Меню Рубрики

Государство с точки зрения институциональной теории

Тема 6. Теория государства.

1. Понятие государства в институциональной экономике.

3.Специфика современного государства.

Согласно иерархической классификации институтов-правил Д. Норта на верхнем уровне находятся общественные правила, которые определяют социальную структуру общества, порядок принятия реше­ний и наиболее важные характеристики контроля за политическими процедурами (Норт, Д. Институты, институциональные изменения и функционирование эконо­мики, с. 68.).

Совокупность общественных правил определяет тип государства, а последний, в свою очередь, влияет на эффективность функционирова­ния экономики.

Государство – основной институт политической системы общества, организующий, направляющий и контролирующий совместную деятельность людей, общественных групп, классов и ассоциаций. Государство представляет собой центральный институт власти в обществе и концентрированное осуществление этой властью политики. (Политология. Энциклопедический словарь. Ю.И.Аверьянов. М., 1993, 431с.)

Чтобы полнее выявить своеобразие институционального подхода к анализу экономической роли государства, следует указать, какая роль ему приписывается сторонниками разных научных школ. В этом отно­шении можно выделить неоклассический и кейнсианский подходы.

С позиций неоклассической теории причины, по которым госу­дарство может играть какую-то экономическую роль, усматриваются в провалах рынка — в несовершенной конкуренции, во внешних эффек­тах, в производстве общественных благ и асимметричности информации. В случае каждого из четырех указанных провалов рынка возникает не­эффективность в размещении ресурсов, которую и призвано преодолеть государство. Указанные проблемы государство решает путем регулиро­вания монополий, специального налогообложения в отношении внешних эффектов (налог Питу), принятия на себя производства общественных благ и создания различных структур, призванных частично преодолевать проблему асимметричности информации.

Согласно кейнсианскому подходу проблема заключается в систе­матически возникающем неравенстве совокупного спроса и совокупного предложения, в результате которого возникает вынужденная безработи­ца. Государство преодолевает этот разрыв совокупного спроса и пред­ложения посредством фискальной и денежно-кредитной политики.

В институциональной экономике в настоящее время существуют два принципиально различных подхода к рассмотрению феномена госу­дарства.

1. Государство рассматривается как фирма либо с коллективным собственником (в этом случае считается, что она принадлежит всей со­вокупности своих граждан), либо с одним собственником (в этом случае ею владеет, например, царь).

Аналогия «государство — очень большая фирма» напрашивается в любом случае, но особенна с учетом институциональной экономики. Легко заметить, что агентские издержки, информационные издержки, издержки внутренней координации у государства и большой фирмы очень похожи, да и вообще государство по целому ряду параметров очень похоже на фирму, и причем более похоже на нее, чем на рынок. Но государство — сложная фирма, в которой лица, принимающие реше­ния, имеют расходящиеся цели и ограниченные вычислительные спо­собности. Государство — фирма, которой присущи эффективность или неэффективность, торможение развития при неких неоптимальных уровнях распределения ресурсов, при неравновесных ситуациях с ре­сурсами, когда теряется масса возможностей, что обусловлено теми же, что и у крупной фирмы, причинами отказывается: огромными информационными из­держками, нести которые собственник; оппортунизмом агентов, с которыми взаимодействует собственник, и т. д. Это простой подход, на основе которого государство располагается в сетке коорди­нат как организация.

Подобно фирме государство может быть рассмотрено как сово­купность устойчивых формальных и неформальных контрактов, соци­альных отношений, в которые граждане инвестируют свои деньги, энер­гию, связи, материальные активы. Однако в отличие от фирмы здесь нет срочных контрактов, все контракты долгосрочные. Периодически во­зобновляющейся «игре с определенным концом» свойственен целый ряд. проблем. Для государства такая логика не подходит из-за отсутствия установленной даты «окончания игры», из-за отсутствия срока, в, течение которого мы, скажем, являемся гражданами РФ. Здесь некорпоративное (оппортунистическое) поведение по отношению к своим со­гражданам будет иметь совершенно другие корни, нежели некоопера­тивное поведение в игре с конечным числом раундов.

2. Государство — это не фирма, так как оно не имеет заранее за­шитых внешним образом «правил игры», которыми связана любая фирма, т. е. концепция соблюдения внешним образом поддерживаемых правил к государству, в отличие от фирмы, не применима.

В модели Laissez-faire economy Демсеца государство присутству­ет имплицитно — оно гарантирует соблюдение законов, но ни во что не вмешивается. Это как бы Бог за сценой. Но реально государство играет более важную роль.

