Меню Рубрики

Что такое категория с философской точки зрения

В древнегреческом языке κατηγορία буквально — «обвинение», от κατα- — приставка, обозначающая противодействие, и ἀγορεύω — «выступаю с речью (на собрании)», от ἀγορά — «народное собрание». Изначальный смысл «обвинения» ослаблен Аристотелем до «утверждения», высказывания». Именно в этом, втором смысле Аристотель применил слово κατηγορία по отношению к 10 наиболее общим характеристикам (признакам) вещей.

Латиняне (например, Августин и Боэций) переводили Аристотелево слово κατηγορία неологизмом praedicamentum (от praedico — объявлять во всеуслышание; реже — именовать, называть). В Средние века и в эпоху Ренессанса наряду с praedicamentum использовалась прямая транслитерация с греческого — categoria.

В английском языке выражение «категорический императив» (categorical imperative) из философии И. Канта впервые употреблено в 1827 году [1] .

Понятие категории (логической категории) развивалось в процессе становления философии как науки.

Было введено Аристотелем. Аристотель разумеет под категориями наиболее общие понятия, служащие предикатами, выводит их из грамматических форм и насчитывает их 10: «сущность» (или «субстанция») (др.-греч. οὐσία ), «количество» (др.-греч. ποσόν ), «качество» (др.-греч. ποιότης ), «отношение» ( τὸ πρός τί ), «пространство» ( τὸ που ), «время» ( τὸ πότε ), «состояние» ( τὸ κεῖσθαι ), «действие» ( τὸ ποιεῖν ), «обладание» ( τὸ ἔχειν ) и «претерпевание» ( τὸ πάσχειν ).

В известном [источник не указан 123 дня] смысле можно смотреть на пифагорейскую таблицу 10 противоположностей, как на попытку перечисления категорий (конечное и бесконечное, парное и непарное, единство и множество, свет и тень, благо и зло, квадрат и иные фигуры). Аристотелевская таблица категорий представляет несовершенства двоякого рода: случайность выведения (из частей речи) и сводимость одних категорий к другим. Стоики вместо десяти Аристотелевых категорий принимали лишь четыре: субстанция, качество, модальность и отношение; не хватает здесь только категории количества [источник не указан 549 дней] . Плотин в первых трёх книгах шестой «Эннеады» подробно критикует Аристотелеву таблицу и предлагает свою, которая, однако, в истории не играет никакой роли [источник не указан 535 дней] .

Порфирий написал «Введение» к «Категориям» Аристотеля.

Также комментарии, как к «Категориям» Аристотеля, так и к «Введению» Порфирия, написал Боэций.

В связи с первой категорией (точнее, существования второй сущности — бытия видов и родов) в X в. начинается спор об универсалиях.

Раймунд Лулльский (1234—1315) пытался перечислить принципы или самые общие понятия и самые общие отношения мышления к предметам. Эти принципы он располагал в виде табличек, причём из различных комбинаций принципов должны были получаться всевозможные новые точки зрения. Таким образом его К. должны были служить своего рода логикой открытий.

По версии Канта мир ощущений является полным хаосом, нагромождением беспорядочных чувств и событий. Нужно навести в этом хаосе порядок. Этот мир преобразуется при помощи априорных форм чувственности, какими являются время и пространство. Время и пространство не существуют в реальном мире, а являются формами нашего восприятия, организующими изначальный привходящий в восприятие хаос. Они существуют без опыта и вне опыта в том смысле, что присущи нашему чувственному восприятию как таковому, наличие восприятия само по себе предполагает существование в нем механизмов упорядочивания ощущений в пространственном и временном измерениях. Наложение связей в мире феноменов находится при помощи категорий рассудка. При помощи этих связей познающий превращает хаос в порядок и закономерный движущийся мир. Кант выделяет следующие категории рассудка:

  1. Категории количества
    1. Единство
    2. Множество
    3. Цельность
  2. Категории качества
    1. Реальность
    2. Отрицание
    3. Ограничение
  3. Отношения
    1. Присущность и самостоятельное существование (substantia et accidens)
    2. Причинность и зависимость (причина и действие)
    3. Общение (взаимодействие между действующим и подвергающимся действию)
  4. Категории модальности
    1. Возможность и невозможность
    2. Существование и несуществование
    3. Необходимость и случайность

Учение Канта, представляет тот же недостаток, что и Аристотелево. Кант не выводит К. — формы рассудка — из деятельности рассудка, а берёт их из готовых суждений; случайный характер К. и недостаток выведения — вот упрёки, которые делает Канту Фихте. Нужно вывести все К. из высшего их основания — из единства сознания. Задачу эту полнее, чем Фихте, решил в своей логике Гегель.

Под К. Гегель разумеет то же, что и Кант, только решительнее придаёт им метафизический характер. Средством выведения К. служит диалектический метод. Началом процесса образования К. является самое отвлечённое, бедное по содержанию понятие бытия, из которого получаются сначала К. качества, потом количества и т. п.

Ниже приведены различные определения этого термина, существующие в настоящее время.

  • Категория — любое понятие, которое является «предельно общим» или близким к нему; понятие, обладающее большой мощностью (объёмом).
  • В диалектической логике под категорией (логической категорией) понимается понятие, отражающее последовательную стадию становления любого конкретного целого (соответственно процесса его духовно-теоретической репродукции).
  • В метафизике категориями бытия или просто категориями называются различные способы бытия.
  • Одна из наиболее абстрактных областей современной математики — теория категорий — использует в качестве базовых термин «категория». Утверждается, что данный термин был применён ее авторами в связи с терминологией Иммануила Канта ( [2] )
  • В диалектике Ротенфельда Ю. А. выведен бесконечный категориальный ряд, находящийся на промежутке между абстрактным тождеством и абсолютным различием. Каждое из них представляет собой разновидность симметрии .

По отношению к категориям в современной науке и в философии сформировались несколько подходов. Категории есть наиболее общие понятия, как правило, не поддающиеся определению в рамках одной теории, а часто и в целом научном направлении, дисциплине.

Таблица для экспресс-анализа [3]
Структура
(организация)
Цель
(вектор)
Эффективность
(результат)
Схема
(технология)
(предметная область) Свойства
(особенности)
Процессы Масштаб
(размер)
Множество
(элементы)

Категории служат составными элементами для категориальных схем (КС), определяющих процедуры мышления, также каждая из категорий за счет возможностей дешифровки сама есть носитель процедурного момента, тогда как КС выступает рабочей программой.

Категории используются в задачах систематизации знания и познавательного процесса, где они играют роль обозначений для рубрик. Наряду с этими определениями категории воспринимаются как метаязыковые образования, к которым относят дефиниции классов понятий.

Категории есть особые когнитивные единицы, обеспечивающие процессы переноса знаний (Knowledge Transfer) в многодисциплинарных исследованиях (МИ).

Категории фиксируют классы знания, этапы и факторы познавательного процесса, поэтому они входят в систему управления знаниями.

Категории позволяют связать любое знание с философией и, наоборот, осуществить переход от нее ко всякой конкретной области знания.

Вместе с тем, несмотря на значительный интерес к категориям, их применение в современном естествознании осуществляется в основном на уровне интуиции. [4]

  1. Online Etimology Dictionary
  2. «Наука в Сибири»
  3. Таблица приведена в качестве примера, можно использовать комбинации любых (попарно) дополняющих друг друга категорий для как можно более полного описания предметной области.
  4. (См. Разумов В. И., Сизиков В. П. Категориальный аппарат в современном естествознании // Философия науки. 2004, № 1. С. 3-29).

Wikimedia Foundation . 2010 .

Философия в Норвегии — Философия Норвегии. Философия в Норвегии начала самостоятельно развиваться лишь после основания в 1811 году университета в Кристиании (ныне Осло). Одним из ее первых представителей был Нильс Трешов (1751 1833), преподававший с 1813 года в… … Википедия

Философия Украины — Философия Украины. История украинской философии как науки вызывает скептическое отношение некоторых ученых, которые ставят под сомнение её существование как таковой. Все приводимые доводы и аргументы в значительной мере обусловлены недостаточным… … Википедия

Философия психологии — Философия психологии сравнительно молодой специальный раздел философии науки, занимающийся исследованием и изучением методологии эмпирической психологии, знаний, полученных в науке психологии. Принято считать, что философия психологии… … Википедия

Философия искусственного интеллекта — задаётся вопросами о «мышлении машин», рассматривает вопросы: Может ли машина действовать разумно? Может ли она решать проблемы, которые человек решает с помощью размышлений? Может ли машина иметь разум, сознание, психическое состояние в той мере … Википедия

Философия искусства — Философия искусства сегмент общей Философии культуры, особенность которого составляет эстетика, являющая основу и суть философии искусства. Авторитетнейшее издание, «Новая философская энциклопедия»,, подготовленное Институтом Философии… … Википедия

Философия — Скульптура «Мыслитель» (фр. Le Penseur) Огюста Родена, которая часто используется в качестве символа философии … Википедия

Философия Византии — Данная статья представляет собой словарь сложных терминов, включающих в себя термин «философия» Содержание 1 А 2 В 3 Г 4 Д 5 Н 6 Р // … Википедия

Философия Греции — Данная статья представляет собой словарь сложных терминов, включающих в себя термин «философия» Содержание 1 А 2 В 3 Г 4 Д 5 Н 6 Р // … Википедия

Философия сознания — Френологическая «карта сознания». Френология была одной из самых ранних попыток ответить на вопрос о том, что такое разум. Философия сознания философская дисциплина, предметом изучения которой является природа сознания, а также соотношение… … Википедия

Философия языка — Философия языка раздел философии, предметом которого является изучение оснований и пределов зависимости познавательного процесса от языка. Содержание 1 Общие положения 2 История … Википедия

источник

Категории — это наиболее фундаментальные понятия той или иной науки.

