрались мужики, вот и мерещится всякое.

Идем обратно, часов около десяти вечера. В теле приятная истома, настроение прекрасное. Погода тоже замечательная. Слегка минус, ветра нет, падает хлопьями снег, который сразу прикрыл эту непроглядную, неприятную, осеннюю черноту. Светло стало, свежий, ослепительно белый снежок блестит в свете фонарей, слегка похрустывая под ногами. Идем неторопливо дворами, трепемся потихоньку обо всем и ни о чем, вполне себе наслаждаясь прогулкой.

Прохожих практически нет, двигаемся вдоль высотного дома, первый этаж, которого отдан под всякие нежилые помещения. Проходя (неосознанно и не задумываясь), читаю вывески: «Языковой центр», «Досуговый центр для детей дошкольного возраста», «Белорусский трикотаж», «Электрощитовая».
В последней открывается дверь и выходит бабка. Вполне себе обычная бабка, лет под/за семьдесят. Морщинистое лицо, бесформенная, оплывшая фигура, седая прядка из под вязанной шапочки. Одета в короткий, затасканный зеленый пуховичок, в отвисшие то ли гетры, то ли спортивные штаны серого цвета, на ногах грязноватые темно-синие кроссовки. Ничего необычного, но смотреть было больше не на что, поэтому на нее. Немного покряхтывая, толкнув ногой, захлопнула металлическую дверь, за которой была непроглядная тьма. Так бы и прошли мимо, если бы не заинтересовала одна деталь. В руках у нее были две пятилитровые пластиковые бутыли с ручками, обычные такие, в которых воду питьевую продают. И эти пятилитровки были полные. Мелькнула мысль: А откуда в электрощитовой вода?

В каждом мужике любого возраста всегда остается что-то от хулиганистого пацана. Вот и Вова решил приколоться, и неожиданно, даже для меня, со всей дури гаркнул:
— Чо, старая, опять ток пиздишь? — хотел засмеяться, но дальше пошли странности. Бабка бросив бутылки, резво рванула с места и как-то очень играючи перемахнув заборчик палисадника, втопила бегом, перпендикулярно дому, а-ля олимпийская чемпионка на стометровке и очень скоро скрылась из глаз, забежав за угол другого дома в 70-80 метрах от нас.
— Херассе бабулька! Вова, что это было? — Владимир недоуменно молчал, озадаченно потирая мочку уха, по-прежнему неотрывно глядя на тот угол. Наконец, произнес:
— Понимаешь. ни какая это не бабулька. Ты же знаешь, я когда-то не последний человек в легкой атлетике был, а так бы быстро уже не смог, однозначно. А по виду ей минимум лет на двадцать больше, чем мне. И еще такой момент, очень уж она профессионально бежала, любой профильный специалист заметил бы. — мы по-прежнему стояли на том же месте, где все началось.
— Ты легкую атлетику не смотришь? Нет? Ладно, поясню. Шаг широкий, бедро и далее нога выносится далеко вперед, практически параллельно земле. И современная тенденция спринтеров — они почти не приземляются на пятку. Нюансов заметных много. Вот так она и бежала! Хрень, какая-то.

— А, вот еще. Ты на ее обувь обратил внимание?
— А, что не так с кроссовками?
— Это профессиональные гандбольные, не очень дешевые, между прочим.
— Ты еще в гандбольных кроссовках разбираешься? — улыбнулся я. — Чем они от тех же баскетбольных отличаются? И о чем это говорит?
— Ни о чем не говорит, только для каждого вида спорта есть сейчас своя обувь. Очень странно всё, не находишь?
— Может она за внуком донашивает?
— Какие нахрен внуки? Судя по бегу ей далеко и сорока нет!

Так мы и стояли, разгоряченно обсуждая произошедшее, строя различные версии. Когда дошли уже совсем до фантастических, типа галлюциногенов в пиве, вызывающих коллективные видения, инопланетян, террористов, шпионов и прочее — решили, наконец прекратить выдумывать.
— Может в полицию позвонить, или в ФСБ? — вслух задумался Вовчик.
— Ага, ты в психушку захотел, аль в вытрезвитель? Запах есть и неадекватное поведение налицо.
Я подергал дверь электрощитовой — закрыто. Вова открыл одну из бутылок и как учили на уроках химии аккуратно понюхал, потом сунул палец.
— Ты еще глотни!
— Вода обыкновенная! Но давай на всякий случай выльем. — выбулькали на газон, бутылки выбросили в мусорный контейнер.

