Меню Рубрики

Очки как у yung lean

Шведский рэпер Yung Lean созрел как артист, уже с того момента, как эстетика sadboys стала вирусной.

Перевод интервью изданию CrackMagazine

Если вы хотите послушать самую честную и эмоциональную работу Лина на данный момент, предлагаем послушать его последний альбом «Stranger». Если вы хотите почитать об отелях с приведениями, в которых он был, о кислотных трипах, которые ловил и о фирменном рецепте мясных шариков, советуем вам прочитать всё, что ниже этой строчки.

Любимый участник «Slipknot»?

Самый первый альбом, в который ты влюбился?

Последний фильм, который ты смотрел?

Имя твоего первого музыкального проекта?

— У меня была группа в четвёртом классе. Мы называли себя «The Ice Cubes».

Какова была атмосфера «The Ice Cubes»?

— Было сложно. У нас был один хит «Södermalm», назван в честь места, где мы выросли. Песня была про обычные будни средней школы, типа прогуливания уроков. Я ушёл из группы прямо перед выступлением на открытии IKEA для рэпера Adam Tensta, он был известен в то время. Нам было лет 11-12. Это было странно.

Худший отель, где ты оставался?

— Я помню один в Далласе, в нем были призраки. Шерман был поселен на четвёртом этаже, он прочёл в интернете, что кто-то был убит тут в 60-ых или типа того. Вечером кто то постучался в его дверь, поэтому он пришёл ко мне и мы спали в одной кровати. Мы встретили старого отельного лоббиста и спросили его, призрак ли он? На что он ответил страшным и усталым голосом, «Вопрос в том, существую ли я?», после этого он исчез. Мы искали его. У него просто не было возможности уйти так быстро.

Расскажи о своём фирменном кулинарном рецепте?

— Я очень хорошо делаю домашние мясные шарики с греческим сыром внутри и растолчённым картофелем и с супер вкусным соусом и маринованными огурцами.

Мясные шарики делаешь сам или покупаешь готовое?

— Я всё делаю сам. Я покупаю мясо, после кручу шарики и делаю это с яичным желтком, перцем и красным луком. А потом валяю в масле.

Самая знаменитая личность, которую ты встречал?

— Чарли Шин. Я был в LA, снимался для Calvin Klein. Я стоял на улице и попросил у Чарли сигарету. Он достал маленькую бутылочку из пиджака и сказал, «Эй, хочешь немного выпить?» Но мне надо было сфотографироваться, поэтому я ответил, «Слушай, Чарли, как насчёт сходить со мной в бар когда все закончится?» На что он ответил, «Наш мальчик, определенно, наш мальчик…» и когда его менеджер вышла к нам, я спросил «Что Чарли тут делает?» она мне ответила, — «Ох, возможно, его худший фильм, называется 9/11».

У тебя есть татуировки, о которых ты жалеешь?

— Может быть, я пожалею о нескольких из них через несколько лет. Но пока что я молодой и тупой.

Лучшая песня для выхода на сцену?

— Я бы вышел под «The Final Countdown» от «Europe».

Любимая эмодзи?

— Наверное, та которая курит, курящее лицо.

Худшая работа в твоей жизни?

— Одно лето я работал на открытом воздухе в бассейне, что в деревне в Швеции. Я продавал купальники и полотенца, после я чистил сауны, раздевалки и все туалеты. Один год там отдыхали грустные датские женщины, которые хотели остаться после того, как мы закрылись. Мне надо было их выгнать. Они всегда были голыми и смеялись, когда я входил к ним в комнату.

Кто твоя любимая персона в инстаграме?

-Я практически не сижу там. У меня есть аккаунт и я загружаю фото, но я не смотрю других людей.

Какой бы ты дал совет себе десять лет назад?

Что бы написал на своей надгробной плите?

Я всегда заканчиваю вопросом о смерти.

— Ладно, я просто напишу цитату из «The Final Countdown».

Мне будет очень приятно, если ты поделишься этой статьей с друзьями 😉

источник

Журналист The Fader Дункан Купер погрузился в мир Yung Lean и его друзей, чтобы понять, как подросток из Швеции стал гастролирующим по всему миру артистом. И узнал, через что Yung Lean прошёл, чтобы одновременно повзрослеть и остаться тем самым подростком, который покорил своей музыкой огромную армию фанатов. В сентябре Yung Lean приедет с концертами в Россию и ближнее зарубежье, а пока — предлагаем познакомиться с историей Yung Lean, где событий уже хватит для красивого байопика. С оригиналом можно познакомиться по ссылке.

Год назад Yung Lean лежал в психиатрической лечебнице.

Это была больница Маунт-Синай в Майами-Бич, пригороде Майами. Там он записывал демо и делал наброски для своего третьего большого проекта, альбома “Warlord”. Ему было 18. И хотя он живёт в Стокгольме, к тому момент Yung Lean провёл в городе уже два месяца, впервые работая в профессиональной студии. Она называлась “Pink House” и в самом деле находилась в розовом доме рядом с океаном.

Lean оказался в Майами после большого тура по США, который организовал его 27-летний американский менеджер Бэррон Мачат — значимая и уважаемая фигура на североамериканской экспериментальной сцене. Он был известен своей верой в потенциал смешения стилей артистами, заставляющих своего слушателя думать. А его лейбл Hippos in Tanks помог “протащить авангардную музыку в 21 век”. Хоть он и не выпускал музыку Yung Lean, но помог тому запустить собственный лейбл Sky Team. Бэррон снял Yung Lean квартиру в Майами и помог своими связями: отец Бэррона, Стивен Мачат, опытный юрист индустрии развлечений, среди клиентов которого можно найти имена Оззи Осборна и Бобби Брауна. Сейчас он избирается в американский Сенат.

Вместе с Yung Lean в путешествие отправились и его шведские друзья. Тогда ещё 20-летний Yung Sherman — один из его давнишних продюсеров и человек, ответственный за цельность звучания “Warlord”. 21-летний Bladee — частый коллаборатор и бэквокалист на концертах Yung Lean. И Эмилио Фагоне, 29-летний главный менеджер Yung Lean, который работает с ним ещё с тех пор, как рэперу было 16 лет.

