Меню Рубрики

Очки как у одри хэпберн

Где сегодня можно купить очки, как у Одри Хепберн, кто создал балетки специально для исполнительницы роли Холли Голайтли и за сколько было продано черное платье от Живанши, в котором актриса блистала в «Завтраке у Тиффани», рассказывает «АиФ»

Когда Одри Хепберн появилась в картине «Римские каникулы», стало ясно, что актриса не только войдёт в историю кино, но и оставит существенный след в мире моды. Одеждой, которую она носила на экране и в жизни, восхищались миллионы женщин. Даже сегодня многие копируют стиль голливудской звезды, просматривая в сотый раз картины с ее участием или архивные снимки. Какие вещи мы полюбили еще сильнее после того, как в них появилась легендарная Хепберн, рассказывает «АиФ».

«Римские каникулы» стали первым успешным фильмом Хепберн, после которого ее карьера наконец-то пошла в гору, а эпизодические роли остались в прошлом. Она даже получила «Оскар» как лучшая актриса.

Но пока члены киноакадемии восхищались талантом Одри, обычные зрители были в восторге от ее образа на экране. Казалось бы, ничего особенного — практически весь фильм героиня Хепберн принцесса Анна носила один наряд, состоящий из юбки и блузы классического кроя, которая к середине ленты чудесным образом трансформируется в рубашку в стиле casual с небрежно подвернутыми рукавами.

И все же это не мешало женщинам во всем мире копировать образ актрисы с экрана. Тем более что сделать это было очень просто. Кстати, народная любовь коснулась не только комплекта с белой рубашкой, но и прически Одри. По сценарию принцесса Анна заходит в парикмахерскую, где избавляется от своих длинных, красивых волос и делает короткую стрижку. Это мгновенно спровоцировало волну клиенток, которые приходили в салон со словами «мне нужна прическа, как у принцессы Анны».

Благодаря «Римским каникулам» Хепберн впервые познакомилась с легендарной художницей по костюмам Эдит Хэд. И, хотя репутация у последней была не самой хорошей, они без проблем сработались, поскольку Хэд уважала мнение актрисы, хотя и признавалась, что «костюмами Одри нужно было заниматься по 10 часов, а не по 10 минут. Она точно знала, как хочет выглядеть, что ей пойдет, а что нет». За лучший дизайн костюмов к «Римским каникулам» Хэд получила своего пятого «Оскара».

«Я так же зависима от Живанши, как жители Америки — от своего психоаналитика», — любила шутить Одри Хепберн о своем друге и любимом дизайнере Юбере де Живанши. Они познакомились в Париже в 1953 году, когда актрисе предстояло подобрать себе несколько образов для фильма «Сабрина». Одри так хорошо справилась с этой задачей, что в итоге единственный «Оскар» картина получила за костюмы, правда статуэтка досталась не Юберу, а официальному художнику по костюмам — все той же Эдит Хэд. Но у Живанши не было поводов расстраиваться, ведь в итоге главный приз, а именно крепкая дружба с Одри и многолетнее сотрудничество с ней в кино, достались именно дизайнеру. Он одевал звезду Голливуда не только на экране, но и в обычной жизни. Хепберн была настоящей «ходячей рекламой» его модного дома. В 1961 году, когда на экраны вышел фильм «Завтрак у Тиффани», вся Америка влюбилась в идеально скроенное черное платье Холли Голайтли. Положа руку на сердце, оно и сейчас не теряет своей актуальности. Кстати, в 2006 году этот наряд главной героини был продан на аукционе за 800 тысяч долларов.

Еще одна вещь, которую популяризировала Хепберн, — солнцезащитные очки. Именно в них она предстала в первых кадрах «Завтрака у Тиффани», а также появилась на афише фильма «Как украсть миллион», где исполнила роль Николь Бонне. И в первом, и во втором случае на Одри был аксессуар фирмы Oliver Goldsmith, хотя многие думали, что, например, Холли Голайтли носила Ray-Ban. На самом деле на ней надета модель «Манхеттен» от Goldsmith. В ленте «Как украсть миллион» актриса предстает перед зрителями в очках с массивной белой оправой, которые очень похожи на придуманную в 1963 году модель «Одри» (Audrey), названную в честь Хепберн. Более того, в линейке этой фирмы есть сразу несколько очков с пометой «as worn by Audrey Hepburn» («которые носила Одри Хепберн». Прим.ред.), ведь Oliver Goldsmith делала очки и для ленты «Двое на дороге», и для «Шарады», в которых играла актриса.

В 1985 году фирма остановила выпуск солнцезащитных очков и вернулась к нему спустя лишь двадцать лет, дав вторую жизнь некогда популярным ретромоделям, среди которых, конечно, есть и «Одри».

При росте почти 1,70 см актриса не питала большой любви к каблукам, особенно в повседневной жизни. Свое предпочтение она отдавала балеткам и лоферам. С обожаемыми Одри укороченными брюками эти модели обуви смотрелись очень гармонично.

Любопытно, что в результате сотрудничества актрисы с Живанши, дизайнер выпустил специально для нее духи L’Interdit. А Сальваторе Феррагамо в 1954 году звезда вдохновила на создание балеток с удобной подошвой-раковиной, как у индейских мокасин, которые выпускаются под маркой и сегодня. Более того, эта пара стала одной из знаковых моделей известного во всем мире бренда.

источник

Как сложился неповторимый стиль актрисы Одри Хепберн, со дня смерти которой исполнилось 25 лет.

20 января исполняется 25 лет со дня смерти легендарной актрисы Одри Хепберн. Многие из тех, с кем она работала, давно забыты, но Одри продолжает оставаться образцом для подражания и идеалом женщины и в кино, и в жизни. Французский модельер Юбер де Живанши неизменно вспоминает ее со словами: «На свете нет женщины, которая не мечтала бы быть похожей на Одри Хепберн». Образ Одри Хепберн закрепился в массовой культуре, его регулярно используют в фильмах и рекламе, а самые известные наряды актрисы (например, маленькое черное платье) стали эталоном моды.

По просьбе КиноПоиска художник по костюмам Александра Головина, автор Telegram-канала Movie Costume Design, вспомнила, как складывался неповторимый стиль Одри и как он продолжает влиять на моду и современных кинодив.

Успех и всемирная известность стиля Одри Хепберн во многом построены на том, что она осознавала особенности своей внешности и телосложения. В эпоху пышных причесок, узких юбок, облегающих свитеров и корсажей мальчишеская фигура Одри казалась чем-то совершенно необычным и абсолютно индивидуальным. Хепберн создала свежий, необычный стиль для женщины, которая знает себя, а не слепо следует модным тенденциям. Одри обладала незабываемой, своеобразной внешностью и оказывала огромное влияние на публику, порой даже не отдавая себе в этом отчета. Она изменила понимание женской красоты на десятилетие вперед. Выбор своего собственного стиля, сколь бы очевидным он ни казался сегодня, был со стороны Одри шагом радикальным. При работе с Одри художнику по костюмам приходилось учитывать ее мнение. Многие называли это своенравностью ее характера, ведь она выбирала только то, что ей шло.

Одри Хепберн, дочь английского банкира и голландской баронессы, родилась 4 мая 1929 года в Бельгии, в местечке Иксель под Брюсселем. Школьные годы она провела в оккупированном фашистами Арнхеме (Голландия), где жила с матерью после развода родителей. Одри училась балету в Арнхемской консерватории, затем, после войны, продолжила образование в Лондоне. В начале 1950-х годов Одри посещала классы актерского мастерства Феликса Эйлмера и снялась в нескольких британских фильмах. В 1951 году французская писательница Колетт, увидев Одри на съемках картины «Монте Карло», настояла на том, чтобы юная Хепберн исполнила главную роль в бродвейской постановке ее романа «Жижи». Благодаря этой весьма успешной работе началась блистательная кинокарьера Хепберн. Вскоре режиссер Уильям Уайлер пригласил 23-летнюю Одри в свою новую картину «Римские каникулы» на роль принцессы Анны и ни разу не пожалел.