Уже подмерзли, а все расстаться не могли.
— Пошли ко мне, у меня там застоялась бутылочка чего-то вискаристого, односолодового, многовыдержаного.
— Да у меня завтра встреча, я же говорил.
— Прикинь, к бутылке еще сертификат на собственность квадратного фута земли в Ирландии. И вискарь местным ирландским торфом немного пахнет.
— О! Злыдень языкастый, умеешь ты уговаривать. Ладно, перенесу встречу, как за твою латифундию не выпить.

Засиделись допоздна, в итоге решили завтра вечером встать на машине возле соседнего дома, понаблюдать за дверью и попытаться ответить на мучающие вопросы:
Для чего это шоу с переодеванием, гримом и прочей мимикрией под божью старушку-одуванчик?
Что же делала «бабка» в электрощитовой и почему она вынесла оттуда воду?
(Я не электрик, но вполне себе представляю, что электрощитовая это очень маленькое помещение, в котором кроме трансформатора и распределительного щита ничего обычно нет, труб с водой точно.)
И наконец главное, а чего она так сильно напугалась, что выдала себя с головой своим олимпийским забегом?

Вот сидим в машине, два почти пятидесятилетних мужика, я на ноуте пишу эту историю, ощущая себя периодами полным дураком. Жена в Вотсапе пишет-ржет, говорит, что мы в детстве похоже в шпионов не наигрались.
Не, ну, а вы, как думаете?

P.S.
Если что — не поминайте лихом.

Из двух лет в армии я чуть больше года на точке время провел, да я писал об этом уже. А вот все остальное время я провел в казарме. А в казарме понятно, какие занятия — знай себе через день в наряды ходи. На тумбочку, в автопарк. Если повезет, на КПП, если нет — в караул, а самый обычный наряд — на кухню. Ну, наряды, и наряды — полгода в них я проходил без проблем.

А потом нам в часть духов подвезли, из Узбекистана. По-русски они немножко говорили уже, но кучковались только между собой, конечно. И вот, «повезло», попал я как-то — меня старшим наряда поставили по кухне, и 15 этих узбекских архаровцев в подчинение дали. То есть, старшим-то прапорщик, конечно был, только он после полуночи домой смылся, как только мы убирать зал закончили.

Чтобы было понятно, о какой кухне-столовой идет речь — у нас сразу три части кормилось: авиационный полк, батальон авиатехнического обеспечения, и наше ОБРСТО. Чуть больше тысячи человек, в обшей сложности, то есть, и убирать после ужина было ну очень много. А потом еще на следующий обед картошки начистить. С картошкой мы в тот наряд справились часам к двум ночи, осталось только полы помыть. И вот тут-то оно и пошло.

Мои подчиненные на приказ мыть полы сделали вид, что русский забыли. Я повторил, они шушукаться стали, и смешки отпускать. Ихнего заводилу я уже давно приметил, поэтому сразу к нему пошел, со шваброй.

— Давай боец, мой пространство. Пока все не вымоем, спать не пойдем ведь.

И что ты думаешь, он тут же мала-мала русский вспомнил, так и сказал в ответ, что ему аллах не велел.

Я тогда дурной был, сейчас может как по-другому бы разрулил, а в тот момент я просто вывалил, что сейчас у него не аллах, а Я начальник. Ну, и добавил:

— Мыть все будем, мне похуй, что ты с братвой мусульманин, а я христианин. Я спать хочу, понял?

А он понял, так мне в рожу и заржал:

— Раз ты христианин, значит терпеть должен, мой сам.

Мне б опять, придавить его на месте, так нет, повело меня. Говорю:

— Ты, дружбан, в христианстве ничего не понимаешь, нам ведь только на пиздюли отвечать запрещено, а о том, что слуг аллаха пол заставлять мыть нельзя, ничего не сказано.