После того, как работа в студии была закончена, Yung Sherman и Эмилио улетели обратно в Швецию. Но Lean и Bladee остались в Америке, чтобы отыграть несколько шоу и поехать в Нью-Йорк. Sherman вспоминает: “Я ещё задумался: почему он хочет остаться? Почему не летит домой? Нас так долго не было, чем он будет заниматься теперь? Ему не нужно оставаться”.

Псевдоним Yung Lean произошёл, с одной стороны, от его настоящего имени: Джонатан Арон Леандор Хостад. А с другой — от того самого сиропа. По его собственным словам, в Майами он крепко сидел. Не только на сиропе, но и на Ксанаксе, марихуане и кокаине. А ежедневная смесь наркотиков приводила к тревожным последствиям. Lean попадал в состояния, из которых было сложно выбраться. Он начал одеваться как медсестра. Стал носить с собой нож. По ночам он не спал из-за наркотиков, поэтому сидел на балконе и писал в iPhone книгу под названием “Рай”: пересказ детских кошмаров о людях, превращающихся в крыс — его знак зодика по китайскому календарю. Он показал книгу Бэррону, но тот сказал, что она слишком мрачная и лучше перестать её писать.

7 апреля 2015 года Бэррон оставил Bladee и Yung Lean в их квартире. У последнего пошла кровь из носа. Он зашёл в Snapchat. Оказалось, у его девушки, которая находилась в Швеции, тоже шла кровь из носа. Lean был под кайфом и на волне нахлынувших чувств от такой глубокой связи, потерял границы реального. Он начал крушить квартиру, разбрасывая мебель и разбивая стекло. Когда Bladee позвонил 911, Yung Lean успел порезаться об осколки.

В больнице Lean накрыла паранойя из-за того, что его отлучили от его жёсткого диска. Ночью он смог позвонить Бэррону и вымолил у того привезти файлы в больницу.

Стояла типичная для Майами весенняя ночь: чистое небо и приятные 24 градуса тепла, когда Бэррон выехал на дорогу вместе с 21-летним продюсером из Лос-Анджелеса по имени Хантер Карман. Как следует из полицейского отчёта, он ехал на скорости в 100 км/ч, когда потерял управление и врезался в столб светофора. Машину выбросило на перекрёсток, двигатель загорелся. По словам Yung Lean и Стивена Мачата, до этого Бэррон принял Ксанакс. Очевидцы подбежали к горящей машине и смогли вытянуть из неё Хантера, но Бэррон застрял. Он погиб в машине.

В сети стали появляться трогательные истории, в которых люди вспоминали его хороший вкус и щедрость: Бэррон снимал квартиры, просто чтобы его знакомые могли там остановиться. Он поддерживал даже самые дикие идеи своих артистов, вроде магического дабстеп-шоу. “Он постоянно говорил о том, что культура — это кипящий котёл. Что мы можем делать всё, что захотим, потому что живём на “культурном диком западе”, — вспоминает d’Eon, бывший артист Hippos in Tanks.

Тем временем отец Yung Lean прилетел к сыну в больницу, где тот лежал четвёртый день. Сперва Lean не узнал отца, но они вместе вернулись в Швецию. Отец ухаживал за Yung Lean два месяца, пока тот восстанавливался на природе в относительной изоляции от внешнего мира, прежде чем вернуться в родительский дом в Стокгольме. С тех пор Lean, по его собственным словам, находится на “тяжёлых лекарствах”.

В Швеции находился и ещё один ключевой для Yung Lean продюсер — Yung Gud. Он заканчивал работу над альбомом. Файлы, присланные из Майами, оказались полнейшим бардаком: отсутствовавшие фрагменты, искажённый вокал. Gud и Sherman потратили несколько месяцев на восстановление неполных треков, заново собрали неудовлетворительные и загоняли Yung Lean в студию, чтобы переписать вокал. В ноябре 2015 вышел первый сингл с альбома, “Hoover”. Премьера состоялась вместе с клипом, где байкер делал трюки над кладбищем, а врач светил в пустые глаза Yung Lean. Сингл вышел на iTunes 20 января, тогда же Yung Lean сообщил, что “Warlord” выйдет через месяц, а в поддержку альбома пройдёт большой тур, в рамках которого он вернётся в Америку.

Но спустя пять дней после этого объявления на Spotify вышла (а на Amazon и iTunes — появилась для предзаказа) другая версия “Warlord”. Полное название звучало как “Warlord (Этот альбом посвящается памяти Бэррона Александра Мачата (25.06.1987-08.04.2015))”. Вместо абстрактной обложки, которую Yung Lean выложил в инстаграме, здесь её роль исполнял грубый набросок похожего на Yung Lean персонажа, показывающего средний палец. Фанаты, которые успели послушать альбом, говорят, что он звучал незавершённым. И удивились из-за копирайта, согласно которому релиз относился к лейблу погибшего американского менеджера Yung Lean. Оказалось, что в сеть альбом загрузил отец Бэррона, Стивен Мачат. Согласно деловым документам, поданным в штат Флорида, к удивлению многих, Стивен Мачат оказался равноправным старшим партнёром в Hippos in Tanks

Стивен говорит, что был уверен в своих правах выпустить демо “Warlord”, так как он финансово вложился в проект. “Я хотел выпустить альбом, чтобы почтить память Бэррона”, — объясняет Стивен и выражает негодование из-за того, что Yung Lean улетел в Швецию до похорон его сына. Команда Yung Lean предсказуемо была не в восторге от неожиданного релиза: “Они сошли с ума, спрашивали, как я мог это выпустить. А я сказал: “Идите на хер, вот почему”. Но потом я услышал голос божий: “Стивен, они — это зло. Если ты обратишь зло вспять, ты будешь жить”. Я проанализировал музыку Yung Lean, понял, что к чему, и решил убрать альбом из сети”.

“В Yung Lean нет ничего хорошего. Он поклоняется тьме”.

Когда Yung Lean было 8 месяцев, его семья переехала из Швеции в Беларусь. Его отец — поэт, автор-фантаст и известный переводчик французской литературы. Его мама — борец за права людей, а также активист прав ЛГБТ-сообщества в России, Вьетнаме и на территории Южной Америки. Она выросла в России и, как говорит Lean, хотела, чтобы у сына было похожее детство. Это и стало одной из причин переезда. Но воспоминания сына значительно отличаются от её собственных.