Основные философские категории:

5) необходимость и случайность;

6) возможность и действительность;

В философии основополагающей категорией является бытие.

Бытие — это всеохватывающая реальность, существование, сущность. Антитезой бытия или нечто, является ничто. Основные формы бытия: 1) бытие вещей; 2) бытие человека; 3) бытие духовного; 4) бытие социального. Какие бы формы бытия мы не рассматривали, все они имеют своим основанием материю.

Материя — это есть также основная философская категория, происходит от лат. materia — вещество. Значение материи как вещества удерживалось до 20 в, когда произошла революция в физике. Появление таких понятий, как электрон, атом, электромагнитное поле, ядерный распад и т.д. привело к утрате понимания материи как вещества. Материю стали воспринимать как объективную реальность, существующую вне нашего сознания.

Сознание — это следующая философская категория, сознание — это свойство материи, но не всей, а только высокоорганизованной — человеческого мозга.

Современная наука доказала, что сознание является результатом длительной эволюции материи. Материя, природа существовали всегда, а человек — результат сравнительно позднего развития материального мира.

Сознание неразрывно связано с материей, оно неотделимо от мыслящей материи — мозга, свойством которого является.

Философская категория — пространство и время.

Способом существования материи является движение, материя выявляет себя через движение.

Формами движущейся материи, ее важнейшими атрибутами являются пространство и время. Пространство характеризует ее протяженность, время — длительность ее существования.
Пространство и время обладают своими свойствами.

Пространство обладает трехмерностью, оно а) симетрично; б) однородно (каждая точка пространства может быть взята за начало координат); в) пространство изотропно, т е нет привелигированных направлений (вверх, вниз, влево, вправо).

Время — длительность, оно асимметрично, т е необратимо. Время может пониматься по разному: а) как циклическое время (календари); б) как некоторая симметрия, т. к. ряд процессов не является необратимыми (соединение Н и О2 дает Н2О и обратно, возможно распадение); в) время как необратимый процесс, т.е. нельзя вернуться в прошлое.

Есть две теории относительности:

Специальная. В ней были объединены понятия движение, пространство и время. Пространство и время меняются в зависимости от скорости движения; ритм времени сокращается и линейные размеры тела сокращаются. Было введено понятие — пространственно-временной интервал — это величина, которая не меняется при переходе от одной системы отсчета к другой.

Общая теория относительности связала в едино понятия тяготеющей массы, пространства и времени. Ритм времени замедляется . Пространство искривляется под действием поля тяготения. Наблюдения во время солнечных затмений показали что пространство искривляется. Из этого были сделаны следствия на основе геометрии Лобачевского (отрицательная кривизна) и Римана (положительная кривизна), что при положительном искривлении пространства вселенная замкнута, а при отрицательном вселенная бесконечна.

Фридман сделал вывод, что наша вселенная м б стационарной, она или сужается или расширяется. Наша же вселенная расширяется.

В общей теории относительности (1916 г.) А. Эйнштейн показал, что геометрия пространства-времени определяется характером поля тяготения, которое зависит от расположения тяготеющих масс. Вблизи них происходит искривление пространства (его отклонение от евклидовых параметров) и замедление хода времени. Таким образом, теория относительности фиксирует органичное единство пространства, времени, движения, материи.

Следующую группу категорий: причина и следствие, необходимость и случайность, возможность и действительность рассматривает философское учение, которое называется детерминизм.

Детерминизм от лат determino — определяю, учение о взаимосвязи вещей, процессов и явлений реального мира.

Причина — это явление или действие, которое влечет за собой другое явление; последнее называют следствием

Необходимость — это свойства и связи, обусловленные внутренними причинами объекта или субъекта (предмета или человека).

Случайность — это свойства и связи, обусловленные стечением внешних обстоятельств.
Процесс развития осуществляется путем перехода возможности в действительность.
Возможность — есть объективно существующая тенденция развития предмета.
Действительность — это реальный переход от тенденции к действию.

Возможность и действительность — это категории, фиксирующие основные моменты движения и развития материи.

Также к философским категориям принадлежат категории содержания и формы; сущности и явления.

Содержание — внутреннее состояние объекта (предмета), форма — внешнее.

Сущность — внутреннее состояние субъекта (живой материи), явление — внешнее.

Содержание и форма относятся к неживой материи, сущность и явление — к живой.

Современное понимание единства мира.

Вопрос о единстве мира является одним из важнейших вопросов бытия: мир существует как непреходящее единство вне и независимо от воли человека. Природа, человек, мысли, идеи, общество различны по формам своего существования, но они образуют единство бесконечного, непреходящего мира.

Гениальный немецкий философ Гегель считал, что «Вселенная — это единая органическая целостность, и ею управляют всеобщие принципы и законы».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше. 8997 — | 7242 — или читать все.

195.133.146.119 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

источник

КАТЕГОРИИ (от греч. κατηγορία – высказывание; лат. praedicamenta) – фундаментальные понятия, формы мысли, типы связи субъекта и предиката в суждении, устойчивые способы предицирования, существующие в языке, составляющие условия возможности опытного знания и имеющие априорное значение в качестве универсалий и предельных понятий. Категории по своей функции, будучи общими родами высказывания, отличаются от первоначал бытия и от принципов, лежащих в основании философского и научного знания, хотя нередко, особенно в древней философии, первоначала бытия отождествлялись с категориями как всеобщими определениями бытия. Так, Платон среди высших родов сущего выделяет бытие, тождество, различие, движение и покой («Софист», 254).

Собственно учение о категориях связано с Аристотелем, который, выясняя исток логических ошибок и софизмов, обратил внимание на то, что существуют различные типы связи субъекта и предиката, а их смешение или подмена одного другим влечет за собой логические ошибки, паралогизмы и софизмы. Функция категорий не просто в обобщенном выражении этих форм предицирования, но и в предостережении и объяснении логических ошибок и софизмов, возникающих из-за неоправданного смешения, сближения или отождествления различных типов категориального синтеза, репрезентируемых в языковых высказываниях. Тем самым учение Аристотеля о категориях основывалось на весьма полном описании языковых высказываний (в работе «Об истолковании» он выделяет, напр., утвердительное и отрицательное, повествовательное и побудительное высказывание), на критике софистических злоупотреблений многозначностью слов, напр., глагола «быть», различении логики от грамматики, проведенным, правда, не всегда последовательно. Аристотель выделил 10 категорий: субстанция, количество, качество, отношение, место, время, положение, состояние, действие и страдание («Категории», гл. 6–9). Здесь категории – это схемы высказываний: то, что высказывается о сущем, подпадает под ту или иную категорию. Поэтому категории характеризуют классы высказываний, независимые друг от друга и определяющие различные способы осмысления бытия. Функция категорий заключается не в том, чтобы охарактеризовать онтологическую структуру бытия (этот ход мысли возникнет позднее – при онтологизации категорий как родов сущего), а в том, чтобы служить гарантом правильно выбранной стратегии аргументации и доказательства, наложить запреты на подмену одних смыслов другими. Аристотель проводит различие между классификацией предикатов по категориям и по предикабилиям, т.е. по типам предикатов (род, вид, собственное отличие, случайное или привходящее отличие). Каждая из этих предикабилий принадлежит «к одной из этих категорий» («Топика», IX 103 b 25). Наиболее существенной оказывается классификация по категориям. Проблема полноты категорий, возникшая перед Аристотелем, связана с полнотой описания типов языковых высказываний, с различением осмысленных и бессмысленных высказываний, с анализом в «Топике» способов аргументации в ответах на вопросы, имеющей большое значение для учения о категориях. Так, если в ответе на вопрос: «Что такое категории?» мы слышим: «Это что-то белое и весит полкило», то здесь происходит подмена категорий: вместо категории субстанции используется высказывание, основанное на категориях качества и количества; хотя сам ответ и истинен, однако связь вопроса и ответа лишена смысла, бессмысленна. В ряде мест, напр., в «Аналитиках», где все категории противопоставляются категории субстанции, Аристотель говорит о восьми, а не о десяти категориях, исключив категории «положение» и «обладание» («Вторая Аналитика», I, 22, 83a 21, «Физика» V 1, 225b 6). Исследование Аристотелем схем предицирования, приведшее к вычленению независимых друг от друга категорий, в «Метафизике» получает онтологическое обоснование: категории – это характеристики бытия, его обозначения и его разделения на определенные «отделы». «Бытие же само по себе приписывается всему тому, что обозначается через формы категориального высказывания, ибо сколькими способами делаются эти высказывания, в стольких же смыслах обозначается бытие. А т.к. одни высказывания обозначают суть вещи, другие – качество, иные – количество, иные – отношения, иные – действие или претерпевание, иные – «где», иные – «когда», то сообразно с каждым из них те же значения имеет и бытие» («Метафизика» V 7, 1017а 25). При онтологизации типов предицирования и превращении категорий в характеристики бытия для Аристотеля возникает ряд трудностей, которые он специально обсуждает: качество и количество не существуют отдельно; соотнесенное оказывается видоизменением количества; место и время являются подвидами положения; множественны ли сущности или сущность существует одна, и др. («Метафизика», 1089в 23). Для разрешения этих трудностей Аристотель и вводит трактовку всех категорий (кроме субстанции) как признаков субстанции и различение первой и второй субстанций. Учение Аристотеля о категориях неразрывным образом связано с системой греческого языка, которая и лежит в его основании. Между тем существуют языки с принципиально иной структурой и задающие иное категориальное расчленение мира. «В иврите прямого аналога слову «есть» не существует. Весь строй еврейской мысли связан с реалиями, отличными от понятий бытия, сущности, объекта, предикации, доказательства и т.д. Основное значение при формировании грамматических отношений в семитских языках имеют, как известно, не онтологические связки (есть, esse и т.д.), а местоименные структуры. Эта особенность прослеживается не только в языке, но и в отношении к реальности» (Дворкин И.«Существование» в призме двух языков. – «Таргум. Еврейское наследие в контексте мировой культуры». М., 1990, вып. 1, с. 121). Анализ учения Аристотеля о категориях с позиций современной лингвистики – напр., гипотезы лингвистической относительности Э.Сэпира и Б.Уорфа, концепции семантических универсалий языка и культуры (А.Вежбицкая, Н.Д.Арутюнова и др.), онтологии языка М.Хайдеггера – показывает, что это учение является одним из первых вариантов осмысления фундаментальной роли языка для онтологии. Метафизика Аристотеля имеет своим побудительным истоком анализ структуры греческого языка, задающего определенное категориальное расчленение мира. Метафизика – это не просто учение о сущем как таковом, безотносительно к человеческой субъективности и интерсубъективности смыслов, а учение о сущем – как оно дано в структуре языка, в способах именования и предицирования, в синтаксических, грамматических и семантических формах, не всегда, правда, четко различаемых Аристотелем (поэтому, очевидно, категории объявляются им частями речи).

