Меню Рубрики

Очки ray ban страх и ненависть в лас вегасе

Журналист Рауль Дьюк и его сумасшедший адвокат доктор Гонзо приезжают в Неваду, чтобы осветить спортивное мероприятие – мотогонку «Mint 400». Однако вагон наркотиков, который они взяли с собой, погружает их в «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», немного отклонив от намеченного пути. То, что должно было стать рабочей командировкой, быстро перерастает в лихорадочную психоделическую одиссею.

Режиссер Терри Гиллиам и дуэт звездных актеров Джонни Деппа и Бенисио Дель Торо без прикрас подают роман Хантера С. Томпсона об «американском образе жизни». Это веселый, дикий и в то же время драматичный фильм изначально, как ни странно, даже не окупился. Однако сегодня вряд ли найдется тот, кто не смотрел или хотя бы не знает его.

Перед Терри Гиллиамом стояла нелегкая задача. Будучи директором чрезвычайно ожидаемой адаптации классического контркультурного романа Хантера С. Томпсона, который считается «непригодным к экранизации», режиссер получил довольно скромный бюджет.

Книга, по которой снят фильм, называется «Fear and Loathing in Las Vegas: A Savage Journey to the Heart of the American Dream» — «Страх и отвращение в Лас-Вегасе. Дикое путешествие в сердце Американской мечты». Гиллиам рассказывал в интервью, что при написании сценария он не хотел изобретать что-то новое. «Мы просто прорабатывали роман. Мы сидели за клавиатурой, разговаривали и разговаривали, продолжая набирать текст».

Изначально студия хотела, чтобы сценарий был адаптирован под 90-годы. Ведь сам фильм «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» появился в 1998 году. Однако Гиллиам отказался, заявив, что «это артефакт, который отражает точное представление определенного времени, места и людей».

В 1971 году Рауль Дьюк и доктор Гонзо едут через пустыню Невады в Лас-Вегас на красном кабриолете Chevrolet Impala. Под воздействием мескалина и еще целого набора средств они периодически видят то рой летучих мышей, то рептилий. В роли Рауля, рассказчика и главного героя киноленты, выступил Джонни Депп.

Дьюк — не кто иной, как Хантер Томпсон, который повествует о своей реальной поездке в «город грехов». Его запоминающийся образ с сигаретой в мундштуке и желтых очках Ray Ban Shooter воплощал еще Билл Мюррей в первой экранизации книг писателя. Джонни Депп не менее точно передал характер и внешний вид Хантера. Для этой роли он жил несколько месяцев с журналистом, чтобы полностью погрузиться в «его шкуру». Все костюмы в киноленте – копии одежды Томсона.

Друг Рауля – доктор Гонзо, которого сыграл неподражаемый Бенисио Дель Торо, тоже реальный человек. Это «300-фунтовый самоанский» адвокат Оскар Акоста, он довольно долго дружил с Хантером. Акоста пропал без вести еще в 1974 году. Ради этой роли Бенисио набрал около 18 кг и также долго и тщательно изучал биографию Оскара.

Роль молодого хич-хайкера, путешественника автостопом, который жутко испугался сумасшедших наркоманов, досталась Тоби Магуайру. А несовершеннолетнюю художницу Люси сыграла Кристина Риччи. Звездный состав пополнили также Майкл Джитер, Гэри Бьюзи, Эллен Баркин и Кэмерон Диаз.

Забавно, что изначально на главные роли хотели взять Джека Николсона и Марлона Брандо. Но, к сожалению, они были слишком стары для роли парочки в наркотическом трипе. Дэн Эйкройд и Джон Белуши составляли не менее эффектный дуэт, но Джон умер незадолго до съемок. После долгих поисков и еще пары именитых претендентов вроде Джона Малковича и Джона Кьюсака, Томпсон сам выбрал Джонни Деппа.

Фильм «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» не просто рассказывает о двух наркоманах, попадающих в невероятные истории, сопровождающиеся жуткими галлюцинациями. Через историю проходит символизм американской мечты, которую отражает пустошь автомобильных обломков. «Поиск американской мечты через безудержное потребление наркотиков».

«У нас было 2 пакета травы, 75 таблеток мескалина, 5 упаковок кислоты, пол солонки кокаина и бесконечное множество транквилизаторов всех сортов и расцветок, а также текила, ром, ящик пива, пинта чистого эфира и амилнитрит». Пожалуй, самая известная цитата из фильма, которая приобрела новые краски и была интерпретирована сотни раз на просторах интернета. С этой фразы практически и начинается повествование запутанной истории.

«Тот, кто сумеет преодолеть себя, избавится от боли бытия». Цитата Хантера Томпсона, которая возглавляет фильм. Он часто анализируют свое существование, смысл или бессмысленность жизни и наркотиков. Его альтер-эго Рауль продолжает рассуждать даже когда они попадают на конференцию прокуроров, связанную с распространением наркотиков.

«Главное заблуждение всех наркокультур — мысль о том, что кто-то или что-то поддерживает свет в конце тоннеля». Томсону нравилось описывать и сам кайф. «Чертов эфир, после него вас развозит так, что вы похожи на пьяницу из старой ирландской новеллы: полная утрата опорно-двигательных функций, галлюцинации и потеря равновесия. Интересное состояние, когда все видишь, но ничего не в силах контролировать.»

Рассказчик выдает фантасмагоричные, жуткие и при этом комичные ассоциации героев, которые нарочно не придумаешь, вроде этой:

«Гонзо — один из прообразов Всевышнего: высший мутант, не рассчитанный для массового производства, слишком дикий, чтобы жить, слишком редкий, чтобы сдохнуть».

В конце путешествия, когда Дьюк и Гонзо разъезжаются, они не могут поверить, что им все сошло с рук:

«Все было кончено, мы нарушили все существующие в Вегасе правила, почему нам все сходило с рук? Наверное, потому что те, кто обладал властью прижать нас, никогда бы в это все не поверили.»

источник

Темные очки — самый важный летний аксессуар, который (при условии качества линз) и драгоценную роговицу спасет, и внешний вид разнообразит. Не обязательно гнаться за трендами, модные модели идут далеко не всем. Лучше обратимся к кино: героев, которых можно узнать по одним лишь очкам, полно и все они разные — то есть точно найдутся оправы, подходящие и круглолицым и остроскулым. Вот целая дюжина примеров для киноманов.

Именно такой, супер-минималистичной и агрессивной, представляла себе моду будущего художница по костюмам «Матрицы» Ким Баррет. И не она одна. Разумеется, все эти кожаные плащи и узкие очки-стеклышки обрели популярность в момент выхода фильма на экраны.

Если вам такие крошечные окуляры к лицу, берите, не задумываясь. Ностальгия по временам на стыке 1990-х и нулевых продолжается.

«Кокаин» — фильм про реального наркодилера Джорджа Янга (американского коллегу Пабло Эскобара). Если загуглить это имя, выпадет немало фотографий Янга в очках, не таких космических, как на Джонни Деппе, но похожих.

Хдожники по костюмам героя немного примоднили — зато эффектно. Эти броские «капли» — для смелых экспериментаторов.

Культовый персонаж в исполнении Роберта Де Ниро ходил в классических, слегка угловатых тишейдах. Они-то нам и нужны.

Идут, кстати говоря, почти всем.

Киллер Леон в одноименном фильме прячет свои грустные глаза за круглыми очками кота Базилио. Надо сказать, что Жану Рено они очень к лицу.

Рекомендуем всем обладателям впалых щек и орлиного профиля.

Очки светского журналиста Марчелло Рубини смотрят на мир с тем же скептицизмом, что и он сам. Форма пилотная, но вот исполнение совсем не спортивное — черные матовые стекла в черной глянцевой оправе.

В таких очках вам обеспечен вид человека, умудренного опытом и утомленного суетой жизни.