При рассмотрении государства предполагается отсутствие над ним «надгосударства», которое его покарает за те или иные действия, предложит ему правила организации, правила поведения. Это предпо­ложение не совсем верно, ибо последние 100 лет крупные страны пыта­ются установить такой надгосударственный порядок в разных формах — в форме Лиги Наций, ВТО, или ООН.

К государству фактически может быть применена наивная форма происхождения отношений собственности, когда собственность и ее ин­ституты возникают эндогенно, из самих отношений внутри государства, а не навязываются извне, когда государство представляет собой высшую власть и устанавливает законы. С этой точки зрения теория государства, или новая экономика организаций (обособленный раздел институцио­нальной экономики), рассматривает абсолютно эндогенные процессы.

Возникновение государства как феномена связано с тремя основ­ными особенностями.

1. Государство возникает в результате конкуренции «без правил». В условиях первичной конкуренции «без правил» сильные постепенно подавляют слабых, а слабые отдаются под защиту сильных. В результате вырабатываются некие правила. Именно так описывает процесс возник­новения государства корпоративная теория.

Напомним, что корпорация — это форма общественной организа­ции, при которой люди добровольно или по принуждению делегируют свои интересы в некую организацию, которая выступает их представи­телем и ограничивает собственные интересы членов корпорации. Люди отдают ей свои предпочтения и соглашаются действовать в установлен­ных ею рамках ради своего дальнейшего существования. Корпорацией является, например, монашеский орден, самурайская организация (предельный тип корпорации), коммунистическая пар­тия. На самом деле любой эффективной организации свойственны в той или иной степени черты корпорации. Иными словами, любая организация присваивает определенную часть воли своих членов. В противном случае она просто не сможет существовать.

2. Государство возникает в результате общественного договора. В реальности государство как форма общественного договора возникает не в результате становления цивилизации (цивилизация возникала толь­ко в корпоративной форме), а в результате того, что современные люди пытаются организовать свои отношения по-рыночному, т. е. возникает некий политический рынок, процедура торговли. Таким образом про­цесс возникновения государства описывает кооперативная теория, или теория общественного договора (Ж.Ж. Руссо), в отличие от корпоратив­ной теории. Самый большой вклад в развитие этой теории внес М. Олсон, норвежец по происхождению, работавший в Мерилендском уни­верситете (США).

3. Применительно к проблеме возникновения государства стоит упомянуть еще одну теорию — теорию имплицитного контракта, или самоподдерживающихся соглашений. Она раз­работана, скорее, применительно к фирме, чем к государству, в 1970-х годах К Азариадисом. Вопрос самоподдерживающихся соглашений рассматривал и Дж. Акерлоф в статье «Трудовые контракты как частичный обмен по­дарками» (1982).

Имплицитный контракт (о чем писал еще О. Уильямсон) — это контракт, приведение которого в действие гарантировано исключитель­но правом другой стороны прервать данные отношения. Но в таком кон­тракте нет никаких предустановленных правил игры.

Поскольку в имплицитном контракте нет внешних сил, к кото­рым можно было бы апеллировать, устойчивость отношений базируется только на долгосрочной взаимной выгоде от соблюдения данной дого­воренности. Акерлоф считает: любые сколько-нибудь устойчивые от­ношения основаны на том, что стороны сознательно не стремятся дос­тичь оптимального распределения своих ресурсов в каждый данный момент, а останавливаются на некотором более приемлемом для парт­нера варианте (пример тому — компромисс по величине заработной пла­ты между работодателем и работником при оформлении последнего по найму). При этом возникает некая зона устойчивости данных отноше­ний. Она устойчива благодаря тому, что и наниматель, и нанимаемый может от некой точки недотягивания до оптимума в случае нужды до­тянуть до этого оптимума. Они могут даже пойти дальше, если их доб­рожелательность друг по отношению к другу действительно определя­ется как отношения взаимной помощи. В этом случае первый в какой-то момент сможет принять во внимание, что у второго возникла необходи­мость чуть больше получить, а второй пойдет навстречу первому и по­работает чуть дольше, когда у первого появится в этом необходимость. На самом деле это — нормальные трудовые отношения. Здесь накладываются два процесса: стремление к достижению оптимального распределения ресурсов, который, в конечном счете, не нарушается, ибо сходится в точке оптимального распределения с другим процессом — про­цессом страхования взаимоотношений. И нанимателю, и нанимаемому трудно расставаться друг с другом; они заинтересованы, помимо того, чтобы получить оговоренное вознаграждение, еще и в сохранении своих отношений, и у них возникает круг отношений взаим­ной помощи вокруг точки равновесия, что страхует их от флуктуации.