Костюмером ленты «Римские каникулы» была назначена легендарная Эдит Хед — законодательница мод в Голливуде, получившая десятки номинаций на «Оскар» и несколько золотых статуэток. Вот как Одри вспоминает первую встречу с ней: «Я тряслась от страха. Мне так много наговорили об Эдит! Она строгая, сухая, синий чулок в извечных черных очках; голос скрипучий, словно несмазанная дверь; совершенно не принимает возражений и даже не переносит их. Ну уж нет! В костюмах играть мне, и, если художница предложит то, что категорически не подойдет, я не посмотрю, что у нее „Оскары“! Моей решимости, пока я одевалась, чтобы отправиться на встречу к Эдит, мог бы позавидовать любой идущий на приступ вражеской крепости солдат».

Эдит Хед сразу же поняла, что Одри куда лучше других актрис разбирается в вопросах моды. Она могла даже набросать эскиз костюма, чтобы помочь костюмерам. «Костюмами Одри нужно было заниматься по 10 часов, а не по 10 минут, — вспоминала Хед. — Она точно знала, как хочет выглядеть, что ей пойдет, а что нет. Но она никогда не была ни высокомерной, ни чрезмерно требовательной. Она была невероятно обаятельной».

Модельер Юбер де Живанши всегда считал, что превращение Одри в икону моды не случайность: «Она прекрасно понимала, что ей нужно. Она хорошо знала свое лицо и фигуру, все свои достоинства и недостатки. Я пытался приспособить свои модели к ее вкусу. Например, она хотела, чтобы платье с открытыми плечами маскировало впадинки у ключиц, которых она стеснялась».

Одри Хепберн и Юбер де Живанши впервые встретились в Париже в 1953 году, когда ей предложили самой подобрать несколько костюмов для фильма «Сабрина». Вообще-то костюмером ленты была та же Эдит Хед, но решение киностудии было логичным: по сюжету главная героиня фильма, небогатая девушка из США, уезжает в столицу моды Париж учиться и возвращается домой блистательной красавицей.

«Все, что я видела из работ молодого Юбера де Живанши, приводило в восторг. Он создавал свои костюмы и платья именно в том стиле, который так нравился и так шел мне!» — напишет Одри позже. Когда перед поездкой Эдит спросила ее, почему она выбрала именно этого модельера, актриса ответила: «Я видела его модели. Они точь-в-точь такие, какие я ношу сама».

В то время «Римские каникулы», сделавшие Одри Хепберн звездой, еще только монтировались. Когда Живанши сказали, что его ожидает мисс Хепберн, он решил, что речь о другой актрисе — великолепной Кэтрин Хепберн. Как ни странно, модельер не обрадовался: стиль оскароносной дивы — мужские костюмы и белые рубашки — не был ему близок. «Позже он говорил всем да и мне самой, что был поражен, когда в комнату вошла тоненькая девушка с фигурой манекенщицы в простых клетчатых брючках и футболке», — писала Одри. Но у кутюрье все равно не нашлось для нее времени. Он готовил свою первую личную коллекцию и предложил актрисе просто подобрать что-то из готовой одежды.

Благодаря выбранным Одри нарядам «Сабрина» вошла в историю моды. Среди них был костюм, в котором героиня приезжает домой из Парижа, и черное платье для коктейля с бантиками на плечах и с четырехугольным вырезом, который стали называть «Сабрина-декольте». Но главным нарядом фильма стало платье, в котором Сабрина появляется на семейном вечере по приезде из французской столицы — белое, вышитое черным шелком, со съемным шлейфом.

«Сабрина» завоевала один «Оскар» за лучшие костюмы. Статуэтку получила Эдит Хед, сшившая для главной героини только одно платье — то, в котором она появляется в самом начале в образе неуклюжей девочки. Легендарный голливудский костюмер даже не упомянула Живанши на вручении премии. Не было его имени и в титрах. Но, не получив за ленту главной кинематографической награды, Одри Хепберн и Юбер Живанши выиграли куда более ценный приз — дружбу на всю жизнь.

Фильм «Завтрак у Тиффани» Одри называла своей визитной карточкой. А визитной карточкой самого фильма стало черное платье, созданное Живанши для ее героини — прекрасной и легкомысленной Холли Голайтли. Это один из легендарных нарядов Голливуда наравне с платьем Мэрилин Монро в «Зуде седьмого года» или Риты Хэйворт в «Гильде». Именно этот фасон маленького черного платья признан классическим. А главный образ Холли Голайтли — длинный мундштук, платье и диадема — узнаваем до сих пор, хотя с момента выхода фильма прошло уже более полувека. В 2006 году платье было продано на аукционе почти за 1 млн долларов.

Одри и Живанши совместно создали стиль, который стал называться ее именем. Больше 40 лет дом моды Givenchy создавал женственные нарядные и изящные модели одежды именно для нее. Вырезы и проймы выкраивались так, чтобы увеличивать ее плечи и подчеркнуть лебединую шею. Одним из секретов стиля Одри являются строгость силуэта, простота и минимализм. Всегда помня об этом, актриса подбирала фасоны, выгодно подчеркивающие изящную тонкую талию и красивую линию плеч. Она носила черные свитера, леггинсы и брюки капри, белые сорочки и платья-трапеции, туфли на крохотном каблуке-рюмке или балетки на плоском ходу (между прочим, все свои платья актриса носила и в жизни, и в кино). А мальчишеская стрижка, велосипед и йоркширский терьер по кличке Мистер Феймос завершали картину. Тщательно выверенный образ актриса закрепила на сотнях фотографий, опубликованных на страницах глянцевых журналов — Vogue, Harper’s Bazaar, Marie Claire, Cosmopolitan и т. д.

Основными цветами в гардеробе актрисы были черный, белый, красный и песочный либо спокойные оттенки (темно-синий, персиковый, розовый и голубой). Неотъемлемые аксессуары Одри — огромные очки от солнца и шейный платок, подобранный специально, чтобы открыть ее грациозную шею, или кашемировые шарфы. На шею она надевала длинные нитки жемчуга, а уши украшала простыми жемчужными серьгами. Итальянский дом Fendi создавал для актрисы шубы. В 1957 году бренд Givency выпустил именные духи, а итальянский модельер Salvatore Ferragamo специально для Одри придумал модель балеток с ремешками, подчеркнув тем самым любовь актрисы к удобству и простоте в одежде и аксессуарах.

Впрочем, некоторые из критиков считают, что Одри оказала влияние на моду просто тем, что пришла в кино в нужный момент. Она появилась на экране на рубеже 1950-х годов, когда общество было готово расширить приемлемые стандарты красоты, а жизнь показала, что ее стиль — вне времени и вне эпохи — стал классикой. Эта голливудская дива вообще не шла на поводу у модных трендов. Она сама была олицетворением стиля, у нее была своя собственная манера одеваться. Поэтому Одри Хепберн стала образцом женственности, изысканности и элегантности наряду с Коко Шанель, принцессой Дианой, Жаклин Кеннеди и Мэрилин Монро.

Одри Хепберн — образец для подражания многих поколений. Что же в ней такого, что притягивает внимание к ее персоне десятилетия спустя?

Истинная красота. Одри Хепберн никогда не считала себя красавицей, да и ее образ был далек от идеала современников. «Настоящая красота женщины отражается в ее душе, проявляется в ее заботе и любви и растет по мере того, как годы уходят», — так считала Одри.

Аристократизм и манеры. В ее жилах текла голландская, французская и венгерская кровь, и ее мать происходила из древнего аристократического рода. Возможно, все дело в породе и манерах, которые нужно воспитывать с детства.