Именно такие, как у коммандера, вы вряд ли найдете и наденете в обычной жизни. Поэтому под эту гребенку причесываем все спортивно-футуристичное.

Например, эти очки можно надеть не для защиты от солнца, а ради образа, например, ночью на рейв.

Классическая классика. О вайфаерах, которые с таким важным видом надевает Брайан, иначе не скажешь.

Такие очки — синоним крутизны. Сейчас могут выглядеть немного старомодно.

Хотя, опять же, нулевые на хайпе. Так что носите, и не только с черным смокингом.

Вот осовремененная версия для ценителей гонзо-журналистики.

Как ни странно, «Авиатор» носил совсем не авиаторы, а уже упомянутые в связи с «Таксистом» тишейды. В сочетании с роскошными костюмами эта оправа заиграла совсем иначе.

Красивая модель, которую следует приобрести каждому.

Кто носил классические авиаторы, так это «Лучший стрелок» Пит Митчелл. Подлецу Тому Крузу все к лицу.

Хотя эти «рей-баны» вряд ли могут кого-то испортить.

Из новых киногероев отличными очками отметился Оливер из «Зови меня своим именем» Луки Гуадининьо, одного из самых воспетых всеми фильмов прошлого года.

Эта оправа очень напоминает «пилоты» Марчелло Рубини. Только оправа роговая. Чтобы не с костюмом носить, а с шортами и гавайской рубашкой.

Ну и куда же без братьев Коэн? Героям их фильмов свойственны броские детали. Очки — козырь Уолтера Собчака из «Большого Лебовски».

Ещё одни желто-зеленые «капли», только не такие раскидистые, как у Хантера Томпсона. Менее театральные, что ли.

источник

Многие кино-образы были бы неполны без соответствующих солнечных очков, которые после появления на экранах становятся культовыми. Эти очки без сомнения заслуживают, чтобы вы их знали.
Представляю небольшую подборку ярких «очкастых» образов популярного кино (с подсказкой для желающих всеми правдами и неправдами заполучить себе такие же).

Самые яркие очки последних месяцев кинопроката, — конечно, очки, надетые на малыша с невероятной харизмой в убойной комедии The Hangover, переведенной на русский язык как «Мальчишник в Вегасе» (неудивительно, что кинопрокатчики побоялись выпускать в российский прокат фильм с насыщенным образным для русской души названием «Похмелье»).

Blublocker Demi Tortoise Nylon 2725K — amazon.com

В романтической комедии «Предложение» Сандра Баллок играет карьеристку, в ее экипировке замечены и сумка Birkin, и туфли Louboutin, очки она выбирает также непростые — Face a Face, модель Ylang 1.

Face a Face Ylang 1 — цвет: черепаховый, зеленые линзы (код: 762) — contactsandspecs.com

Очень хорошую рекламу отхватили очки Fendi 451, ведь Джулия Робертс их не просто пару раз надела в фильме, — они красовались на всех постерах. Партнер Джулии по фильму Клив Оуен тоже не промахнулся, выбрав модель 0049 Flex Hinge от Dior. Но как бы ни были очаровательны герои в дорогих солнечных очках, фильм это всё равно не спасает. Ничего личного.


Fendi FS 451 — Color: black (code 001) — amazon.com


Dior 0049 Flex Hinge — color: Rhodium (0YB7) Gray Lenses (R6) — framesdirect.com

В фильме «Хэнкок» супергерой Уилла Смита оказался гламурнее, чем мы думали. Очки, засветившиеся на всех постерах — это Dior Mist черного цвета.

Dior Mist 1/S — Цвет: Черный — amazon.com

Нельзя обойти вниманием и очки Джеймса Бонда. В фильме «Квант милосердия» Бонд, как и положено, носит элегантную модель от Тома Форда Tom Ford TF 108.

Tom Ford TF 108 — Цвет: полуматовая родиевая оправа с черными кончиками дужек, думчато-голубые линзы (код 19V) — amazon.com

Начинается самое интересное. Дополняющие психоделические образы фильма очки Джонни Деппа в фильме «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» — это модель 3138 Shooter от Ray-Ban.

Ray-Ban RB 3138 Shooter Aviator — Цвет: оправа 001, линзы под заказ — amazon.com

Образ людей в черном без этих очков просто не получился бы. Здесь появляются две пары очков Ray Ban — Ray-Ban RB2026 и RB2030 Predator. Продаются на Amazon.com.

Еще одни очки, ставшие культовыми вслед за самим фильмом — очки Тайлера Дёрдена. В фильме Бред Питт носит сразу несколько моделей очков Oliver Peoples, но наибольшей популярностью пользуется модель 523 этой марки. Она была снята с производства, и теперь ее не так-то легко достать. Недавно она вышла лимитированным выпуском, но, разумеется, разлетелась моментально. Сейчас эти очки висят на eBay, но их подлинность, к сожалению, не гарантирована.

Oliver Peoples 523 — Color: red gradient lens — eBay.com

Очки Ray-Ban RB 2140 Wayfarer успели стать нестареющей классикой во многом благодаря их появлению на Одри Хэпберн в фильме «Завтрак у Тиффани». С тех пор они регулярно украшают физиономии знаменитостей, а в ближайшем будущем появятся и в одном из эпизодов фильма «New York, I Love You».

Ray-Ban RB 2140 Original Wayfarer — Цвет: Havana frame (код 902) — amazon.com

И напоследок — незабвенные круглые очки Гарри Поттера, которые он принципиально не снимает вплоть до последних серий фильма, где, казалось бы, подросток его возраста уже захотел бы переодеться во что-то более пижонское. Хотя… возможно, стоит быть поосторожней с выражениями, ведь очки марки Berkshire Chase в свое время носили Индиана Джонс, Том Круз, Эрик Клэптон, Джон Леннон и сама королева Англии.

источник

Невозможно с точностью посчитать, сколько наших любимых киногероев носило знаменитые “вэйфареры” или “авиаторы”. bit.ua копается в истории одного из самых знаковых примеров продакт-плейсмента в кино. Истории очков Ray-Ban.

1986 год стал для молодого Тома Круза прорывным. Он возглавил отряд молодых пилотов в самом кассовом фильме года “Top Gun” и снялся с оскароносным Полом Ньюманом в “Цвете денег”. А еще он дал бренду Ray-Ban второе рождение, потому что именно благодаря “Лучшему стрелку” знаменитые очки стали синонимом молодых, дерзких и стильных 80-х.

Ray-Ban Aviator в “Лучшем стрелке”

Впрочем, как оказалось, “рэйбэны” выдержали испытание не одним фильмом. Отношения марки очков и знаменитых киногероев имеют особую историю, некоторые этапы которой мы и попытаемся вспомнить.

После “Рискованного бизнеса” продажи Wayfarer поднялись на 50%. После “Лучшего стрелка” еще на 40%

В 1983 солнцезащитные очки Ray-Ban заключили сделку о продакт-плейсменте в фильме “Рискованный бизнес”, одном из первых кассовый успехов Круза. Соглашение было очень успешным и привело к увеличению продаж модели Wayfarer на 50%. Три года спустя сотрудничество повторилось в “Топ Гане”. И на этот раз продажи подскочили еще на 40%. Этот случай стал одним из классических примеров продакт-плейсмента в истории кинематографа и рекламы.

Персонаж Тима Рота из “Бешеных псов” носит Clubmasters

Удивительность этой истории в том, что буквально десятилетием ранее, в середине 1970-х, Ray-Ban испытывал на себе ощутимый спад продаж. Первая волна популярности накрыла классические Wayfarers сразу после выхода. В 1952 они покорили многих смелым дизайном. Линии оправы должны были чем-то напоминать волнистые хвостовые линии “Кадиллака”. Но в 70-е мода переключилась на более китчевые вещи.