При недружественном отношении (в ситуации, когда один пре­рвет отношения) фирма окажется неустойчивой, а фактор дополнитель­ной устойчивости будет страховать данные отношения как продолжен­ные, когда люди ценят сами эти отношения. Классический случай про­долженного имплицитного отношения — контракт, который образует го­сударство, потому что пребывание в нем людей не конечно.

Дата добавления: 2014-01-06 ; Просмотров: 3045 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

В результате изучения этой главы студенты должны:

  • • основные теории государства;
  • • неоклассическую теорию государства Норта;
  • • применять теорию государства Норта к анализу государственной политики;
  • • отвечать на вопрос: почему действует тенденция к созданию государством неэффективных прав собственности?
  • • объяснять, почему правитель может быть заинтересован в создании побудительных мотивов к производству;

владеть навыками

• экономического анализа поведения государства.

В главе приведено экономическое объяснение природы государства, предложенное Д. Нортом, который сделал попытку объединить в своей модели два основных подхода при исследовании природы государства – контрактную теорию государства Локка и теорию эксплуатации Гоббса. Представлена модель государства Олсона и Макгуайра. Рассмотрен вопрос: почему у правителя может быть интерес к созданию у подданных стимулов к производству?

Ни одно общество не будет жизнеспособным, если в нем не удастся ограничить свободный доступ к ресурсам. В мире ограниченных ресурсов открытый доступ приводит к сокращению богатства общества. В целях ограничения открытого доступа могут быть использованы различные социальные механизмы: насилие или угроза его применения для исключения индивидов из пользования ресурсом; регулирование доступа на основе норм и обычаев, как это происходило в обществах, не знавших государства; воздействие на стимулы людей посредством определенной системы ценностей или идеологии, что значительно снижало издержки исключения из доступа к благам; и наконец, исключение на основе правил, установленных государством, которое следит за их соблюдением.

Когда государство берет на себя функции спецификации и защиты прав собственности, возникает значительная экономия от масштаба. Средние издержки защиты прав собственности со стороны государства оказываются более низкими, чем средние издержки лиц, осуществляющих защиту прав собственности в частном порядке.

Отношения между государством, нравами собственности и производительностью в обществе можно описать следующим образом [1] . Запас знаний в обществе и ресурсы, которыми оно располагает, определяют техническую верхнюю границу производительности и выпуска – техническую границу производственных возможностей. Однако для каждой структуры прав собственности существует и структурная граница производственных возможностей, которая достигается путем отбора из доступного набора организаций тех структур, которые минимизируют издержки и максимизируют выпуск. Набор доступных форм экономической организации определяется системой прав собственности (при данной технологии и прочих экзогенных факторах), а система прав собственности зависит от политической структуры общества. Некоторые политические системы создают стимулы, которые приближают структурную границу производственных возможностей к технической границе производственных возможностей, а другие подобных стимулов не создают, и производственные возможности полностью не используются. Норт показал, что есть огромное число исторических подтверждений тезиса о том, что государства, как правило, не создают структуры прав собственности, которые могут приблизить экономику к технической границе производственных возможностей.

Существуют два основных подхода к объяснению государства: теория общественного договора и теория эксплуатации. Первый подход связан с политической теорией английского философа Дж. Д. Локка и идеями французского мыслителя Ж.-Ж. Руссо, второй – с воззрениями Т. Гоббса. Различие этих двух подходов коренится в различных взглядах на природу человека и на то «естественное состояние», в котором люди пребывали до появления государства.

Контрактный подход к объяснению государства, в основе которого лежит теория общественного договора Локка, используется неоклассической теорией. Он рассматривает возникновение государства как некий первоначальный контракт, который означал, что права индивида на определенные ресурсы признаются другими участниками договора в обмен на его отказ от притязаний на ресурсы других лиц. Люди договорились уважать права друг друга на определенные ресурсы. Роль государства при данном подходе сводится к тому, что оно выступает как некая третейская сторона, гарантирующая соблюдение условий первоначального общественного договора. В этой теории государство возникает в целях получения экономии от масштаба. Создание государства дает возможность индивиду расходовать меньшее количество ресурсов на защиту своей собственности и тем самым увеличивает богатство общества.