“Однажды папа должен был забирать меня из детского сада. И вот, он приезжает, все дети играют. Он пытается меня найти: “Где мой сын, где Джонатан?” А дети отвечают: “Он плохо себя вёл” — “Но где он?” — И они показывают на угол комнаты. Меня поставили туда и нацепили дурацкую шляпу, типа как у KKK. Я стоял там, может, часов пять”.

Читайте также:  Как вставить очко в очках

Даже после возвращения в Швецию, когда Yung Lean было 5, он так и не стал хорошо учиться. Часто попадался с друзьями на мелком хулиганстве, вроде незаконного граффити (как было с Yung Sherman) или курения травы (как с самим Yung Lean). Он устроился на работу в “Макдональдс”, но в итоге смог вынести пользу и из школы перед тем, как её бросить: частично его первый микстейп “Unknown Death 2002” был записан в школьном кабинете информатики. Он вышел в 2013 году, когда Yung Lean было 16 лет.

Вышедший в том же году дебютный альбом тут же стал сенсацией, особенно в Штатах. Белый пацан с лицом ребёнка с ленивым флоу и иностранным акцентом читал по очень простой формуле: наркотики, депрессия, небрежные отсылки к поп-культуре. Yung Lean уложил все эти элементы в три строчки песни “Gingseng Strip 2002”, своего раннего хита на 10 миллионов просмотров: “Poppin’ pills like zits/ While someone vomits on your mosquito tits/ Slitting wrists while dark evil spirits like Slytherin slither in with tricks”. Легко понять, почему кто-то мог принять его за несерьёзный проект или посчитать музыку неприятной, но в то же время у Yung Lean появились настоящие поклонники: он стабильно давал концерты в заполненных клубах в нескольких турах по США.

Yung Lean заявил о себе в переходной период для музыкальных онлайн-медиа: сайты, которые когда-то отслеживали трафик mp3, сейчас начали писать большие тексты. И Yung Lean был идеальной темой этих статей. О нём писали как музыкальные блоги, так и The New Yorker и The New York Times. Он был словно паззл, который нужно было сложить. Что Yung Lean значил для рэпа? Была ли его музыка намеренно плоха, чтобы высмеять жанр, ставший пустым? Как он справляется с окружающим его вниманием и тем, как принимаются его тексты? Какую роль сыграла его национальность? Он высказывался о консюмеризме или это просто подросток, который любит Arizona Iced Tea?

“Нет какого-то мудрёного концпета. Я просто делаю клипы и прочую фигню, в этом нет никакого подвоха. Я просто музыкант, который хочет выразить себя”. Выбор жанра Yung Lean описывает как “стечение обстоятельств”: “Если бы я жил в 70-х, то был бы панк-артистом. Я просто родился в эру хип-хопа”. Это распространённая позиция среди белых рэперов: дешёвый софт — это новые аккорды, а рэп — просто то, что сейчас актуально. Но такой подход обходит один важный момент: истоки рэп-музыки, которые лежат в опыте цветного населения Америки. Yung Lean родился в мире, где обожают рэп. Но сам он может попасть в него только как человек извне.

“Есть много причин злиться на белых рэперов”, — говорит Yung Gud, он же Карл-Микаэль Горан Берландер. Он родился в смешанной семье: его дедушка из Нигерии познакомился с его бабушкой, шведкой, в Лондоне. Вместе они завели семью, которую Yung Gud называет “результатом расового туризма”. Когда речь заходит о белых рэперах, Yung Gud говорит: “Есть чуваки вроде Slim Jesus или Stitches, которые всё портят. Они делают странную херню, которую не нужно делать, потому что к музыке надо подходить серьёзно”. И тут Yung Gud абсолютно серьёзен, потому что говорит о многих веках рабского труда и репрессий, которые создали необходимость в создании хип-хоп сообщества. Но Yung Gud делает важное уточнение: “Мы из Щвеции. Поэтому я не думаю, что на нас висит такая же ответственность, как на белых рэперах из Америки”.

Американская культура одновременно притягивает и угнетает шведов. Gud говорит: “С экранов нас кормят американской информацией, по радио играет американская музыка, все играют в американские игры, вокруг всё из Америки. Это всепоглощающе, но с другой стороны, ужасно злит то, как это влияет на мир”. После тура по Америке Yung Gud говорит, что видит Америку “абсолютной анархией”. Одновременно самой худшей и самой лучшей страной, особенно если сравнивать её с маленькой социалистической Швецией. “Как иностранец, я думаю, что наши попытки схватиться за американскую культуру — это просто ещё один способ быть услышанными и замеченными”.

Но поставить себя в обществе не так просто. Особенно если ты из страны, где скромность — одна из важнейших культурных ценностей. “У нас распространено мировоззрение, согласно которому нужно вести себя тихо, быть полезным и получать ровно столько, сколько тебе полагается. А лучше — чуть меньше”. И это превращается в вызов для человека, мечтающего добиться чего-то на международной сцене, где соревновательный дух и самопродвижение являются ключевыми факторами успеха. Один из возможных путей — это пример “технически образованного, просчитывающего всё наперёд продюсера” Макса Мартина. Шведа, чья работа на других артистов превратила его в одного из самых заметных музыкальных деятелей, который тем не менее избегает глаз публики. Другой путь — это дорога Yung Lean, который заимствует элементы из культур с большим эго. Начинающему рэперу из Швеции нужно немного попритворяться тем, кем ты не являешься, прежде чем сделать что-то своё.

Восхищения Америкой было недостаточно, чтобы Yung Gud захотел вернуться туда во время начального этапа работы над “Warlord”. “Мы уже попробовали на себе образ жизни рок-звёзд. И это выматывало”. Sherman согласился взять на себя роль продюсера в Майами, и Yung Gud остался в Швеции. Там он сосредоточился на том, чтобы “вставать по утрам, завтракать и спасти собственную жизнь”. Lean уже бывал в Майами в 2014 году, и это задало тон для его возвращения. “Мы тусовались на крыше с американской рэп-группой Goth Money, датской панк-командой Iceage и шведским электронщиком Lust for Youth. Нюхали кокаин и много курили. Отличная компания, отличный стафф. И тут к нам пришли ребята из Odd Future со своими скейтборами. Они посмотрели на нас и быстро ушли. Для них это было слишком”.

