Меню Рубрики

Скрытая камера в туалете очков

Пожалуй, каждый из нас хоть раз жизни бывал в туалете поезда, что движется на полном ходу. Многие наверняка застали ту пору, когда отходы через специальное отверстие отправлялись прямо на рельсы. Сегодня этот метод отходит на второй план, уступая место более технологичным туалетам со специальными резервуарами. Но что делать, если ты — один из полутора сотен человек, запертых в стальной утробе подводной лодки на добрых пять-шесть месяцев?

На первый взгляд, проблема отправления естественной нужды не так уж велика. В конце концов, вокруг безбрежные воды океана, готовые принять что угодно. Однако разница в давлении между морской пучиной и внутренней частью подлодки столь большая, что стоит создать прямой канал — и содержимое унитаза отправится не в воду, а прямиком в противоположную сторону. Сомнительное удовольствие, не правда ли?

На самом деле, канализация на подводной лодке организована весьма изобретательно. Туалет на судне носит название гальюн. Буквальный перевод этого слова — «нос корабля», поскольку именно в носовой части большинства судов издавна находились места для уединения как матросов, так и офицерского состава. Гальюнов на подводной лодке два: надводным пользуются, когда судно идет в наводном положении; подводным — когда лодка полностью скрывается под водой.

Мы не зря упоминали туалет в вагоне поезда, поскольку изнутри гальюн выглядит очень похоже. В стальном коробе расположен унитаз с педалью смыва, а также рукомойник. Отходы попадают прямо в специальную емкость, которая периодически продувается воздухом. Под избыточным давлением они уходят прямо в море, но это произошло, посетитель гальюна должен выполнить ряд манипуляций с системами вентилей и клапанов. Кстати, поскольку подводные лодки перемещаются скрытно, вся эта система практически не производит шума.

Нужда может застигнуть нас где угодно, даже во время выполнения боевого задания. Но что делать, если вы — пилот военного самолета, который в буквальном смысле не может оторваться от штурвала? До авиабазы остаются десятки, если не сотни километров, а дозаправка на лету продлевает и без того немалое время нахождения в воздухе. Неужели придется терпеть до последнего? К счастью, инженеры предусмотрели этот деликатный момент. Если рассматривать военную технику СССР до 1980-х годов выпуска, то похвастаться туалетами боевые самолеты не могли. Все, что было у каждого члена экипажа — герметичная емкость для сбора мочи, так называемый «санбачок». Впрочем, на некоторых моделях были установлены специальные баки, от которых к рабочему месту каждого из членов экипажа были подведены специальные шланги с насадками.

Более поздние модели могут похвастаться полноценными туалетными модулями, габариты и конструкция которых зависит от состава экипажа и класса летательного аппарата. Так, на Ту-160 можно посетить отдельный туалет в герметичной кабине, а на Ил-76М — полноценную туалетную комнату, которая досталась ему от пассажирских лайнеров.

Но что, если вы за штурвалом одноместного истребителя, в кабине которого едва хватает места для пилота? Что ж, помимо уже известных вам «санбачков» истребители оснащают биотуалетами на тот случай, если пилоту приспичит по‑большому. А вот в современном, пятом поколении истребителей от канализационных систем отказались вовсе. Дело в том, что костюм пилота напрямую совместим со специальными трусами-«подгузниками», конструкция которых дополнена приемником жидкости ПЖ-1. Благодаря этой инновации пилот может не отвлекаться на манипуляции с костюмом во время выполнения задания и опорожняться в любое удобное для него время. К слову, моча при этом выводится… Да-да, за пределы самолета.

Даже в XXI веке путешествие в космос все еще является выдающимся событием, сопряженным с множеством рисков. Нет ничего удивительного в том, что в 1961 году и американцы, и граждане СССР с замиранием сердца следили за первыми успешными попытками человечества отправить на орбиту Земли космический корабль с живым человеком на борту.

Американскому пилоту Алану Шепарду повезло меньше. Его полет был рассчитан всего на 15 минут, но из-за технических проблем задержался на четыре часа. Поскольку конструкция скафандра попросту не предусматривала систему для отправления естественных нужд, руководство разрешило астронавту сделать свои дела… прямо в скафандр. Разумеется, жидкость тут же вывели из строя электроды, считывающие сердечный ритм — благо, в остальном полет прошел успешно.

В дальнейшем жизнь американских астронавтов стала заметно проще. Однако и тут не обошлось без курьезов. Если в сборе мочи помогал обычный мочеприемник (такие часто используют люди с ограниченными возможностями), то прочие отходы собирались в специальный пакет, который приклеивался к анусу скотчем. Сделав дело, астронавт специальными выступом очищал тело от нечистот и выбрасывал емкость в бак. Стоит ли говорить, что эта ненадежная система постоянно отклеивалась в самый неподходящий момент?

В отличие от западных коллег, советский пилот Юрий Гагарин подобного дискомфорта не испытывал. Программа его полета предусматривала внештатную ситуацию, в рамках которой «Восток» сойдет с курса и самостоятельно сойдет с орбиты через 3−5 суток. Чтобы астронавт не испытывал дискомфорта, было разработано т.н. АСУ, «ассенизационно-санитарное устройство». К счастью, миссия прошла по плану, хотя Гагарин и воспользовался этим чудо-гаджетом из чистого любопытства.

А вот современные туалеты на МКС и американских «Шаттлах» уже напоминают земные аналоги. Правда, микрогравитация накладывает определенные условия на привычный нам процесс испражнения. Так, космонавт должен пристегнуть себя к стульчаку — ведь во время справления нужды тело человека невольно превращается в движущийся снаряд. Кроме того, космонавтам приходится тратить время на утилизацию отходов. Мочу и твердые отходы консервируют и затем отправляют на Землю. Интересно, что на орбитальной станции «Мир» в свое время была применена система НИИ Химмаш, которая восстанавливала из мочи чистую воду — ее можно было пить в случае необходимости!

К счастью, на Земле нам не приходится прибегать к столь изощренным методам, чтобы облегчиться. В современном мире существует великое разнообразие унитазов и биде, так что подобрать подходящий вариант можно даже самому привередливому клиенту. Чаще всего массовый потребитель делает выбор в пользу самого простого, старого-доброго фаянсового унитаза. В этом нет ничего удивительного: более комфортные и деликатные варианты биде не только обойдутся весьма недешево, но также обеспечат ряд неудобств. Габаритные, зависящие от сложной электронной начинки системы вряд ли подойдут большинству обывателей.

Однако прогресс не стоит на месте: так, компания TECE разработала гибрид унитаза и биде, получивший название TECEone . В отличие от своих «собратьев», он не требует подключения к электросети, а установить его так же просто, как поменять смеситель. У него отсутствуют нагревательные элементы: нет ни бака для воды, ни бойлера, ни нагревателя. Управление температурой воды осуществляется за счет термостата и специального картриджа — вы можете сами подключить его к холодному или горячему водоснабжению. Регулировать температуру можно благодаря классических поворотных ручек, так что разобраться сможет даже ребенок.

Если вы живете в большой семье, то вас наверняка выводит из себя постоянное хлопанье крышкой унитаза. Об этом можно забыть: TECE оснастила свой унитаз-биде специальным доводчиком Soft-Close, который мягко опускает сиденье на место. К тому же, больше нет нужды беспокоиться о гигиене отхожего места — душевая форсунка сама очищается до и после каждого использования.

Туалет современного человека — это место уединения, в котором комфорт и гигиена всегда должны стоять на первом месте. На сегодняшний день компактная и удобная в использовании система, сочетающая в себе лучшее от туалета и биде, поможет обеспечить должный уровень удобства для любого помещения — будь то квартира, офис, загородный дом или общественное пространство.

источник

Перед нами садится в автобус молодая пара, обоим лет по двадцать.
— Ты никогда обо мне не заботишься, — капризным голосом говорит девушка.
— Вот когда на мои слова «вон идет наш автобус» ты будешь отвечать «да, любимый, пойдем», а не «вижу, не слепая! «, тогда я буду о тебе заботиться.