Читайте также:  Точки зрения на реформы ивана грозного

В последующем учение о категориях утратило свою связь с логико-грамматическими и семантическими структурами языка и было подчинено построению онтологии. Учение о категориях стало трактоваться как учение о родах сущего, постигаемых умозрительно. Стоики сузили учение Аристотеля о категориях до четырех родов существования – субстрат, или субстанция, качество, свойство, или способ существования, относительное свойство. Причем категории понимались как способы конструирования сущего и любых форм проявления первой сущности– материи: 1) бескачественной материи, 2) преобразующей силы, 3) свойств, 4) отношений. Плотин проводит различие между категориями чувственного и интеллигибельного мира: категории чувственного мира – субстанция, отношение, количество, качество, движение; категории интеллигибельного мира – сущее, движение, покой, тождество и различие – выступают как образцы для категорий чувственного мира, хотя сохраняется автономность этих двух типов категорий.

В средневековой философии креационистский способ мысли задает принципиально иной подход к категориям и их субординации, чем в античной философии, и особенно у Аристотеля, хотя в Средние века комментарии к «Категориям» Аристотеля весьма распространены. Порфирий во «Введении к категориям Аристотеля» сохраняет 10 категорий Аристотеля, уделяя основное внимание родо-видовым отношениям, т.е. предикабилиям – свойствам сказуемого, которое обусловливает его пригодность для определения данного подлежащего. Тем самым учение о категориях сужается и рассматривается лишь через призму родо-видовых отношений, хотя без знания рода и вида нельзя понять категории.

Боэций видит в 10 категориях наивысшие роды сущего, «роды вещей, с которыми сталкивается ум в процессе мышления или рассуждающий человек в разговоре» (Боэций. Утешение философией и другие трактаты. М., 1990, с. 12). Вместе с тем категории – это высшие роды обозначений (genera significationum). Бесконечно число вещей и возможность обозначений. Все возможное знание постигается и упорядочивается тропами, в которые могут входить категории, однако это не относится к познанию Бога: «Субстанция в Нем не есть собственно субстанция, но сверхсубстанция» (там же, с. 151). О Боге можно лишь сказать, что Он есть. Тем самым не только 9 категорий рассматриваются им как акциденции субстанции, но и бытие выносится за скобки любой категории, поскольку бытие присуще каждой из них: «Глагол «есть» говорится обо всех одинаково, но при этом им всем присуща не какая-то одинаковая субстанция или природа, но только имя» (там же, с. 12). Тем самым можно говорить об одном субъекте, обладающем существованием – Боге. Бытие и есть Бог, оно не поддается категориальному определению, а все остальные категории – лишь модусы творения и рассмотрения вещи (через категории качества, количества, отношения и пр.). Бог как субъект-субстанция, обладающая бытием, воплощается в родах и видах, видовых отличиях и разнообразных признаках. Творение мыслится как различение благодаря явленности бытия Бога и благодаря обозначению именем. Категории и оказываются тем самым «механизмом» различения, которое порождает (генезис тождественен бытию) одновременно «роды сущего» и «роды обозначения».

Августин, выделяя три способности души (память, ум, воля), ставит им в соответствие три категории бытия (быть, знать, хотеть), тем самым бытие оказывается активно-творящим и выше всяких категориальных определений (de Trinit. V 1, 2, VII 15, 10). Категории подразделяются им на категории чувственного мира, которые не приложимы к познанию Бога, и на транскатегориальные понятия – трансценденталии [ТРАНСЦЕНДЕНТАЛИИ], т.е. категории, лежащие по ту сторону опыта, принадлежащие трансцендентному сознанию, превышающему формы человеческого созерцания и мысли. Трансцендентные предикаменты, или трансценденталии, превосходят категории, обозначая общие отношения сущего (сущее, нечто, вещь, единое, истинное, благо). Познание Бога возможно с их помощью.

Фома Аквинский предпринимает попытку вывести категории как способы бытия из форм высказываний и обосновать десять категорий как десять способов предицирования. Проводя фундаментальное различие между субстанцией и акциденциями, Фома рассматривает первую субстанцию как субъект, к которому относятся все остальные категории как формы предикации. Он вводит различение форм предикации и соответствующих им типов категорий: первые относятся к сущностной предикации, которая высказывает о субъекте то, что принадлежит этой сущности; второй тип категорий выводится из второй формы предикации, определения которой не принадлежат сущности вещей, но свойственны ей (качество, количество); третья форма характеризует внешние сущности определения и такие категории, как действующая причина, мера, действие, претерпевание, время, место. Число категорий определяется и способом предикации, и близостью к первой сущности (за исключением категории «habitus» – внешность, относящейся к человеку).

В спорах о статусе универсалий [УНИВЕРСАЛИИ]возникли различные трактовки категорий реализм, номинализм и концептуализм [КОНЦЕПТУАЛИЗМ]предлагали разное понимание категорий. При всех их различиях учение о категориях связывалось с психологической и логической проблематикой, с интерпретацией обозначения и статусом имени, рода и вида. Для философов Средних веков категории не приложимы к определению бытия Бога, хотя и проводилось различение категорий, свойственных субстанции или просто ей присущих (Гильберт Порретанский). С этим связано и учение схоластов о модальных предложениях, где предикат присущ субъекту (Фома Аквинский, Павел Венецианец и др.). В поздней схоластике было проведено различие между «первичной интенцией», выражающей отношение знака к чему-то иному, чем знак, и «вторичной интенцией», выражающей знак знака, обозначение обозначения. Категории представляют собой «рациональные сущности» (entia rationis), непосредственно связанные с актом обозначения, с духовно-познавательными актами, включающими в себя помимо ума усилия многих способностей души – памяти, воли, желания и др. Если номинализм (У.Оккам и др.) стремился вывести категории из деятельности человеческого ума, прежде всего из актов обозначения, то концептуализм усматривал в категориях способ схватывания значений, предполагающий усилия всех способностей души.

Философия эпохи Возрождения полемизировала с учением Аристотеля о категориях (Лоренцо Валла, Л.Вивес, П.Рамус). Валла говорит об одной трансценденталии – вещи и о трех категориях – субстанции, качестве и действии, причем категории – это «общие топосы», связанные с диалектико-логическим анализом многообразных форм дискурсов – риторического, юридического и др. Диалектику Валла связывает с риторикой и с разработкой правильного метода рассуждения. Д.Бруно прибавил к категориям «движение» и «причину».

В философии Нового времени учение Аристотеля о категориях сохранилось, хотя категории назывались супрапредикаментами, универсалиями, предикабилиями. Они трактовались как роды сущего и их число оставалось прежним. Ф.Бэкон среди привходящих качеств сущего, или трансценденций, называет такие категории, как большое и малое, подобное и различное, возможное и невозможное, бытие и небытие (Соч., т. 1. М., 1977, с. 202–203). Декарт и Спиноза говорят о трех категориях – субстанции, модусах и отношениях. Лейбниц – о пяти общих родах – субстанциях, количествах, качествах, действиях и отношениях (Новые опыты, III, гл. 10, п. 14). Правда, Гоббс составил свою таблицу категорий, положив в основание категории «тело» и «акциденции» (среди них «количество», «качество» и «отношение») (О теле. – Соч., т. 1. М., 1964, с. 70–71) и связав категории с группировками и рядами имен, т.е. с результатами акта обозначения. Гейлинкс трактует категории (субстанцию, единство и пр.) как модусы мышления. Д.Юм понимает категории субстанции и причинности как ассоциации, коренящиеся в привычке и вере. Тетенс, Ламберт, Платнер рассматривают категории как способности мышления приписывать вещам объективность. Гердер вычленяет четыре класса категорий: 1) категории бытия, 2) категории свойств, 3) категории сил, 4) категории измерений. Категории, согласно ему, – это понятия познающего рассудка, который по аналогии воспринимает и постигает то, что лежит вне него. Мен де Биран выводит категории из деятельного Я, обладающего волей и сознанием.