Джонни Депп носит сумасшедшие Ray-Ban Shooters в “Страхе и ненависти в Лас-Вегасе”

Именно кино и шоу-бизнес вернули очки на пьедестал. Зато уже с 1982 по 1987 год очки появлялись в 60 фильмах и сериалах в год. “Полиция Майами”, “Детективное агентсво “Лунный свет”, “Клуб “Завтрак”. Все это привело к тому, что уже в 1986 рост продаж увеличился до 1,5 млн. пар.

В 1990-е Wayfarers теряют актуальность. Но снова возвращаются в 2000-х.

Как уже можно догадаться, в 1990-е форма “Вэйфареров” снова теряет актуальность… Чтобы снова вернуться в 2000-х, с новыми героями и обновленными моделями. Те, кто исследовал историю культовости Ray-Ban, часто пишут о том, что в успехе можно винить два фактора. Во-первых, очки, в отличие от многих других примеров продакт-плейсмента, никогда не воспринимались рекламным бельмом в глазу и не раздражали зрителей. Во-вторых, Ray-Ban можно увидеть на многих знаковых киногероях. Что здесь первично – стиль персонажа, или сам персонаж, – уже совсем другой вопрос.

Читайте также:  Как начисляют очки в варфейс

Брюс Уиллис в “Детективном агентстве “Лунный свет” носит Wayfarers

Леонардо ДиКаприо и Ray-Ban Aviators в “Совокупности лжи”

3324 Aviators на Кристиане Бейле в “Темном рыцаре”

3025 Aviators и крутой мотоцикл Брэда Питта в “Загадочном деле Бенджамина Баттона”

Модернизированные “Авиаторы” в “Железном человеке”

источник

Как верно подметили авторы книги «Бог в деталях», для создания запоминающегося образа порой достаточно одного стилистического штриха. Часто именно аксессуары, а не одежда персонажей ненавязчиво, но настойчиво притягивают взгляд зрителя и надолго остаются в памяти. Рассказываем про самых известных киногероев, которых невозможно представить без своей пары очков.

В безбашенной музыкальной комедии «Братья Блюз» для главных героев стиль был на первом месте после музыки. Черные костюмы, шляпы, галстуки и, конечно же, темные очки, которые братья не снимали даже глубокой ночью. В течение всего фильма Джейк и Элвуд прятали глаза за очками Ray-Ban — Wayfarer I с коричневой оправой и черными линзами и Wayfarer II с черной оправой и черными линзами соответственно.

В «Матрице» практически все герои носят темные очки, которые, как и многие детали в фильме, несут свою символику. У агентов очки прямоугольной формы, что подчеркивает их связь с машинами, у повстанцев – округлой, символизирующей жизнь. Для каждого героя очки были сделаны на заказ, и братья Вачовски тщательно выбирали из нескольких компаний. Победил практически не известный на тот момент бренд Blinde, обойдя таких гигантов как Ray-Ban и Arnette. Конечно, больше других зрители запомнили очки Нео – модель Blinde The Matrix Neo Black 4002-1 с титановой оправой.

Blinde The Matrix Neo Black 4002-1

Знаменитая модель Ray-Ban 3138 Shooter, которую носил Рауль Дюк в исполнении Джонни Деппа, была выпущена в 1939 году как обновленная версия авиаторов. Ее главной особенностью была верхняя панель sweat-bar, которая защищала глаза от пота. В сочетании с нелепой панамой очки создавали поистине психоделический образ, впоследствии ставший культовым. Примечательно, что эта же модель с желтыми линзами была любимой и у Хантера С. Томпсона, основателя гонзо-журналистики и автора одноименного романа.

Брутальный T-800 носит не менее брутальную модель Persol Ratti 58230, которую в начале второй части одолжил у случайного байкера в безвременное пользование. Эти очки появились в 1989 году и вскоре после выхода фильма были сняты с производства, тут же став коллекционными. Винтажную модель все еще можно найти на аукционах, правда, цена на нее астрономическая.

Не все помнят, что самый известный в кинематографе охотник за сокровищами имел звание профессора археологии и в свободное от приключений время читал тематические лекции в университетах разных стран. В «Последнем крестовом походе» и «Храме Судьбы» на Харрисоне Форде красуется элегантная модель Panto Savile Row 14KT Beaufort в каштановой оправе.

Panto Savile Row 14KT Beaufort

В 1965 году у Ray-Ban появилась модель Olympian DLX, ставшая популярной после выхода фильма «Беспечный ездок» с Питером Фондой. Очки в тонкой золотистой оправе с дымчатыми стеклами каплевидной формы на долгие годы получили статус культовых – не в последнюю очередь благодаря своей универсальности и унисекс-силуэту.

Тайлер Дарден в течение фильма меняет несколько очков Oliver Peoples, но самой известной стала модель 523 с огромными красными стеклами, отлично сочетавшимися с его красной кожаной курткой и частенько – окровавленным лицом. Модель была снята с производства и теперь ее можно найти разве что у коллекционеров. К 10-летию «Бойцовского клуба» бренд перевыпустил очки ограниченным тиражом, который был раскуплен в считанные минуты.

Очки Ray-Ban Aviator, пожалуй, мелькают в кинолентах чаще других. Их универсальная форма добавляет +100 к крутости и сексуальности всем без исключения. А уж на молодом Томе Крузе эта пара с зеленоватыми линзами в сочетании к бомбером и мотоциклом и вовсе неотразимы.

Оригинальные темные очки Леона в прозрачной бесцветной оправе трогательно смягчают образ наемного убийцы. Его Junior Gaultier 58-0072 – одна из пар, сделанных специально для фильма. Случайно или нет, но оба главных героя носят очки с черными круглыми стеклами, напоминающими оптический прицел снайперской винтовки, из которой Леон учил Матильду стрелять.

Еще одна пара крутых парней в черных костюмах, образы которых неотделимы от темных очков – агенты секретной организации Кей и Джей. Оба носят стильные очки для супергероев от Ray-Ban – модели RB2026 и RB2030 Predator, которые помогают им бороться с инопланетными паразитами и раз за разом спасать Землю от космического вторжения.

Один из самых знаменитых киногангстеров Тони Монтана носит необычную модель Linda Farrow 6031 в черной металлической оправе с белой окантовкой. Дымчатые линзы с опущенными уголками, кажется, придают образу Аль Пачино дополнительный драматизм.

Харизматичный образ Де Ниро с ирокезом, милитари-курткой М65 и солнцезащитными очками Ray-Ban Caravans скрывает в нем социопата, но выдает агрессию к окружающему миру. Модель была созданы в 1957 году, а после выхода фильма стала одной из самых продаваемых у бренда, причем до сих пор не утратила свою популярность.

Главные герои шпионского боевика носят квадратные черепаховые очки Cutler and Gross, изготовленные вручную специально для фильма. Силуэт и расцветка очков были созданы под влиянием шпионских фильмов 60-х и отлично вписались в классический гардероб британского джентльмена Гарри Харта, а впоследствии и его ученика Эггси. Модель Cutler and Gross 0822 Dark Tortoiseshell входит в коллекцию Kingsman и на данный момент доступна для поклонников.

источник

Можно не знать Хантера Томпсона или не читать его «Страх и отвращение в Лас-Вегасе», но не видеть «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» с неотразимыми Джонни Деппом и Бенисио дель Торо — просто стыдно. А ведь там есть и другие «главные герои» — Chevroelt и Vincent.

Книга, ставшая первым образцом гонзо-журналистики, посвящена описанию событий 1971 года и носит автобиографический характер. По крайней мере, сам Томпсон ездил на гонку Mint 400 с 21 по 23 марта 1971 года и свои приключения положил в основу будущего бестселлера. Описания наркотического трипа вы можете сами прочитать в книге, а увидеть — в экранизации. Нас же интересуют механические герои «Страха и отвращения в Лас-Вегасе».