Волчонок этот меня тогда на слове поймал. На месте озверел прямо, только и пробормотал, что «раз на пиздюле тибэ нэлзе атвещат, палущай!» Ну, и выдал меня по груди сначала. Я, правда, готов был. У меня вообще порог чувствительности очень высокий, минимально руку нужно сломать, чтобы я расстроился, а этот щегол и легкий еще совсем был. Так что, я ему в ответ только улыбнулся, и сказал:

— Видишь, Христос тебя простил, теперь бери швабру в руки, и иди, пол мой, сука! А я спать хочу.

Вот тут его совсем повело. Не помню чем он меня тогда прижарил, но крепко, по носу. Всю ХБ кровью закапало. Ну, я нос под краником ополоснул, повернулся, гляжу, а они уже всем аулом в углу в кучку сбились, и зубы скалят.

Ну, я тогда тоже улыбнулся, и к ним пошел.

Мне их старший даже успел сказать, что мне Христос велел полы мыть, но, по-моему, не до конца договорил. Потому что я крутанул, и сапогом шею к полу придавил. И объяснил, что Христос мне велел за удар ударом не отвечать, ну, дак я и не отвечаю. Мне только нужно, чтобы полы помыты были.

За что и получил по-настоящему. Ножом по руке от салажонка из оставшихся «боевиков». Он мне, наверное, куда-то в горло целился, да я рукой прикрылся. Руку он мне располосовал здорово, аж всю ХБ попортил. Мне повезло, я его все-таки сбил в полете, и тоже сапогом к земле придавил. Он какое-то время верещал, правда, звал уже товарища прапорщика, ну, да я ему объяснил, что в три ночи у него один товарищ прапорщик — Я.

Мне тогда очень повезло, что остальные на меня не кинулись, все-таки, аллах-акбарство в те времена не так сильно развито было, иначе б убили, конечно.

А потом мы все вместе дружно помыли полы. У меня с руки, правда, здорово капало, так что, пришлось приказать, чтобы за мной перемывали, но на тот момент уже никто против не был.

Хоть меня этот гаденыш и здорово порезал, я в санчасть не пошел — а зачем мне нужно-то было объяснения писать? Перетянулся сам, потом зализал, потом и вообще прошло.

Шрам, конечно, остался, тут уж никуда не денешься. Но и ощущение зато осталось, когда ты весь в кровищи идешь к 15 узбекам, и ржешь им в морду. И говоришь:

— Полы мыть надо, суки, я спать хочу!

В чилийской столице Сантьяго есть гора Сан-Кристобаль, любимая горожанами и туристами. Согласитесь, гора посреди столицы — это само по себе необычно, а уж если у подножия горы разбит парк со всякими чудесами, а с вершины открывается удивительный вид на весь город и увенчанные снегом Анды — такое и сравнить не с чем.
В парке, кроме всяческих аттракционов и редких деревьев, расположен и зоопарк. Нельзя сказать, чтобы лучший в мире, но зато, возможно, самый дисциплинированный — звери там еду у посетителей не просят, а если даже какому-нибудь верблюду и придёт в голову просунуть морду из загона и взять у визитёра огурец, последствия будут крайне серьёзными как для горбатого, так и для посетителя зоопарка. И вот почему.

Мой знакомый, Максим, гулял как-то раз по зоопарку со своим сыном. Максим — бизнесмен, возит в Россию чилийское вино и аргентинский сыр; сын его, Артём, учится в школе с углублённым изучением испанского, и во время каникул навещает отца в Южной Америке. Возле клетки с ламой Артём обратил внимание на табличку с предупреждающим знаком:
— Пап, а почему здесь написано: «Кормление ламы запрещено. За кормление ламы — штраф 30000 песо (примерно 3000 рублей)?»
— Ну, если ламу кормить чипсами и гамбургерами, а не тем, что она привыкла есть в природе, она может заболеть и даже умереть.
— Это понятно, но почему на загоне с зеброй было написано «За кормление зебры — штраф 10000 песо?»
— Хм. Ну, наверное, зебре тяжелее отравиться человеческой едой.
Они прошли по зоопарку ещё немного, и возле вольера с обезьянами увидели табличку: «За кормление шимпанзе — штраф 100000 песо». Максиму и Артёму стало интересно, почему за обезьян полагается столь огромный штраф, и они разыскали сотрудника зоопарка.
— О, это целая история! — заявил смотритель по имени Матео. — Если у вас есть время, пойдёмте в наш ветеринарный пункт, я вам кое-что покажу.