Экономист-неоклассик Дж. Амбек проиллюстрировал эту модель на уникальном историческом материале – «золотой лихорадке» в Калифорнии в середине XIX в. В январе 1848 г. Дж. Маршалл обнаружил золото на лесопилке Саттера, и в том же году в соответствии с мирным договором между Америкой и Мексикой Калифорния, принадлежавшая Мексике, была присоединена к США. Мексиканские законы перестали действовать, а новые законы были введены лишь в 1866 г. За три года население прежде безлюдного региона достигло четверти миллиона человек. Методы добычи золота были простыми, требования к постоянному капиталу невысокие, возможность быстрого обогащения привлекла сотни тысяч молодых и крепких людей.

В Калифорнии в течение почти 20 лет не действовала государственная власть: практически все государственные служащие ушли на золотые прииски, численность армии в результате дезертирства резко сократилась. Первоначально какое-либо регулирование в Калифорнии отсутствовало, но вскоре появилась потребность в системе распределения участков и возникла идея участка для добычи золота – «claim«. Возникло обычное право, регулирующее процесс добычи золота. Основное правило устанавливало, что инструменты, оставленные в яме, указывали на то, что старатель вел активную разработку, поэтому никто не мог захватить яму и прилегающую к ней землю. Вся территория Калифорнии оказалась разбитой на 500 дистриктов, каждый из которых имел свою систему прав собственности. Амбек рассматривает кодексы дистриктов как контракты об отказе от насилия ради общего блага в духе Руссо.

Золотоискателям удалось преодолеть ситуацию открытого доступа и чрезмерного применения насилия, установить систему исключительных прав собственности на золотоносные участки, при этом издержки защиты прав собственности были достаточно низкими. Потенциал насилия был распределен между золотоискателями относительно равномерно, все они имели одинаковое оружие – шестизарядный револьвер, который называли «equalizer«, были физически сильными людьми, и никто из них не пользовался услугами охранников-профессионалов. Присоединяясь к первоначальному общественному договору, каждый золотоискатель знал, что он получит не меньше прав, чем в том случае, если бы он применял насилие в индивидуальном порядке, и это знание, а также угроза применения насилия со стороны других были решающими факторами при распределении прав собственности [2] . Реальное распределение участков соответствовало предсказаниям контрактной теории. Однородные по качеству участки делились поровну. Золотоискатели получали меньшие по площади участки, если они считались потенциально более золотоносными, а также меньшие по площади, если они были расположены поблизости от реки, и бо́льшие по площади, если они находились на удалении от реки.

Читайте также:  Стоимость ночные линзы для восстановления зрения

Теория эксплуатации Гоббса легла в основу марксистского подхода к государству, ее придерживаются также некоторые экономисты-неоклассики. Гоббс рассматривал первоначальное состояние человечества как ситуацию типа «дилеммы заключенных», войны всех против всех. Государство в данной теории возникает для того, чтобы общество не деградировало в состояние войны. Подобные теории видят в государстве орудие господствующей группы или класса. Основная

функция государства заключается в том, чтобы получать доход путем его перераспределения от граждан государства в пользу правящей группы или класса. Права собственности, которые устанавливает эта группа, нацелены не на повышение благосостояния, а на извлечение максимального дохода в пользу лиц, находящихся у власти.

Итак, контрактный подход позволяет объяснить, почему государство потенциально может обеспечить условия для экономии ресурсов и способствовать росту общественного благосостояния. В контрактной теории государство выполняет производительную функцию: создает условия для роста общественного благосостояния. Объясняя выгоды, связанные с заключением первоначального общественного договора, контрактная теория, однако, не учитывает поведение граждан в последующем, а они стремятся максимизировать собственное благосостояние, перераспределить богатство и доход в пользу своей группы. Теория эксплуатации, напротив, не придает значения первоначальным выгодам от общественного договора и уделяет основное внимание извлечению ренты у граждан теми лицами, которые контролируют государство. Различие этих подходов коренится в исходных предпосылках относительно распределения «потенциала насилия». Контрактная теория предполагает равное распределение потенциала насилия, а теория эксплуатации предполагает его неравномерное распределение.