Yung Lean говорит, что в Америке он захотел захватить жизнь на полную. Всё было совсем по-другому: “Мы родом из очень нематериалистичной страны. К 21 люди в Швеции считают, что жизнь уже закончилась, они просто будут работать до конца своих дней. И когда ты попадаешь в Штаты, тебя встречают в аэропорту, дают тебе деньги и наркотики, ты просто слетаешь с катушек”.

У Yung Sherman в Майами это проявилось ещё сильнее: “Неоновые вывески, пальмы, парни на стероидах в алкоголичках, быстрые тачки. Для человека родом из Стокгольма всё это кажется нереальным”. Yung Sherman, чьё настоящее имя Аксель Туфвессон, кажется главным интровертом в компании Yung Lean. В школе у него тоже были проблемы, оценки позволили поступить только в местное ПТУ, откуда он ушёл, чтобы сосредоточиться на музыке. Запись “Warlord” стала для него новым опытом. “Было странно сидеть в студии, когда за стеной у тебя большой бассейн, а чуть дальше — океан”.

Лишним подтверждением его дискомфорта послужил жёсткий, напоминающий ураган бит для одного из главных треков “Warlord” — “Miami Ultras”. Он был написан не в студии, а на пирсе за ней. Sherman говорит, что в ту ночь было полнолуние, он сидел в наушниках с лэптопом на коленях, пока ноги болтались над водой. “Той ночью было очень страшно”. Он и Lean вдохновлялись как их местоположением, так и звуками, доносившимися из дома, жутковатой песней “The World Fell” датской синти-панк группы Vår. “Очень сырой, красивый вайб”.

“Miami Ultras” стала новым ориентиром для звука Yung Lean. Кроме того, что его продюсеры выросли и уже не было подростками, они просто стали лучше писать музыку. Личные Максы Мартины для Yung Lean, они всегда были разборчивы. Сперва в клауд-рэпе, вроде “Gingseng Strip”, а позже и в более уникальных, цельных треках, как “Yoshi City” с альбома “Unknown Memory”. Настроение того альбома было прохладным, но в то же время притягательным. На “Warlord” всё стало ещё ледянее. Синтезаторы стали мрачнее, введения ещё драматичнее. Звук на альбоме меньше похож на рэп и больше — на европейский транс, смешанный с синти-панком и поп-музыкой. В разговоре Yung Gud упоминает американских артистов, чтобы пожаловаться, что люди говорят, будто звучат как они. Сам он предпочитает ссылаться на скандинавские группы: шведский стиль прогрессивного метала djent или Addis Black Widow, шведскую R&B-группу из девяностых, которая чем-то напоминала музыку Craig David.

У Yung Lean никогда не было такой подачи и вордплея, как у более динамичных американских MC. Но он выжимает лучшее из своего монотонного флоу, просто прибавляя в энергии. Он не звучит и не пытается звучать как Future, Drake или Young Thug. Он не играет голосом. Вместо этого на “Miami Ultras” он больше похож на орущего панк-артиста, который повторяет одни и те же ноты. Это незаметная, но эффективная перемена: отстранённая аура, благодаря которой он казался шутливым и саркастичным, уступила место более агрессивному настроению. Также пропали и отсылки к поп-культуре, место которых заняли куда более тревожные картины. На “Hoover” Yung Lean читает о своей настоящей жизни: как проснулся залитый алкоголем с пустым пакетиком из-под кокаина.

Клип на “Miami Ultras” снимали в Швеции уже после того, как он прошёл курс восстановления. Он появляется в крови в больничном балахоне, с капельницей в руке, роя могилу. К треку был выпущен и отдельный тизер, снятый в Майами: ветер гоняет пальмы, а на секунду в кадре появляется перевёрнутая сгоревшая машина.

“Если бы тогда ничего не случилось, мы бы вспоминали Майами как весёлое время. Но всё пошло по пизде”, — говорит Sherman.

Lean говорит прямо: “Мне повезло, что я жив. Я вполне мог умереть”.

Спустя несколько месяцев после возвращения в Швецию, Lean пошёл работать на фабрику. Пока Yung Gud шлифовал “Warlord”, Yung Lean вместе с Yung Sherman, Bladee и whitearmor, ещё одним продюсером, пошёл работать на сборочную линию завода по производству шампуня. “Мы просто стояли и давили на кнопки. Включали музыку и танцевали. Было здорово. Знаешь, как Лу Рид, который после своих туров возвращался домой и шёл работать к отцу на фабрику. Нельзя всё время быть на вершине”.

Во время своего медленного восстановления, Yung Lean стал ближе общаться с отцом. “Было время, когда мы всё время ругались. Я швырялся в него спагетти, а он забирал всё, что было в моей студии в подвале. Не жестокие, но очень злые отношения. После того, как он забрал меня из Майами и мы вместе провели лето, мы стали намного ближе. Мы хорошие друзья”. Частично эти новые отношения основываются на осознании того, что они оба — фрилансеры. Отец пишет, Yung Lean делает музыку.

Поначалу из-за лекарств Lean чувствовал усталость и дисбаланс, но потом привык и начал заниматься спортом с интересной группой людей. Сперва он стал общаться с музыкантом по имени Авнер, пару лет назад привлёкшего его внимание своим кавером на песню Дэниэла Джонстона на шведском языке. Авнер предложил раз в неделю выходить на пробежку. Параллельно с этим Lean стал заниматься боксом. Как оказалось, вместе с ним на тренировки ходил Торбьёрн Хоканссон из The Embassy, важнейшей группы для развития шведского инди-попа.

15 лет назад The Embassy открыли лейбл Service, который выпустил первый альбом одной из любимых групп Yung Lean — The Tough Alliance. Они были очень вежливы при личном общении, но когда выступали, то не приносили микрофоны. Вместо этого они орали и замахивались на толпу бейсбольными битами. “С точки зрения американца, думаю, это казалось очень агрессивным. Но я понимаю такие настроения“. Его любимая песня Tough Alliance называется “My Hood” и посвящена одновременно любви к родине и в то же время чувству отвращения к ней.

Когда Yung Lean начал принимать экстези пару лет назад, ему понравилась группа jj, которая смешивала сэмплы ударных и цитаты из рэп-песен с эмбиентом и дрим-попом. Вместе с Авнером они были подписаны на лейбл, созданный The Tough Alliance, Sincerely Yours. И все вместе помогли создать чёткую своевольную сцену, на которой и сформировался Yung Lean. Взяв идеологию панка и звучание попа, эти группы ответили на влияние американской культуры, создав уникально шведский ответ.