Читайте также:  Как вставить очко в очках

Осанка. Одри имела выработанную балетную грацию и великолепную осанку, которые позволяли ей выглядеть королевой в любой одежде.

Образ Одри Хепберн — это антипод того агрессивного сексуального гламура, который льется на нас отовсюду и от которого иногда хочется просто сбежать. Грациозная красота, доброта натуры, естественная элегантность, искренность, обаяние — образ Одри Хепберн выражает то, кем она являлась на самом деле. Когда актриса стала послом ЮНИСЕФ, Юбер де Живанши сказал, что она может ввести моду на благотворительность. Поначалу Одри ужаснули эти слова. Но модельер объяснил: люди, так любящие видеть ее на экранах, будут подражать ей не только в стиле одежды.

Присоединившись к ЮНИСЕФ в 1988 году, в первой поездке Одри отправилась в Эфиопию, чтобы посетить сиротские дома этой страны. В результате она объездила более ста стран, в том числе побывала в Турции, Эквадоре, Венесуэле, Судане, Вьетнаме. Хепберн инвестировала и внесла значительный вклад в строительство школ, систем очистки воды, спонсировала программы иммунизации населения, сопровождала гуманитарные грузы в страны, где проходили военные действия. Благодаря этому актриса была назначена Послом доброй воли ЮНИСЕФ, а в декабре 1992 года награждена Президентской медалью Свободы, одной из высших наград США для гражданских лиц. Кто знает, возможно, пережитое ею самой в оккупированной Голландии не давало покоя, заставляло действовать и помогать несчастным. Она говорила: «Парадокс, но ведь все последние годы я сидела дома из-за детей. А вот теперь ради детей я путешествую по всему свету».

В последние 20 лет из-за работы с ЮНИСЕФ Хепберн мало снималась, но светской хроники и протокольных съемок с актрисой в зрелом возрасте в архивах полно. На них она так же красива, как и в юности. Видно, что ее изящество, классическая простота и аристократизм абсолютно неподвластны времени. С годами красота и обаяние Одри Хепберн не только не потускнели, но расцвели пышным цветом благодаря жизненному опыту и непрестанной внутренней работе, как это бывает с по-настоящему гармоничными и целеустремленными личностями. Все с той же скромной и чуть лукавой девичьей улыбкой Хепберн живым примером доказывала всему миру, что стиль и элегантность — это не прерогатива тридцатилетних, а прямое выражение внутренней красоты, которая при правильных условиях только расцветает с годами.

Конечно, в памяти большинства поклонников она навсегда осталась тонкой, большеглазой и совсем молоденькой девушкой из фильмов «Римские каникулы», «Сабрина» и «Завтрак у Тиффани», поэтому ее образу с такой готовностью подражают современные голливудские звезды. Однако изящество, простота, аристократизм, хрупкость и стопроцентная женственность — ценные составляющие, которые не так уж и просто скопировать.

Николь Кидман удается перевоплощаться в Одри и в кино, и в жизни, следуя золотым правилам стиля Хепберн. В сериале «Большая маленькая ложь» актриса предстала в образе Холли Голайтли, а в 2015 году для скачек, которые проходили в Австралии, она практически полностью скопировала образ героини Одри в фильме «Моя прекрасная леди».

Викторию Бекхэм, в прошлом участницу девичьей поп-группы Spice Girls, а сейчас всемирно известного фэшен-дизайнера, часто называют Одри Хепберн наших дней — определенно, за безупречный вкус, минимализм в одежде и любовь к броским аксессуарам.

Энн Хэтэуэй в повседневной жизни выбирает стиль Одри Хепберн образца 1950-х. Очень часто актрису можно увидеть в удобных балетках, укороченных брюках или маленьком черном платье. А знаменитое фото с церемонии вручения премии «Оскар» один в один повторяет кадр с Одри Хепберн со статуэткой за роль в «Римских каникулах».

Натали Портман не раз представала в образе Одри Хепберн. В 2006 году актриса появилась на обложке Harper’s Bazaar в культовом платье из «Завтрака у Тиффани», в 2013 году для рекламы парфюма Miss Dior Cherie’s повторила знаменитый кадр с Одри Хепберн на фоне розового куста.

Нередко внешность молодой актрисы Лили Коллинз сравнивают с великой Одри. Такое необычайное сходство трудно не использовать, чем пользуются стилисты и модные журналы.

Пытается повторять стиль легендарной актрисы и известная певица Тейлор Свифт. Нарядам Одри она старается подражать в повседневной жизни, а в своем клипе на песню «Shake it off» она скопировала не только образ, но и танец из фильма «Забавная мордашка».

Наиболее контрастным примером использования образа актрисы можно назвать преображение Ким Кардашьян для рекламы газировки.

источник

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Одри Хепберн была и остается признанной фешен-иконой. Легенда киноэкранов сформировала свой собственный стиль и стала эталоном элегантности и лаконичности для женщин по всему миру. Каждая современная модница может испробовать на себе приемы, позволявшие актрисе всегда выглядеть обворожительно, ведь созданные ею образы актуальны так же, как и полвека назад.

AdMe.ru внимательно изучил гардероб мисс Хепберн и подобрал несколько фишек, которые могут помочь усовершенствовать ваш уникальный стиль.

Звезда Голливуда славилась своей любовью к полосатому принту. Для верхней части наряда Одри выбирала тонкую горизонтальную полоску, что привлекало внимание к ее плечам, шее и лицу. Для брюк актриса предпочитала вертикальную полоску, визуально вытягивающую ноги, для шорт — крупную полоску, прибавляющую объем. Полосатый верх Хепберн сочетала с однотонным низом, и наоборот. Образ она дополняла обувью на плоской подошве и не перегружала его броскими аксессуарами: принт — сам по себе яркий элемент.

Думаем, безошибочно будет предположить, что Одри прекрасно знала особенности своего телосложения. Именно поэтому укороченные брюки капри, подчеркивающие длину и стройность ее ног, стали одним из главных предметов повседневного гардероба звезды. На ее хрупкой фигуре идеально смотрелись даже самые «опасные» модели: с крупным принтом, ярких расцветок. А сочетание таких брюк с балетками подчеркивало изящную щиколотку актрисы и придавало образу легкости.

Мисс Хепберн умела не только сочетать платья с броскими аксессуарами, но и привлекать к себе внимание без аксессуаров вовсе. Лаконичность, элегантность и врожденное чувство стиля — вот визитная карточка актрисы. Многие на ее примере научились не перегружать образы деталями, украшениями, сложным кроем, ценить простой силуэт, выгодно подчеркивающий фигуру.

К выбору «мужского» костюма Одри Хепберн подходила творчески: долой скучные модели, ура неклассическим вариантам. Так появились нетривиальные образы в костюмах в клетку, в полоску, ярких цветов. Актриса не боялась носить мужские вещи и обыгрывала их так, что смотрелась еще более привлекательно и женственно. В этом ей помогали детали: игривый галстук-бабочка, яркая помада, нарочито небрежная прическа.

В фильме «Римские каникулы» (1953) героиня Одри Хепберн предстала на экранах в простой белой рубашке, заправленной в юбку-солнце, и с широким ремнем на поясе. И это была бы не Одри, если бы парой штрихов не сделала образ легендарным: закатав рукава рубашки и повязав на шею шелковый платок, она продемонстрировала неизменное чувство стиля.

Актриса охотно экспериментировала с рубашками разной длины, кроя, меняя сочетания и манеру носки. И смотрелась шикарно, с чем бы ни надевала их: с темными брюками, узкой юбкой, яркими капри или озорными шортами.

Шелковые платки занимали особое место в гардеробе фешен-иконы. Этим стильным и не выходящим из моды аксессуаром Хепберн украшала монохромные образы, дополняла классический тренч, использовала как яркий акцент.