Здесь необходимо уточнить смысл понятия «насилие». Последнее тесно связано с проблемой власти, а в экономической теории понятие «власть» разработано слабо. До сих пор исследованием феномена власти занимались в основном социологи и политологи, экономическая теория изучала лишь проблему монопольной власти. Насилие можно определить как «физическое ограничение спектра возможностей, доступных одному индивиду (или группе) посредством воздействия на его способность реализовывать принимаемые им решения» [3] . Насилие является проявлением власти. Человек, обладающий властью, имеет возможность получить желаемый результат, воздействуя на поведение других людей, которые в отсутствие этой власти предпочли бы другой результат. Таким образом, люди заключают вынужденный контракт. Насилие может иметь обоюдный характер, и в этом случае может возникнуть противодействие перераспределительной деятельности, и она может быть ограничена или стать невозможной.

источник

Институциональная природа государства и его функции. Государство и экономические результаты.

Установление status quo в обществе. Проблема «безбилетника» и «дилемма наказания». Социальный контракт.

Концепции государства. Контрактная и эксплуататорская концепции государства. Теория оседлого бандита МакГира – Олсона.

Институциональная природа государства

Проблематика института государства изначально относится к разделу политических наук. Уже много поколений ученые-экономисты пытаются разобраться в вопросе о месте, роли и функциях государства с точки зрения развития общества и экономики. Учитывая неоднозначность отношения общества к органам власти, среди людей часто возникают критические мнения, схожие с изречением, приписываемым одному из президентов США Дж. Адамсу: «Счастье общества есть конец правительства».

Появление государства связывают с эволюцией форм человеческих взаимоотношений. Так, сначала на протяжении большей части экономической жизнедеятельности людей господствовал тип обмена, для которого были характерны персонифицированные отношения сторон. Для такого обмена характерны:

— культурная гомогенность (наличие общего набора ценностей);

— отсутствие контроля и принуждения со стороны третьих лиц (в виду минимального размера трансакционных издержек).

С развитием общества обмен становился более разнообразным, более частым, расширялась его география и он чаще всего выходил за рамки установленных ограничений. Такой обмен- неперсонифицированный – расширил рынки, привел к формированию дополнительных институтов. Высокие издержки персонифицированного обмена привели к появлению более эффективных форм организации, что способствовало формированию государства и росту роли специализированных институтов, защищающих купцов и принимающих торговые кодексы.

Итак, появляется третья форма обмена – неперсонифицированный обмен при контроле третьей стороны (государства).

Сущность и определение государства

Институциональная теория рассматривает несколько теорий государства. Остановимся с вами на одной из них.

Теория государства Д. Норта. По определение этого ученого государствоэто организация со сравнительными преимуществами в осуществлении насилия, распространяющимися на географический район, чьи границы определены его способностью облагать налогом поданных.

Государство – это особая организация. Граждане делегируют часть своих прав государству, и именно на этой основе государство осуществляет свою деятельность. Природа государства определяется властными отношениями, возникающими между гражданами и государственным аппаратом.

Индивиды делегируют государству часть прав по контролю своей деятельности. Ожидая, что на основе своей монополии на осуществление насилия государство сможет более эффективно специфицировать и защищать права собственности, чем они сами. Поэтому основная функция государства с институциональной точки зрения – спецификация и защита прав собственности.

Функции государства

Еще во второй половине 18 века А. Смит очертил круг основных обязанностей государства. Оно должно:

— ограждать общество от насилия и вторжений других независимых обществ;

— ограждать, по мере возможности, каждого члена общества от несправедливости и угнетения со стороны других его членов, или установить хорошее отправление правосудия;

— создавать и содержать определенные общественные учреждения, создание и содержание которых не может быть в интересах отдельных лиц или небольших групп, потому что прибыль от них не сможет никогда оплатить издержки отдельным лицам или небольшой группе, хотя и сможет часто с излишком оплатить их большому обществу.

Современные представители неоинституциональной школы видят экономическое обоснование государства в провалах или несостоятельности рынка.

Современные неоинституционалисты считают, что функции государства сводятся к минимизации трансакционных издержек и состоят из:

— спецификация и защита прав собственности: при условии ненулевых трансакционных издержек распределение прав собственности оказывает влияние на эффективность использования ресурсов;

— создание каналов обмена информацией: равновесная цена формируется на базе развитой информационной инфраструктуры рынка, позволяющей его участникам обмениваться информацией с минимальными издержками и минимальными искажениями;

— разработка стандартов мер и весов: деятельность государства в этом направлении позволяет снизить издержки измерения качества обмениваемых товаров и услуг, а в более широком смысле к разработке универсальных мер относится и организация государственного денежного обращения;