Троица пришла в ветеринарный пункт зоопарка, и Матео достал из шкафа толстый фотоальбом.
— Здесь у нас коллекция пострадавших. Когда обезьяны разбушевались, мы всем оказывали первую помощь и фотографировали, — пояснил он, раскрывая альбом. Вскоре Максим и Артём увидели фотографии посетителей — у одного был подбит глаз, у второго на щеке красовался кровоподтёк и что-то застряло в волосах, у третьего футболка была чем-то запачкана и так далее. Фотографий было очень много. — Со старыми шимпанзе не было никаких проблем, но когда в зоопарк привезли новую партию животных, случилась катастрофа.
— Они вымогали еду?
— Хуже! Гораздо хуже! Первое время посетители зоопарка усиленно подкармливали новых шимпанзе, и они решили, что все люди, которые их кормят — правильные, а все люди, которые стоят и смотрят — неправильные. Если к вольеру подходил новый посетитель, и шимпанзе через минуту понимали, что человек ничего для них не принёс, в него летели палки, грязь и кое-что похуже. Тем, кто подходил к вольеру слишком близко, они рвали одежду и вырывали волосы. Мы пробовали усиленно кормить обезьян, но выяснилось, что дело абсолютно не в голоде. Им просто нравилось, что люди приходят к ним и приносят дары. Порой к концу дня у ограды вольера собиралась целая горка бананов, шоколада и фруктов. В конце концов, шимпанзе разбили одному мальчику голову камнем, и мы, конечно, приняли крайние меры: обезьян на долгое время изолировали от посетителей и рассадили в одиночные клетки. Это помогло, но напоминание мы решили оставить. Как выясняется, обезьяны, точно так же, как и люди, к хорошему привыкают быстро, а отвыкают долго и с большим трудом.

Вы не замечали, что люди деревенские гораздо меньше торопятся? Вот вроде и работы у них больше — скотину покорми, корову подои, да огород, да сад, да хозяйство, да всё это без выходных — а спешат меньше. И разговаривают совсем по-другому. Неторопливо. Степенно.

Научилась я этой манере давно, когда довелось мне работать в литовской деревне.

Вот надо мне попасть на почту. Приехала я сюда недавно, где почта — ещё не знаю. А вот общаться с местными жителями уже умею — присмотрелась. Вон дедушка в огороде работает. Сейчас у него и узнаю. Но подойти и спросить, как в городе: «Скажите пожалуйста, где здесь почта?»- нельзя ни в коем случае! Это и непривычно, и невежливо и вообще, бросает тень на всех городских — грубияны, да и только.

— Здравствуйте, пане, — начинаю я. — Бог в помощь. Картошка у вас какая красивая выросла.

— Здравствуйте, барышня, — неторопливо разгибается дедушка, — да, хорошо всё растёт в этом году. Дождя вот давно не было.

— Да, — соглашаюсь я, — дождик нам нужен.

Выжидаю. Беседа потихоньку продолжается.

— Откуда же барышня к нам приехала? Из самой столицы? Далеко-о . — (до столицы два часа езды) — А что барышня в столице делает? Учится? А потом что будет делать? Детишек учить? Доброе дело. Хорошее дело. А что барышня ищет?

Вот. Теперь можно и спросить, где почта. А потом вежливо и не спеша попрощаться, пожелав всяческих успехов.
.

Я уже давно живу в многомиллионном Лос-Анжелесе. Но умение общаться именно так по-прежнему служит мне верой и правдой. Манеры и здесь немного деревенские — незнакомые люди здороваются на улице. А кроме того, проживает здесь множество деревенского люда. Особенно из Латинской Америки.

Сегодня мне нужно купить очень важный подарок. После работы я захожу в маленький магазинчик детской одежды по соседству.