Существует множество способов носить шелковый платок. Актриса останавливалась на традиционном варианте: повязывала на шею или носила как косынку, завязав под подбородком. И это тот случай, когда самый простой способ — самый эффектный. В первом случае шарф подчеркивал точеную шею звезды, во втором ничто не отвлекало внимания от выразительного лица, обрамленного аксессуаром.

Солнцезащитные очки — еще один горячо любимый аксессуар Одри и важная часть ее стиля. Актриса подбирала украшающие ее классические модели, но иногда позволяла себе расслабиться и примерить что-то хулиганское и экстраординарное.

Очки в пластиковой оправе стали завершающей деталью культовых образов голливудской звезды в фильмах «Как украсть миллион» (1966) и «Завтрак у Тиффани» (1961).

Актриса умело подбирала головной убор к любому наряду. Шляпки с полями подчеркивали ее глаза и скулы, без полей — высокий лоб и длинную шею. Интересные детали на шляпке — перья, банты, ленты, декоративные элементы — добавляли изюминку всему образу.

Платье-бюстье словно создано для того, чтобы подчеркивать всю красоту и женственность обнаженных рук, шеи и плеч. Пышный или струящийся низ, высокие перчатки и тонкая талия — рецепт невероятно роскошного образа от Одри Хепберн.

Черная подводка в сочетании с густой тушью — вот секрет неотразимого и глубокого взгляда Одри. Актриса не забывала об идеальном макияже и здорово умела подчеркнуть свои достоинства.

Мы в восторге от элегантности и утонченного стиля Одри Хепберн. А вы применяете какие-то из ее фишек? Расскажите в комментариях.

источник

О красоте прекрасной Одри Хепберн можно говорить часами: утонченные черты лица , невероятная доброта во взгляде и доброжелательная улыбка. Кроме того , британская актриса отличается изысканным стилем , который пытаются повторять женщины всего мира. Мы выявили 10 уроков , которые помогут читательницам узнать , в чем же секрет неподражаемой Одри.

История знала нескольких женщин , рожденных с чувством стиля: одна из них британская и американская актриса , фотомодель и гуманитарный деятель Одри Хепберн ( Audrey Hepburn). Основной совет , который важно усвоить: акцентируй на лучшем , скрывай худшее. Остальное — это лишь детали. Мы выделили 10 из них , разложив от , А до Я стиль Одри Хепберн.

Открытые плечи

Романтическая комедия Билли Уайлдера « Сабрина» ( Sabrina), снятая 1954 году , принесла Оскар художнику по костюмам Эдит Хэд ( Edith Head) и подчеркнула красной линией « фирменный» образ Одри Хепберн. Для дизайна своих платьев актриса выбрала знаменитого испанского кутюрье Кристобаля Баленсиагу ( Cristóbal Balenciaga), но тот от сотрудничества отказался. Четырехугольный глубокий вырез , а также знаменитое черное платье с открытыми плечами для « Сабрины» было придумано не менее легендарным французским модельером Юбером де Живанши ( Hubert Givenchy), с которым даже после работы над фильмом Одри поддерживала дружеские связи , одеваясь в Givenchy и в кадре , и в жизни. Юбер же создал свой первый аромат в честь Хепберн , назвав его « L’Interdit» ( с франц. «Запрет»).

Еще один знаковый фильм на счету Одри — «Забавная мордашка» ( Funny Face) 1957 года , который наверняка каждая из вас смотрела , лежа под одеялом вечером в субботу. На экране актриса появляется с актером Фредом Астером ( Fred Astaire). По сюжету он играет модного фотографа из Нью-Йорка , который ищет « новые лица» для журнала Quality. Вскоре он находит девушку из книжного магазина и открывает перед ней мир индустрии моды.

Звезды под елкой: 17 трогательных винтажных фотографий из архивов знаменитостей

В кадре Одри Хепберн щеголяет в нескольких кутюрных платьях домов Dior и Givenchy без рукавов A-силуэта , но непременно с перчатками до локтя , подтверждая свой статус « иконы стиля». Особенно актуальный в 50-е годы new look Кристиана Диора , идеально подчеркивающий женскую фигуру , стал одной из главных деталей стиля Одри Хепберн , заставляя каждую девушку вспоминать кадры из «Забавной мордашки» и «Сабрины», отправляясь на праздничный ужин.

Tiffany & Co

После экранизации романа Трумена Капоте « Завтрак у Тиффани» продажи ювелирных украшений Tiffany & Co били все рекорды. Нити жемчуга в три ряда , диадемы и крупные серьги даже вкупе с простым платьем-рубашкой стали почерком роскоши и непосредственности. Хепберн умело добавляла Tiffany и в свои повседневные образы , научив девушек выглядеть естественно даже в украшениях за миллион долларов.

Благодаря фильму « Завтрак у Тиффани» героиня Хепберн превратилась в один из культовых образов американского кино. Сама Одри называет свою роль « джазовой» благодаря общей игривой атмосфере и музыке Генри Манчини ( Henry Mancini).

Темные очки

Завершающей деталью классического женственного образа становятся темные очки в пластиковой оправе , как у героинь Одри Хепберн в фильмах « Как украсть миллион» и «Завтрак у Тиффани». Игривая форма с черепашьим орнаментом была воссоздана дизайнером Оливером Голдсмитом ( Oliver Goldsmith) в 2011 году , повторно подняв волну ажиотажа на детали костюмов из фильмов с Хепберн.

Вне сцены Одри носила очки не только с широкополыми шляпами , но с расслабленным стилем casual , а также добавляла в образы к комбинезонам для лыжного спорта.

Шляпа-котелок ( от англ. bowler hat) и широкополая шляпа с закругленными полями — часть стиля актрисы. По задумке стилиста Одри Хепберн , Эдит Хед ( Edith Head), модели шляп не закрывали лицо , акцентируя внимание на глазах и скулах.

Белая рубашка

Самая простая и элегантная деталь гардероба открывает широкое поле для фантазии , оставаясь в рамках высокого стиля. Еще до появления иссиня-белых рубашек Maison Martin Margiela , Одри Хепберн демонстрировала умение носить , первоначально мужской элемент гардероба , как настоящая леди. В фильме « Римские каникулы» ( 1953) Хепберн была одета в белую рубашку , заправленную в широкую юбку на ремне.

Основа образа Одри — легкая небрежность , ощущение , будто образ создан не задумываясь , но точно и грамотно. Ее умение носить белую рубашку , чуть приподнимая рукава, — особый стиль , деталь , которую стоит подметить. Советуя приобрести белую рубашку как ключевой элемент гардероба , стилисты нередко приводят в пример манеру Хепберн преподносить даже самые простые вещи остро и грациозно.

Приталенные жакеты

Идеальный блейзер или жакет должен быть у каждой женщины: от классического трикотажного пиджака до блейзера в стиле Yves Saint Laurent — выбор не ограничен. В фильмах « Как украсть миллион» и «Сабрина» Одри Хепберн появляется в строгих женственных образах , будто сошедших с витрин знаменитого универмага Bergdorf Goodman. Выбирая жакет своей мечты , обратите внимание на кадры кинолент.

Балетки и обувь без каблука

Как ни странно , даже в самых сложных сочетаниях и капризных деталях , Одри удается гармонично избегать каблуков. При росте 1,70 м ее излюбленной моделью обуви становятся балетки и лоферы , в которых актриса выглядит еще миниатюрнее. Хепберн сочетает обувь на плоской подошве с укороченными брюками , классическим тренчем и объемным шерстяным пальто.

Укороченные брюки

В фильме « Любовь после полудня» Одри Хепберн играет юную виолончелистку , ученицу консерватории. Как и героиню фильма , вне сцены актрису можно увидеть в брюках длиной до щиколотки. Невероятно популярная модель сочетается с объемными свитерами и легкими шелковыми блузами. Опасность заключается лишь в том , что подобрать идеальные брюки короткой длины не так просто — модель визуально добавляет лишние килограммы. Выбирайте слегка зауженные модели и акцентируйте внимание на верхней части образа.