— создание каналов и механизмов физического обмена товарами и услугами: инфраструктура рынка включает в себя не только каналы обмена информацией, но и каналы физического движения товаров и услуг (транспортная сеть, места для торговли и т.д.);

-правоохранительная деятельность и выполнение роли третьей стороны в конфликтах:

возникновение непредвиденных обстоятельств при исполнении контрактов требует вмешательства третьей стороны (суда) для создания гарантий от оппортунистического поведения сторон контракта в условиях указанных обстоятельств;

— производство чистых общественных благ порождает проблему «безбилетника», что требует использования государством принуждения для финансирования их производства ( в первую очередь, такого чистого общественного блага, как национальная оборона, в меньшей степени здравоохранения и образования как смешанных общественных благ).

Дата добавления: 2016-10-30 ; просмотров: 585 | Нарушение авторских прав

источник

Государство как организация Типология государств

Природа организационной культуры и рынки власти

Одним из видов организации является государство, которое следует рассматривать в качестве организации особого типа. Природа государства определяется властными отношениями, возникающими между гражданами и государственным аппаратом. Обычно распределение прав между гражданами и государством фиксируется в конституции. Например, американский билль о правах разграничивает те права, которые ни при каких условиях не могут быть отчуждены, от тех прав индивидов, которые могут быть переданы ими государству.

Как и при любом другом варианте властных отношений, граждане уверены в том, что государство успешнее их самих справится с реализацией ряда функций по обеспечению взаимодействий. Функции государства определены «провалами» рынка, т.е. задачами, решение которых невозможно на базе контрактов. К таким задачам относятся:

  • • спецификация и защита прав собственности;
  • • создание каналов обмена информацией;
  • • разработка стандартов мер и весов;
  • • создание каналов и механизмов физического обмена на деньги товаров и услуг;
  • • правоохранительная деятельность и выполнение роли стороны в конфликтах;
  • • производство общественных благ.

Государство — особый случай властных отношений, возникающих на основе передачи гражданами части своих прав для контроля своей деятельности в сферах спецификации и защиты прав собственности, создания каналов обмена информацией, разработки стандартов мер и весов, создания каналов физического обмена товаров и услуг, прав, охранительной деятельности и производства общественных благ. В этих сферах государство получает право легитимного, т.е. на основе социального контракта, принуждения и насилия. Здесь необходимо уточнить смысл понятия «насилие». Насилие тесно связано с проблемой власти, а в экономической теории понятие «власть» разработано слабо, до сих исследованием феномена власти занимались в основном социологи и политологи. Экономическая теория изучала лишь проблему монопольной власти. Насилие можно определить как «физическое ограничение спектра возможностей, доступных одному индивиду (или группе) посредством воздействия на его способность реализовывать принимаемые им решения» [1] . Насилие — это проявление власти. Человек, обладающий властью, имеет возможность получить желаемый результат, воздействуя на поведение других людей, которые в отсутствие этой власти предпочли бы другой результат. Таким образом, люди заключают вынужденный контракт. Насилие может иметь обоюдный характер, и в этом случае может возникнуть противодействие перераспределительной деятельности, в результате чего она может быть ограничена или стать невозможной.

Функционирование государства, как и любой другой организационной структуры, связано с трансакционными издержками. И они тем больше, чем в большем числе трансакций государство выступает в качестве гаранта выполнения условий контракта. Властные отношения, возникающие между индивидом и государством, носят сложный и позиционный характер. Во-первых, индивиды делегируют государству вместе с правом контроля и право передачи государством контроля своим представителям, государственным служащим. Во- вторых, индивиды делегируют право контроля не конкретному лицу, а занимающим определенные позиции в государственной структуре функционерам, бюрократам. Речь идет об обосновании властных отношений не личными качествами функционеров, а их «деловой компетентностью, обоснованной рационально созданными правилами». Чем активнее роль государства в спецификации и защите прав собственности, тем сложнее внутренняя структура государства и больше численность государственных служащих, и следовательно, больше искажения циркулирующей внутри государственного аппарата информации. Кроме того, возрастают издержки на мониторинг и предотвращение государством оппортунистического поведения своих представителей, бюрократов. Поэтому при моделировании любого вмешательства государства в процесс спецификации и защиты прав собственности мы должны учитывать возможные искажения информации и тот факт, что вероятность легитимного использования насилия всегда меньше 100%.