Новый этап в развитии учения о категориях связан с И.Кантом. Категории для него – условие возможности синтеза, то, что формирует, конституирует опыт. Категории значимы априори, предшествуют всякому опыту, выражают логические функции всех возможных суждений. В соответствии с видами суждений Кант строит и классификацию четырех видов категорий: 1) категории количества (единство, множество, всеобщность), 2) категории качества (реальность, отрицание, ограничение), 3) категории отношения (принадлежность, причинность, общение), 4) категории модальности (возможность, существование, необходимость). Категории отличаются от идей разума и составляют структуру всякой науки, объект которой может мыслиться лишь благодаря категориям. Категории – это определенный тип синтеза, представленный в суждениях и выявляемый благодаря способам предикации, осуществленным в суждениях. Априорность категорий, подчеркнутая Кантом, по-разному истолковывалась кантианцами – либо трансцендентально-психологически, либо трансцедентально-логически. В соответствии с этим категории понимались или как способы действия рассудка, формы отношения мышления к объектам (Рейнгольд, Фрис), или как логическая форма мыслимости объекта вообще (С.Маймон). Шопенгауэр подверг критике учение Канта об априорности категорий, подчеркнув роль лишь одной категории – причинности.

В послекантовской философии произошел существенный сдвиг в анализе категорий – предметом иследования стали не способы предицирования, представленные в суждениях, а идеи разума, формы спекулятивных умозаключений, взаимоотношение которых выражается уже не категориями, а принципами (тождества, противоречия, его снятия в синтезе). При этом категории трактовались вне связи со структурой языка, а как нечто сущее само по себе и реализующееся в природе и человеческом духе. Фихте выдвинул в качестве оснований науки не категории, а принципы, имеющие безусловный характер, а среди них – принцип тождества Я=Я. Выдвинув идею генетического выведения категорий, Фихте связывает их формирование с ограничением деятельности продуктивной способности воображения и рефлексией, осуществляемой разумом. Шеллинг, исходя из идеи тождества субъекта и объекта, рассматривает развитие двух рядов категорий – категории природы, связанные с определениями объективности и разворачиваемые в натурфилософии, и категории субъективности, связанные с актами самосознания интеллигенции (ума). Категории и представляют собой способы действия интеллигенции (ума), репрезентируемые бессознательно в природе и рефлексивно в развитии духа. Гегель развертывает учение о категориях в «Науке логики», выделяя категории бытия, где мышление мыслит 1) нечто определенное и представлено в таких категориях, как качество (бытие, наличное бытие, для-себя-бытие), величина (количество, определенное количество, количественное отношение) и мера (специфическое количество, реальная мера, становление сущности), 2) в соотношении с собой – рефлексивные категории (видимость, рефлексивные определения, основание, явление, действительность), 3) в единстве субъективности и объективности, которое и есть абсолютная идея. Абсолютная идея – это совокупность и система всех категорий, воплощающихся и в природе, поскольку абсолютный дух отчуждается в природу, и в конечной субъективности, освобождающейся от предметности и достигающей подлинного самосознания.

В западноевропейской философии 19 в. явно прослеживаются тенденции к построению замкнутой системы категорий, и к дифференциации систем категорий в соответствии с различными областями бытия и научного знания. При этом происходит нередко смешение онтологического, психологического и гносеологического понимания категорий, возрастает интерес к генезису и истории категорий, хотя нередко возникновение категорий объясняется сугубо психологически. Так, Гербарт видит в категориях психические регулярности опыта, в которых использованы понятия. Категории выполняют функцию стабилизации душевных актов. Наряду с категориями внешнего мира (вещь, свойство, отношение, единое) он выделяет и категории психических процессов (восприятие, знание, воля, действие). По сути дела Гербарт отождествляет категории с общими понятиями, которые используются в естествознании и в психологии. Эта линия психологизации категорий представлена и в учении Файхингера, для которого категории – это субъективные представления, выполняющие мнемоническую функцию и служащие способом рубрикации чувственно данных. Категории, согласно Файхингеру, – это понятийные логические фикции, которыми руководствуется мышление и по сути представляющие собой аналогии, позволяющие достичь познания объектов. А.Тренделенбург, проанализировав историю учения о категориях, проводит различие между реальными и модальными категориями: первые – это формы, благодаря которым мы постигаем сущность вещей и которые представлены в категориях математики, физики, биологии, этики, вторые – понятия, формирующиеся в актах познания и характеризующие наше познавательное отношение и его ступени (цель и др.). Э. фон Гартман рассматривает категории как бессознательные интеллектуальные акты, имеющие надындивидуальный характер безличного разума. Он выделяет категории чувственности и категории мышления (отношение, пять видов рефлектирующего мышления и категории спекулятивного мышления). Применение категорий осуществляется благодаря категории цели. Ч.Пирс, характеризуя типы фундаментальных отношений (монада, диада, триада), выделяет три категории – качество, отношение и репрезентация, и в соответствии с ними – типы научных знаний.

В неокантианстве учение Канта о категориях в противовес психологизму логизируется. Для Г.Когена категории – это выражение закономерностей чистого мышления, которое соотносится благодаря суждениям с предметом. Сами суждения различны в математике, математическом естествознании, методологии. Будучи способом утверждения суждений, экспликацией их единства, категории получают у Когена статус законов мысли. В познании нам дано лишь то, что категориально оформлено, получило форму категорий. Творческое мышление и вообще опыт невозможны без категорий. Суждение создает категории, которые являются целью суждения. Категории характеризуют синтетическое единство опыта (его конструирование, или генезис). Для Э.Кассирера формы суждения развиваются в ходе человеческого познания и предполагают новые формы категорий. П.Наторп, подчеркивая открытость системы категорий, видит в категориях стратегию конструирования предметов мысли и развертывания форм мысли, жизни, бытия. Если вначале он ограничивал категории законополагающими структурами опыта, формами мыслительного единства, то позднее Наторп трактует категории как элементы жизнеформирования и творчества. В.Виндельбанд проводит различие между рефлексивными и конститутивными категориями: первые характеризуют соотнесенность нашего сознания с предметами (различие, равенство, количество), а вторые – определяются действительными соотношениями между вещами (субстанция, причина, пространство). Если первые категории связаны со значением, то вторые – с существованием. Категории для Виндельбанда – это способы соотнесения чувственно данного или с мышлением, или друг с другом. Г.Риккерт в своем учении о категориях исходит не из анализа форм суждения и предицирования, а из предмета познания, который конструируется в актах познания. Тем самым он существенно расширяет область категориального синтеза, рассматривая категории не как чистые понятия рассудка, а как принципы трансцендентального конструирования предметов познания. Категории обеспечивают переход от долженствования к сущему, постигаемому благодаря категориальному оформлению чувственно данного. Риккерт проводит различие между конститутивными и методологическими категориями. В отличие от Виндельбанда, который связывал предметы естествознания и истории с конститутивным категориальным синтезом, Риккерт объясняет предметы познания естествознания и истории как формы методологического категориального синтеза. Так, причинность есть конститутивная категория, а закон – методологическая категория. Различение конститутивных и методологических категорий пытается преодолеть Й.Кон, вводя понятие постулата: методологические категории выполняют функцию постулата, важного для познания действительности, конститутивные категории – постулатов, обладающих реальной значимостью (постулаты сравнимости, субстанциальности, каузальности). Действительность не может быть категориально осмысленна целиком, всегда остаются иррациональные области в познаваемых предметах.

В философии конца 19 в. происходит расширение области анализа категорий. Предметом категориального анализа становятся не только суждения и научное знание в его различных формах, но и область долженствования, т.е. этика и эстетика. Э.Ласк проводит различие между областью долженствования и сущего и, соответственно, между двумя видами категорий – категориями долженствования и категориями бытия. К.В.Христиансен использует категории при анализе оценки в искусстве, характеризуя категории как принципы возможности эстетической оценки. В философии жизни центральным понятием становится категория «жизни», понимаемой как целостность отношений и процессов, отдельные односторонние моменты которых и характеризуют категории. Сущность жизни, заключающаяся во временности, или длительности, неподвластна категориям рассудка, а предполагает такие формы, как переживание (В.Дильтей), интуицию (А.Бергсон), понимание (М.Вебер, Г.Зиммель). При этом в структуре переживаний, поскольку они имманентны мыслительным актам, Дильтей выделяет ряд формальных категорий (единство, множество, равенство, различие, отношение), соотносимых с реальными категориями, дифференцируемыми по областям природы и культуры. Для понимания жизни существенным оказываются модусы времени – настоящее, представленное в ценности; будущее, выраженное в цели; и прошлое, связанное с категорией «значение». В философии жизни происходит радикальная трансформация учения о категориях – на первый план выдвигается категория «значение», которая объясняет высказывания о жизни и истории. Тем самым категории историзируются, лишаются своей вневременной формы и локализуются в конкретно-исторических формах жизни.

Подобная трактовка категорий существенно подорвала логическую значимость и универсальность категорий, усилила тенденцию к регионализации категорий, к выделению региональных онтологии со своими категориями. Эта линия нашла свое выражение в феноменологии Э.Гуссерля, который различает формальную и материальную онтологию, рассматривает категории как независимые от особенностей предмета познания априорные структуры. Различия между категориями значения и формальными предметными категориями (предмет, единство, отношение и др.), он определяет как чистые логические понятия, которые выражают безусловно необходимые и конститутивные определения предмета как такового. В основе категорий лежит «созерцание сущности». М.Хайдеггер проводит принципиальное различие между категориями и экзистенциалами. Если категории – это априорные определения сущего, то экзистенциалы эксплицируют структуру понимающего бытия (Хайдеггер M. Бытие и время. М., 1997, с. 44). Категории и экзистенциалы – две возможности определения бытия. Категории – это высказывание бытия в логосе сущего, причем этот способ определения бытия неадекватен жизни, а экзистенциалы – способ бытия в мире. Экзистенциал оказывается здесь уже смыслопорождающей структурой даже по отношению к познанию. Тем самым в фундаментальной онтологии и философской герменевтике трансцендентальная логика, которая и была учением о категориях, прекратила свое существование и превратилась в экзистенциальную герменевтику самопонимающего бытия.