Былое и драки
Однажды случилась массовая драка курсантов ГВВСКУ с кстовскими парнями на танцах. Году в 82 или 83, что ли.
Началось с того, что на танцах нескольких курсантов поодиночке избили местные.
В тот день я и Олег Фёдоров в городском патруле были. Гуляли с офицером по Кстово, проверяли у встречных курсантов и солдат увольнительные. А когда поздним вечером вернулись в училище, уже на КПП узнали, что в городе на танцах драка произошла, и что вся четвёртая рота, ломанулась вот только что через забор на эту драку. Ну, тут дежурный по училищу подъезжает к КПП на ГАЗ-66, сажает в него дежурный взвод, наш капитан лезет с дежурным в кабину, а я и Фёдоров — в кузов.
Приехали к ДК вылезли из газона, идем через толпу молодёжи. Парни, девушки. Сначала редко стоят, расступаются, потом — всё гуще и гуще. Майор и капитан впереди, за ними — мы строем. Я и Фёдоров в первой шеренге оказались.
В толпе вроде никто не горланит, но шум всё равно создается.
И вот подошли к самому ДК, дальше поперёк улицы стоит ментовской автобус. И менты стоят. Майор и капитан подошли к начальнику милиции. Он к нам спиной стоял, разговаривал с какими-то парнями, и нашего приближения не слышал в шуме толпы.
Мы подошли, он как раз тем парням говорит: «Расходитесь! Нет уже здесь никаких курсантов!» И тут его плеча касается наш майор. Милиционер оборачивается, и меняется в лице. Я, Фёдоров, остальные курсанты с любопытством прислушиваемся к его разговору.
Он как заорёт на нашего майора: «Зачем вы приехали! Зачем вы их сюда привели! Садитесь все в наш автобус и уезжайте! Ваших здесь нет!»
Майор ему с достоинством отвечает: «Зачем нам ваш автобус? У нас своя машина есть».
А тут сзади уже звуки драки. На наш арьегард уже напали, и там мясня — мелькают руки-ноги.
И в этом шуме какие-то совершенно незначительные и несущественные хлопки почти не выделяются. Это начальник милиции стреляет из «макарова» в воздух. Тем не менее драка остановилась, мы все быстро запрыгнули в автобус. Менты начали раздвигать коридор в толпе для проезда, а сбоку рёв: «Переворачивай!» Толпа ломанулась раскачивать автобус. Снова хлопки, милиция их оттеснила, и мы уехали.
Едем в автобусе — курсанты обсуждают драку. Хвастаются — кто куда успел ударить, кто как заблокировал. Один говорит, что бляхой отмахивался. Другой ему ответил, потирая на шее вспухающий рубец: «Да. Бляхами вы помахали изрядно. »
***
А вообще-то, на мой взгляд тогда драки были менее жестокими, чем сейчас. Не было обычным добивать упавшего ногами по лицу, по голове. Тридцать лет назад, уже после армии, случилось драться против троих 17-летних. У одного из них был нож, которым он не воспользовался. Им удалось свалить меня. Отделался тогда сотрясением мозга с частичной амнезией. Теперешние, с большой долей вероятности, забили бы насмерть.

В одном маленьком городе жил-был психоневрологический пансионат № 10. Жил своими психическими трудностями, Наполеонами, Гагариными и многими другими персонажами. Через 70 лет стояния на одном месте он попал в черту элитной застройки, т. к. находился в последнем экологически чистом месте, в лесу. Жители элитного района решили его закрыть. Им не мешали психи, их раздражало то, что они делили с больными людьми одну конечную остановку и поворотный круг, где регулярно парковались «Майбахи», «Лексусы», «Феррари», но делалось это на чистом пятачке под вывеской больницы, видимой издалека, что немало веселило местных инстаграммеров. Сходу закрыть пансионат не получилось. Одной из пациенток была двоюродная бабушка мэра города, поэтому 5 лет ждали ее смерти. Когда ей исполнилось 115 лет и настал ее последний день рождения, судя по документам еще царских времен, было решено клинику сначала «оптимизировать», потом окончательно закрыть.

Заметим, у пансионата была единственная остановка в городе, где никогда не клеили предвыборную агитацию. Сами посудите, как это выглядело на выборах 2004 года: сверху — надпись Дурдом № 10, снизу фото кандидата, под фото:….имярек — наш кандидат.

. Осталось лечиться 30 пациентов. Остальных выписали под благовидными предлогами, типа «отпущен для полного выздоровления в собственную семью». Короче, психиатрией стали заниматься на дому, только иногда, чаще по телефону, раздавались крики «помогите, убивают», «третий раз пришел в разгромленную хату», «дайте отдохнуть, согласен на вашу смирительную рубашку». Областные власти с подачи ТФОМС решили окончательно лишить жителей психиатрической помощи.

Когда охрана дурдома еще финансировалась, и остановка была цельнодеревянной, то даже тогда на ней регулярно ловили психов, желающих уехать домой. Потом поворотный круг хорошенько заасфальтировали, чтобы автобус «до дурдома» не застревал в грязи.

Наконец, дело дошло до замены остановки на стеклянный ветрозащитный павильон, как и во всем городе, но вывеску, по просьбе врачей, на нем оставили от старой остановки. Регулярно убегающие психи не находили привычную остановку, совсем не замечали новую, считая ее за парник, и, померзнув-поголодав (как получалось по сезону) полдня-день в соседнем перелеске, а то и на дачах уехавших «крутых» — возвращались обратно «домой». «Ого, как здорово»,- подумала чья-то чиновная голова, и охрану сократили почти полностью.

Апофеозом ликвидационной комиссии была «проверка вставших на рельсы выздоровления граждан на самостоятельное перемещение». Был взят ПАЗик из собственного транспорта горбольницы, каждому для простоты на руку написали номер автобуса, на который он должен «садиться», толпой привели на остановку, комиссия втихаря наклеивала на лоб автобусу номер маршрута — и все по очереди садились, ехали один «кружок» и высаживались на этой же остановке.
Но нашелся-таки один, который не стрелял! Состоялся такой диалог с комиссией.
— Не могу садиться в автобус, который меня сюда привез.
— А как же номер? Мы же договорились!
— А номер можно и подделать!
И отказался играть по правилам, заработав-таки перевод в нормальную больницу…

Иногда мне тоже кажется, что мы все в городе ведем себя словно психи. Автобус до счастья не можем поймать, так как прозрачные остановки зимой и без фонарей ночью не видны. А, даже если ловим нужный автобус, то номер на нем кто-нибудь обязательно подделает!