Аналогично тому, как говорят о провалах рынка, следует принимать во внимание и провалы государства. К провалам государства относятся следующие:

  • • несоответствие доходов и расходов. В отличие от обычной фирмы степень жесткости бюджетного ограничения государства далека от абсолютной. Государство значительно сложнее превратить в банкрота, даже если оно оказывается неспособным выполнять взятые на себя обязательства;
  • • отсутствие четких критериев эффективности. В отсутствие таких четких критериев эффективности деятельности государства, каковым является прибыль для фирмы, государственные структуры подменяют их самостоятельно разработанными стандартами. Таким образом, деятельность государства зачастую оценивается по задаваемым им самим критериям: росту бюджетных поступлений, экспансии государственного контроля и т.д.;
  • • высокая вероятность достижения результатов, отличных от поставленных. Рост информационных издержек и издержек мониторинга и контроля, сопровождающий развитие государства, создает предпосылки для систематического отклонения реализованных задач от поставленных. Приведенная выше модель, в которой стремление государства ограничить частное использование насилия может приводить к его эскалации, — лучшее тому подтверждение;
  • • неравномерное распределение ресурсов. В распоряжении государства при распределении прав собственности на ресурсы, когда трансакционные издержки отличаются от нуля, находится несколько стандартов справедливости. Наряду с оптимумом по Парето такими стандартами являются правило Калдора (изменение в распределении ресурсов допускается, если выигрывающая в результате сторона способна компенсировать потери проигрывающей стороне), правило Ролза (справедливое распределение ресурсов — это то, которое улучшает положение наименее обеспеченных) и многие другие.

Поэтому выбирать приходится не между двумя идеальными ситуациями — распределением прав собственности на основе функционирующего без издержек рыночного обмена с частными гарантиями исполнения контракта и передачей контроля над обменом правомочиями государству, действующему в интересах сторон контракта, а между двумя несовершенными альтернативами.

Выбор между рынком и государством является лишь выбором между различными степенями и типами несовершенств. С одной стороны, рыночный механизм обмена и защиты прав собственности предполагает отличные от нуля трансакционные издержки и эскалацию использования насилия. С другой стороны, получение государством монопольного права на использование насилия тоже приводит к росту трансакционных издержек, на этот раз — внутри государственного аппарата, и к систематическим искажениям в распределении правомочий.

В связи с этим О. Уильямсон предлагает оценивать эффективность того или иного варианта распределения прав собственности, сравнивая его не с гипотетическим идеалом, а с реально осуществимыми альтернативами. «Вариант распределения, для которого нельзя предложить альтернативу, которую можно описать и внедрить с большим чистым выигрышем, следует считать оптимальным» . В такой перспективе многие примеры распределения прав собственности, ранее считавшиеся неэффективными, оказываются с учетом реальных альтернатив оптимальными. В частности, используемая в качестве иллюстрации пагубности для экономики государственного вмешательства сахарная программа (поддержание национального производства сахара вместо его более дешевого импорта) федерального правительства США в действительности является единственной, отвечающей всем экономическим, социальным и политическим реалиям.

Аналогично постановке вопроса о наличии предела в экспансии фирмы по отношению к рынку требуется объяснить существование пределов роста государства. Так как полная монополия государства на выполнение функций гаранта исполнения контрактов приводит к высоким трансакционным издержкам, принимающим форму высоких издержек подчинения закону, можно предположить, что государство выступает гарантом не во всех, а лишь в некоторых взаимодействиях. В остальных сделках действуют альтернативные механизмы гарантирования их реализации.

Этот круг гарантируемых государством сделок ограничивается теми сделками, гарантирование которых государством связано с меньшими издержками, чем те, которые возникают при обращении сторон контракта к альтернативным гарантам. Поэтому вопрос «делать самому или покупать на рынке», сформулированный в отношении фирмы, следует переформулировать в отношении государства на «гарантировать самому или делегировать право контроля другим гарантам».

Например, сравнительный анализ различных стран показывает, что в одних странах все сделки, связанные с социальным и медицинским страхованием, гарантируются государством, тогда как в других странах социальное и медицинское страхование делегируется частным фирмам. То же самое верно и в отношении образовательных услуг. Это позволяет предположить, что при сравнении альтернативных механизмов гарантирования сделок следует принимать во внимание соотношение связанных с ними трансакционных издержек в конкретных экономических, социальных и политических условиях. Следовательно, не существует абсолютной границы государства и [2]

оптимальных размеров государственного вмешательства в экономическую и социальную жизнь безотносительно к конкретным историческим реалиям.