“Эрик Берглунд из The Tough Alliance как-то сказал мне, что такая музыка появляется раз в 10 лет. И мы — это они десять лет спустя”, — вспоминает Yung Lean.

Февральским днём, когда “Warlord” наконец-то вышел в своём законченном виде, я сажусь на поезд и полчаса еду к западу от Стокгольма в центр округа Сэтра, где Yung Lean сейчас живёт один. Холодно, но от станции совсем недалеко до его квартиры-студии на втором этаже, на улице нужно пройти через аллею, которую окружают голые деревья. Из-за двери выглядывает Yung Lean, одетый в футбольную майку, штаны “Поло” и тапки “Гуччи”. Вместе с ним из квартиры вырывается музыка регги и запах благовоний.

Читайте также:  Может ли быть привыкание к очкам

У Yung Lean дома уютно. Повсюду большие растения, яркий свет бьёт через высокие окна. На стене висит принт картины Гюстава Доре, на которой дьявола выбрасывают из рая. Декоративная ткань исполняет роль шторы около матраса на полу, маленького укромного уголка. На диване лежат подушки с Малышом Йоши из Super Mario.

Yung Lean говорит искренне и по делу отвечает на все вопросы. Детально воспроизводит их путешествие в Америку, как он и его друзья были “в красивом Майами, но вели грязный образ жизни”. Называет Bladee ангелом, который помог ему во время передозы. Говорит, что любил Бэррона и называет его одним из самых благословленных людей, что он знал. Но Lean говорит, что отрывочно помнит то, что происходило после того, как он отключился. Я понимаю, что он ограничивает себя в разговоре на эту тему. “Я лежал в психбольнице. Это всё, что я скажу”, — говорит он.

Он встаёт, чтобы сделать кофе, и включает эклектичный плейлист: The Tough Alliance, Lana Del Rey и “Down for so Long” — самая грустная песня iLoveMakonnen. Я задаюсь вопросом, будет ли Makonnen в ближайшее время выпускать такую музыку, потому что он вроде как сосредоточился на песнях для вечеринок. Lean отвечает: “Я не люблю танцевальные песни. Мне нравится эмоциональная музыка”.

С таким настроем Yung Lean начал работу над новым альбомом. Сейчас он на стадии демо, пока готово 12 треков. Продюсером альбома станет Кендал Йоханссон, до этого работавший с The Tough Alliance. Йоаким Бенон из jj согласился поиграть на гитаре, а потом Lean планирует отправить песни Майку Дину, звукоинженеру Kanye West, который помог на двух треках “Warlord”, записанных ещё до поездки в Майами. Lean говорит, что новый альбом будет звучать как смесь Daniel Johnston и Lil Wayne. Там вообще не будет рэпа.

Он включает пару демо. Первая звучит как винтажный Sincerely Yours, играет очень добрая гитарная партия. Как будто вы оказались на пляже, и всё вокруг так здорово, только вот кто-то украл солнцезащитные очки. Своим обычным голосом Yung Lean поёт строчки в духе “Я ушёл из рая для тебя”. На ещё одной песней он поёт под фортепиано — и всё, больше ничего. “Я выпущу этот альбом под именем Yung Lean. Надо выпустить три рэп-альбома, а дальше уже можно делать всё, что угодно”.

Для людей, смотрящих на рэп со стороны, успех часто сводится к тому, насколько хорошо ты справляешься со своей ролью. Это до бесконечности сложное положение, в котором не у всех получается балансировать. “Главный хип-хоп-канал в Швеции до сих пор звучит как грёбаные Pete Rock или Gang Starr, это такой отстой. Большинство шведских рэперов и не пытались сделать что-то своё. Они просто берут то, что им нравится. Копируют это, делают больше такой музыки. Нам это не нужно. Мы хотим нового”, — говорит Yung Gud.

Yung Lean находится на пике, когда взаимодействует с американской культурой, оставаясь вне её. То же самое относится и к влиянию Швеции. Для подростка из маленькой страны в постоянно развивающемся мире, трава кажется зеленее с обеих сторон. Но на песнях вроде “Miami Ultras” и “Hoover” или на совместном с Bladee “Hocus Pocus” Yung Lean нашёл своё место где-то посередине. Так он достигает того “нового”, за которым охотится Yung Gud. Но оно может сбить с толка, потому что даже если Yung Lean не прикладывает к этому усилий, его музыка затрагивает множество социальных проблем: от происхождения и привилегий до способоб распространения культуры по миру.

Музыка, над которой Yung Lean работает сейчас, уникальна. Потому что как никогда до этого он говорит с позиции инсайдера. У него есть общие жизненные истории и с Lil Wayne, и с Даниэлем Джонстоном. Американским сонграйтером, который, как и Lean, известен в первую очередь своими простыми, чуть ли не наивными текстами. Что важнее, у него диагностировали шизофрению, которая, говорят, была вызвана ЛСД-трипом и привела Джонстона в психбольницу в 1986 году.

Позже тем же вечером Yung Lean выступает на музыкальном фестивале в Стокгольме, это его первое за год выступление на родине. Концертная площадка напоминает о какой-то крупной корпорации: вокруг много стекла и дерева, а гардероб — просто огромный. В хорошо освещённой гримёрке Lean пьёт безалкогольное пиво, играет в карты с Yung Sherman и Bladee, обливает себя ненастоящей кровью. Тут и его менеджер Эмилио. Чуть раньше он помог вернуть сумку “Гуччи”, которую Yung Lean забыл в Uber. Йоаким из jj тоже тут, играет в пинг-понг этажом ниже.

Когда приходит время выступать, Yung Lean и его команда выходят на холодную улицу. Он ниже и пухлее, чем его друзья. Yung Lean выглядит как подросток, кем он по-прежнему и является.