Аквалангисты — народ эмоционально нестабильный, легко возбудимый, услышат рассказ о каком-то экзотическом месте с фантастическими погружениями — загораются как порох: надо туда попасть!
Сам такой.
Верхом экзотики для меня были Папуа Новая Гвинея, коллега отговорил, он был там с медицинской миссией, Миша, в нас из лука стреляли, людей там едят — тебе это надо.
Ладно, убедил.
А Фиджи?
Лучше, людей там не едят, говорят на английском, фантастически изумительные кораллы — надо ехать!
Сказано-сделано, едем, надыбал отдаленный даже для Фиджи водолазный пансион с оборудованием для погружения на маленьком островке, один там отель, наш, три посёлка местных — и всё.
Здороваться надо «Була!»
Алкоголь в отеле есть, но не включён в all inclusive, захватим в duty free.
Приятельница быстро собралась, я тоже, виз не надо, билеты в кармане, аэропорт.
Ну что сказать.
Далеко, очень.
И обидная деталь — целый день теряешь на international dateline, концепция мною не вполне понимаемая, вылетели в воскресенье, влетели в понедельник и уже перед самым приземлением скакнули во вторник, мои мозги не переваривают такие трюки.
Забегая вперёд — назад летишь, так вообще шизофрения, вылетел сегодня, скакнул во вчера и приземлился позавчера, бред.
Самолёт приземлился и начались суровые будни любителей нетронутых мест. Мы пилили по главному большому острову по окружной дороге на противоположную его сторону, часов 6-7, что было уже занудно — полёт занял 12.
Добрались до причала, ребята-фиджийцы покидали багаж в пару катеров, впоследствии используемых для погружений и борясь с неспокойными водами пролива часа три пробивались к острову, лёгкая морская болезнь быстро вылечила от желания есть и пить, голод и жажду как рукой сняло.
Подходим к острову, приятельница утомлённо спрашивает — мы уже добрались до края мира?
Я её понимаю, сутки в дороге, самолёт- автобус-катер, только что оленей не было, я же говорю — аквалангисты те ещё мазохисты.
Почти добрались — дно мелкое, причалов нет — пересели в плоскодонки, на мелководье вылезли и побрели по воде к отелю, с обувью в руках, местные поют песни и одевают нам гирлянды цветов на шею, небольшая церемония по встрече туристических придурков заканчивается и мы идём регистрироваться.
И вот тут-то меня поджидала самая большая экзотика — по деревянному настилу идут двое детишек, белобрысых и голубоглазых, переговариваясь по-русски, брат и сестра, как позднее выяснилось.
Перегрелся или переутомился, галлюцинации, тропические дела, наваждение, не иначе голован навёл!
Нет, всё проще, курорт принадлежит русским, сын владельца приехал с семьёй, поднимали этот курорт, семья провела пару лет безвыездно, теперь наезжают отдохнуть и проверить новый менеджмент.
Фиджи не обманули, бешено красивые кораллы, рыбы, кормление акул, посвящение в дайверы и племенная церемония — всё там, в памяти.
Однако: уже спустя годы моим самым сильным впечатлением остаются два светленьких ребёнка на краю света, две ромашки среди тропиков, мирно державших друг друга за руки и говоривших на русском.
Добро пожаловать на Фиджи, сезон русских курортов продолжается, будете как дома!
Добрых вам погружений!
Була!!