Условимся, конечно, говорить о фильме, но всё-таки с основой на книгу. Из описания мы узнаём только одно — главные герои отправились в Лас-Вегас на красном кабриолете Chevrolet, который под завязку гружён был, гм, назовём это веществами и выпивкой. И дальше начинаются разночтения.

Русскоязычные источники говорят о том, что это был Chevrolet Impala 1971 года, а англоязычные на роль «Большой Красной Акулы» (именно такое прозвище дают герои произведения автомобилю) сватают Chevrolet Caprice 1973 года. И тут самое время разобраться, что к чему. В оригинале журналист Рауль Дюк и его адвокат доктор Гонзо берут напрокат в Лос-Анджелесе на бульваре Сансет красный кабриолет Chevrolet Camaro вместо Ford Pinto.

Но в кино в роли «Большой Красной Акулы» снимаются несколько автомобилей — одну машину используют для сцен снаружи, другую — для съёмок в интерьере. Так что в фильме речь идёт одновременно и о Chevrolet Impala 1971 года, и о Chevrolet Caprice 1973 года, который, собственно, и стал преемником модели, поскольку в 1972 году выпуск кабриолетов Impala был прекращён. Их место занял Caprice с открытым верхом.

Сам Джонни Депп неоднократно отмечал, что для подготовки к роли ездил на автомобилем Томпсона. Проблема только в том, что сам Хантер в разное время владел несколькими кабриолетам — были у него Chevrolet Impala, Chevrolet Caprice и даже Pontiac Grand Ville 1975 года. Что характеро — все красные, с белым салоном. Возможно, писатель питал определённую слабость к такого рода сочетанию кузова и интерьера.

В реальности же поездка на Mint 400 для писателя началась именно с красного Chevrolet Impala, но в Лас-Вегасе он и его напарник взяли белый кабриолет Cadillac Fleetwood DeVille 1970 года. По признанию самого Хантера Томпсона, он переплатил за эту модель, поскольку только её считал достойным транспортом для поиска американской мечты в Лас-Вегасе. Учитывая, что описанные наркотрип отличался от реального состояния путешественников, то лишь слегка, в прокат машина вернулась изрядно потрёпанной…

Поскольку до 1977 года гонка по пустынному бездорожью Mint 400 проводилась только для мотоциклов, изрядно доведённые до кондиции персонажи не исключали возможности для пущего погружения в атмосферу и личного участия в гонке. К счастью, мотоцикла у них не оказалось. А стартовать они хотели на Vincent Black Shadow.

Мотоцикл выпускался британской маркой Vincent HRD с 1948 года. Модель представляла собой модифицированный вариант Vincent Rapide, который отличался литровым мотором мощностью 55 л.с. при массе в 208 кг. Над мотоциклом работали не только дизайнеры, но и гонщики, так что «Чёрная тень» оказалась весьма стильной, технически прогрессивной и динамичной.

Всего до 1955 года свет увидели 1700 экземпляров Vincent Black Shadow и лишь 16 штук Vincent White Shadow — отличались они только внешне, неокрашенными алюминиевыми деталями. Каждый мотоцикл собирался вручную, что сказывалось, естественно, на его стоимости и на тиражах. Стоимость «Чёрной тени» составляла около $1200, когда близкий по характеристикам Triumph стоил примерно $600.

Мотоцикл с максимальной скоростью 125 миль в час (201 км/ч) предсказуемо легко «делал тонну» (разгонялся до 100 миль в час), но требовал от пилота большого водительского мастерства и крепких нервов, поскольку на такой скорости права на ошибку просто не было.

Предсказуемо у журнала, отправившего Рауля Дюка на Mint 400, денег на покупку для него Vincent Black Shadow не нашлось, но это и к счастью. Вряд ли бы вдоволь надегустировавшийся различных веществ репортёр смог бы не просто стартовать в гонке, но и хотя бы выжить в седле могучего байка. А это значит, что не было бы у нас культовой книги и фильма по ней. Ну и возможности обсудить автомобили и мотоцикл из них.

источник

На протяжении 80 лет бренд Ray-Ban поддерживает репутацию превосходного стиля, качества и безошибочной утонченности, которая сделала его узнаваемым во всем мире. Их солнцезащитные очки носили все, от президентов, до звезд музыки и кино. Однако у знаменитой марки было гораздо более практичное и скромное начало.

Бренд Ray-Ban был зарожден в 1929 году, когда ВВС США попросили Bausch & Lomb разработать новый вид очков. Армия искала солнцезащитные очки для защиты авиаторов от разрушительных лучей солнца, которые при этом выглядели бы элегантно и уместно на летчике.

В 1937 году Bausch & Lomb официально представила бренд Рэй Бен и первые очки «авиаторы». Очки с антибликовыми линзами и металлической оправой были очень легкими, так как изготавливались из позолоченного металла. А две зеленые линзы отфильтровали ультрафиолетовые лучи. Ray-Ban значит — «banned from the rays» — «защищен от излучения».

Ray-Ban Aviator стали особо популярны во время Второй мировой войны, когда генерал Дуглас Макартур был сфотографирован в них на Филиппинах. Гражданские не упустили возможность забрать очки с неба на землю. Это привело к их становлению в американской моде.

В 1938 году B&L выпустили Ray-Ban Shooter с желтыми и зелеными линзами, специально разработанные для стрелков. Желтые линзы были особенно полезны, поскольку отфильтровывали синий свет, улучшали детали и минимизировали дымку.

В 1939 году появляются Ray-Ban Outdoorsman для охотников и рыболовов. Первоначально известные как «Skeet Glass», они отличались особыми элементами и материалами, такими как перламутр и телячья кожа.

После войны в 50-е годы США накрыла волна гламура. Возможно вы помните Одри Хепберн в «Завтраке у Тиффани» или Джеймса Дина в фильме «Бунтарь без причины». На них красовались совершенно новые и невероятно привлекательные очки от Рэй Бэн. Они получили название Wayfarer — в переводе означают путник или странник.

Появлению новой формы и технологии изготовления мир обязан дизайнеру Рэймонду Стегману. Оправа была создана с использованием современного прочного пластика, а форма в виде трапеции имела остроконечные «крылья». По сей день Ray Ban Wayfarer очень популярны, из-за чего фирма даже переиздала культовые очки, включив их в новые коллекции.

Звезды кино, телевидения, иконы стиля, модели, все останавливали свой выбор на очках Рей Бен. Культовые Wayfarer в разное время можно было видеть на Бобе Дилане, Джоне Ленноне, Мэрилин Монро и Энди Уорхоле. Во время спада популярности в 80-е бренд заключил контракт на появление очков в кинолентах. Первым ярким дебютом стала картина «Рискованный бизнес» с Томом Крузом, а затем лента «Братья Блюз». Сегодня икону стиля из 50-х любят Леонардо ди Каприо, Джек Николсон, Джуд Лоу, Мадонна и многие другие. Перечислять всех, кто носит Wayfarer, не хватит сил. Стоит уделить внимание и другим моделям.

В 1953 году Ray-Ban Signet предстали в стильных золотых и серебряных рамах с горизонтальными планками. Как и другие проекты, впервые выпущенные в 50-х годах, Signet на протяжении многих лет обновлялись и стали одними из самых известных Ray-Ban в истории.

В 1957 году были запущены Ray-Ban Caravan, переименованная версия Aviator с квадратными линзами. Технология улучшилась благодаря внедрению линз G-15, которые сочетали исключительную защиту от бликов с возможностью видеть естественный цвет.