Lean выходит под “Hoover”, и толпа знает каждое слово. Он скачет на носках, молодая девушка с короткими синими волосами в первом ряду натягивает свитер себе на нос. Bladee, в отличие от обычного бэк-MC, поёт каждую строчку, расширяя и по-своему дублируя тексты Yung Lean. Звуки идут друг за другом, перетекая из одной песни в другую. Треки как будто сводит нe Sherman, а ниточки реверба, которые склеивают всё вместе. За ними стоит большой экран, на котором отображаются кадры из фэнтези и хорроров, драконы и монстры, которые утягивают слушателя в ад. Я не понимаю, о чём Yung Lean говорит между песен, потому что он разговаривает на шведском.

источник

Карьера Yung Lean может являться отличным примером для молодых артистов, получивших вирусную интернет-популярность.

«На этой неделе вы узнаете о Yung Lean Doer — очень странном 16-летнем белом шведском рэпере», — гласил заголовок Noisey в 2013 году. С дружественной для интернет-публики эстетикой и звучанием, позаимствованным у американских рэперов, Yung Lean ворвался на хип-хоп-сцену и во многих смыслах был для неё «иностранцем».

На первый взгляд, он – обыкновенный белый парень из Стокгольма, который читал невнятно и пробивал себе путь наверх своим экстравагантным и причудливым на то время звучанием. Первая реакция на него была разнообразной: от заинтересованности и очарования до циничности и смущения. Его видео «Ginseng Strip» стало вирусным — появившийся в панаме, гордо называющий себя Sad Boy, Yung Lean быстро стал одним из главных объектов споров в интернете. Очаровав всех своей странностью и необычностью, с течением времени он превратился в нечто ещё более интересное.

За несколько коротких лет после выхода его дебютного микстейпа «Unknown Death 2002», Yung Lean преодолел свой статус мема, и к выходу третьего студийного альбома «Stranger» превратился в полноценного, состоявшегося артиста. Делая то, на что мало кто решался, начав свою карьеру с внезапного вирусного успеха, Yung Lean преодолел этот период и воистину расцвёл.

Без сомнения, для своего времени он был новатором, даже несмотря на то, что тексты песен были наполнены определённого рода рэп-клише. Два первых проекта Yung Lean привели в замешательство многих слушателей. Его дебютный микстейп звучал многообещающе, прослеживалось влияние Main Attrakionz и Lil B, а ко времени выхода «Unknown Memory», он уже выработал свой собственный, ни на что не похожий стиль. Он во многом дал нам представление о рэпе будущего, он начал двигаться от того, к чему после него все стали стремиться. Сейчас мы видим очень много артистов, пытающихся звучать как Sad Boys.

Музыка Lean’а в 2013 была забавной, шутливой и многие не восприняли её из-за её новизны. Несмотря на популярность, в то время он не стал фиксироваться на панамах и нелогичности и вместо этого стал искать свой собственный стиль, стараться уйти от звучания тех, кем изначально вдохновлялся. В глубине его творчества всегда было что-то уникальное. Работая над «Warlord» и «Stranger», он понял, как вытащить всё на поверхность.

Сейчас он работает над инновационной, высокохудожественной музыкой, которая заключает в себе его скандинавские корни и внутреннюю готичность, которые делают его музыку ещё более запоминающейся. «Она звучит очень по-шведски, с минималистичной обработкой», — сказал он мне в своём интервью для Dazed. — «Мне кажется, что это имеет смысл. На самом деле ты не можешь убежать от своих корней. Я включил альбом своему другу, и он сказал: ‘О, это звучит как The Knife’» (прим. The Knife – шведская электронная муз. группа)

Появившись в индустрии, Yung Lean имел долгосрочные планы и был готов посвятить время своему развитию в качестве артиста. Вместо того, чтобы мечтать ухватиться за контракт с какой-нибудь крупной студией, он ждал и работал над «Unknown Memory» целый год после выхода своего дебютного микстейпа. Он избежал застоя своей карьеры, отбросив из образа лишние выкрутасы — это был очень сложный шаг, учитывая, насколько популярны в то время стали мемы о его грусти и любви к холодному чаю Arizona. Он предпочёл удвоить свои усилия и работать со своими близкими друзьями Gud, Yung Sherman и Whitearmor над качеством продакшна, отказавшись от идеи сотрудничать с именитыми продюсерами, что на его месте сделали бы многие другие рэперы. В итоге музыка Yung Lean успешно развивалась, открывая нам ранее неизведанные грани…

«Я думаю, что в какой-то момент я боялся, что всё ограничится парой миллионов просмотров на вирусном видео, что дальше это не зайдет», — недавно сказал он Зэйну Лоу в интервью для Beats 1 Radio. «Я просто пытался найти своё направление, свой стиль. Я не хотел стать артистом одного хита. Я всегда действительно хотел делать такие альбомы, чтобы каждый из них имел свою эстетику и своё звучание. Я просто хочу оставить свою отметку на карте как артист».

Выпустив «Warlord», Yung Lean зашёл куда дальше, чем в вирусных хитах «Kyoto» и «Ginseng Strip». Последовавший за альбомом сингл «Hoover» немедленно дал всем понять, что всё только начинается. Вдумчивые песни, в которых слышны отголоски панка, на голову выше его ранних хитов. Lean неустанно оттачивал свои навыки и продолжает делать это и по сей день.

Год за годом, всё больше рэперов достигают широкой известности при помощи успеха в интернете, подобно Джону Линдоеру Хастэду (прим. — настоящее имя Yung Lean). Правда, теперь и крупные лейблы научились делать это, зачастую стоя за артистами ещё до того, как они станут известны публике. Существуют целые команды, работающие, чтобы сделать очередной музыкальный мем, потому что ничего не продвигает сингл так, как этот интернет-статус. Когда трек Rae Sremmurd «Black Beatles» использовали в качестве саундтрека к прошлогоднему «mannequin challenge», Interscope использовали этот тренд для продвижения сингла в топ вместо традиционных маркетинговых схем.

Использование этих нетрадиционных методов для серьезного продвижения уже сложившихся артистов сделало успех через интернет-популярность более сложным для начинающих артистов. Артисты, которые начали свои карьеры с внезапного успеха, такие как OG Maco и Rob Stone, ощутили это на себе. Талантливые в своём направлении, они привлекли огромную волну внимания к себе, но потом, чтобы снова обратить на себя внимание, им пришлось работать ещё усерднее.