Черный цвет

Излюбленный цвет творческой элиты всех времен. Цвет элегантности и отреченности — черный будоражит фантазию знаменитых кутюрье , заставляя взглянуть иначе на правила цвета и формы. Черные платья Одри Хепберн вошли в историю не только с легкой руки Живанши и Диора , сама Одри Хепберн могла , появившись в скромном коктейльном платье черного цвета , затмить даже самые яркие вспышки золота и серебра на плечах собравшихся кинодив. Как ни странно , самый темный цвет из палитры лучше всего раскрывает индивидуальность.

Читайте также:  Средство для очищения линз очков

источник

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Главным отличием Одри Хепберн от других знаменитостей является то, что она всегда выглядели безупречно, где бы не находилась. Актриса не воспринимала такое понятие как «выходной». По ее мнению, даже выходя в магазин, девушка должна быть женственной, элегантной и привлекательной. Именно такой знали актрису. В ее гардеробе были исключительно классические наряды, которые подчеркивали ее достоинства. Кокетливые коктейльные платья, юбки А-силуэта, черные наряды, которые идеально сочетались с ее молочно-белой кожей. В то же время икона стиля всегда использовала ремни либо заправляла рубашку в брюки, чтобы выделить свою стройную фигуру. Сексуальным платьям не было места в ее гардеробе. Вместо них она надевала черную водолазку под горло и укороченные брюки, которые в тандеме смотрелись гораздо привлекательнее, чем самый открытый наряд.

Что касается обуви, то Одри была поклонницей лодочек на небольшом каблуке и оксфордов, внешне похожих на мужские туфли со шнуровкой.

«На вас может быть надето самое скромное и лаконичное платье, но при этом обязаны быть массивные украшения». Именно такой совет, по информации Novate.ru, дала Одри Хепберн художник по костюмам Эдит Хед, с которой они вместе работали над картиной «Завтрак у Тиффани». Голливудская актриса с радостью взяла рекомендацию на заметку и с тех пор часто появлялась на публике в маленьком черном платье в комплекте с крупной блестящей бижутерией. Но это не единственное, что переняли у иконы стиля ее друзья, а позже и девушки со всего мира. С легкой руки Одри женщины стали носить шляпы с широкими полями, надевать круглые очки, покупать длинные серьги и делать высокие прически.

В отличие от современных стилистов, которые рекомендуют девушкам подбирать солнцезащитные очки в зависимости от цвета волос, Хепберн признавала исключительно черные модели. Она никогда не надевала разноцветные экземпляры с большим количеством декоративных элементов, так как считала их моветоном. Голливудская звезда во всем предпочитала классику, и очки, которые всегда были у нее под рукой, не являлись исключением.

Многие считают, что именно Одри Хепберн была тем человеком, которая ввела в моду нюдовый макияж. Это версия вполне может быть правдивой, так как актриса не любила яркий вызывающий мейкап и считала, что косметика создана лишь для того, чтобы подчеркнуть внешнюю красоту, а не создать ее. Именно поэтому икона стиля предпочитала лаконичный макияж: черные стрелки, длинные объемные ресницы и матовую помаду нюдовых цветов (розовая, бежевая).

А вот за волосами Хепберн ухаживала особенно бережно. Она выбирала специальные уходовые средства, подходящие именно ей, и всегда тратила много времени на создание идеальной прически.

Все знают песню Юрия Антонова «Летящей походкой». Так вот, эта композиция как нельзя лучше характеризует Одри Хепберн – легкую, воздушную, грациозную. В основном, эти качества подарил ей балет, которым увлекалась актриса. Занятия танцами научили ее держать спину, ходить с высоко поднятой головой не только на съемочной площадке, но и в повседневной жизни.

Правильно питание также было важной составляющей жизни голливудской звезды. Она предпочитала включать в меню овощи и белковую пищу, не ела сладкая и всегда отказывалась от алкоголя. Именно эти привычки помогли ей сохранить идеальную фигуру даже в 50 лет.

Интересный факт: несмотря на то, что Одри была приверженкой правильного питания, у нее тоже были свои слабости. Очень редко актриса позволяла себе купить большую коробку малиновых трюфелей. Она ела конфеты несколько часов, пытаясь растянуть удовольствие.

На вопросы журналистов, как ей удается всегда выглядеть безукоризненно, Одри Хепберн всегда отвечала, что главным ее секретом является любовь. Актриса считала, что если женщину окружает любовь, то она будет красивой в любом возрасте. А вот одиночество, наоборот, делает даже самых привлекательных девушек серыми и блеклыми, лишает внутреннего огня. И мы склонны верить такой теории, ведь икона стиля всегда выглядела безупречно, и при этом никогда не делала пластические операции. Даже в 60 лет у ее ног были толпы мужчин, которые верили, что именно им Одри подарит свою улыбку.

Если вы хотите узнать о методах сохранения красоты и молодости других известных женщин, читайте статью Их секреты: 10 знаменитых актрис, которые отказались стареть

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

источник

Белая рубашка, заправленная в джинсы, блузка под кашемировый пуловер с V-вырезом, черное платье простого кроя – мы редко задумываемся о том, что все те вещи и сочетания, которые для нас является привычными и базовыми, кто-то когда-то придумал и надел первым.

В истории мировой моды не так уж много женщин, чей стиль и манера одеваться стали образцом не только для современников, но и для поколений после них, но Одри Хепберн, безусловно, является одной из них.

На образы Одри Хепберн приходится львиная доля тех сочетаний, которые сегодня являются базой классического женского гардероба, а дизайнеры продолжают работать с ее архивной хроникой, черпая в ней идеи и вдохновение.

В чем секрет «феномена Одри»?

Наверное, в том, как сложилась ее жизнь, и в том, какую роль сыграл в ней Юбер де Живанши. Французский дизайнер благородного происхождения и бельгийка с аристократическими корнями понимали друг друга без слов, и именно Живанши стал автором (или со-автором, так как Хепберн, безусловно, и самам обладала тонким чувством стиля) большинства легендарных образов актрисы.

Хепберн разделяла французские взгляды на роскошь: она не любила вычурность и чрезмерность, и спокойно позволяла себе сочетать очень дорогие и очень простые вещи (например, роскошную шубу и плетеную корзинку). И именно за эту любовь к чистым линиям, четким силуэтам и простоте актирису до сих пор считают одним из самых вдохновляющих примеров безупречного вкуса.

Гардеробу Хепберн можно посвятить многотомник, но есть определенные константы, которые и сегодня можно брать на вооружение.

Один из биографов Хепберн как-то написал: «Как чистейший бриллиант, которому не нужна вычурная оправа, Одри всегда прекрасно выглядела в самых простых вещах».

И это правда: в хронике сохранилось немало фото актрисы одетой просто, но всегда с безупречным макияжем и укладкой. Простая блузка, кашемировый свитер или блейзер станут отличной базой для образа, если не забывать, что складывается он не только из вещей.

Актриса любила акцентные очки, и очень активно их использовала и в жизни, и в экранных образах. Правильно подобранная форма и интересная оправа станет отличной инвестицией в гардероб, так как такие очки моментально будут преображать весь образ.

У актрисы была очень тонкая талия (50 см в охвате) и она умело использовала это преимущество даже тогда, когда юбки-тюльпаны уже были не в моде. Хепберн любила акцентные ремни и носила их всю жизнь.

Несмотря на то, что у многих Хепберн ассоциируется с черными нарядами, актриса на самом деле активно использовала яркие цвета в своем гардеробе, выбирая холодные оттенки (которые идеально подходили к ее фенотипу).

Но черный цвет актриса действительно очень любила, и в хрониках осталось огромное число фото с разных мероприятий, на которых Хепберн появлялась в черных коктейльных платьях или костюмах.