В марксистской философии сложилась традиция анализа категорий как отражения объективной действительности, как обобщения предметов, процессов и отношений, как формирующихся и развивающихся всеобщих форм бытия и мышления, как ступеней познания мира, как исторических форм процесса познания. Категории трактуются в ней как элементы системы, причем подчеркивается открытый характер системы категорий, дополняемых вместе с каждой новой ступенью человеческого познания. В отечественной литературе широко представлен анализ различных категорий – качества, количества, меры, субстанции, материи, пространства, времени, движения и др., однако решающей трактовкой категорий была трактовка их как всеобщих форм бытия. Эта натуралистическая онтологизация категорий приводила к тому, что учение о системе категорий превращалось в мировую схематику, в описание форм бытия как такового безотносительно к его познанию. Такого рода схематика навязывалась естествознанию и гуманитарным наукам, развитие которых подчинялось несвойственной им логике. Эта наивно-реалистическая трактовка категорий обусловлена тем, что не был осмыслен фундаментальный смысл учения о категориях – связь категорий с формами предицирования и с типами категориального синтеза в познании.

Читайте также:  Точки зрения на реформы александра первого

1. Аристотель. Категории. М., 1939;

2. Кант И. Критика чистого разума. – Соч., т. 3. М., 1965;

3. Гегель. Наука логики, т. 1–3. М., 1970–1972;

4. Тренделенбург А. Логические исследования. М., 1868;

5. Риккерт Г. Границы естественнонаучного образования понятий. СПб., 1903;

6. Библер В.С. О системе категорий диалектической логики. Душанбе, 1958;

7. Розенталь М.М. Принципы диалектической логики. М., 1960;

8. Копнин П.В. Логические основы науки. К., 1968;

9. Кедров Б.М. Проблемы логики и методологии наук. М., 1990;

источник

Философия, как и любая паука, обладает своим набором понятий и категорий, которые позволяют ей осуществлять постижение свойств и качеств своей предметной области.

Категориями (от греч. kategona — высказывание, свидетельство, признак) называют предельно общие, фундаментальные понятия, отражающие наиболее существенные свойства, черты, а также закономерные связи и отношения элементов реальной действительности и познания [1]

Будучи формами и устойчивыми организующими компонентами процесса мышления, категории отражают не только свойства и черты объектов реального мира, но и помогают рациональному мышлению человека в познании достаточно полно и всесторонне выявить природу и сущность этих объектов, закрепить их в знаниях. Категории позволяют человечеству организовывать и осуществлять свою деятельность, формировать у людей мировоззрение, культуру мышления и практического действия.

Есть основания полагать, что впервые учение о категориях было изложено в трактате Аристотеля «Категории», где философ обобщил попытки разных мыслителей своей эпохи выделить наиболее общие понятия о мире и способах его познания и достаточно всесторонне рассмотрел следующие категории: сущность, количество, качество, отношение, место, время, положение, состояние, действие, страдание.

Свой вклад в осмысление категорий внес И. Кант, практически положивший начало новому этапу исследования этого феномена науки и практики. Правда, он рассматривал категории как априорные формы рассудка, которые характеризуют не мир «вещей в себе», а познающего субъекта, исследователя и структуру его мышления, т.е. И. Кант исключат такое свойство категорий, как способность отражать реально существующий мир, его составляющие элементы.

Значительный вклад в осмысление категорий внес Г. Гегель [2] Представляя взаимосвязи и взаимопереходы категорий как порождения абсолютной идеи, он свел их к следующему:

  • — бытие — качество, количество, мера;
  • — сущность — основание, явление, действительность;
  • — действительность — субстанция, причина, взаимодействие, а также субъект, абсолютная идея, объект.

Материалистическая философия рассматривает категории как результат обобщения опыта исторического развития познания и общественной практики. В соответствии с таким подходом мы и будем рассматривать категории философии.

Категории философии — это основные, наиболее общие понятия, отражающие существенные свойства, черты предметов и явлений действительности, закономерные связи и отношения реальности, позволяющие познать и преобразовать ее.

Философские категории находятся между собой в определенной связи и представляют собой открытую развивающуюся систему, которая строится на основе единства исторического и логического. Именно поэтому каждая философская категория может быть осмыслена лишь как элемент всей системы категорий. Например, содержание категории «материя» и естественно отражаемой ею реальности может быть раскрыто с использованием категорий «движение», «развитие», «пространство», «время», «качество», «количество» и др.

Правда, в отличие от гегелевской системы, которая раскрывала развитие всего сущего на основе исходной, названной Г. Гегелем «мировой дух», в материалистической философии пока не существует общепризнанной системы категорий.

Для философских категорий характерно раскрытие общих законов возникновения, становления и развития природы, человека и общества. Поскольку их объектная область — это мир, объективная реальность во всем многообразии ее существования, движения и развития, всем предметам реального мира эти законы развития присущи, правда, со своими особенностями. С позиций материалистической диалектики к таким законам развития относят следующие: а) закон единства и борьбы противоположностей; б) закон взаимоперехода количественных изменений в качественные; в) закон отрицания отрицания.

К всеобщим законам развития можно отнести также и «связь парных» категорий философии: а) «сущности и явления»; б) «причины и следствия»; в) «возможности и действительности»; г) «необходимости и случайности»; д) «формы и содержания»; е) «общее — особенное — единичное».

Философские категории, отражая объективную реальность, позволяют выделить следующие ее черты и свойства: единство сущего; структурированность окружающего мира; причины и источники развития объективной реальности; способ типологии реальности; характер и уровень отражения реальности в сознании человека.

Для категорий философии характерным является то, что они, аккумулируя в себе результаты развития отдельных наук, фиксируют и отражают мировоззренческие и методологические аспекты содержания философской мысли. Однако поскольку философские категории представляют собой наиболее общие или всеобщие понятия, «охватывают» весь обозримый для исследователя мир, они довольно «бедны» в содержательном смысле. Вместе с тем они позволяют выделить нечто общее, что присуще всем феноменам реального мира. В качестве таких феноменов выступают следующие: а) материальность объективной реальности; б) всеобщая связь всех предметов реального мира; в) непрерывное развитие всех предметов реального мира.

Категории философии, отражая свойства и отношения бытия в максимально общем виде, обладают самым широким «пределом» их применения.

В основной перечень философских категорий можно включить следующие: «материя», «сознание», «реальность», «бытие», «возможность», «действительность», «развитие», «эволюция», «революция», «необратимость», «направленность», «субстанция», «субстрат», «универсум», «пространство», «время», «континуум», «единичное», «особенное», «общее», «познание», «причина», «следствие», «форма», «содержание», «необходимость», «закономерность», «случайность», «природа», «общество», «человек», «структура», «компонент», «элемент», «субъект», «объект», «истина», «достоверность», «практика», «конкретное», «абстрактное» и др.

Рассматривать содержание философских категорий целесообразно последовательно, в рамках выделенной нами предметной области и структуры философии. Однако поскольку проникновение в содержание философии начинается от фиксации явления и представляет собой непрерывный процесс раскрытия ее сущности и природы, рассмотрим парные категории философии, которые позволяют осмыслить и познание, и развитие, и саму суть философии как мировоззрения, так и методологии.

Сущность и явление представляют собой философские категории, которые отражают различные стороны предметов, процессов объективной реальности или действительности.

Сущность выражает то главное, что характеризует предметы, их внутреннюю, наиболее важную качественную составляющую, которая придает предметам то, что они представляют собой. Если исключить эту составляющую из конкретного предмета, то последний перестанет быть таковым, т.о. сущность соотносится с категорией «качество», но не исчерпывает се.

Сущность мыслится и в глобальном масштабе. Здесь она трактуется как предельное основание бытия мироздания, но в границах определенного класса, вида, рода. Например, можно говорить о сущности живых организмов, о сущности человека как представителя рода человеческого, но являющегося таковым только потому, что он есть социальное существо. Сущность составляет общую основу как множества различных явлений, так и единично-уникального. Сущность всегда конкретна, нет сущности вообще. Сущность предметов скрыта, ее невозможно выявить простым созерцанием. Так, например, при простом наблюдении за Солнцем можно сделать вывод, что оно вращается вокруг планеты Земля, хотя в действительности все планеты солнечной системы вращаются вокруг Солнца.

Реально сущность нерасторжима со своим проявлением. Так, противоправное деяние выступает в виде конкретного действия или бездействия субъекта, которое сопровождается нарушением установленных в стране законов или других видов социальных норм и влекущее причинение вреда другим лицам.

Явление есть внешнее выражение сущности, внешняя форма, в которой предметы и процессы действительности находятся на поверхности, в среде своего бытия.

В материалистической философии категории «сущность» и «явление» рассматриваются как универсальные объективные характеристики предметного мира. Единство этих категорий означает единство мира и мышления о мире, единство онтологии и гносеологии. Однако единство сущности и явления не означает их совпадения, тождества. Явление богаче сущности, ибо оно включает в себя не только обнаружение внутреннего содержания, существенных внутренних связей предмета, но и всевозможные случайные отношения, особенные черты последнего. Явления динамичны, изменчивы, в то время как сущность образует нечто сохраняющееся во всех изменениях. И сущность, и явление суть атрибуты любого объекта. При этом явление есть функция, зависящая от двух величин: объекта и его данности субъекту. Для того чтобы исключить субъективную составляющую, возникающую при оценке явления, отражающего сущность предмета, например в криминалистике, «. из бесконечного разнообразия явлений, отражающих сущность преступления, выделяют такие, которые причинно связаны с преступлением, лишь те, которые запечатлели следы преступлений, информацию о преступлении» [3] .