Читайте также:  Очки в цветной оправе с диоптрией

Далее появились Ray-Ban Olympian I и II — металлическая оправа со скульптурными прямоугольными линзами. Когда Питер Фонда надел их в «Easy Rider» в 1969 году, популярность Olympian превысила все предыдущие модели.

В 1968 году появился Ray-Ban Balorama, которые впоследствии стали известными благодаря Клинту Иствуду в обличье Гарри в фильме «Грязный Гарри». Классикой также стали Ray-Ban Clubmaster на Дэвиде Бекхэме, Ванессе Паради и многих других знаменитостях.

В 90-е годы Рэй Бен «играли» в фильмах «Бешеные псы», «Малкольм Икс», «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» и «Люди в черном».

К концу 90-х популярность классики пошла на спад. В 1999 году Ray-Ban была приобретена группой компаний Luxottica за 640 миллионов долларов. В течение десятилетия изменение потребностей показало, что популярность спортивных очков растет, а классические дизайны Ray-Ban уходят на второй план. Но тенденция была недолговечной, и сегодня Рей Бен снова популярны, как никогда прежде. Это имя, столь сильно укоренившееся в нашей культуре и в мире моды, навсегда останется первым. Это больше, чем просто марка солнцезащитных очков, это стиль жизни вне времени.

источник

Локации и декорации: Лас-Вегас, пустыни и павильоны

Действие книги и фильма почти целиком происходит в Лас-Вегасе, однако по ряду причин, лишь часть съемок удалось провести в тех же местах, что описаны Томпсоном.

Первая проблема — столица развлечений за четверть века сильно изменилась. Как рассказывает Гиллиам: «В Вегасе остался всего-то один квартал, который еще чем-то напоминает Вегас семидесятых годов: там остались старые мотели и старые вывески. Это улица Норт-Фремонт, она располагается на задворках Лас-Вегаса».

Вместе с тем, к большинству отелей и казино, которые подходили для фильма, группу отказывались подпускать даже близко, видимо, понимая, в каком свете жизнь Лас-Вегаса предстанет на экране. Распахнуть свои двери согласились только отели и казино Stardust и The Rivera. Однако и они серьезно ограничивали работу команды по времени, разрешая снимать только в короткий промежуток между двумя ночи и шестью утра.

Значительную часть интерьеров пришлось строить в павильонах Warner Bros, в том числе одно из наиболее безумных помещений фильма — казино Bazooka Circus, под которым угадывается реальное казино Circus Circus. В целом оформление пространства подсказали действительные интерьеры казино-отелей — авторы их не сильно преувеличивали. Например, узоры ковров растительной формы и ядовитой окраски Гиллиам наблюдал во всех развлекательных заведениях во время одного из визитов в Лас-Вегас в 1960-х.

Помимо Лас-Вегаса, несколько сцен было снято в Калифорнии, в пустынных областях Аризоны и Невады и у каньона Ред-Рок. Говоря о наиболее сложных эпизодах, Гиллиам выделяет сцены на дорогах и в пустыне: они были особенно дорогостоящими, длительными и физически малоприятными из-за постоянно висевших в воздухе пыли и песка. Причем последнее обстоятельство создавалось намеренно с помощью ветродуев.

Джонни Депп в интервью отмечает оригинальность такой задумки: «Это было очень необычно — сама идея позволить тоннам песка забить ваше горло, да еще на протяжении многих миль вокруг. Это все упрощает: вы думаете только о том, как бы прикрыть рот, потому что ваши легкие полностью пропитаны этой ужасной пылью».

Визуальное решение: влияние живописи, голландский угол и ретро-шарм

Оператором картины выступил Никола Пекорини, имевший за плечами только один полный метр, но зато проработавший много лет второй камерой у Витторио Стораро и обладавший богатым опытом стедикамщика. Он буквально напросился к Гиллиаму в группу. Режиссер сдался под напором его энтузиазма, хотя и продолжал даже после съемок удивляться тому, что у Пекорини всего один глаз. Сотрудничество оказалось настолько удачным, что в дальнейшем Пекорини стал частым соавтором Гиллиама (свежий фильм «Человек, который убил Дон Кихота» снимал именно он).

В «Страхе и ненависти в Лас-Вегасе», возможно, Гиллиам наиболее явно использует ряд своих характерных визуальных приемов. Прежде всего, это широкоугольные объективы (в основном 14-мм и 16-мм), деформирующие объекты и пространство в кадре и, словами Гиллиама, «дающие ощущение общей атмосферы» и «вызывающие беспокойство». Другое характерное решение — голландский угол, вызывающий чувство странности, дискомфорта и дезориентации.

Причем Гиллиам обнаружил такую особенность этого решения в картине: «Мы так много используем этот прием в первой части фильма, что, когда начинается самая жуть, а мы выравниваем горизонт, это дезориентирует еще больше». Совокупность использования широкоугольной оптики и голландского угла, по мнению режиссера, позволяла передать эффект «наркотического трипа».

Картина Роберта Ярбера «Royal Indiscretion»

Ключевым визуальным референсом картины авторы называют живопись американского художника Роберта Ярбера. Гиллиам, размышляя о влиянии его работ, описывает их так: «Флюоресцирующие неоновые цвета на черном фоне, странные призрачные события, причем все они происходят в гостиничных номерах».

Книга Томпсона выходила с иллюстрациями Ральфа Стэдмана, из-за чего в сознании массового зрителя уже существовала визуальная интерпретация произведения. Гиллиам поначалу думал развить сложившийся канон на экране, однако вскоре понял, что идея нереализуема: «Несмотря на то, что иллюстрации замечательно передают сумасшедшую энергию книги, я понимал, что мы не сможем взять и буквально перевести их на киноязык, превратив в трехмерные изображения. Так что я старался не обращать на них внимания». Тем не менее некоторые образы воспроизведены в фильме почти буквально, например, образ автостопщика.

Несмотря на стремительную подготовку и стиль «гонзо-режиссуры», картина тщательно продумывалась в деталях. Например, Гиллиам отмечает значение костюмов: «Костюмы стали символизировать все, что происходило в Америке в то время, ни одно политическое и общественное движение не было оставлено без внимания. Мы часами обсуждали политический смысл цветов и текстур». В качестве примера можно привести съезд окружных прокуроров, где все одеты в красное, белое и синее, то есть цвета американского флага.

Но часто цвет в кадре несет не столько символический, сколько эмоциональный заряд. Например, для номера отеля Mint использовалось радикальное сочетание лилового и зеленого цветов, намеренно выбранное для создания ощущения тревоги и дискомфорта. Вообще для каждого заведения авторы продумывали свое, все более и более неуютное цветовое решение, подчеркивая тем самым ключевую мысль: «Каждое новое казино, в которое попадают герои, превращается в следующий круг ада».

Один из наиболее впечатляющих визуальных образов фильма — рептилии в гостиничном холле, которые видятся главным героям под воздействием кислоты. Изначально Гиллиам хотел, чтобы «твари» выглядели как бы написанными Фрэнсисом Бэконом. Однако такое решение было слишком дорогим и трудоемким. Для съемок было необходимо более двадцати костюмов-голов ящериц, но бюджета хватило только на семь. Поэтому для создания ощущения массовости группе пришлось изворачиваться: на съемочной площадке использовалась система зеркал, а в разных кадрах появлялись одни и те же головы, только в разных костюмах.

Особый ретро-шарм фильму придает использование в некоторых автомобильных сценах рирпроекции. Интересно, что на задник проецировались не специально отснятые кадры, а фрагменты из телешоу 1970-80-х годов «Вега$».

Музыка: психоделика, эксперименты и японский Джимми Хендрикс

Первоисточник Хантера Томпсона дает четкие указания по поводу музыкального сопровождения, и для Гиллиама это местами было проблемой. Например, «гимном книги» считается композиция The Rolling Stones «Sympathy for the Devil», однако использовать эту песню в фильме не было возможности. Во-первых, она не подходила по ритму, а во-вторых — стоила половину музыкального бюджета картины. В итоге ее место занял трек «Combination of the Two» Дженис Джоплин и Big Brother and the Holding Company.