В большинстве случаев внимание интернет-аудитории является кратковременным. Артисты, особенно работающие в рэп-музыке, часто оказываются забытыми месяцами после того, как проходит пик их популярности. Чтобы успех продолжался, чаще всего приходится постоянно выпускать качественный материал с определённой периодичностью (как Future), или совершать серьезные усилия для того, чтобы развиваться в музыкальном плане. Большинство этих усилий совершаются в работе над внутренними аспектами, тут мало одного упорства, но некоторые артисты растут, когда начинают уделять больше внимания контролю качества — этот аспект Lean постоянно совершенствует и всегда уделяет ему внимание.

Выстраивая фан-базу, Yung Lean всегда продолжал испытывать своих слушателей, делая проекты более персональными и откровенными. Фанаты шведа на протяжении всей его карьеры были невероятно лояльными и преданными, и теперь, когда люди перестали пытаться определить какие-то рамки Линдоеру как артисту, это дало рэперу возможность расширить своё творчество и фан-базу ещё сильнее. Музыка на альбоме «Stranger», может быть, уже не повторит вирусный успех «Ginseng Strip», но, сделав творчество более глубоким, Lean обеспечил своей карьере продолжительную жизнь.

Читайте также:  Как начисляют очки в варфейс

Сейчас мы видим, как молодые рэперы учатся выстраивать карьеры, начиная с вирусного успеха подобно Yung Lean. Индонезийский подросток-рэпер Rich Chigga, похоже, двигается так же, как и Линдоер в последние годы. Быстро прокачивая свои навыки в продюсировании и делая собственные биты, Rich Chigga уже успел записаться с 21 Savage и Ghostface Killah, а ведь прошёл всего год после вирусного успеха его видео «Dat Stick».

Отдалив себя от образа шутника и дурачка гораздо быстрее, чем Lean, он стал отличным примером того, как далеко можно зайти, если после вирусного успеха пустить в ход искренность и постоянную работу над собой и навыками. Rich Chigga обеспечил себе светлое будущее, следуя этой схеме.

Конечно, сама идея обрести вирусный успех очень заманчива, особенно в наше время. И это не лишено смысла. Но такая схема может быть очень нестабильна и недолговечна. Мемы просто не существуют долго, уж тем более сейчас, когда в интернете всё развивается всё быстрее и быстрее. Даже лучшие форматы мемов или быстро исчезают, или вынуждены развиваться и превращаться в нечто совсем иное.

Артисты часто начинают свои карьеры с внезапного успеха. С одной стороны, это трудно, но с другой – есть примеры людей, которые уже сделали это. Прошло почти четыре года после того, как Yung Lean выпустил «Kyoto». Сейчас же он делает великолепные и витиеватые треки, которые доказывают всем, что он — очень одарённый артист. Во времена, когда играл «Unknown Death 2002», вы бы не услышали от него вещей, подобных «Agony».

Сперва он захватил наше внимание. Потом он удерживал его при помощи желания развиваться и быть более честным с самим собой в творчестве. Развивать то, что отличает тебя от других — это всегда хорошая идея, и альбом «Stranger» – отличный пример этого. Yung Lean смог пережить свою вирусную популярность благодаря тому, что отказался расслабляться после того, как стал просто популярным в интернете.

(с оригиналом от вы «Pigeons & Planes» можете ознакомиться по ссылке)

источник

Shawty what you sippin’ on, Gatorade
Shawty what you smokin’ on, lemonade
I’m up in the sky, finna elevate
Mix it with some kool-aid
Pop ’em pills cos I get paid

Shawty what you sippin’ on, Gatorade
Shawty what you smokin’ on, lemonade
I’m up in the sky, finna elevate
Mix it with some kool-aid
Pop ’em pills cos I get paid

Galaxy boys
Reality is far away
Liquid love got me floatin’ away
Up in the club, Grey Goose every day
Stacks on racks ’til my mind starts melting away
Smoking that jay
Posted in the bay
SADBOYS sippin’ Arizona day by day
Day by day I goes away

Swerving swerving on this iced tea
Yung Gud Shorty posted with that DMT
Hash in the pipe is ABC
Cut their wrists and lay ’em down gently
Leopard colored backseat in my Bentley
Relently I pop two pills too many
I don’t give a fuck I brought plenty

Champagne and lobster it’s a rich kid party
You know what it do Yung Leandoer shawty
Rockin’ bravo bravo charlie
Sippin’ on Barcadi

Shawty what you sippin’ on, Gatorade
Shawty what you smokin’ on, lemonade
I’m up in the sky, finna elevate
Mix it with some kool-aid
Pop ’em pills cos I get paid

Shawty what you sippin’ on, Gatorade
Shawty what you smokin’ on, lemonade
I’m up in the sky, finna elevate
Mix it with some kool-aid
Pop ’em pills cos I get paid

Skinny bitches they die quick
Grim reaper on my dick
Fuck her from the back ain’t that some shit
Cum in her face I ain’t scared to die
I’m in my zone with my team I’m so high
I’m spaced out Arizona iced out yeah I’m that guy
Neon polar bears I drink iced tea all day
Catch me in a Hummer with your mother and Macy Gray
Million ways posted up in the Milky Way
Silky lake with a couple hundred bills to pay
Stuck in a Monday with Bill all day
Neon lights and I swerve around

Shawty what you sippin’ on, Gatorade
Shawty what you smokin’ on, lemonade
I’m up in the sky, finna elevate
Mix it with some kool-aid
Pop ’em pills cos I get paid

Гаторейд

Детка 1, что ты пьёшь? Гаторейд. 2
Детка, что ты куришь? Лимонад. 3
Я поднимаюсь в небеса, пойду поищу лифт. 4
Я добавил в него 5 растворимый напиток,
Я даю им таблетки, ведь мне за это платят.

Детка, что ты пьёшь? Гаторейд.
Детка, что ты куришь? Лимонад.
Я поднимаюсь в небеса, пойду поищу лифт.
Я добавил в него растворимый напиток,
Я даю им таблетки, ведь мне за это платят.

Галактические парни,
Реальность так далека,
Жидкая любовь заставила меня уплыть прочь.
Таскаюсь по клубам, ежедневно попивая Grey Goose, 6
Стопки стоят на стойке до тех пор, пока мой разум не улетучиться.
Выкуриваю этот косяк, 7
Находясь в Заливе, 8
Sad Boys 9 пьют Arizona 10 день за днём,
День за днём, я ухожу.