Благодаря модельным параметрам Хепберн вещи, скроенные дизайнерами для показов, чаще всего садились на нее идеально. В эпоху Хепберн модные дома еще не болели вирусом fast fashion, и крою вещей уделялось маниакальное внимание — пальто, брюки, платья и юбки в образах актрисы всегда безупречно скроены и безупречно сидят.

Ну а самый главный урок безупречного вкуса, который актриса продолжает давать всем нам — это умение не воспринимать себя слишком серьезно, с улыбкой встречая любые вызовы, которые бросает жизнь. Будь то красная дорожка или обычный рабочий день.

источник

«Спортивные брючки капри, маленькая белая футболка, балетки и шляпа гондольера, которую она привезла из Италии со съемок «Римских каникул»… Одри на минутку замешкалась перед роскошным неоготическим особняком на улице Альфреда де Виньи наротив парка Монсо. Она хотела прийти к месье Живани точно в назначенное время. Ведь ее мать, баронесса, всегда говорила, что приходить на встречу слишком рано почти так же неприлично, как и опаздывать.

Летом 1953 года Одри утвердили на роль в ее втором большом фильме «Сабрина», где ее партнерами были Уильям Холден и Хамфри Богарт. Ей предстояло сыграть очаровательную дочь шофера, любви которой добивались два брата-богача. Режиссер картины Билли Уайлдер отправил ее в Париж, чтобы она подобрала себе одежду, созданную французскими модельерами, — ведь ее героиня возвращалась в Америку, проведя год за океаном. Одри не могла поверить, что очутилась в Париже. Она закинула голову, чтобы лучше рассмотреть изысканный фасад дома, некогда принадлежавшего шоколадному королю Менье. Одри улыбнулась сама себе: ей предстояла встреча с Юбером де Живанши, высоким молодым аристократом, любимцем Кристобаля Баленсиаги. Живанши открыл собственный модный Дом всего полтора года назад и сразу же привлек к себе внимание, представив коллекцию потрясающе элегантных нарядов. Одри знала о репутации Живанши: она следила за новостями из мира моды так же пристально, как спортивные поклонники следят за ходом бейсбольного чемпионата. Впервые она обратила внимание на Юбера двумя годами ранее, когда он был еще учеником в Доме Эльзы Скиапарелли, а Одри снималась на юге Франции в легкой европейской комедии «Малышка из Монте-Карло».

Сердце Одри радостно билось. Восемь лет назад в Голландии, во время войны, она носила одежду, сшитую собственными руками, а сейчас ей предстояло войти в уникальный мир высокой моды, где обычная вышитая блузка могла стоить три тысячи долларов. Ей было трудно в это поверить.

Одри очень нервничала из-за предстоящей встречи, но заставила себя преодолеть страх. Она расправила плечи, подняла голову, собралась, как ее учили в балетном классе, и стала еще выше ростом. Швейцар распахнул перед ней тяжелую дверь ателье. «Мадемуазель?» — спросил он. «Римские каникулы» должны были выйти на экран в Америке примерно через месяц, и Одри могла совершенно спокойно гулять по улицам Парижа — и любого другого города. Она улыбнулась швейцару и вошла. В лицо ей пахнуло ароматом белой лилии. Здесь явно не могло произойти ничего плохого.

— У меня встреча с месье Живанши, — сообщила она.

— Да, мадемуазель, — поклонился швейцар и жестом указал на лестницу.

Немного помешкав, Одри взлетела на второй этаж, перескакивая через ступеньку.

Поднимаясь по той красивой мраморной лестнице, Одри Хепберн не знала, что ее судьбоносная для мира моды встреча с Живанши едва не сорвалась. Сначала она хотела заказать французские костюмы для «Сабрины» у Баленсиаги, но никто, включая даже Глэдис де Сегонзак, жену директора парижского правительства студии Paramount, которая и занималась организацией поездки Одри, не сумел расшевелить знаменитого кутюрье настолько, чтобы он согласился показать свою коллекцию. Поклонники Баленсиаги его буквально боготворили и были ему бесконечно верны; например, когда в 1968 году он решил закрыть свое ателье, то, узнав об этом, жена магната Пола Меллона слегла на две недели.

Мадам Сегонзак с улыбкой предложила Одри посмотреть модели Юбера де Живанши. Превосходная идея! Оказалось, что Глэдис хорошо знает Юбера. Она предложила познакомить молодую актрису с модельером. Глэдис позвонила Живанши и уговорила его встретиться с Одри. Хотя Юбер был страшно занят подготовкой новой коллекции, он все же согласился. «Однажды кто-то сказал мне, что мисс Хепберн приезжает в Париж, чтобы подобрать костюмы для своего нового фильма. В то время я ничего не знал об Одри Хепберн — мне была известна только Кэтрин Хепберн. Конечно, я был счастлив принять Кэтрин Хепберн», — вспоминал кутюрье. В момент знакомства Юбер галантно скрыл свое разочарование. «В первую минуту она показалась мне очень хрупким, испуганным зверьком. Но у нее были потрясающие глаза… Она была худой, очень худой… И никакого макияжа! Просто очаровательна».

В момент встречи Юберу было 26 лет, Одри — на два года меньше. Они стали как брат и сестра. Их дружба длилась всю жизнь. Они были очень похожи: Юбер привычно поднимался в семь, его верная секретарша Жанетт сидела за своим столом к восьми, все манекенщицы были накрашены и причесаны к девяти. По словам Юбера, это был всего лишь вопрос дисциплины, необходимой для успешной работы. Живанши работал по 14 часов в день — рисовал эскизы, выбирал фурнитуру, изучал ткани. Он обладал потрясающей энергией и высочайшим интеллектом. Ему была свойственна чисто галльская изысканность. Дреда Меле, управляющая ателье Живанши, вспоминала, как похожи были Юбер и Одри: оба энергичные, организованные, сосредоточенные на своей работе и «идеально ведущие себя в любой жизненной ситуации».

В Одри Юбер нашел человека, который любил одежду (и, как выяснилось позднее, садоводство) почти так же страстно, как и он сам. Он вырос во Франции. Его семье принадлежали фабрики декоративных тканей в Бове и на улице Гобеленов в Париже. В награду за хорошие оценки бабушка показывала ему свои сокровища — шкафы, забитые самыми разными тканями. Мальчик мог часами зачарованно перебирать содержимое бабушкиных шкафов. Когда он вырос и стал модельером, то уже точно знал, что все начинается с ткани. Ткань для него была «преамбулой вдохновения». У своего мастера, Кристобаля Баленсиаги, Живанши многому научился. Тот говорил ему: «Никогда не иди против ткани. Ткань живет собственной жизнью». От тканей Юбер получал такое же чувственное наслаждение, какое гурман получает от изысканного блюда или выдержанного вина. «Обаяние и аромат шелка, мягкость бархата, шелест атласа-дюшес — какое чудо! Цвета и блеск фая, радужные переливы шелковой тафты, энергия парчи, нежность бархатной вставки — какая радость! Какая необыкновенная чувственность!»

Но во время первой встречи с Одри у Юбера не было времени на то, чтобы помогать ей, сколь бы соблазнителен ни бы ее взгляд. Он готовил новую коллекцию, показ планировался через несколько недель, а сделать предстояло еще очень много. Одри умоляла: если он не может создать костюмы для фильма (а в данной ситуации это казалось абсолютно невозможным), то, может быть, позволит ей подобрать что-нибудь готовое из прежней коллекции?

Юбер пожал плечами: ну а что делать с этой девчонкой? Одри улыбнулась, пообещала не задерживать его и направилась к примерочным.

Первым Одри примерила серый шерстяной костюм, который показывала Колетт Серф. Костюм сел почти идеально: у актрисы и манекенщицы была одинаково тонкая талия — 50 сантиметров. В костюме Одри абсолютно преобразилась. Юбер не верил своим глазам. Маленький сорванец — неужели эта девчонка действительно актриса? — неожиданно превратилась в красавицу под стать любой из его манекенщиц.