— Буэнос диас, сеньора, — здороваюсь я с хозяйкой. — Бог в помощь. Как сегодня идёт торговля?

Хозяйка расцветает. Наконец-то с кем-то можно спокойно и по-человечески поговорить. Мы обмениваемся мнениями о погоде, обсуждаем предстоящие праздники. Наконец сеньора интересуется, что бы мне хотелось приобрести. Я объясняю, что мне нужно очень нарядное платьице для девочки трёх лет. Я скоро поеду в гости в мою страну. Это подарок для маленькой дочки моих друзей.

— А где же ваша страна? — любопытствует хозяйка, выкладывая на прилавок целый ворох маленьких платьиц с кучей оборок (латинская мода).

В мексиканских школах неплохо учат географию. Но вряд ли она помнит такую маленькую страну, как Литва — Литуания. Нет, конечно, не помнит. Но когда я поясняю, что это рядом с Польшей, сеньора оживляется. Да, да! Полония! Оттуда родом был Его Святейшество Римский Папа Хуан Пабло Сегундо. Как же, как же, конечно!

Откуда-то появляется маленькая внучка хозяйки. Она указывает на розовое платьице с пышной юбочкой и вышивкой:
— Вот это самое красивое! Девочка будет настоящая принцесита!

Я решаю последовать её совету. В конце концов, она лучше знает, что нравится маленьким девочкам.
Сеньора укладывает платьице в красивую коробку. И вдруг порывисто вздыхает и говорит, перекрестившись:

— Боже, какая даль! И тоже люди живут.
.

Через несколько месяцев я приезжаю в Литву. Платьице имеет потрясающий успех. Малышка не хочет его снимать — она в нём как настоящая «плинцесса».
Друзья начинают меня таскать по разным городкам и деревенькам — показывать, что изменилось, что осталось по-прежнему.

В одном из городков я захожу в маленький магазинчик. И опять всё повторяется. Как во сне, всё повторяется. Только на другом языке.

— Здравствуйте, пани. Бог в помощь. Как идут дела.

Так, здоровье семьи. погода. виды на урожай.

— Пани хорошо говорит по-литовски, — делает мне комплимент хозяйка, — но пани не здешняя. Приехала в гости, наверное. Откуда?
— Из Калифорнии, — отвечаю я.

Хозяйка на секунду замирает. Думает. Пытается себе представить эту далёкую незнакомую Калифорнию. Другую планету. Ужасается. Крестится.

— Как далеко! Подумать только! И тоже люди живут.
.
Да уж. Везде люди живут. И везде люди — люди.

«Относитесь к своим родителям с любовью, вы узнаете их настоящую ценность только тогда, когда увидите их пустой стул»

Все мы любим своих родителей, но каждый любит по разному. Кто-то маму из дома любя выгоняет, а кто-то, мой приятель Марк.
Уж как я кручусь колбасой вокруг своей мамочки, но до Марка мне конечно же далеко и дело не только в деньгах, а в его постоянном креативе и желании сделать мир своих стареньких родителей хоть чуточку краше.
Родителям Марка по восемьдесят и живут они где-то возле МКАД-а, в типовой советской «двушке».
Вот как-то Марк, став человеком небедным, решил улучшить родителям оставшиеся годы жизни:

— Папа, Мама, хватит вам уже тут одним на отшибе ютиться, переезжайте к нам, поближе к природе. Лес, грибы, внуки, цветочки, воздух, а в Москву я могу вас хоть каждый день возить. Хоть в театр, хоть на концерт? А хотите, живите у меня в центре.
— Да ну, придумал. Чего мы, два старых валенка, будем тебе мешать?
— Да что вы такое говорите? Обидно даже, «мешать».
— Марик, не обижайся, но мы у себя привыкли, с семьдесят второго года ведь тут живём. Всё здесь знаем и все нас знают. И не тесно нам ничуть. Ты вспомни, дружочек, как мы жили тут впятером и ничего, не страдали, а уж вдвоём-то.
— Мама, Папа, а хотите, я вам «трёшку» куплю прям в вашем же районе, раз уж вы его так любите?
— Да, ну, вот ещё чего вздумал. Нечего на нас деньги тратить, тем более, что уезжать из своей квартиры мы никуда не будем. Тут и помрём. Вот только розетка у нас искрит, её бы поменять и всё отлично.