Тем не менее The Rolling Stones в саундтрек удалось заполучить — в фильме звучит другой хит группы «Jumping Jack Flash». В целом аранжировка картины строится на классике рока и психоделики 1960-70-х годов, в том числе музыке The Yardbirds, Jefferson Airplane, The Youngbloods.

Помимо этого, Гиллиам решил обратиться к музыкантам, чей творческий путь был как-то связан с Лас-Вегасом. Так к саундтреку добавились Том Джонс и Дебби Рейнольдс. Гиллиам отмечает, что на выбор композиций влиял такой принцип: «Чем более дикими становятся обстоятельства, тем убедительнее звучат утешительные песни».

Изначально не предполагалось, что в фильме будет больше пяти-шести композиций других исполнителей. Полноценную музыку для фильма должен был написать Рэй Купер. В процессе концепция поменялась и Купер создал для фильма лишь несколько необычных зарисовок. Необычность их состояла в том, что музыкант наложил друг на друга несколько мелодий и добавил игру японского гитариста Томоясу Хотэи, который, по словам Гиллиама, «гениально сымитировал» Джимми Хендрикса. Столь эклектичный саундтрек вполне соответствует не только хаотичной атмосфере фильма, но и сюжетному мотиву безудержного смешивания всех возможных наркотических веществ. Возможно, лучший тому пример — хрестоматийная сцена с «белым кроликом».

Дорогие читатели!
Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и канал в Telegram.

источник

В середине января 2017 года французская компания Essilor International SA, производящая линзы для очков, объявила о покупке Luxottica Group SpA, выпускающей очки Ray-Ban. Сумма сделки оценивается более чем в 22 миллиарда евро. В результате будет создан крупнейший в мире производитель очков и линз.

Почему компания, которая выпускает, казалось бы, такую мелочь, как очки, стоит колоссальных денег? Все очень просто. Продукция Ray-Ban известна и популярна в каждом уголке земного шара. Очки Ray-Ban по душе нью-йоркским селебрити, рабочим нигерийских медных шахт и рикшам Нью-Дели и Джакарты. Каждый, кто хоть раз надевал Ray-Ban, знает: в них начинаешь чувствовать себя круто и стильно. Человек в Ray-Ban становится немного звездой, загадочным и дерзким героем.

The Spirit of St. Louis (1957) — Дух Сент-Луиса

Первое появление Ray-Ban на большом экране. Джеймс Стюарт в модели очков, созданной для американских военных летчиков.

Breakfast at Tiffany’s (1961) — Завтрак у Тиффани

Культовый фильм, созданный по мотивам одноименного романа Трумена Капоте. Героиня Одри Хепберн в очках Ray-Ban Wayfarer. Начало популярности бренда.

Easy Rider (1969) — Беспечный ездок

Фильм Денниса Хоппера, ставший культовым, и положивший начало целому жанру — road movie. Неотразимые Джек Николсон и Питер Фонда в Ray-Ban Clubmaster и Ray-Ban Olympian DLX колесят по просторам Соединенных Штатов, упиваясь свободой и прилагающимися к ней удовольствиями.

Taxi Driver (1976) — Таксист

Одна из лучших ролей Де Ниро в культовой драме Мартина Скорсезе. Полусумасшедший таксист колесит по улицам Нью-Йорка, прикрывая глаза от грязи и тлена этого мира очками Ray-Ban Caravans.

The Blues Brothers (1980) — Братья Блюз

Непонятно, что это в большей мере — фильм про двух братьев, обожающих блюз и приключения, или полуторачасовая реклама очков Ray-Ban Wayfarer.

Настоящий хит видеосалонов в СССР конца 80-х. Образ крутого и справедливого героя Сильвестра Сталлоне так полюбился советским мужчинам, что вскоре после показа фильма на улицах больших и малых городов Советского Союза стали появляться люди в длинных пальто, очках Ray-Ban Aviator и со спичкой в зубах.

Top Gun (1986) — Лучший стрелок

Если «Кобра» стал любимым фильмом советских мужчин, то лавры дамского угодника в том же 1986 году достались молодому и подающему большие надежды Тому Крузу. Бравый военный летчик, снимающий Ray-Ban Aviator только во время занятий сексом, покорил и разбил миллионы женских сердец.

Reservoir Dog (1992) — Бешеные псы

Одна из жемчужин в фильмографии великого Квентина Тарантино. Шестеро мужчин в одинаковых костюмах и очках Ray-Ban Wayfarer и Ray-Ban Clubmaster идут на главное в их жизни ограбление со всеми вытекающими из этого дурными последствиями. Зашкаливающая концентрация Ray-Ban Wayfarer на лицах голливудских звезд в одном кадре, с тех пор ни разу не повторившаяся.

Fear and Loathing in Las Vegas (1998) — Страх и ненависть в Лас-Вегасе

Талант режиссера Терри Гиллиама создал выносящий мозг образ гонзо-журналиста Рауля Дьюка в исполнении неподражаемого Джонни Деппа. С момента выхода фильма минуло уже без малого 20 лет, однако человек, приходящий в клуб в очках Ray-Ban Shooter а-ля мистер Дьюк, по-прежнему выглядит дерзким и непредсказуемым.

Men in Black 2 (2002) — Люди в черном 2

Кто из нас после просмотра «Люди в черном» не мечтал обладать прибором по мгновенному стиранию памяти? Лично я в шутку проделывал эту процедуру со своими друзьями не раз. К сожалению, закрывать глаза от вспышки приходилось не очками Ray-Ban Predator.

Закажите на портале «Я Покупаю»:

источник

НЯ!
Эта статья полна любви и обожания.
Возможно, стоит добавить ещё больше?
Анонимус!
На данную тематику можно пообщаться с копипастой.
«

Тот, кто делает из себя зверя, избавляется от боли быть человеком

»
— Доктор Самуэль Джонсон, из предисловия

Страх и ненависть в Лас-Вегасе (англ. Fear and Loathing in Las Vegas ) — невероятно известная кинолента, снятая неким Терри Гиллиамом по полуавтобиографической книге небезызвестного Хантера С. Томпсона «Страх и отвращение в Лас-Вегасе: Дикое путешествие в Сердце Американской Мечты» .Позже Хантер С. Томпсон фигурировал в разоблачительных хрониках о педофильских кольцах, как всегда, дождавшихся, когда разоблачаемый персонаж сдохнет.

Главные роли сыграли Джонни Депп, Бенисио Дель Торо, вещества, сигарета Рауля Дюка в мундштуке и его солнечные очки, которые присутствуют в каждой сцене фильма.

Также существует одноимённая японская группа, играющая электроник-металкор.

Школьники и прочая быдлота в чатиках обожают ставить аватары с рожами данных персонажей, ибо уверены, что девиантное поведение и употребление веществ являются признаком истинной крутости.

История фильма началась именно тогда, когда Хантер Томпсон, ставший, кстати, прототипом Спайдера из Transmetropolitan, написал сие произведение в особом стиле — гонзо-журналистика. Этот вид создания репортажей отличается крайней субьективностью, видом на события изнутри, ведением рассказа от первого лица — полным погружением в вопрос, так сказать. Эталоном этого жанра является статья Томпсона «Дерби в Кентукки упадочно и порочно», в которой он в красках описал местное быдло, жлобов и алкашей. Именно в таком ключе и был снят фильм.

Режиссёром должен был быть Алекс Кокс, но прочитав предложенный им сценарий, Томпсон охуел и отдал производство фильма Гиллиаму.