Рассматривая явления в их совокупности посредством абстрагирующей способности ума, человек приближается к сущности предмета. Познание проникает в суть предмета от явления к сущности, от сущности первого порядка к сущности второго порядка и т.д.

В деятельности юристов, в контексте выявления сущности деяний и их оценки, соотнесения этой оценки с нормативными актами значимым является рассмотрение связи таких категорий, как «причина и следствие», «необходимость и случайность», «возможность и действительность», «форма и содержание», «общее — особенное — единичное».

Причина и следствие — это две философские категории, отражающие наличествующую в мире всеобщую связь между различными объектами, между сущностью и явлением, между разными явлениями.

Причина (лат. causa) — это тин взаимодействия предметов, который вызывает, определяет, изменяет, производит или влечет за собой какие-то изменения в самих этих предметах, в характере связей между ними, в других объектах реального мира или явлениях, выражающих их природу и сущность.

Все изменения, происходящие в реальном мире, где проявила себя причина, являются следствием. В мире нет беспричинных явлений. Всякое явление в природе, обществе, самом человеке обусловлено определенной причиной. Оно есть следствие той или иной причины. Причина и следствие находятся во взаимодействии. Причина порождает следствие, но и следствие не пассивно, а воздействует на свою причину или становится причиной других явлений. Во всеобщем взаимодействии реального мира причина и следствие меняются местами. То, что является следствием в одной связи, может стать причиной в другой связи и т.д.

Например, управление автомобилем в нетрезвом состоянии является нарушением водителем правил дорожного движения. Нарушение правил дорожного движения влечет, как следствие, возникновение дорожно-транспортных происшествий. Дорожно-транспортные происшествия обусловливают причинение вреда другим людям и т.д.

Между причиной и следствием существует внутренняя закономерная связь. Так, взаимодействие между ними нельзя рассматривать в отрыве от конкретной обстановки, в которой это взаимодействие происходит. Одна и та же причина при разных условиях вызывает неодинаковые следствия. Очевидно, что одна и та же сущность предмета в разных условиях, причинах может по-разному проявляться. В связи с этим в судебной деятельности следует отличать общее осмысление сущности и явления, причины и следствия от степени точности, которой достигла юриспруденция и юридическая практика в деле описания причинных связей, а также от того, какие факты предоставляет следствие по конкретному рассматриваемому в суде делу.

В природе и обществе существует бесчисленное множество типов и форм взаимодействия, взаимосвязи и взаимообусловленности предметов, структурных элементов предметов, которые обусловливают причинно-следственные зависимости, становятся причиной следствий. Однако при всем многообразии причин внутренней их природой является противоречие в самом предмете, в тех несовпадениях тенденций, сторон, свойств, которые присущи элементам этого предмета.

В философии классификация причинно-следственных связей производится по разным основаниям. Например, если обратиться к вещной стороне предметов взаимодействия, можно вести речь о следующих видах причинно-следственных связей: материальные и идеальные, информационные и энергетические, физические, химические, биологические, социальные.

По характеру проявления причинно-следственные связи можно подразделить на динамические и статические. По числу и связанности взаимодействий причины подразделяются на простые, составные, однофакторные, многофакторные, системные, внесистемные. По отношению к предмету причины могут быть внутренними и внешними. По охвату предметов бытия мира выделяются причины всеобщие, особенные, единичные. По «качеству» следствия они могут быть главными и неглавными.

В практической деятельности юриста обращение к причинно-следственной связи при рассмотрении любого деяния требует осмысленного использования следующей парной категории философии: «необходимости и случайности».

Исторически категории необходимости и случайности возникли как следствие размышления о человеческой судьбе, «божественном провидении», свободе и воле, предопределенности или стихийности человеческого бытия.

Необходимость — это закономерный тип связи явлений, событий, определяемый их устойчивой внутренней основой и совокупностью условий их возникновения, существования и развития [4] .

Необходимость выражает основную тенденцию развития всех компонентов природы, общества, человеческого мышления, а это значит, что все существенное в объективном мире вызывается необходимостью, т.е. объективными законами развития. Например, вращение Земли и других планет, развитие одних органических видов из других, смена одних общественно-экономических формаций другими, изменения в технике и технологиях от уровня фундаментальных исследований — все это имеет необходимый характер. Однако необходимость не сводится к неизбежности. Философия не отрицает и случайность, которая имеет свою долю «права» на бытие.

Случайность — это такой тип связи явлений, событий, который обусловливается не их внутренней природой, а внешними, привходящими и потому несущественными причинами.

Другими словами, случайность — это субъективно неожиданные, но объективно привходящие в конкретный процесс компоненты бытия всего сущего, это то, что в данных конкретных условиях может быть, а может и не быть, может осуществиться в одной форме, а может в какой-то другой.

Случайность, как и необходимость, может быть внешней и внутренней: внешние — находятся за пределами определенного круга предметов; внутренние — порождаются собственной природой конкретного предмета или круга предметов.

Необходимость и случайность взаимно связаны. Есть основания считать, что случайность есть лишь дополнение и форма проявления необходимости. За случайностями всегда скрывается необходимость, которая определяет ход развития предметов как в природе, так и в обществе, и которую наука обязана вскрыть. Это относится и к юридическим наукам. Достаточно часто в судебных заседаниях при рассмотрении дел, относящихся к вопросам использования средств защиты потерпевшим, когда он наносит нападающему несовместимые с жизнью ранения, возникает проблема оценки данного деяния: было ли оно следствием случайного превышения необходимой обороны или осознанным действием.

Конечно, в некоторых случаях, например, когда мать совершает определенные действия для защиты своего ребенка, определить достоверно, были ли эти действия необходимостью или совершены неосознанно (случайно) не представляется возможным, в связи с тем, что здесь, помимо рассудка, на действия матери влияют инстинкты.

Судьям следует учитывать, что там, где внешне происходит игра случайности, последняя оказывается подчиненной внутренним, еще не открытым объективным законам. Задача науки и состоит в том, чтобы эти законы открыть. Так, в рассматриваемом случае с превышением пределов необходимой обороны с необходимостью «пробивается» действие закона организации жизнедеятельности людей при отсутствии строгих граничных условий.

Значимым для жизни человека и практической деятельности юриста является осмысление в рамках необходимости и случайности такого феномена, как свобода. Уже отмечалось, что необходимость не сводится к неизбежности и что в развитии общества не все фатально предопределено. В реальной жизни людей в качестве мотивов их практически-преобразовательной деятельности не могут не проявляться потребности, интересы, страсти, воля, идеи. Значит, в действительности присутствует отклонение от объективной закономерности относительно самостоятельного бытия человека и сообществ людей по отношению к неживой и живой природе. Г. Гегель, рассматривая данное «отклонение» жизнедеятельности людей от общей закономерности развития их истории, назвал его хитростью мирового разума. Вне случайности развитие человечества носило бы механистический характер [5] .

Если подойти к осмыслению проявления активности отдельного человека, сообществ людей в реальной жизни с позиций диалектического материализма, то необходимость и случайность обусловливают появление и проявление их свободы. Очевидно, что свобода исторически конкретна и относительна. Она есть продукт исторического развития и самого человека в контексте его социализации, и уровня развития общей культуры сообществ людей, и способов бытия человечества по отношению к неживой и живой природе, т.е. свобода есть специфический и характерный только для социализированного человека способ его бытия, проявляющийся в процессе принятия им решений в соответствии со своими потребностями, интересами, идеями, установками, а также в их реализации в соответствии с познанными закономерностями существования общностей людей, применительно к конкретным условиям их бытия.

Если выразить приведенное философское осмысление свободы в юридическом ключе, то свобода человека есть поле возможных проявлений его активности в рамках принятых на себя обязательств по отношению к другим членам сообщества людей и осмысленных личных правомочий.

Свобода — характеристика любой целенаправленной, сознательной деятельности людей, которым неотъемлемо присуще чувство ответственности за свои действия или бездействия. Данный факт заключен в следующей мысли: свобода присутствует в необходимости или необходимость проявляется только через свободу в виде наличествующей возможности выбора целей и путей ее достижения. Эго значит, что в бытии людей необходимость не только осознается, но и создается в рамках свободы.

Однако для того чтобы выявление закономерного и случайного, свободы и необходимости было реально включено в созидательную деятельность людей, а также в практику юридической деятельности, следует осмыслить и внести в обучение, в реальную философскую подготовку студентов такую пару категорий, как «возможность и действительность». Дело в том, что необходимость, случайность и свобода являются различными способами превращения возможного в действительное. Данные категории отражают одну из важнейших закономерностей процесса развития неживой и живой

природы, социоисторических организмов. В процессе своего развития то, что возникает, не сразу утверждает себя в действительности, выступая сначала лишь как возможность, т.е. как первая ступень в развитии предмета.

Возможность можно представить как объективную, но до определенного времени скрытую тенденцию возникновения и становления предмета как феномена реальности, содержащую условия его проявления и утверждения в действительности.

Категория «возможность» — это завтрашнее в сегодняшнем. Она отражает такое состояние, такую ступень в развитии предметов, явлений, человека, когда заключенные в них потенции еще не проявились. Например, сформированный у выпускника юридического вуза высокий интеллектуальный потенциал, методологическая культура мышления и практического действия, социальная зрелость и надежность, профессиональная подготовка — это его возможность проявить себя в качестве квалифицированного специалиста, способного и готового эффективно разрешить возникающие в его деятельности проблемы юридического характера.