Читайте также:  Раствор для очков от запотевания

Вонь вояж.
Я тогда торговал. Вернее мы, вдвоем с Толяном. Конец девяностых. К тому времени мы, уже порядочно подуставшие от этого бизнеса, имели две-три торговые точки, магазинчик и возили парфюм и прочую шнягу в свой городишко из Владика и Хабары. Ездили всегда в ночь, чтобы к утру быть на месте и, загрузившись, вернуться назад к следующему вечеру. В очередной раз жду Толика дома к полуночи, он задерживается часа на полтора, я психую (сотовых не было) и наконец он появляется на нашем микрике, за рулем и подшофе. Я психую сильнее и, садясь за руль, обнаруживаю в темноте салона двух человеков. Спрашиваю вежливо Толю: — Че за хуйня, мол, Толя? Толя начинает бормотать про своих друзей, которым с нами почти по пути, до Владика. Ну и чтобы стало совсем по пути, нужно заехать в какую-то деревню, которая нам совсем не по пути и забрать с собой …свинью, …блядь:
— Че, БЛЯДЬ, забрать? Свинью, говорит, ночью во Владивосток по пути за парфюмом,…пообещал. Я оторопевший от неожиданности даже не орал, воткнул рычаг и медленно осознавая происходящее, молча порулил на выезд из города. Между тем мутные тени за спиной ожили и одна из них молвит:
– Здорово Леха! Это ж я, Паха!
— Какой Паха?
— Сосед твой сверху, бля. Над родителями твоими жили с мамкой, по Пушкинской, мы ж бля даже какие-то родственники!
Паху я конечно вспомнил, встречал его несколько раз в подъезде в окружении малолетних уркаганов, лет 20 назад, когда учился в школе. Ко мне они не цеплялись, видимо из-за Пахи, который помнил какое-то наше с ним родство и сдержано со мной здоровался. Примерно тогда Паху и загребли по малолетке и на долго. Ну и так случилось, что они были корешами детства с Толиком, моим теперешним компаньоном. Паха оказался разговорчивым. Бодрым прокуренным голосом он продублировал своего негромкого спутника, представив: – Абдулла! И рукой на развилке чуть в сторону перенаправил наш маршрут.
– Ща, Леха, шесть сек, свинью заберем.
Я повернул, еду. — Куда? — спрашиваю.
— Прямо.
Еду, еду, дома заканчиваются.
— Куда? — интересуюсь.
— В Донское.
….? (8 км по грунтовке и возвращаться…)
— Ну ты, Толя, блядь!
Ночь. Начинался дождь. Доехали. Полузабытая деревенька в стороне от проходных трасс. Поздняя осень. Темень. Две улочки с убогими лачугами, во всей деревушке горит одно окно. Наше. Открыли боковую дверь, просигналили, пахнуло навозом и промозглой сыростью. Колхозники не спали. Полученный накануне свиной аванс держал их в тонусе и добром расположении духа. В темноте слышались голоса, хлопала дверь. Я, пытаясь смириться с происходящим, поторопил. Паха с Абдуллой нырнули в темноту. Минут через пятнадцать открылась задняя дверь нашего грузо-пассажира, автобус закачался, голоса, возня, пронзительный визг свиньи, маты и тишина. Выгнанный мною на погрузку Толик вернулся в кабину.
— Че там?
— Сбежала.
— Заебись! А ты хули сидишь? Иди загон строй, а то она тебе на голову насрет!
Толик свалил, где-то нарыл кусок фанеры и кое-как, и не высоко, отгородил задний ряд сидений от грузового пространства. Где и как урки с колхозниками гоняли свинью скрывала темнота, а я философски себя успокоив, настроился на бесконечную ночь. Слабая надежда на свиную смекалку и вероятность ее удачного побега рассеялась, и вскоре беспокойная деревенская жизнь визгом и матом ввалилась мне прямо за спину. Осторожно трогаюсь, прислушиваясь к поведению автобуса. Не закрепленный центнер свиньи визжит и шароебится в корме, стараясь нас перевернуть. Паха за неимением кнута и пряника, перекинув руку через спинку сиденья, херачит со всей природной смекалки по подопечному загривку полторашкой «Ласточки» и на фене убалтывает свинью заткнуться.
Из сельского тупика не спеша въехал обратно в город и повернул в нужную сторону. На часах было около двух. Свинья поутихла, Паха отдышался и уже у самого выезда трогает меня за плечо:
— Лех, здесь еще налево, шесть сек!
— Нахуя?
— Да справку для ментов на свинью нужно взять у председателя, думали со свиньей отдадут, но кресты сказали, что в деревне он днем не появлялся и «гасится» в городе у своей проститутки.
Свернули в частный сектор, и немного проехав, остановились у просторного, чуть освещенного дворика с домом в глубине. Посигналили. Долго никто не появлялся, еще посигналили наконец зажегся свет и минут через десять с крылечка, опираясь на палку, спустилась довольно рослая старушенция.
— А вот и она!- гыкнул Паша.
— Может это его мать? – равнодушно предположил я.
— Неа, — о чем-то своем подумал Паша, — Праститутка.
Паха с проституткой зашли в дом, с ксивой все получилось и вскоре мы тронулись.
Минут сорок, до ближайшего поста ДПС, Паха развернуто и с плохо скрываемым энтузиазмом, отвечал на мой вежливый вопрос, о том чем все-таки вызвана необходимость такой затейливой миграции парнокопытного.
По Пахиному раскладу все оказывалось просто, как все гениальное. Обуреваемые жаждой наживы, Паша с Абдуллой пораскинули кто чем мог и припали своим пунктом быстрого питания к артемовскому аэропорту. Из ассортимента и цен представленной на мясных рынках свинины, так необходимой к столу скучающих трансконтинентальных пассажиров, они имели обоснованные претензии. Во-первых, цена на свинину была явно и необоснованно завышена, во-вторых, отсутствие на рынке некоторых жизненно важных свиных органов наталкивало на мысли о ритейлерском сговоре. Короче весь фокус их предприятия заключался в чрезвычайно глубокой переработке нашего пятого пассажира. Паха на пальцах легко накинул пятикратный подъем от стоимости живого веса, по ходу повествования пробежавшись по широкому ассортименту ожидаемо свиных деликатесов. Не забывая о воспитании подопечной и время от времени с треском просекая темноту салона пластиковой бутылкой, Паша балагурил все первые семьдесят километров. Чушку же радужные Пашины перспективы изрядно пугали. Воняло говном. Про элегантное решение по снижению себестоимости мяса за счет похеренных транспортных расходов, он вежливо упоминать не стал. Кто-то достал черпак, они пару раз пустили его по кругу, и вскоре ебанутая голова Толика начала болтаться.
Толстый мент с палкой наперевес замаячил в свете прожектора и прервал монотонное урчание дизеля. Торможу. Стандартно-неразборчивый бубнеж, и рука потянулась к моему окну за документами. Судя по тому как мент ухватил мои права, изучать документы прямо сейчас он явно не собирался, и поэтому я попытался пояснить:
— Это мои права, вот тех. паспорт, вот хозяин машины. Кивая на Толика: — А вот его паспорт.
— Разберемся, — прошамкал толстый. — Че везем?, и посмотрел в сторону тонированных автобусных стекол. Такого поворота я не ожидал. Скорее не так; за десяток лет еженедельных командировок с товаром и без, на этот вопрос я устал отвечать, но во-первых, не в каждой поездке нас останавливали, во-вторых не всегда задавали вопросы, и в последних ни разу на заданный вопрос я отвечал…
— Свинью, — говорю, как бы между делом. Мент переварил, картинно поднял очи и сделав шаг в сторону салона поднял перст.
— Откройте.
Охотиться на чужую свинью в ночном лесу мне не хотелось, и заднюю дверь я открывать не стал. Я словно театральный занавес сдвинул боковую и показал менту двух уркаганов. Аллюзия с чертом из табакерки к этому случаю — самое то, только с двумя. Служивый от неожиданности чуть присел, словно слегонца захотел по большому. Не детские лица антагонистов ввергли его в ступор. Я напомнил про свинью, махнув рукой в темноту за спинкой сиденья: — Вон там!
— Документы, — прошептал мент. Приняв протянутые паспорта, для вида быстро их пролистнул и возвращая владельцам, уже решительнее позвал за собой.
— Пройдемте.
— Всем? – поинтересовался я, он отозвался эхом. Подмывало уточнить про свинью.
В избушке было людно, большей частью маялись водилы, остановленных на посту фур. Придорожные менты в это время года промышляли чем могли. Пока не застынут таежные зимники, лес — основное богатство здешних мест, по гиблым летним дорогам из тайги почти не вывозят. Это с наступлением холодов они, словно клещи к венам, прилипают к лесовозным трассам, ведущим от отрогов Сихотэ-алиня к большим деньгам, обкладывая данью каждую лесную машину, и по сезону с ними могут сравниться, разве только давно охуевшие от шальных денег таможенники.
За огромным бюро деловито ерзал главный счетовод. Пухляк кинул наши документы на край стола и свалил. Кассир в погонах наметанным глазом просматривал накладные, путевые и прочие, и прикидывал по ходу чем можно поживиться. В голодные месяцы они не брезговали ни чем. Понятное дело, что выгодней было бы задержать партию «паленного» алкоголя, чем запоздалую свинью, но как водится «на безрыбье» однажды, с «нечего взять» у меня отмели даже запасную автомобильную камеру. Прикинув собственные риски, я ждал своей очереди достаточно спокойно. Если не считать пассажиров и подложенной Толиком свиньи, автобус был пустой. Вероятность же «попутного» мешка маньчжурского каннабиса, (пронеслось в мозгу) подложенного внезапными пассажирами стремилась к нулю, сезон давно закончился. Разве только попробуют отжать свинью?
От нечего делать я разглядел своих попутчиков. Абдулла окромя своего имени ничем особым не выделялся и являл полную противоположность известного персонажа и заклятого врага товарища Сухова. Невысокий, щуплый парень лет тридцати с приятной улыбкой и негромким мягким голосом. Паша в отличие от своего немногословного друга, был персонажем сам по себе. Среднего роста, поджарый, с черепом обтянутым кожей традиционных чифирных тонов, заметно уставшей в складках вокруг рта, и венчавшей его снизу выраженной челюстью набитой полудрагоценными металлами, он гипнотическим взглядом оглядывал милицейские декорации. Если мужчинам его подчеркнуто зековская внешность могла внушить только потенциальную опасность, женская психика, чему позднее я бывал свидетелем, на нее сокрушительно западала. А хуле, наверно думали они, такой — по любому выебет, даже если не за что.
Очередь застыла, я немного потоптавшись повернулся к его подошедшему компаньону:
— А Абдулла это погоняло? Он улыбнувшись, протянул паспорт. Я понял почему он улыбнулся когда его открыл. Да, имя Абдулла там было. Но то что было кроме, делало его имя таким же обыденным как например Виталий, и даже для русского. Там были фамилия и отчество. По понятным причинам, даже если бы я их записал или непостижимым образом сейчас вспомнил, то в моем письменном повествовании пришлось бы долго и безуспешно выдумывать немыслимые аналогии, чтобы постараться как-то передать нахлынувшую на меня бурю эмоций от этих нескольких слов. Ну как слов, хорошо известных и филигранно исковерканных матерных сочетаний. В общем, Ракова Стояна с Ебланом Ебланычем там не стояли даже рядом. Пытаясь сдержаться чтобы не заржать, я выронил паспорт в руку Абдуллы:
— Охуенно!
Абдулла это давно знал и уже улыбался вовсю. Вернулся толстый, и почему-то решив побыстрее разобраться с неординарным случаем, а может для того чтобы не мешались, пододвинул наши документы к старшему:
— Посмотри.
Тот, повертев мои права, прочитал фамилию:
— Кто?
— Я, — протиснулся я к бюро.
Он рассмотрел тех.паспорт:
— Доверенность?
— Я с хозяином, вон паспорт, — я показал на стол.
— Где хозяин?
Толик просунул сквозь очередь свою «косую» морду:
— Я.
Мент поднял глаза, сверил Толину голову с паспортом, поморщился — пьяных перевозить пока не запрещено. Он вопрошающе посмотрел на толстого, типа – и хуле?
— Там свинья, — неразборчиво прошептал толстый.
— Че? — старший снова поморщился.
— Свинья в автобусе, — сухо повторил толстый.
Блядь, как все серьезно подумал я. Старший на мгновение «завис». Ну как на мгновение, если бы речь шла о том, чтобы обыденно поинтересоваться документами на перевозимый груз, а не о способах разделки свиной туши хватило бы малой доли того мгновения. Он взял себя в руки:
— Документы на свинью есть?
Я повернулся к Пахе и мне на мгновение показалось, что дальше была его домашняя заготовка. Он мгновенно выхватил у скучающего Абдуллы свиную справку и с нарочито-серьезной мордой протиснувшись сквозь строй, оперся на ограждение.
— Вот! — протянул ее Паха.
Скучавший до этого народ, слегка оживился. Им явно не казалось тривиальным наше ночное путешествие.
Мент, зыркнув на Паху поверх очков, уткнулся в писаное.
— Вы хозяин? — поинтересовался он дочитав.
— Да, — как-то напыщенно кивнул Паха.
— Паспорт, — откинул ладошку мент.
Паха, порывшись в нагрудном кармане, протянул.
Мент внимательно пролистал паспорт до прописки, потом назад, зачем-то снова развернул справку:
— А кто такой. — медленно, по слогам мент начал зачитывать загадочное арабско-русское заклинание из справки, включая «Абдулла» и по тексту далее…, и в конце изо-всех сил стараясь не рассмеяться, матерясь при исполнении, наконец выдохнул:
— Где? — добавил он, забыв где было начало предложения.
Я отвернулся – народ улыбался уже во всю. Они, пожалуй, представляли дремучего чужеземного крестьянина в чалме и бурке, выжженный солнцем скалистый аул, отару свиней… или все-таки баранов…
— Я, — неожиданно, словно в сказке про старика Хоттабыча, и еле слышно пропело сзади. Толпа качнулась, и начиная хихихать вслух, повернулась на голос. Абдулла помахал менту рукой. Мент вытянул шею, затем сдерживаясь и стараясь сосредоточится повернул голову к Пахе:
— А вы…? — он медленно придумывал вопрос.
— Я нет, товарищ майор! – Паха заразительно гыгыкнул. Тоненькая ниточка в сознании майора связывающая меня со всем происходящим порвалась.
— Вы водитель? — он обращался к Пахе.
— Не угадали! — прорвало Пашу. Народ развеселился, я заплакал. Мент, ухватывая потерянную ниточку с надеждой посмотрел на Толика. Тому же вряд ли доходил весь смысл происходящего, он скорее платил взаимностью улыбающемуся менту, и как ребенок радовался вместе с ним. Я, привлекая взгляд майора, тыкнул себя в грудь, выдавив:
— Я водитель. Моя физиономия знакомой ему не показалась, скорее случилось дежавю из которого я его вывел показав пальцем на свои документы. Он что-то вспомнил и задумчиво собрав документы в кучу, протянул мне.
Из распахнутой двери автобуса пахнуло большими деньгами, и по кругу весело забулькал черпак. Мы тронулись и под утро добрались до места. Где-то в лабиринтах, накрытых утренним туманом кооперативных гаражей, я высадил пассажиров и наверстывая время, без остановки порулил дальше. А опухший Толик, на ходу постукивая головой по бортам, мокрой тряпкой размазывал по автобусу остатки чужого богатства.