На роли главных героев предлагались Дэн Эйкройд и Джон Белуши, уже сыгравшие Братьев Блюз, а также Джон Малкович и Джон Кьюсак. Однако Томпсон отдал предпочтение самизнаетекому. Лично обрив Деппу голову, Томпсон дал отмашку для начала съёмок.

Читайте также:  Средство для очищения линз очков

«Самое психоделическое и безумное «роад-муви»» в истории мирового кино. Два приятеля едут в Лас-Вегас. Одного из них зовут Рауль Дюк, он спортивный обозреватель, и в Вегасе у него дела. Второго, кажется, доктор Гонзо. Они не всегда в этом уверены… Да и вокруг творится нечто невообразимое! Родную Неваду не узнать. Только специальные средства могут спасти от всех этих тварей, что буквально кишат вокруг! Нормальным парням вроде наших героев временами даже как-то неуютно в этом хаосе… Культовый фильм культового режиссёра Терри Гиллиама поставлен по культовому роману культового писателя Хантера С.Томпсона — роману, в котором бешеные ритмы семидесятых годов подстегиваются наркотиками, рок-н-роллом и безумной ездой по пустынным автострадам. Этот фильм, участвовавший в официальной программе Каннского кинофестиваля 1998 года, отличает поистине звёздный актёрский состав.

Выход фильма в прокат в 98-ом ознаменовался фейлом, точнее, убытками в 8,5 миллионов зеленых бумажек, однако дальнейшее шествие картины по экранам есть вин.

  • Рауль Дюк во всех сценах носит солнечные очки. Действие сопровождается его размышлениями, изобилующими кошерными словесными оборотами, воспоминаниями и галлюциногенным бредом.
  • Гонзо — друг Дюка, адвокат, самоанец. Любит давать советы, при этом любой совет дает «как адвокат». На протяжении первой части фильма вменяем более своего спутника, на протяжении второй — менее, порой невменяем. В начале фильма похож на реального человека, но если вдумчиво вкурить послесловие в романе (которого в фильме нет), то становится понятно что вполневозможныидругиеварианты.
  • Великая Красная Акула — Шевроле с откидным верхом, на которой герои мчались к Американской Мечте.

Мы гетеросексуальные друзья, не то что другие…

А теперь и официально в сериале

Оба персонажа находятся под действием веществ на протяжении почти всей картины. Но при этом присутствует ровно одна говносцена а-ля «и вот мы просыпаемся на следующее утро с дикой головной болью и безуспешными попытками вспомнить, что же было вчера», зато какая. К слову сказать, в момент выхода фильма такие сцены ещё не считались заезженными. Соответственно, фильм чуть более, чем наполовину состоит из изображения реальностей, существующих лишь в воспаленных умах героев.

Накануне действа, разворачивающегося в начале фильма, Дюка, сидящего с Гонзо в одном из ресторанов попсовой мажорской дыры Беверли-Хиллз, отправляют в Вегас чтобы стать королями рок-н-ролла для написания статьи о предстоящих гонках. Взяв красный кабриолет напрокат, былинные герои, по-видимому, в течение суток едут через пустыню в Лас-Вегас — «сердце американской мечты». В Вегасе они снимают номер в отеле, где и проводят ночь, наполненную жуткими галлюциногенными кошмарами. На следующий день мотокросс, в общем-то, обходит сознание Дюка стороной ввиду слабой вменяемости от наркотического опьянения. Этой ночью Дюк и Гонзо пытаются пробиться на концерт Дебби Рейнольс, размахивают ножом, куролесят в казино «Базука», пристают к блондинке из съёмочной группы. В номере Гонзо требует у Дюка убить его под «White Rabbit», затем пытается убить самого Дюка. Заперев Гонзо в ванной, Дюк предается воспоминаниям о днях своей молодости, хиппи и Сан-Франциско 60-х годов.

Наутро, не обнаружив в номере Гонзо, но обнаружив дикий срач и кучу счетов, Дюк как можно скорее сваливает из отеля обратно в Лос-Анжелес. По счастливой случайности связавшись в дороге с Гонзо, внезапно сидящем в своём офисе, Дюк узнает, что ему надо было быть на конференции окружных прокуроров в Вегасе. Вернувшись в город, взяв новый белый кабриолет и въехав в номер в отеле «Фламинго», Дюк застает своего адвоката в компании больной на голову малолетки, рисующей портреты Барбары Стрейзанд. Дюк предлагает делать на её жопе деньги, адвокат не соглашается. Пока девочка не оклемалась, её сплавляют в какой-то мотель в пригороде. Далее персонажи обсуждают докладчиков на Третьем съезде окружных прокуроров по теме «Наркотики и опасные лекарства», которые сами напоминают тех ещё торчманов. Приняв адренохрома и проведя тяжёлую ночь, наполненную ужасом диссоциативным трипом, Дюк, пробудившись, застаёт номер в крайне жутком состоянии.

Начиная отсюда, связная последовательность событий несколько теряется. Слушая свой диктофон, Дюк вспоминает некоторые обрывки прошедших дней. Последним воспоминанием оказывается доставка доктора Гонзо на самолет до Лос-Анджелеса, после чего Дюк на всё том же белом кабриолете отправляется в Город Потерянных Ангелов.

Канонiчная иллюстрация от Ральфа Стедмана

На первый взгляд отсутствует. Парадоксально, но быть может именно благодаря этому фильм завоевал любовь своей аудитории, так как оставляет греющее ей душу чувство, что и по сюжету обессмысленных, проходящих в дыме сигарет, пьяном угаре, галлюцинациях, беспамятстве и блевотине жизней можно снять фильм или написать книгу.

Но если глубже копнуть в книгу, то можно заметить, что через всю книгу проходит линия поиска пресловутой «американской мечты». Сюжет проникнут некоей меланхолией и ностальгией полысевших и обрюзгших героев по ушедшим анархическим 60-м с хиппями, свободной любовью и рок’н’роллом. А наркотически-алкогольный угар — лишь средство забыться и уйти от похабных реалий сурового мира.

Просмотр этого фильма под веществами полностью меняет восприятие картины, я гарантирую это! Просмотр этого фильма под отличной травкой открывает иные стороны фильма, и становится совершенно ясно, что 90% монологов Дюка — всего лишь поток упоротого сознания. Тем не менее, если хорошенечко дунуть действительно мощных шышек, в беседах доктора журналистики можно найти не то что один смысл, а целый их фрактал. Ну и вообще, под действием веществ открывается много тайного смысла, даже если смотреть ковёр.

Возможно, это понятно и без веществ, но с веществами это становится кристально ясным и совершенно очевидным, потому что разум действительно настраивается на «ту самую волну». Более того, все спецэффекты, которые и на трезвую голову отлично передают упоротость, укуренным сознанием воспринимаются абсолютно по-иному и более чем реалистично.

Просмотр «Страха и ненависти» под другими веществами может раскрыть другие грани фильма — есть смысл попробовать употреблять вещества в том порядке, в котором ими упарывались герои.

Фильм снят по одноимённому роману, которых у Хантера С. Томпсона изначально два. Второй называется «Страх и ненависть в предвыборной гонке» (Fear and loathing on Campaign Trial’72), описывающий примерно то же самое, но от лица Дюка, освещающего внутрипартийные выборы демократов. Причём в каком из двух больше трэша угара и содомии, ещё большой вопрос…

ВНЕЗАПНО нас окружил чудовищный шум, всё небо кишело тварями, похожими на огромных летучих мышей. Они визжали, набрасываясь на машину. Потом раздался крик: «Господи Иисусе, что это за чертовщина?! Кыш! Кыш. »

— Это большая машина в небе, один из видов электрической змеи, и она идёт прямо на нас.
— Пристрели её.
— Не сразу. Сначала изучу её повадки.