«Не могу забыть, как она двигалась в этом костюме! Она была так счастлива! — вспоминал Живанши. — Она сказала, что это — именно то, что нужно для фильма. Произошло настоящее волшебство, ее радость и восторг ощущались чисто физически».

Читайте также:  Очки в цветной оправе с диоптрией

Вторым Одри примерила белое вечернее платье без бретелек с отстегивающимся шлейфом из органзы, который ниспадал от талии до пола. Платье было расшито черным шелком и украшено бусинами. Цветочные мотивы украшали лиф, юбку и шлейф. Платье было сказочно прекрасным. Эта незнакомая девушка давала одежде новую жизнь. Ее длинная шея, тонкая талия и длинные ноги были словно созданы для костюмов, которые создавал Живанши.

Последним Одри выбрала черное платье из плотного хлопка — оно показалось ей подходящим для сцены свидания с Лайнусом Лэрраби. Платье плотно облегало талию, его пышная балетная юбка доходила до середины икры, на плечах красовались два маленьких бантика. Одри особенно понравился вырез-лодочка: он скрывал ее ключицы, которые всегда казались ей очень костлявыми, впрочем, в этом она созналась Живанши гораздо позже.

Одри нравилось, чтобы ее костюмы были немного необычными, отражавшими ее личность. Ей нравилось сочетать вещи самым непредсказуемым образом. Надев черное платье, она стала обходить мастерскую в поисках подходящей шляпки. Внимание ее привлекла небольшая шапочка, украшенная стразами, — просто чудо! Гладя на Одри, швеи не могли удержаться от улыбок. Она была великолепна!

Заинтригованный Юбер пригласил ее поужинать в бистро на улице Гренель. За кок-о-вэн и бутылкой вина они разговорились. Одри рассказала ему о войне, о жизни в Лондоне и Голливуде. «Я настолько люблю одежду, что это чувство можно считать грехом», — смеялась она, отщипывая кусочки багета. Одри призналась Юберу, что, получив первый приличный гонорар за «Римские каникулы», сразу же купила его пальто — за полную стоимость, как любая состоятельная женщина. Юбер был польщен.

Хотя в тот момент Одри и Юбер и представить не могли, что ждет их в ближайший год, они сразу же поняли, что принадлежат к одному классу — классу истинной аристократии, куда попасть не помогут ни деньги, ни власть, ни семейное положение. Пропуском в их мир были талант, работоспособность и вера в себя. Оба, и Одри, и Юбер, отличались врожденный грациозностью, которую не купить ни за какие деньги.

В Юбере Одри нашла верного друга, разделявшего ее взгляды на жизнь. Возникла почти что влюбленность — даже нечто лучшее. Одри всегда очень точно выбирала костюмы, так же точно она выбирала друзей. Она почувствовала, что этому человеку можно доверять безоговорочно. После той встречи она позвонила ему, сказала, что любит, и повесила трубку. И эта любовь сохранилась на всю жизнь. «Очень мало людей, которых я люблю больше него, — говорила она. — Он единственный в своем роде, очень цельная натура».

В полном суеверий мире, где Коко Шанель ухитрялась совместить в нарядах свой астрологический знак (Лев) и четырехлистный клевер — символ удачи, многие считали, что встреча Юбра и Одри была предопределена свыше. И это правда. В интервью журналу Vanity Fair Дреда Меле сказала: «Одри всегда имела четко определенный вкус. Она пришла к Юберу, потому что чувствовала: он даст ей то, что нужно. Она полностью отдалась этой мечте. И реализовала также его мечту. Они были созданы друг для друга».

Пока Одри и Юбер радовались зарождению прекрасной и долгой дружбы, легендарный художник по костюмам Эдит Хед вернулась в Голливуд, ничуть не сомневаясь в том, что костюмами Хепберн будет заниматься она, и только она. Хед редко совершала промашки в своей профессии. За 44-летнюю карьеру (сначала на Paramount, а затем на Universal Studios) она превратилась в тонкого политика и опытного бойца. Швеи из костюмерного цеха говорили, что Хед без колебаний заявила бы, что юбка — ее собственное изобретение, если бы только имела возможность это доказать. На пике карьеры Хед включила в своей контракт условие, согласно которому она являлась единственным модельером, имя которого следовало упоминать в титрах любого фильма студии Paramount. Билли Уайлдер вспоминал, что хотя на «Сабрину» он ее не утвердил, ее имя все равно значилось в титрах, попав туда чисто автоматически.

Голливудские сплетники твердили, что Эдит Хед вообще не модельер, что она даже толком не умеет рисовать, а всего лишь ставит свою характерную подпись под чужими эскизами. Но, несмотря на свой самоуверенный вид, Эдит Хед как никто умела общаться с людьми. На студии Paramount говорили, что Эдит — единственная, кто может одновременно «и подчиняться, и вести себя как звезда». Знаменитые актрисы Барбара Стэнвик, Кэрол Ломбард, Грэйс Келли и Элизабет Тейлор искали у нее поддержки: она вселяла в них уверенность, и они хотели работать только с ней. В окружении примадонн Хед вела себя скорее как руководитель корпорации, а не как художник по костюмам. Она сумела сделаться незаменимой для тех, кто занимал более высокое положение. Когда кинозвезде или супруге кого-то из руководителей нужно было платье для премьеры или вечеринки, устраиваемой фирмой Romanoff, Эдит с радостью приходила им на помощь и подбирала что-нибудь в своих костюмерных.

Когда Одри, жена режиссера Билли Уайлдера, работала с Аланом Лэддом в картине «Солти О’Рурк», Эдит сказала: «Ты можешь надеть черное платье. А мы дадим тебе меховую горжетку». Миссис Уайлдер только что купила себе горжетку из серебристой лисы у Тейтельбаума — как раз там студия и брала напрокат меха, — заплатив за горжетку 100 долларов и обязавшись выплачивать еще по 40 долларов в месяц. Она сообщила об этом Эдит. «Отлично, — сказала Эдит. — Мы можем использовать этот мех в картине». Она даже составила контракт: «Серебристая лиса — 50 долларов в день». Сама миссис Уайлдер зарабатывала 35 долларов в день, а ее горжетка — 50 долларов! Она быстро расплатилась с Тейтельбаумом.

Впервые Одри Хепберн работала с Эдит Хед в «Римских каникулах». Эдит была очарована молодой актрисой при первой же встрече. Особенно ее поразила способность Одри без последствий для фигуры поедать пирожные в неимоверных количествах. «Я знал, что она станет идеальным манекеном для любого моего костюма». Эдит сразу же поняла, что Одри куда лучше других актрис разбирается в вопросах моды. Она могла даже набросать эскиз костюма, чтобы помочь костюмерам. «Костюмами Одри нужно было заниматься по десять часов, а не по десять минут, — вспоминала Хед. — Она точно знала, как хочет выглядеть, что ей пойдет, а что нет. Но она никогда не была ни высокомерной, ни чрезмерно требовательной. Она была невероятно обаятельной».

Невероятно обаятельная девушка была очень вежливой, но умела настоять на своем. Одри точно знала, как хочет выглядеть и что ей идет. Вернувшись из Парижа, она не сомневалась, что есть лишь один человек, который сумеет идеально одеть ее, — Юбер де Живанши. Остро чувствуя моду, Одри предложила, чтобы ее костюмы для «Сабрины» шил именно Живанши, почти никому не известный в Америке, разве что нескольким утонченным светским дамам. Билли Уайлдер сообщил об этом Эдит. Хед потребовала — и это требование было удовлетворено, — чтобы в титрах значилось только ее имя, однако для этого фильма ей позволили подготовить только кое-какие мелочи и самые скромные костюмы (в частности, шорты и хлопковую блузку, в которой Сабрина отправилась на свидание с Лайном Лэрраби на яхте). Эдит Хед была уязвлена.