Верчусь, верчусь из-за этого холодного чая, 11
А Yung Gud под кайфом из-за ДМТ. 12
Курить дурь так же просто, как алфавит,
Порежь их запястья и осторожно уложи их. 13
В моей Bentley задние сидения раскрашены под леопарда, 19
Закинусь ещё двумя таблетками. Слишком много?
Мне плевать, у меня есть ещё. 14

Шампанское и лобстеры — это вечеринка богатых детишек,
Ты знаешь, от чего я кайфую.
Качаю в Bravo Bravo Charlie, 15
Потягивая Bacardi. 16

Детка, что ты пьёшь? Гаторейд.
Детка, что ты куришь? Лимонад.
Я поднимаюсь в небеса, пойду поищу лифт.
Я добавил в него растворимый напиток,
Я даю им таблетки, ведь мне за это платят.

Детка, что ты пьёшь? Гаторейд.
Детка, что ты куришь? Лимонад.
Я поднимаюсь в небеса, пойду поищу лифт.
Я добавил в него растворимый напиток,
Я даю им таблетки, ведь мне за это платят.

Костлявые с*ки подыхают быстро,
Смерть с косой на моём чл*не. 17
Тр*хать её сзади не так уж и плохо,
К*нчаю ей на лицо — я не боюсь умирать.
Я в своей зоне, мне так хорошо,
Я под кайфом из-за ледяного Arizona, да, это я тот чувак. 18
Неоновые полярные медведи. Я пью холодный чай весь день!
Поймай меня в Hummer 19 со своей мамой и Мэйси Грэй. 20
Есть много способов кайфануть в Млечном Пути. 21
Шелковистое озеро из кучи счетов, которые нужно оплатить,
Я застрял в понедельнике вместе с Биллом. 22
Я вижу неоновые огни и стараюсь скрыться. 23

Детка, что ты пьёшь? Гаторейд.
Детка, что ты куришь? Лимонад.
Я поднимаюсь в небеса, пойду поищу лифт.
Я добавил в него растворимый напиток,
Я даю им таблетки, ведь мне за это платят.

источник

Sometimes you just want to cry and listen to rap music, and Yung Lean is always the man for the job. The Swedish rapper has built a fascinating career thanks in part to letting the full scope of his feelings do their thing in his music. As the head honcho of the Sad Boys Entertainment crew, Lean is no Stranger (see what we did there?) to your favorite sadness synonym – sorrow, melancholy, depression, the list is as long as a night

In honor of Yung Lean’s new album Stranger, we take a look at the saddest lyrics he’s ever written. Grab a box of tissues, a bottle of Arizona Ice Tea, perhaps even an Oreo milkshake if you’re feeling fancy, and dig into our list below.

“I want to die with you, maybe once
I want to die with you, maybe once
I’m worthless, I’m nothing
I’m the best out, I don’t give a fuck about nothing
When I look in the mirror, all I see is nothing
I wouldn’t even be pissed if you left me (left me)”

There’s a healthy dose of much-appreciated nihilism in most Yung Lean songs, which is of course, nothing to cry about. But in “Die With Me,” Leandoer finds himself at a sad boy apex that’s intense, divisive, and pretty depressing – he’s in love yet doesn’t care if his girl leaves him, he’s the best yet hates himself, he’s sure of who he is as Yung Lean and everything he represents yet sees nothing when he looks in the mirror.

“Tell your friends that I’m dead, homie
No soul, no life, just blood on me”

With a title like “King of the Darkness,” we couldn’t possibly leave out this cut from the Swedish rapper’s 2016 album Warlord. Lean casually announces that he’s empty, dead, and covered in blood. His nonchalance about the whole thing, while pretty badass, also makes us undeniably emotional.

“Mixing medication up, no tofu
I’m soul-less, my soul loose”

No tofu!? Never mind his loose, possibly non-existent soul, the fact that this man might not be getting enough protein is just plain sad.

“Life is like a drive thru
I guess I could die soon”

…Because sometimes getting a burger at 5am prompts incredibly gloomy thoughts about how we’re all, maybe, possibly, most likely going to die at some point.

“Cut their wrists and lay ’em down gently
Leopard colored backseat in my Bentley
Relently I pop two pills too many
I don’t give a fuck I brought plenty”

This classic Yung Lean cut has got it all – slit wrists, fancy cars, numbness to any and all positive human emotions, and entirely too many unidentified pills.

“Sad boys they be shining shining
Focus on whining whining
When the neon lightning strikes and then I’m on the floor crying, crying”

There’s something about the rhyming of shining to whining that really just makes us want to curl up in the fetal position and empty all our bodily fluids via our tears…

“Blood tears on my face all I’ve got is excalibur
Shawty ain’t gonna slide through, how the fuck I’m gonna die for her”

I mean, the phrase “blood tears on my face” alone suggests some incredibly sad shit is going down, but then Yung Lean gets ghosted…. Harsh. How the fuck IS he gonna die for her.

“Smoking loud, I’m a lonely cloud
I’m a lonely cloud, with my windows down
I’m a lonely, lonely; I’m a lonely, lonely”

Leandoer was definitely trying to tell the world something about his feelings of isolation back in 2014 – he says “lonely” no less than 37 times over the course of the four melancholic minutes of “Yoshi City.” Which came first for Yung Lean – his smoking of the loud or his status as a lonely cloud? Really makes you think…

“Smoking this dope, I think I’m going insane
Moving through the city, with my keys in the snow
Time running through my hands, I have to let it go, have to let it go
In the shadows of the city of my mind nothing matters anymore it’s just a matter of time”

Once again, Yung Lean is enjoying a jazz cabbage cigarette, but it’s not chilling him out this time like it normally would. There’s something oddly tear-jerking about the vision of his keys in the snow, and we can all relate to how time often seems to pass way too quickly. The reality of the time-space continuum is just plain sad, man.

“You’re stuck in my brain forever
I try figuring out what he did better
I wanna forget you
I’d kill for your love, I’d die for your love, I’d die”

Jonatan at his saddest is also Jonatan at his most romantic. While not technically a Yung Lean song, we couldn’t resist including this one, because let’s face it, unrequited love is the one of the most beautiful and depressing things one can experience.


For more of our lyrical highlights, check out Tyler, the Creator’s top 10 wildest lyrics right here.

источник