Действительность — это уже осуществленная возможность, объективно существующий предмет, явление, процесс как результат воплощения в реальность некоторой возможности или совокупности возможностей, реальное бытие возможного.

Можно сказать и так: действительность — это прошлое в настоящем, это основа форм бытия новых возможностей. Например, воплощенный в приемлемый результат образовательно-воспитательный потенциал выпускника юридического вуза как возможность при разрешении конкретной проблемы юридического характера является действительностью, его опытом, который одновременно становится его возможностью в будущей профессиональной деятельности.

На это обращают внимание видные представители судейского корпуса нашей страны. Так, заместитель председателя ныне уже не существующего Высшего Арбитражного Суда РФ Сергей Михайлович Амосов отмечал, что «направлениями повышения качества правосудия должны стать обучение членов судейского корпуса и кандидатов в судьи умению глубоко, справедливо и законно оценивать сущность той материи, которой предстоит оперировать судье по каждому делу, воспитание самих судей в духе лучших общечеловеческих качеств» [6] .

Читайте также:  Точки зрения на происхождение человека что их отличает

Очевидно, для того чтобы возможность стала действительностью, необходимо проявление как минимум двух факторов: действие определенной необходимости и наличие соответствующих условий, а может быть, и случайностей. Если в природе процесс превращения возможности в действительность происходит независимо от субъекта, например превращение воды в лед или пар, то в жизни человечества превращение возможности в действительность во многом зависит от действий и деятельности как отдельных личностей, так и общностей людей.

Например, возможность избавить планету от различного вида и типа войн и вооруженных конфликтов имеет все условия для превращения в фактическую действительность только посредством массовых антивоенных движений, способных усилить потенциал мира, разума и справедливости.

Существенной характеристикой данной возможности является мера ее реальности, перспективности. В зависимости от внутреннего содержания необходимости, лежащей в основе такой возможности, все возможности можно подразделить на несколько видов: а) перспективные (реальные); б) малоперспективные; в) бесперспективные (формальные).

Реальная, или перспективная, возможность является закономерной тенденцией развития предметов, явлений, процессов, которая устойчиво связана с объективной необходимостью. Применительно к проблемам вооруженных конфликтов и войн такого вида возможности нет. Дело в том, что пока определяющей в мире является частная собственность, которая порождает социальное неравенство и антагонизмы, войны будут сопровождать существование человечества.

Малоперспективная возможность представляет собой несущественную тенденцию развития предметов, явлений, процессов, которая лишь при случайном стечении обстоятельств способна превратиться в действительность. Эта возможность только рационально осязаема, основана на формально мыслимых условиях. Таковой она является для рассматриваемого нами примера с войной и вооруженными конфликтами.

Формальная возможность является мысленно представляемой иррациональной тенденцией, которая не основана на реальных конкретных условиях и, следовательно, не может быть реализована, превращена в действительность.

Масса формальных возможностей огромна. Например, возможность жизни по совести никогда не превращается в действительность. Однако и вполне реальная возможность может оказаться упущенной или нереализованной gо причине каких-то случайных обстоятельств. Тогда она фактически превращается в формальную. В то же время и формальная возможность может превратиться в реальную. Например, возможность полета человека на Луну не так давно была формальной, а потом превратилась в реальную.

Юристу, осмысливающему положения философии, необходимо избегать как фаталистических представлений о том, что объективные законы способны сами по себе обусловить необходимую тенденцию развития человечества, так и социального пессимизма, характеризуемого отсутствием уверенности в том, что люди смогут достичь такого уровня своего развития, когда появится возможность, которую можно будет превратить в действительность.

Смысл заключается в том, что возможность можно превращать в действительность, если люди овладеют объективным законом ее развития, сформулируют соответствующие этому закону планы своей деятельности и создадут необходимые условия ее превращения в конкретные предметы, явления и процессы.

Позволяют раскрыть процесс превращения возможности в действительность категории «единичное, особенное и общее». Они отражают связь, взаимозависимость и взаимопереходы явлений, предметов объективного мира.

Все мы наблюдаем в реальном мире огромное многообразие предметов, которые различаются между собой и единичны в своем бытии. Например,

во всем мире нельзя отыскать совершенно во всем одинаковых, тождественных друг другу людей, ведь в создании единичного участвует огромное множество неповторимых условий, случайностей. Так, неодинаковость двух человек, даже близнецов, обусловливается тем, что в их становлении и развитии всегда будут присутствовать различные социальные, психологические и биологические факторы. Природа неистощима в творчестве индивидуального. Следовательно, единичное является реальным объектом (будь то вещь, явление, процесс, образование), взятым в своем отличии от других объектов в их неповторимой специфике.

Как некая единица реальности единичное служит объективным основанием количественного выражения действительности, будучи реальным прообразом единицы как основания счета. В качестве единичного может рассматриваться не только отдельный объект, но и целый класс объектов, если они берутся как одно целое. Единичным может быть и отдельный признак предметов реального мира, если он берется в своей индивидуальной неповторимости.

Единичное — это относительно обособленные, дискретные, отграниченные друг от друга в пространстве и во времени вещь, явление, процесс, образование, с присущими им специфическими неповторимыми чертами, составляющими их уникальную качественную и количественную определенность.

Единичное существует не изолированно, а в связи друг с другом. С учетом того, что оно имеет общие источники происхождения, а также благодаря ряду одинаковых черт и внутренней взаимозависимости те или иные единичные объекты объединены в группы, имеют различную общность. Так, например, отдельные растения, животные объединены в соответствующие виды («особенное») и роды («общее»). Каждое единичное, каждый предмет материален, и то общее их свойство, что они материальны, объединяет их всех в единое целое. Этим единым целым, «общим» является природа.

Нельзя не согласиться с тем, что все люди, при их индивидуальности, имеют родовую сущность. Таким образом, вместе с их уникальностью, неповторимостью выделяем у них и нечто общее в таком понятии как «человек».

Иными словами, можно сказать, что общее — это единое во многом. При этом познание и общественная практика позволяют утверждать, что в общее превращаются такие единичные феномены, которые соответствуют тенденции развития.

Общее — это определенные признаки, связи, характерные для данного предмета или класса предметов, событий, образований, а также закон существования и развития всех единичных форм бытия материальных и духовных феноменов.

Как сходство признаков всех феноменов реального мира, общее доступно непосредственному восприятию, а будучи еще и выражением закономерности, оно находит выражение в понятиях, категориях и такой форме знаний, как теории. Это важно для любого специалиста в реальной жизни. Например, юрист, занятый изучением какого-либо конкретного противоправного

деяния, не может не «опираться» на общие закономерности механизма преступления, па общую методику криминалистического исследования, и это позволяет ему качественно выявить и оценить признаки изучаемого деяния, сделать заключение, обладающее неопровержимым свидетельством против субъекта преступления [7] .

Хотя категории «единичное» и «общее» взаимосвязаны и взаимообусловлены, а общее проявляется не иначе как в единичном и через единичное, единичности различимы. Это различие единичностей постулируется особенным, мыслящимся как специфика, нечто исключительное, которое возникает при «реализации», воплощении общего в конкретный предмет: вещь, процесс, событие, явление, образование, в том числе и социальное.

Особенное — это способ и мера воплощения общего в реально существующий предмет как целое в единстве и соотнесении его противоположных моментов — единичного и общего.

Можно также сказать, что особенное есть объединяющее начало единичного и общего в рамках целого. В связи с этим особенное обычно рассматривается как нечто, опосредствующее отношение между единичным и общим. Например, юрист выступает как общее по отношению ко всем, кто закончил юридический вуз и как особенное для понятия специалист с высшим профессиональным образованием.

Учет взаимосвязи единичного, особенного и общего имеет огромное как познавательное, так и практическое значение. Например, для того чтобы осмыслить какой-то предмет, необходимо не только «вырвать» его из общей связи с другими предметами, но и выявить его особенные признаки, соотнести и сопоставить с общей характеристикой определенного класса предметов.

Диалектика единичного, особенного и общего непосредственно проявляется и в жизни общества. Так, очевидно, что при всем многообразии индивидуальных путей формирования в стране демократической государственной власти этот процесс подчиняется общим закономерностям, главными из которых являются:

  • — формирования органов государственной власти на основе свободного волеизъявления всех граждан, имеющих для этого соответствующие правомочия;
  • — контроль за деятельностью государственной власти со стороны граждан страны;
  • — назначение на государственные должности тех, кто обладает соответствующей компетенцией и является социально и нравственно зрелой личностью;
  • — многопартийность;
  • — свободные средства массовой информации (СМИ);
  • — законность и правопорядок;
  • — возможность проведения референдумов по значимым для страны и граждан вопросам;
  • — регулярная сменяемость руководства страны.

Таким образом, диалектика единичного, особенного и общего помогает не только раскрывать сущность предметов реального мира, но и оптимизировать практически-преобразовательную деятельность людей. Правда, данная диалектика будет давать более эффективные результаты, если она достигнет конкретизации в рамках содержания и формы.

Сегодня в философии под содержанием понимаются свойственные предмету, вещи, явлению, процессу, образованию признаки, которые присущи всем составным элементам рассматриваемых феноменов и которые, с одной стороны, организуют взаимоотношения образующих целое элементов и потому имеют непосредственное отношение к сущности конкретного объекта, а с другой — проявляются в видимо-наблюдаемом облике этого объекта.

Важно осмыслить следующее: к составным элементам, образующим содержание, можно относить только те части объекта как некоего целого, которые выступают в качестве предела его делимости в рамках конкретной его качественной определенности. Было бы неправильным относить к содержанию организма человека атомы, которые образуют молекулы, а потом — клетки, из которых состоят конкретные органы. Так мы никогда не сможем определить, что есть человек.