Окончив обучение в парижской кулинарной школе и вернувшись в Америку, Сабрина встречается с Дэвидом Лэрраби, который подъезжает к вокзалу Глен-Коув в великолепном кабриолете. На Сабрине изысканный серый костюм, плотная шерстяная ткань подчеркивает все достоинства фигуры. Сабрина не похожа на обычных светских девушек, которых можно встретить на северном побережье Лонг-Айленда. Дэвид гадает: «Кто эта таинственная красотка?» И откуда она столько о нем знает? Ее спокойную элегантность подчеркивает необычный макияж, челка, выбивающаяся из-под светлого тюрбана, белые перчатки. Рядом с ней — чемоданы и маленький пудель. Вся она окутана какой-то магнетической, таинственной аурой. У нее есть тайна, и этой тайной она не намерена делиться. Естественно, плейбой заинтригован.

Вот так зрители всего мира вместе с Дэвидом Лэрраби познакомились с новой, невероятной Сабриной — и тут же оказались у ее ног. В титрах автором всех костюмов Одри Хепберн значится Эдит Хед. Но прошло не так уж много времени, как мы узнали, что те костюмы, которые нам действительно понравились, создал Юбер де Живанши, а на долю Эдит выпали лишь мелочи. Впрочем, это не помешало Эдит Хед утверждать, что это она создала «декольте Сабрины», характерный для костюмов Живанши вырез, который идеально маскировал ее ключицы и подчеркивал сильные плечи.

Сотрудничество с Живанши в «Сабрине» произвело фурор в мире ценителей моды. Каждая женщина в мире хотела стать Одри Хепберн. Вариант еще одного из костюмов для «Сабрины» был выпущен в продажу до выхода самого фильма, и это произошло самым удивительным образом. Миссис Уайлдер увидела эскизы, которые Хепберн привезла из Парижа, и показала рисунок черного коктейльного платья своей матери, великолепной швее, работавшей для всех голливудских студий. Та сшила платье по эскизу, и миссис Уайлдер надела его на очередной прием. «Это нечестно! — возмутился Билли. Впрочем, он вынужден был признать, что жена в новом платье выглядела сногсшибательно. — Фильм же еще не вышел на экран!»

Но стиль Одри — это не только ее одежда. «Практически все начали копировать ее прическу, ее манеры, ее речь, — вспоминала Дреда Меле. — Все хотели быть похожими на Одри Хепберн. Ей подражали лет десять, не меньше!» А понимала ли Одри, какое влияние она оказала на мир моды? «Конечно! — не сомневалась Одри Уайлдер. — Когда она увидела своих подражательниц на улицах, то сразу это поняла!»

Одри пргласила Юбера на премьеру «Сабрины». Модельер впервые приехал в Лос-Анджелес. Только в зале Одри поняла, что имя Живанши даже не упомянуто в титрах. Впрочем, Юбер был слишком вежлив и не стал возмущаться. Он заметил лишь, что, «по-видимому», это произошло по недосмотру. Одри была в ужасе и пообещала все исправить. И она это сделала. После первого успеха сотрудничество Одри и Юбера де Живанши стало одним из самых долгих и успешных в истории моды. Юбер создавал ее костюмы для «Забавной мордашки» (1957), «Любви после полудня» (1957), «Завтрака у Тиффани» (1961), «Шарады» (1963), «Парижа, когда там жара» (1964) и «Как украсть миллион» (1966), а также платья для второй свадьбы и крещения сыновей и крестильные платьица мальчиков.

Живанши, который когда-то сказал, что «женщина должна не просто носить платье, она должна жить в нем», имел собственные представления о стиле, и они полностью совпадали с представлениями Одри. Чистые линии его костюмов идеально подчеркивали ее классический силуэт. Живанши почувствовал в Одри юность, образованность, редкую утонченность. Он добавил ей парижской изысканности, которая резко выделила ее среди других звезд того времени. Его модели словно придавали Одри силу и уверенность. «Только в его одежде я становлюсь самой собой, — говорила Одри репортерам в 1956 году. — Он не просто кутюрье. Он — творец личности». Одри с радостью стала музой, на протяжении долгих лет вдохновлявшей Дом Givenchy.

Вместе они выработали стиль Одри, для которого были характерны чистые линии, простые цвета и необыкновенная красота. Несомненно, дружба и творческое сотрудничество Одри и Юбера стали одними из важнейших факторов, определивших модные тенденции XX века. Великий обувщик Маноло Бланик, который недавно вновь вернул в моду «каблучок Сабрины», считает, что «образ мисс Хепберн абсолютно современен. Нравится это или нет, но она останется самым значимым образом XX века».

Живанши считал, что превращение Одри в икону моды не случайность. «Она прекрасно понимала, что ей нужно. Она хорошо знала свое лицо и фигуру, все свои достоинства и недостатки. Я пытался приспособить свои модели к ее вкусу. Она хотела, чтобы вечернее платье с открытыми плечами маскировало впадинки у ключиц. Я придумал для нее дизайн, который стал настолько популярным, что я назвал его «декольте Сабрины».

Друг Одри Ральф Лорен также признает, что Одри играла очень важную роль в союзе Хепберн — Живанши. «Я считаю, что Одри очень помогла Живанши. Время шло, они сотрудничали, но она всегда выбирала у него только то, что подходило именно ей. То же самое происходило и с моими костюмами. Она выбирала только то, что ей шло». С Лореном согласна манекенщица Кристи Тарлингтон: «Живанши делал много великолепной одежды, но по-настоящему запомнили вы только то, что было сшито для нее. Эти модели остаются моими любимыми. Думаю, она очень много ему дала. Они действительно вместе работали. Она была не просто его музой: ее вклад в созданные для нее модели гораздо больше, чем можно представить».

Одри обладала незабываемой, своеобразной внешностью и оказывала огромное влияние на публику, порой даже не отдавая себе в этом отчета. Она изменила понятие о женской красоте на десятилетие вперед. Следует помнить, что выбор современного стиля, сколь бы очевидным он ни казался сегодня, был со стороны Одри шагом радикальным. В эпоху пышных причесок, узких юбок, облегающих свитеров, в эпоху Джейн Рассел (и корсажей, придуманных для нее Говардом Хьюзом) мальчишеская фигура Одри, ее короткая стрижка и балетки казались чем-то совершенно необычным и абсолютно индивидуальным. Хепберн создала свежий, необычный стиль для женщины, которая знает себя, а не слепо следует модным тенденциям.

Дружба с Живанши сыграла важную роль в ее развитии как женщины и как актрисы. В ее жизни были и другие кутюрье: Валентино, когда она жила в Риме, Ральф Лорен, который шил для нее одежду в 80-е годы; путешествуя с миссиями ЮНИСЕФ, она носила джинсы Guess, — но никого она не любила так, как Юбера.

Одри умерла в 1993 году, и в мире моды начали циркулировать довольно неприятные сплетни об этих отношениях. «Она была творением Живанши», — писал известный критик. «Одри знала, чего хочет, и получала это от Юбера», — замечал другой. Грегори Пек считал, что «Живанши всегда чувствовал ее уникальный стиль и работал для нее». Даже Эдит Хед, и та высказалась по этому вопросу. Одри Уайлдер, олтично знавшая всю кинематографическую подоплеку, вспоминала: «Эдит никогда ничего не шила для Одри». Но кто же тогда шил? «Юбер! Все делал он! Юбер посылал эскизы, и Хед шила костюмы. В титрах стояло ее имя, поскольку Юбер не был членом профсоюза художников по костюмам», — с улыбкой отвечала миссис Уайлдер, намекая на то, что это всем давным-давно известно».

Памела Кларк Кеог «Одри Хепберн. Секреты стиля». Издательство «Колибри».
Перевод с английского Т. Новиковой

источник