Читайте также:  Офисные очки цена на них

Люди, ежедневно ходящие на работу, часто спрашивают:
«Как это вы, пенсионеры, проводите день, как убиваете время?»
Ну, например, вчера, в субботу, мы с женой поехали в город за покупками. Зашли в громадный центр покупок, обошли чуть ли не все магазины, кое-что купили и собрались домой.
Выйдя из последнего магазина на парковку, мы увидели полицейского, выписывающего штраф за превышение времени стоянки. Вежливо, с улыбкой, я спросил его, не может ли он снисходительно отнестиcь к двум пенсионерам и не выписывать штраф. Без всякой реакции на мою просьбу он положил квитанцию штрафа под дворник на лобовом стекле.
Это вывело меня из себя, и я обозвал его тупицей.
Он посмотрел на меня ничего не выражающим взглядом и и выписал ещё один штраф за спущенные колёса, положив его под первый.
Тут уже вмешалась моя жена. Люди, знакомые с ней, знают — если она заведётся, остановить её очень трудно.
После короткой словесной перепалки она сообщила ему, что он м…., за что был выписан третий штраф.
Чем больше мы его оскорбляли, тем больше штрафов он выписывал.
Вся эта котовасия длилась минут десять.
Потом пришёл наш автобус, и мы поехали домой.
Мы не пожалели хозяина автомобиля, так как на заднем стекле был приклеен стикер «Долой Израиль. Я поддерживаю ХАМАС.»
Да уж.
В нашем возрасте очень важно находить различные развлечения — мы ведь пенсионеры и у нас есть много свободного времени.

К истории 899168 от 1 августа про шведский стол.

Мне сразу вспомнился первый шведский стол за границей в 1993 году в Южной Корее, в Сеуле. Мы там были с группой молодых (в основном) людей из России. На первый ужин в столице нас привезли в ресторан с гигантским шведским столом, включающим сырую рыбу (сашими) и многие другие морские деликатесы.

Причём корейская кухня, как вы знаете, изобилует острыми и очень острыми блюдами. Нас сразу предупредили, что если на тарелке что-то остаётся, то компании придётся платить большой штраф, так что нужно брать только столько, сколько мы можем съесть.

Нас, группу руссо туристо, выпустили из автобуса и запустили в зал, где мирно ужинали ничего не подозревающие корейцы, в основном парами. Сказать, что это было нечто, это ничего не сказать. В течение полутора минут вся еда из многометровых выкладок буфета оказалась на тарелках наших туристов. Включая резко красные блюда из чего-то нарезанного, которые, как мы быстро выяснили, были крайне острыми закусками, мы их даже в рот положить не могли (корейцы брали 1 ложечку к чашке риса как приправу). Да, конечно, там были названия, что это, но мы ни по-корейски, ни даже по-английски большинство не понимали.

Мы просто хапали все подряд, надо было что-то хватать, потому что каждый понимал, не схватишь – останешься без ужина, в кругу руссо туристо хлопать ресницами чревато.

Стойка с фруктами опустела мгновенно. Кусочки арбузов, дыни, бананы, ягоды и другие экзотические фрукты, названий которых мы не знали, были сметены голодающими из России в момент. Шустрые корейцы подсуетились и выложили еще фруктов, их тоже смели за 30 секунд. Стайка менее проворных девушек паслась у опустевшей фруктовой стойки с тарелками наперевес. Еще 3 загрузки с тем же результатом и корейцы либо решили оставить эту затею, либо послали кого-то на ближайший рынок докупать продукцию, но новых загрузок бананов, киви и клубники не произошло.

Народ жрал так, как будто их не кормили со времен второй мировой. Ужинающие корейцы изумленно пялились из-за столиков по углам, самые ближние к буфету столы были заняты русскими (ближе бежать за добавкой). Народ быстро обменялся впечатлениями, был вынесен приговор, что красные блюда не стоит брать, тарелки с горами несъеденной еды начали заполнять центр столов. Кучи дорогостоящих ломтиков сашими, не прошедших тест на вкус у российских ценителей деликатесов, безотрадно нагревались до комнатной температуры.

Несколько минут не было чистых тарелок (у каждого нашего было перед ним минимум 2-3), потом их поднесли. Обслуживающий персонал встал в наблюдение у каждого угла, чтобы вовремя подсуетиться, так как даже запасы того, что никогда не заканчивается, были под угрозой. Руссо туристо с тарелками наперевес кружили вокруг буфета, высматривая, что еще они не попробовали, либо не распробовали как следует.

Вежливые корейцы пропархивали, как птички, пытаясь положить себе ложечку еды под локтями внимательно рассматривающих и нюхающих блюда наших. По сравнению с корейцами, облаченными исключительно в костюмчики с галстуками, наша толпа в трениках “Адидас” выглядела внушительно. Мало кому из местных удавалось протиснуться к заманчивым мясным и креветочно-крабовым витринам, их уделом оставались рис и красные овощные соусы.

Налопавшись всего подряд и удостоверившись, что клубники и киви все еще не поднесли, народ налег на тортики и сладости, стараясь впихнуть в себя все, что положили на тарелку, хотя это было совершенно безнадежной задачей. Корейские организаторы пытались убедить наш народ выйти из-за столов (вакханалия продолжалась уже более 2 часов, пора было ехать в гостиницу), но те не сдавались, продолжая втискивать в рот недоеденное. Шанса что-то вынести не было, у выхода уже стояла “проверка” из персонала ресторана.

В конце концов, организаторы сумели вытурить наших из ресторана, по одиночке. Загнав нас в автобус, они явно облегченно вздохнули.

Мне было очень любопытно, сколько организаторы заплатили в качестве штрафа. Судя по их встревоженным лицам, сумма оказалась, наверно, немаленькая. Больше нас в этот изумительный ресторан не привезли. Следующий ужин мы поглощали в какой-то забегаловке, где каждому приносили по тарелке.

В кабинете дежурного следователя несколько сотрудников занимались тем, что внимательно смотрели видео на экране ноутбука. По периодически раздающимся взрывам хохота можно было подумать, что они смотрят какие-то весёлые ролики с ютуба. На самом деле они изучали следственные материалы.

* * *
На средней площадке рейсового автобуса стоял мужчина и разговаривал по телефону. Одной рукой он разговаривал по телефону, а другой держался за поручень над головой. Народу в автобусе было не сказать что битком, но и не мало. Тем не менее вокруг мужчины с телефоном образовалось свободное пространство радиусом с метр. Пассажиры сторонились и изредка бросали на мужчину косые неодобрительные взгляды. Эти неодобрительные взгляды вызывал скорее не сам по себе мужчина, в котором ничего ни странного, ни опасного, кроме хамской привычки разговаривать по телефону в общественном месте, не было. Неодобрительные взгляды вызывал пакет, что был у мужчины в той же руке, которой он держался за поручень. Пакет болтался и раскачивался на уровне головы в такт движению автобуса, и легко мог кого нибудь задеть. В пакете, судя по отчетливым очертаниям и характерным звукам, находилось несколько бутылок.