На этом месте любой из нас бы уже успокоился и сказал бы: — Да, конечно, не переживайте, розетки я вам заменю, хоть все.
Но не таков старина Марк. Он подумал и сказал:

— Да, конечно, не переживайте, розетки я вам заменю, мало того, вы пока собирайтесь потихоньку, а завтра я отвезу вас к себе загород, на месяц примерно, а в это время сделаю у вас полный ремонт. Вы ведь последний раз ещё до перестройки ремонт делали.
— Ну, золотце моё, ремонт – это было бы прекрасно, а то обои у нас по правде сказать… А тебе это не будет очень дорого?

…Прошёл месяц, прошёл второй, ремонт слегка затягивался, а Марк всё кормил родителей «завтраками» и отговорками. Отец тем временем лёг в больницу на плановую операцию и уже шёл на поправку. И вот, в одно прекрасное утро, в больницу ворвался деловой Марик, вручил Отцу абрикосы (от запора), сгрёб в охапку Маму и повёз её домой принимать работу.
Вошли в квартиру, Марк завёл Маму с закрытыми ладошкой глазами и сказал:

— Всё, можешь смотреть.
— Ой, Ой, Марик, сыночек! Ничего себе ремонтище! А паркет! А тут! Ты только посмотри! Как светло и просторно стало, это просто сказка какая-то! Не верю глазам! Белые стены дают ощущение необыкновенного простора! Постой, Марк, а бабушкин сервант ты выбросил что ли? Ты что, Марк, как ты мог!?
— Да вот же он стоит, Мама. Эта громадина ещё меня переживёт. Куда ж я его выброшу?
— Ой и правда, а я подумала, что выбросил и от того такой простор образовался. А окна какие большие! Постой, ты вместо одного, умудрился сделать целых два окна!
— Ха-ха, так в этом-то и сюрприз.
— А какой большой стол! Я всегда о таком мечтала.
— А, да, стол дубовый. Так он ещё маленький, а если разложить, то за ним поместимся и все мы и все твои подружки-хохотушки, человек двадцать, наверное. Кухня теперь тоже стала чуть больше. Там встроенная плита, духовка и всё такое. А загляни в ванную, какая она огромная, туалет тоже в другое место переехал, вон туда.
— Ну, просто чудо, спасибо сынок, даже не знаю что и сказать. Погоди-ка, Марик, я быстро, сбегаю, позову соседку Галю, она просто сдохнет от зависти, а то она всё тычет в меня своей дочкой, что, видите ли, холодильник маме купила. Пусть посмотрит какие бывают сыновья.
— Мама, ха-ха-ха, стой, не беги, нету там никакой Гали, ха-ха-ха. Ну, как ты ещё не поняла, ты ведь черчение преподавала?

Но взволнованная старушка уже выбежала из квартиры и подошла к соседской двери, даже руку подняла, чтобы нажать на кнопку звонка… Но, ни кнопки, ни даже самой двери не было, как будто бы никогда и не существовало, просто унылая зелёная стена, как и все стены подъезда. Мать, как будто слепая, с опаской потрогала стену:
— А где… куда Галя подевалась?
— Ха-ха-ха, Мамочка, пойдём домой, теперь Галя – это вы с Папой. Я её квартиру купил, а Галя переехала во второй подъезд, на восьмой этаж…

Голландец пришел к священнику исповедоваться:
— Святой отец, грешен я.
— В чем, сын мой?
— Спрятал я у себя в погребе во время второй мировой одного еврея.
— Так это не грех, сын мой.
— Но видите ли отче, я за это брал с него по 20 гульденов в неделю.
— А вот это грех, хотя и не такой большой. Но раз раскаиваешься, ступай себе с миром.
— Спасибо, святой отец. У меня еще вопрос.
— Слушаю, сын мой.
— Раз уж на то пошло, наверное теперь нужно рассказать этому еврею, что война кончилась?

источник