У нас было два пакетика травы, семьдесят пять ампул мескалина, 5 пакетиков диэтиламида лизергиновой кислоты или ЛСД, солонка, наполовину наполненная кокаином, и целое море разноцветных амфетаминов, барбитуратов и транквилизаторов, а так же литр текилы, литр рома, ящик «Бадвайзера», пинта чистого эфира, и 12 пузырьков амилнитрита. Не то, чтобы всё это было категорически необходимо в поездке, но если уж начал собирать коллекцию, то к делу надо подходить серьёзно.

— Звонили из штаба. Хотят, чтобы я немедленно ехал в Лас-Вегас и установил контакт с фотографом-португальцем по фамилии Ласерда.
Детали операции у него. Я поселюсь в звуконепроницаемом номере, а он сам меня найдёт. Что скажешь?
— Дело дрянь. Нужна консультация адвоката, пока не поздно. Как адвокат рекомендую взять самую быструю машину без верха, кокаин, магнитофон для особой музыки да рубашки поярче, и валить.

— Что ж, — ответил я. — Это можно использовать. Не дадим ей протрезветь и будем продавать её на конференции по наркотикам.
Он уставился на меня.
— Она в самый раз для такого мероприятия. Копы скинутся по пятьдесят баксов, поколотят, чтоб не сопротивлялась и оттрахают всем скопом. Можно поселить её в каком-нибудь захудалом мотеле, развесить по всему номеру портреты Иисуса, а потом напустить на неё свиней … Чёрт, сильная девка, выдержит.
Его лицо сильно дергалось. Мы спускались в лифте в вестибюль. «Боже мой, — пробормотал он. – Я знал, что ты извращенец, но никогда не думал от тебя такое услышать»

Вот он идёт. Один из прообразов Всевышнего. Высший мутант, не рассчитанный для массового производства. Слишком дикий, чтобы жить, слишком редкий, чтобы сдохнуть.

Я вывернул громкость радио и магнитофона до полного маразма. «Ты, ублюдочный пропиздон-законник! — Заявил я. — Фильтруй базар! Ты ведь с доктором журналистики разговариваешь!»

Что же происходит с этой страной, когда любой жополиз может спокойно слинять, наколов доктора журналистики, как последнего болвана?

Это место похоже на армию: господствует норма поведения акул — жри раненую. В закрытом обществе, где каждый виновен, преступление заключается в том, что тебя поймали.

В Лос-Анджелес вела одна дорога — пятнадцатое шоссе. Гладкая скоростная трасса через Бекер, потом поворот к Голливуду прямо в забытье, спокойствие и мрак. И в царстве уродов станет на одного урода больше…

Это было всеобщее фантастическое ощущение, что все, что мы делаем, правильно, и мы побеждаем… И это, я полагаю, и есть та самая фишка — чувство неизбежной победы над силами Старых и Злых. Ни в каком либо политическом или военном смысле: нам это было не нужно. Наша энергия просто преобладала. И было бессмысленно сражаться — на нашей стороне или на их. Мы поймали тот волшебный миг; мы мчались на гребне высокой и прекрасной волны… И сейчас, меньше пяти лет спустя, можешь подняться на крутой холм в Лас Вегасе и посмотреть на Запад, и если у тебя все в порядке с глазами, то ты почти разглядишь уровень полной воды — ту точку, где волна, в конце концов, разбивается и откатывает назад.

В замкнутом обществе, где виновен каждый, единственное преступление — быть пойманным. В мире жуликов смертельный грех — глупость.

С чёрными полосами у кинофильма всё в порядке. Есть два варианта картины: широкоформатный «критерионовский» (по названию издавшей конторы) с соотношением сторон 2,35:1, а также квадратный с изображением в 4:3. Лулзы состоят в том, что ни одно издание не содержит полной картинки: в 2,35:1 сверху и снизу много чего обрезано, зато в 4:3 нет того, что есть на самых краях варианта 2,35:1. Ежели смотреть это кино на экране с пропорциями 16:9 — черные полосы будут в любом варианте.

источник

Америка. Семидесятые годы. Два мужика едут на кабриолете в Лас-Вегас (мы помним, что это город развлечений, который был построен в самом сердце американской невадской глубинки, пардон, пустыньки). Один из них, насколько я понял, спортивный обозреватель Рауль Дюк (Джонни Депп), который вроде как едет освещать мотоциклетные гонки в пустыне. Второй – его адвокат, или нечто вроде этого, по имени доктор Гонзо (Бенисио Дель Торо). Впрочем, мотоциклетные гонки для Дюка быстро оканчиваются, потому что пыль от мотоциклов набивается в стакан с пивом, и после этого о журналистской принадлежности Дюка в течение всего фильма напоминает только здоровенная пишущая машинка, которую он с большим упорством таскает с собой. >

Так что же происходит с героями фильма, если гонки оканчиваются, так и не успев начаться? В общем, ничего особенного. Просто на протяжении всего фильма Дюк с доктором Гонзо непрерывно ширяются, приколачивают пятки, вмазывают, курят, нюхают, колятся, принимают перорально и перанусно, вдыхают, капают в глаза, глотают, слизывают, вводят, занюхивают и закидиваются всевозможными видами наркотиков, которые только можно придумать.

И их от всего этого, разумеется, плющит, колбасит, долбит, глючит, размазывает, дуркует, сопливит, гундосит, разносит, раскардашивает, сгибает, выворачивает, тошнит, веселит, кучевряжит, поташнивает, крутит и перекувыркивает со страшной силой. В принципе, в этом и состоит сюжет фильма: мужики постоянно находятся в состоянии наркотической эйфории, а зрителям показывают Лас-Вегас и отели, где они останавливаются, как бы через призму их офигевшего сознания.

В общем, смотрится это все довольно забавно. Вполне вероятно, что тех, кто на себе имел удовольствие испробовать некоторые виды наркотиков, этот фильм весьма порадует. В том смысле, что они смогут сравнить ощущения. Я же никогда не был специалистом в этой области, поэтому поначалу не был в восторге от этого фильма и даже несколько раз его выключал. Но до конца все-таки досмотрел (в три приема), и не могу сказать, что сильно пожалел о потраченном времени.

Режиссеру особенно удались виды номеров в отеле, где главные герои устраивают наркоманские оргии по несколько дней подряд. Некоторые пейзажи разгромленных номеров – просто-таки Тарковский, только показываются эти апокалиптические результаты развлечений двух наркоманов не так долго и вдумчиво, как у Тарковского.

Фильм, вообще говоря, довольно неровный. Некоторые сцены откровенно скучны или подражательны, но есть ряд эпизодов, после которых уже точно не будешь жалеть, что посмотрел этот фильм. Это сцена катания героев на карусели в одном из заведений Лас Вегаса, а так же сцена, когда доктор Гонзо укушивается наркотиками до умопомрачения и, сидя в ванной, пытается слушать магнитофон, опустив его к себе в воду.

В общем, это можно даже считать комедией, хотя после просмотра некоторых эпизодов не всегда понятно что лучше сделать – прийти в ужас или посмеяться. Потому что полный разнос Дюка и доктора Гонзо выглядит достаточно натурально.

В конце фильма режиссер даже попытался приплести какую-то мораль с помощью нескольких пафосных фраз, которые произносит Дюк, но я вас уверяю, что никакой моралью и глубоким потаенным смыслом там и не пахнет. Просто мужики ширяются, а их колбасит. Вот и все дела. Вот и вся мораль.

Этот фильм нельзя назвать ни философским, ни познавательным. Скорее всего, его действительно надо рассматривать как несколько сюрреалистическую комедию. Вероятно, перед его просмотром надо курнуть косячок или просто принять грамм 500-800 алкоголесодержащего напитка, чтобы, так сказать, быстрее въехать в тему. Но я этого сделать не догадался. Вы же – решайте сами для себя.

источник