Содержание — это состав всех возможных к выделению элементов объекта в их качественной определенности, позволяющих определить данный объект, а также в их взаимодействии, функционировании, в относительном единстве его свойств, черт, связей, противоречий и тенденций развития.

Другими словами, содержание представляет собой тождественность элементов целого с самим целым, внутреннее состояние объекта, совокупность изменений внутри последнего, а также связь его элементов со средой его бытия, что обусловливает существование, развитие и смену одного объекта другим.

Восприятие и осмысление любого объекта происходит через и посредством выделения его из окружающей среды бытия, через и посредством фиксации его формы. Будучи употребляемой как выражение внешнего облика объекта, форма указывает на различие данного содержания от всего иного, на связь данного объекта с другими.

Форма есть способ существования и выражения содержания, внутренняя организация последнего, то, что связывает элементы содержания воедино и без чего невозможно само содержание.

Форма и содержание — это разные полюсы одного и того же объекта, а не его составные части. Их единство проявляется в том, что-то или иное содержание «оформляется» в определенную форму. Так, основные права граждан и человека в Российской Федерации выражены в форме Конституции РФ.

Диалектика формы и содержания предполагает их относительную самостоятельность при ведущей роли содержания. Важно, что единство содержания и формы не исключает, а предполагает противоречия между ними. Дело в том, что развитие всех предметов реального мира начинается с изменения их содержания, которое является наиболее подвижным их компонентом, и эго происходит беспрерывно. Вследствие этого между

содержанием и формой не может быть адекватного соответствия, поэтому в процессе развития всех предметов, в их многоликости возникают противоречия, но не просто между содержанием и формой, а «нового» содержания «со старой» формой.

В то же время и форма активно воздействует на содержание, содействуя его развитию или тормозя его. Особенно это важно в области организации и проведения в стране социальной политики, реформирования образования и т.д. Отрицательное влияние формы на содержание может привести к самым негативным последствиям. Так, неточное определение формы в плане социальной политики в нашей стране породило такую уродливую составляющую содержания социального управления, как бюрократизм. Последний своими формами практически изменяет содержание социальных обязанностей государства перед гражданами, которые были заключены в национальных проектах. Как видно, форма организации может дискредитировать даже гениальную идею.

Рассмотрев категории философии, мы можем утверждать, что их формулирование должно осуществляться строго определенными средствами и способами.

Другими словами, ни одно явление действительности, ни один природный или социальный феномен не может быть изучен в одночасье, не сразу возможно раскрыть его природу и сущность. Процесс познания и научного исследования предполагает использование исследователем в первую очередь определенных методов.

Этимологически метод определяется следующим образом: «Метод (от греч. methodos, лат. method) — в широком смысле слова это способ деятельности в любой ее сфере» [8] . Формально логически это не совсем корректно, так как в переводе с латинского method — это и есть способ.

Здесь необходимо обратить внимание на тот факт, что при употреблении данного понятия в науке возникают определенные разногласия. Хотя практически все ученые признают, что метод — это некое универсальное средство научного познания и преобразования действительности, они вместе с тем вводят в контекст его определения массу нюансов, которые порождают немало противоречий, а то и разночтений.

В свое время Г. Гегель справедливо заметил, что «метод есть само знание, для которого понятие дано не только как предмет, но и как орудие и средство познающей деятельности». [9]

Великий философ указывал на связь теоретических форм познания и исследования с методами и одновременно обращал внимание на трансформацию этих форм познания и исследования в методы как орудия и средства познавательной и исследовательской деятельности.

Мысль Г. Гегеля получила свое развитие в выводах ученых, которые занимались вопросами научной методологии. В наиболее обобщенном выражении ее можно представить следующим образом: «Метод находится в неразрывном единстве с теорией: любая система объективного знания может быть методом» [10] .

Довольно широко распространено представление о методе как пути, способе, приеме теоретического и практического осуществления чего-нибудь [11] . Этот вывод конкретизируется в утверждении о том, что метод представляет собой совокупность приемов и операций практического и теоретического освоения действительности [12] .

В целом, если обобщить все основные определения термина «метод», можно выделить следующий набор понятий, через и посредством которых метод определяется. К ним относятся: путь к цели, способ познания, инструмент, совокупность приемов исследования [13] ; прием, способ и образ действий [14] ; теория, учение, способ достижения конкретной цели, способ построения и обоснования системы философского знания [15] ; совокупность приемов и операций практического и теоретического освоения действительности [16] ; правило, прием, способ познания [17] ; путь, совокупность приемов и операций [18] ; совокупность способов познания сущности [19] ; способ, порядок основания [20] ; принятый путь для хода, достижения чего-либо в виде общих правил [21] ; совокупность инструментов, приемов исследования, прием научного анализа, способ обработки данных [22] .

Как видно, разброс определяющих понятий с позиций требований логики к явному определению понятия, достаточно широк и не совсем обоснован.

Анализ имеющихся взглядов на суть и содержание метода позволяет утверждать, что метод — это законообразная последовательность взаимообусловленных и согласованных познавательных операций и практических действий, которые выработали наука и общественная практика и которые позволяют субъекту достичь цели при движении к ней с определенным личностным культурным потенциалом.

Операции — это устойчивые формы интеграции действий, проявляющиеся в жизнедеятельности людей, обусловленные их уровнем культуры.

Они позволяют в изменившихся условиях обеспечить человеку один и тот же результат или его часть.

Действия — это относительно самостоятельные, элементарные, устойчивые акты человеческой активности. Они позволяют человеку решить промежуточную задачу как одну из составляющих конечного результата. Одно и то же действие может входить в содержание различных видов деятельности, обеспечивая человеку решение необходимых ему и определенным образом мотивированных задач.

Методы — конкретный инструмент познавательно-преобразовательной деятельности человека как субъекта познания и преобразования природы, общества и самого себя. Более того, методы, формирующиеся на основе достижений науки и практики, проявляют себя в интересах познания и преобразования именно конкретных наук и конкретной практики. Поскольку каждая наука и реальная практика многоконцептуальны, на основе их содержания формируется палитра методов.

Научная методология и методика исследований немыслимы без методов как средств, обеспечивающих познание и преобразование природы, общества и самого человека. Их содержательное наполнение выражается в принципах, правилах, приемах, нормах научного исследования, реализуется через навыки, умения и компетенции конкретных исследователей и обеспечивается соответствующими инструментальными средствами. Следование научным исследователем конкретному методу задает для него логику, алгоритм определенных действий и операций, обеспечивает ему регуляцию познания или преобразования, а также контроль результатов в исследовательской и преобразовательной деятельности.

В настоящее время в науке не существует общепринятой классификации методов познания и научного исследования. Каждая наука, наряду с используемыми универсальными методами научного исследования, создает и свои «специфические», которые в определенной степени обусловливаются предметной областью исследования данной конкретной науки.

Вместе с тем философские методы, не всегда явно осознаваемые учеными, задают общую направленность исследования, принципы подхода к изучаемому объекту, характер интерпретации полученных результатов. Наиболее значимым среди всех философских методов является диалектический материалистический метод. Рассмотрим, в чем его преимущество перед другими методами и какова его сущность.

Диалектический метод — это обусловленная диалектикой развития природы, общества и мышления законообразная последовательность действий и операций исследователя, позволяющая ему выделить главное звено в сущности предмета исследования на основе выявления в нем противоречий, которые как внутренний источник и причина по своей сути определяют и обусловливают все изменения в любых социальных образованиях.

Следование логике поиска противоречий, их описания, изучения ограждает любого специалиста от субъективного произвола в подборе и объяснении фактов, от односторонности их рассмотрения и максимально исключает возможность упущения выявления черт и свойств объекта, которые характеризуют его природу и сущность.

При исследовании конкретной предметной области диалектический материалистический метод ориентирует исследователя на следующую логику и алгоритм исследования:

  • — рассмотрение предметной области как объективной реальности, заключенной в практике, и в контексте диалектических законов единства и борьбы противоположностей, взаимоперехода количественных изменений в качественные, отрицания отрицания:
  • — выявление в предметной области противоречий как источника и причины ее развития;

выявление и описание фактов действительности и перевод их в факты научные на основе философских категорий общего, особенного и единичного, содержания и формы, сущности и явления, возможности и действительности, необходимого и случайного, причины и следствия;

— рассмотрение и исследование научных фактов всесторонне и комплексно’, во всеобщей связи и взаимозависимости всех явлений, процессов, отраженных в фактах действительности’, в непрерывном изменении всех явлений, процессов, отраженных в фактах действительности’, конкретно-исторически’,

проверка полученных и отраженных в различных формах на практике знаний.

Таким образом, диалектический метод позволяет исследователю не только осуществить выявление сущности исследуемой предметной области, но и дать достаточно обоснованную прогностическую оценку ее возможного развития, сформулировать конкретные варианты механизма управления развитием социальных ситуаций, основываясь на «модели» развития элементов, присущих «типовой» социальной ситуации.

Типовая ситуация — это вариант социальной ситуации, выбранный из классификации возможных ситуаций. Другими словами, эго такой вариант социальных ситуаций, в которые может попасть или сам создать любой субъект общественных отношений, если он живет и действует в соответствии с требованиями рационального мышления.

Что касается других методов, которые будут нужны выпускникам вузов для осмысления юридической практики, то рассматривая их по этапам эмпирического и теоретического исследования, можно выделить три группы:

  • а) эмпирические методы, используемые при выделении из практики фактов действительности и перевода их в факты научные;
  • б) теоретические методы, используемые при проникновении в природу исследуемой предметной области;
  • в) логические методы, которые могут быть использованы специалистом как па эмпирическом, так и на теоретическом этапах научного исследования.

источник