— Мужчина! — наконец не выдержала одна из пассажирок, дама весьма пышных форм. — Мужчина, вы не могли бы опустить пакет.

Поскольку и руки, и рот у мужчины были заняты, он ответил даме мимикой лица. Мимика эта говорила: «Мадам, не надо нервничать! У меня всё под контролем!»

Автобус меж тем подходил к остановке «Школа». Там неподалёку действительно была школа. И на проезжей части, как и полагается возле любой школы, стоял знак ограничения скорости, а асфальт бугрился несколькими лежачими полицейскими. Автобус, как и предписывали правила, плавно сбавил ход, и слегка подпрыгнул на кочке лежачего полицейского. Этого оказалось достаточно, чтобы содержимое пакета тоже подпрыгнуло, в результате чего дно пакета лопнуло по шву, и его содержимое с высоты человеческого роста полетело на пол. Содержимое, как и угадывалось, составляли три бутылки какого-то красного вина.

Бутылки моментально достигли пола, и с весёлым звоном разлетелись на сотни осколков и брызг, окатив ароматным содержимым всех, кто находился в радиусе одного-двух метров. Фиолетовые брызги, попав на преимущественно светлую по причине жары ткань, моментально растекались по ней грязными причудливыми узорами.

— Да это что ж такое. — закричала пышная дама, с ужасом разглядывая на своей белой юбке, и не менее белой блузе новоявленные разводы. Народ задвигался, и возмущенно забухтел, разглядывая одежду и пытаясь определить степень ущерба. Виновник торжества быстро убрал телефон в карман, и стоял с пустым пакетом, растерянно разглядывая груду битого стекла в луже у себя под ногами.

— Вот ты же ж мать! — в сердцах выругался он.

Слева от него парень с портфелем удивлённо наблюдал, как на его отличных кремовых брюках сиреневые капли постепенно превращаются в безобразные кляксы. Парень был атлетического телосложения, и бугры мышц, растягивающие рукава его белоснежной рубашки, были приобретены явно не в офисе. Бросив изучать безвозвратно испорченные брюки, парень переключил своё внимание на виновника.

— Ты что ж наделал, сука?! — спросил он у мужика, и сделал к нему шаг.

Остальные пассажиры одобрительно загалдели, и сделали то же самое. Кольцо разноцветных граждан вокруг мужика стало стягиваться и смыкаться. Мужчина понял, что сейчас его скорей всего будут бить. Он сделал шаг назад и упёрся спиной о поручень. Дальше отступать было некуда.

И когда уже казалось, что неизбежное вот-вот случится, внезапно растерянность на лице мужчины сменилась широкой улыбкой, он шагнул вперёд, вытянул руки по направлению к толпе в успокаивающем жесте, и хорошо поставленным голосом громко сказал:

— Спокойно, товарищи! Улыбайтесь, вас снимает скрытая камера!

И показал рукой куда-то себе за спину.
Потом вытащил из нагрудного кармана картонку визитной карточки, помахал ею перед носом пассажиров, и добавил:

— Канал РЕН-ТВ, программа «Скрытая камера».

Агрессия на лицах сменилась растерянностью. Люди завертели головами, пытаясь угадать, где же прячется глазок камеры. Но скрытая камера на то и скрытая, что фиг ты её сразу заметишь. Мужчина с пакетом меж тем продолжал.

— Товарищи, я хорошо понимаю ваше возмущение! Но и вы нас поймите! Искусство, как известно, требует жертв! И сегодня оно выбрало жертвами вас! Но мы безусловно готовы компенсировать все ваши издержки. Я попрошу никого не расходиться! Сейчас подойдёт наш редактор, и с каждым индивидуально согласует сумму ущерба! Повторяю! Пожалуйста, не расходимся!

В этот момент автобус подошел к остановке, двери открылись, и мужчина продолжил.

— А я сейчас, с вашего позволения, переодену в операторской машине брюки, и тоже к вам присоединюсь! И мы сможем обсудить ваше дальнейшее участие в программе! Ну, кто захочет, конечно!

На этих словах он спрыгнул с подножки автобуса и скрылся в толпе. Двери закрылись, и автобус плавно тронулся дальше по своему маршруту.

А забрызганные пассажиры так и ехали до конечной, в ожидании мифического редактора с полными карманами компенсаций.

* * *
В одном мужчина не соврал. Камера в автобусе действительно была. Только не скрытая, а обычная служебная, которая в режиме нон-стоп записывала всё происходящее в салоне автобуса. Именно запись с этой камеры и изучали спустя несколько часов следователи, отрабатывая по горячим следам заявление группы пострадавших.

В заявлении этих граждан, как ни странно, не было ни слова про испорченную одежду. Зато там было много возмущенных слов про обчищенные карманы, исчезнувшие в момент происшествия из этих карманов кошельки, смартфоны, и прочие дорогие сердцу каждого гражданина вещи.

Венерологом я был недолго, собственно, меня это никогда и не прельщало, хотя в начале 90-х вполне себе гарантировало кусок хлеба с маслом.
Тем не менее, целых четырех месяца меня интенсивно обучали этой нужной, и в принципе несложной, но очень уж специфической профессии. Этого мне вполне хватило – теперь у меня в «багаже» есть дюжины две любопытных венерологических историй, которыми могу здесь поделиться. Это, в общем-то, все, чем изучение венерологии смогло мне пока пригодиться – ну, спасибо ей и за это.
Пару историй я в очень усеченном виде рассказывал в комментах лет 5-7 назад, думаю, их мало кто помнит с тех времен. Для самых памятливых могу сразу пообещать, что версии будут «расширенные и дополненные».
При всех недостатках периода распада Союза как минимум один положительный момент у СССР точно был – число больных заболеваниями, передаваемыми половым путем (ЗППП), в конце 80-х было минимальным. Помню, на весь наш большой город-миллионник за четыре месяца моего обучения было не то три, не то четыре случая сифилиса.
Один из случаев был интересен лишь личностью пациента – это был известный дирижер из Москвы, который просто не хотел светиться с таким диагнозом в столичных клиниках (ну, трахнул дежурную по этажу в какой-то провинциальной гостинице где-то на гастролях. ).
А те три случая, что остались, расследовались по полной программе, хоть и без привлечения ментов – так тогда было положено, никакой анонимности венбольных и сокрытия контактов не допускалось…
Один из пациентов был шофер дальнобойщик, подхвативший сифилис от плечевой где-то в районе МКАД. Там была интересная ситуация. Трахнул он плечевую, и при этом простыл (в октябре дело было). Приехал он в родной город на следующий день сексуально удовлетворенный, но с температурой 38 С. Тем не менее, родную жену он таки успел поиметь, после чего его на скорой увезли в больницу с тяжелейшей пневмонией. Он провалялся в больнице почти месяц, чуть концы не отдал, но – пневмонию у него вылечили. Высокими дозами антибиотиков. Которые параллельно вылечили его и от начинающегося сифилиса (подхваченного от плечевой). И вот этот шофер возвращается, голубчик, домой, здоровый, практически стерильный – а там его встречает родная жена. А у жены за этот месяц первичный сифилис уже перешел во вторичный. И она его, голубушка, только что вылеченного от сифилиса, повторно заражает ЕГО ЖЕ сифилисом. Через пару недель он идет к врачу с шанкром на члене. Диагноз – ПЕРВИЧНЫЙ сифилис. Обследуют жену – ВТОРИЧНЫЙ сифилис. По всем канонам – она источник заражения, а он чист, аки голубь небесный. «Признавайся, сука, с кем спала». А она – честная женщина, спала только с мужем, плачет, готова руки на себя наложить. Недели две врачи мучались с этой парой, но потом все же восстановили истинный ход событий. Более того, по описанию, данному шофером, и ту плечевую нашли потом, месяца через два. Нашли, кстати, во Львове… Сейчас такое даже и представить нельзя, контакты никто не разыскивает, даже и права не имеют, тем более Львов теперь вообще другая страна…
Между прочим, наша зав отделением была полностью уверена тогда, что термин «плечевая» возник от того, что дама сия «кладет голову на плечо водителю во время поездок». Все попытки мужской части нашего отделения рассказать ей какие-то базовые вещи насчет «плеча перевозок» не увенчались успехом.
Второй случай был такой – одинокая деревенская бабушка, лет 75, из дальнего района, вернувшись раз с огорода в свою избу, увидела сидящую на столе большую крысу. Бабушке это не понравилось, она махнула на крысу рукой, чтобы ее прогнать, а та, не будь дура, вцепилась ей в руку и прокусила палец до крови. На следующий день бабушка поехала в ЦРБ, показаться врачу, обработать укус, и узнать, нет ли бешенства в районе, а то, может, и уколы от бешенства делать пришлось бы. Ехать в ЦРБ было долго, бабушка приехала туда поздно, и врач, принимавший ее, сказал: «Бабуся, чего тебе на ночь глядя домой теперь тащиться, твой автобус уже ушел, давай мы тебя дней на 5 в больницу положим, пообследуем, а если ничего не найдем, там сразу выпишем».
Положили бабку в больницу, больше, как бы сейчас сказали, по социальным, а не по медицинским показаниям, ну а наутро – как учили, анализ мочи, анализ крови, реакция Вассермана. RW оказалась, не поверите, 4 креста (++++, все очень плохо). Повторно взяли кровь, уже более специфичный метод использовали – все равно ++++. Сифилис, однако! Стали к бабке подкатывать, мол, когда последний раз с мужиком-то была, бабуся… Та краснеет, и говорит, что, кажись году в 1968 согрешила с дедом со своим, ныне уж покойник он, лет 10 тому как. В ЦРБ с венерологами швах, так что отправляют бабку в область. При этом все соседки узнали, что «у Никитичны – сифилис», аж запретили ей из общего колодца воду брать, она уж очень сильно переживала. Приехала Никитична в областной КВД, а там и увидели, что сифилис-то у нее – врожденный, со всеми характерными признаками (зубами, голенями, и т.п. – кому интересно, милости просим в Википедию). Начали расспрашивать о родителях, о семье. Та рассказывает, что она самая младшая, у матери ее было 5 беременностей, первая закончилась выкидышем, следующая – ребенок родился, но умер примерно года в полтора, второй дожил лет до десяти, и тоже умер от какой-то непонятной болезни. Еще один брат болел и умер лет в 40, она вот дожила до 75 лет, и есть еще у нее младшая сестра, 70 лет, живет там-то и там-то, ничем не болеет, да и сама она ни разу – до этой крысы проклятой – к врачу за свою жизнь не обращалась, все было хорошо, вот только детей не было. Нашли сестру, сделали анализы – у той тоже ВРОЖДЕННЫЙ сифилис. Т.е. согрешили папа с мамой где-то в самом начале XX века, несмотря на это, сами выжили, ну и родили детей, которым передали свою инфекцию. Первенец получил спирохет больше всех и не справился с такой нагрузкой. Чем дальше от момента заражения, тем меньшую дозу спирохет передавала мать своим детям, тем здоровее они были, и тем дольше жили. Если бы не та злополучная крыса, то две младших дочери, не обращаясь в своих деревнях к врачу, так бы никогда и не узнали, что всю жизнь были больны сифилисом.
А вот и третий случай — в одной воинской части дочь капитана и поварихи гарнизонной столовой решила пойти по стопам матери и устроиться в столовую после окончания десятилетки (в 17 лет). На предварительном медосмотре — вторичный сифилис. Что, как, у родителей чуть не инфаркт с инсультом. Как положено в советское время было – начали выяснять возможный источник заражения «капитанской дочки». Выяснилось, что минимум 40 подчиненных ее папы-капитана ее трахали — за бесплатно! — за последние полгода (мы лечили сифилис, а не занимались моральным обликом советских военнослужащих, поэтому предыдущие периоды нас не интересовали). Всех, кого она вспомнила, голубчиков, мы доблестно профилактически (!) пролечили — признаков заболевания не было ни у кого! Девушка была по-своему не дура, и выбирала для секса преимущественно военных в чине не ниже лейтенанта. Один лишь у нее был в списке контактов рядовой – москвич, сын какого-то генерал-лейтенанта, короче, мальчик перспективный. Но, как потом случайно оказалось, не она одна «полюбляла» этого генеральского отпрыска. В Москве, как мы потом выяснили, оный генеральский сынок (18 лет) за милую душу «пользовал» 40-летнюю секретаршу своего папы. Она ему минимум раз в неделю звонила в его в/ч по «вертушке», а тут она попросила его к телефону, а ей ехидным голосом говорят: «А ваш Вася уже неделю как от сифилиса лечится!» Она на следующий день прилетела к нему, устроила разборку, причем он после этой разборки ломанулся вешаться, но его устерегли, мы накачали его антидепрессантами, короче, все было с парнем хорошо. Часть лейтенантов начали нам «сдавать» свои дополнительные половые контакты, за пределами в/ч – оказалось, что в в/ч с «шефскими визитами» любили наезжать дамы из райкома комсомола, числом 3-4 одновременно, причем каждая дама за «сеанс» обычно имела контакт с 5-7 военными. Мы вызвали тех дам, был большой скандал в райкоме, но сифилисом нас тот райком не «порадовал», была только у тех дам гонорея, и то не у всех, да вши лобковые. С учетом огромного числа возможных половых контактов расследование цепочки сильно затянулось, в итоге мне рассказывали уже после завершения моего обучения концовку той истории.
Как в итоге выяснилось, «капитанскую дочку» заразил ее же школьный учитель физкультуры, он заразился от любовницы, жены местного врача скорой помощи, бисексуала, которого заразил его партнер-наркоман, убежавший к тому времени на Кавказ. И только там его следы затерялись, хотя всю предыдущую цепочку наши эпидемиологи доблестно выявили и пролечили, кого надо было.
Сейчас это рассказывается и слушается как сказка, т.к. никого сейчас не ищут, даже у заболевших имени уже не спрашивают. Какая уж тут теперь профилактика – немудрено, что с такими, мягко выражаясь, свободными нравами, в 90-е, при разрушении системы выявления контактов больных с ЗППП, сифилис, гонорея, да и СПИД – рванули ввысь…

Читайте также:  Название очков в стиле ретро

Работал у нас в детской поликлинике кардиолог — Эдуард Ефимович (все имена и отчества сохранены). Как и все мы, летом он на 1-2 месяца отправлялся в пионерский лагерь служить врачом — за кухней следить, детей взвешивать, тумбочки проверять, порезы зелёнкой мазать. если чего серьёзнее не случится, тьфу-тьфу.
Было тогда ему лет 38-40, спортсмен, волосы «соль с перцем», слегка кучерявый, восточный профиль, глаза, брови. нравился женщинам неслабо.
Как-то он рассказал:
«1985 год, борьба с пьянством в самом разгаре, за выпивку начали не просто в отпуск зимой отправлять и очередь на квартиру переносить, уволить могли запросто, с любой должности. Все очень серьёзно, не по-детски.
Последняя, августовская, смена в пионерлагере, последняя ночь. Всё как обычно — дети не спят, бегают по соседним палатам, мажут спящих зубной пастой и зелёнкой. Вожатые делают вид, что бегают за ними, иногда выпивая вина/водки/бражки, не пьянства ради — традиции для)
Я тоже не сачковал, что я — не врач, что ли? Ночь прошла нормально, рано с утра покормили детей и по автобусам. Через час-полтора приехали в город к Драмтеатру, высадили детей, раздали родителям, лишних не осталось, все в порядке!
Еще по стаканчику и потихоньку домой направился, там уже стол накрывают — и смена закончилась, и сразу после обеда мы с женой Надеждой в отпуск к моей маме в Кишинёв летим, сентябрь, бархатный сезон. лепота!
И тут меня накрыло. вино, бессонная ночь, вино, трясущий автобус, вино, жара накатывает. и упал я под кустики на краю площади, просто вырубился.
Народ наш лагерный уже разбежался по домам, только медсестра Аня как-то увидела меня, попыталась растормошить, поднять. бесполезно, я даже не мычал, спал просто сладко и в удовольствие!
Она понимала, что меня за такие фокусы — вытрезвитель/телега/профком — легко уволить могут, да и просто нормальная была, не бросила, однако.
К счастью, жила она совсем рядом, на Ленина, 84. Кто-то помог меня слегка растормошить и поднять, она чуть ли не на себе потащила, ногами я, видимо, ещё мог перебирать. так и довела до своей комнаты в четырехкомнатной коммуналке.
Через два часа я проснулся, не потому, что протрезвел в холодке, а просто сухое вино отчаянно просилось наружу.
Пытаюсь встать, бурчу что-то, а Аня чуть ли не набросилась на меня, рот ладошкой затыкает и шепчет в ухо, чтобы я прекратил шуметь.
Я ничего не соображая — ну очень пИсать хочется!! — пытаюсь встать, а она меня удерживает и рассказывает шёпотом.
Короче, соседи у неё не просто не сахар, жизнь хоть кому отравят. Она девушка порядочная, живет одна и если соседки-старушки увидят в ее комнате мужчину — то жизни ей не будет совсем. заклюют вусмерть.
Я ей, конечно, сочувствую искренне, но пИсать меньше мне от этого не хочется, наоборот, резервы организма на пределе, о чем я, как честный человек, ей и заявил. Ладно что Аня медсестра, притащила ведро какое-то, вышла, вернулась, забрала ведро.
Уфффф. жизнь налаживается!
И тут до меня, наконец-то, доходит, что я уже два часа как должен быть дома, чемодан закрывать; что жена/тесть/теща/кум и прочие многочисленные родственники сидят за столом, вернее, уже не сидят, а обрывают телефон коллег, скоро по больницам начнут звонить! Пипец.
Объясняю Ане, шёпотом и жестами, что ее жизненный уклад мне понятен и даже когда-то где-то был близок по ментальности, однако, если я немедленно не появлюсь дома, то соседки-старушки ей божьими одуванчиками покажутся.
Попрепирались немного, Аня и говорит: одной соседки нет дома, учапала куда-то с утра; вторую она попросит сходить за хлебом; а третью уведёт на кухню, про смену рассказать; я же должен сразу после этого тихонько выйти в коридор, открыть замок входной двери, выскользнуть бесплотной тенью, и не захлопывать дверь, а тихонько прикрыть.

Вот, кряхтя, ушла соседка в магазин.
Вот вторая возится на кухне.
Аня там же отчаянно брякает чайником, создавая мне звуковую завесу.
Вот я, сняв туфли и держа их оба-два правой рукой «щепоткой» сверху, в носках на носочках крадусь по коридору к ободранной коммунальной дверце на свободу.
Вот левой рукой отвожу щеколду.
. громкий скрип двери, но СЗАДИ. там, где соседка якобы «учапала с утра». и непередаваемо удивленно-восторженный, радостный, грассирующий, до боли знакомый голос чуть ли не кричит: «Здгггавствуйте, Эдуагггд Эфимович. «
Туфли с грохотом падают на пол. я, шаркая на всю квартиру, одеваю их. с громким щелчком открываю дверь. и уже на выходе, даже не оборачиваясь: «Добрый день, Бэлла Абрамовна. «.
А чего оборачиваться, голос лучшей подруги своей тещи я и так прекрасно знаю. как знаю и то, в каких красках и с какими эпитетами она будет с придыханием рассказывать всё в картинках. а мне кто поверит, после туфель в руках и «носочках на носочках».

Через полчаса я дома, Бэлла ещё не успела позвонить, все радостно-взволнованы: «Эдик, мы тебя чуть не потеряли, уже волноваться начали, скорее за стол, такси уже здесь, пора в аэропорт!» и прочие встречающе-провожающие хлопоты и возгласы большой и пока ещё дружной семьи.

Прилетели к маме в отпуск. я от каждого телефонного бряканья вздрагиваю, все жду звонка жене от тёщи. сломя голову бегу через всю квартиру. на пляж не хожу, боюсь звонок пропустить. ни сна, ни аппетита, естественно.
Через три-четыре дня мама меня поймала на кухне, приперла, допросила. я раскололся, все как было рассказал.
«Ндааа, сынок, «я тебе, конечно, верю», как поётся в известной песне, но не представляю, чтобы кто-то ещё в это поверил. Помочь я тебе ничем не могу, но отпуск ты проведёшь спокойно — все звонки я беру на себя, никто кроме меня трубку не возьмёт. А дома уж как будет, так и будет, ничего не поделаешь. Постарайся поспать».
Через месяц летим мы домой. Настроение мое можешь себе представить, каких только картинок встреч, вопросов, криков и массы остальных приятных вещей я сам себе не нарисовал-не представил.
Самолёт сел, все выходят, я сижу, тяну секунды. все вышли, и бортпроводница уже брови хмурит, и жена торопит. а я встать не могу, такое бывает при сильном стрессе, ноги отнялись.
Кое-как, цепляясь за Надежду, встал, она меня почти протащила пару метров, рефлексы стали возвращаться, и я потихоньку захромал к трапу.
В те времена от самолёта к выходу в город пешком по полю шли. за забором уже никого, все своих встретили и уехали, только встречающие нас тёща с тестем стоят, руками так рааааадостно машут, улыбаются широкооооо.
«Ну где же вы! Мы уже волноваться начали! Все прошли, а вас нет! Надя, как же ты загорела хорошо, посвежела, отдохнула! Эдик, а ты чего похудел так? И бледный весь? Ты болел? Что случилось?»
Смотрю я на их фальшивозаботливые лица и не верю, что этих двуличных людей, растягивающих удовольствие от моих мучений, я много лет любил и уважал.
Приехали домой, стол накрыт, тосты, охи-ахи, рассказы-вопросы. а про Бэллу — ни звука. Ну ладно, думаю, хрен с вами, хотите понаслаждаться-наслаждайтесь, я тоже подожду.
Прошёл месяц. Я похудел килограмм на семь, не сплю, аритмия появилась, на работе ничего не соображаю, живу как зомби какой. Спиртное не берет, пью как воду, а после стакана водки отравление наступает.
Подошли ноябрьские праздники. Стол, еда, выпивка, все родственники в гостях, шум, тосты, тёща напротив меня за столом.
И Я НЕ ВЫДЕРЖАЛ.
Оперся на локти, наклонился к ней через весь стол и почти проорал: «А что, мама, как там Ваша подруга, Бэлла Абрамовна, поживает. «
. После ответа я захохотал-заржал, даже не заржал, загоготал, раскинул руки, сбросил все со стола, откинулся в хохоте назад, грохнулся вместе со стулом на пол, и бился в натуральной истерике минут пять, пугая родственников.
Меня полили водичкой, я успокоился, сел, налил, со вкусом выпил и с ещё большим вкусом закусил!
Никто из родственников так и не понял, почему я столь бурно, неадекватно-эмоционально отреагировал на грустный тёщин ответ: «Ах, Эдик, в тот день, когда вы улетали в отпуск, у Бэллочки небольшой инсульт случился и речь отнялась. «

Вдруг трам-тарарам!, перешедший в вай-вай! –
Автобус влетел в наш набитый трамвай,
Не важно, влетел под каким он углом,
Важней – я руки получил перелом…
Сказал врач, с руки поснимав шины-гипсы:
– Прогресс! – из пакетика сам берёшь чипсы,
Чтоб дальше бороться с трамвайною травмой,
Болящую руку настоем из трав мой!

С хирургом не спорят – хирург всегда прав,
С тех мою руки настоем из трав…
«Травмайная… трамва»… – к словам бы привык,
Но, силясь сказать их . сломал свой язык!

источник