Данный вывод подтверждается анализом роли государства в исторической перспективе, сделанным Д. Нортом. В своей наиболее известной книге «Структура и изменения в экономической истории» он говорит о двух экономических революциях, причем обе связаны с изменением круга сделок, в которых государство выступает в качестве гаранта. Итак, первая экономическая революция, по Норту, произошла в момент перехода человека от кочевой к оседлой жизни, когда земледелие стало основным источником увеличения ресурсной базы. Именно в этот момент появились первые формы государственного устройства как гаранта прав собственности на землю. «Исключительные права собственности [на землю] обеспечивают для собственника прямые стимулы для увеличения эффективности и производительности [ее использования]» [3] . Таким образом, результатом первой экономической революции стал рост объема продукта, производимого сельским хозяйством. Вторая экономическая революция произошла в начале XIX в., она предшествовала началу промышленной революции. Точнее, вторая экономическая революция создала предпосылки для промышленной, ибо состояла во включении в сферу гарантируемых государством контрактов тех, кто связан с правами собственности на изобретения и прикладные разработки. Специфицированные права собственности на изобретения увеличили отдачу от научно-исследовательской и изобретательской деятельности и сократили тем самым дистанцию между научным знанием и техникой.

Читайте также:  Основные точки зрения на время возникновения науки

Патентное право, законодательная защита промышленных секретов, регулирование законом использования торговых марок и торговых знаков создали стимулы для появления и широкого распространения технических изобретений и соединения науки с производством. Возможно, следующим радикальным изменением роли государства станет решение им проблемы защиты интеллектуальной собственности, актуальность которой подчеркивается распространением различных форм пиратства, препятствующих развитию культуры и искусства.

Таким образом, индивиды делегируют часть прав по контролю своей деятельности государству, ожидая, что на базе монополии на осуществление насилия оно сможет более эффективно специфицировать и защищать права собственности, чем они сами. Поэтому основная функция государства с институциональной точки зрения — спецификация и защита прав собственности. Оптимальные размеры государства определяются кругом тех сделок, в которых оно действу-

ет в качестве гаранта более эффективно, чем другие гаранты (стороны сделки, арбитр, социальная группа). Оптимальные размеры государства не абсолютны, а исторически обусловлены.

источник

Государство как генератор институциональной среды. Основные цели институциональной политики. Роль государства в экономике. Анализ политиков, внесших вклад в развитие институциональной экономики: Рональд Коуз, Оливер Уильямсон, Дуглас Норт, Карл Маркс.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Сущность и функции государства с точки зрения институциональной теории

государство политика экономика маркс

Современный институционализм возник на основе «старого» (традиционного), который пытался комплексно и всесторонне рассмотреть экономические процессы, происходящие в государстве и обществе в целом. Речь шла о связи экономической теории с правом и политологией.

Однако между взглядами «старых» институционалистов (Т. Веблен, Дж. Коммонс, У. Митчелл) и неоинституционалистов есть ряд различий.

Прежде всего, это то, что «старые» институционалисты двигались от права и политики к экономике. Неоинституционалисты же идут противоположным путем (и, прежде всего, с применением теории аппарата современной институциональной экономики). Это также то, что «старый» институционализм преимущественно обращал внимание на действия Правительства по защите интересов индивидов. Неоинституционализм же ставит во главу угла независимых индивидов, имеющих свои интересы и свою волю.

Говоря иначе, институциональная экономика предстает как учение, ориентированное на человека, его свободу и социальную защиту. Это учение стремится ослабить воздействие государства на рыночную экономику, опираясь на государство, достаточно сильное, чтобы навязать обществу правила игры и контролировать их соблюдение.

Как известно, природа государства определяется властными отношениями, возникающими между гражданами и государственным аппаратом. Распределение прав при этом фиксируется в конституции, играющей роль социального контракта, ради чего граждане добровольно отказываются от части своих прав. Как и в любом другом варианте властных отношений, ими движет уверенность в том, что государство успешнее их самих справится с реализацией ряда функций: защита прав собственности, создание каналов обмена информацией, организация денежного обращения, создание транспортной сети, правоохранительная деятельность, выполнение роли «третьей» стороны в конфликтах, производство общественных благ.

В рамках институциональной теории государство можно определить как особый тип организации, который фундаментально отличается от других организаций, функционирующих в рыночной экономике.

А) Государство наделено властью, или политической волей.

Б) Для соблюдения своей политической воли государство создает особые институты принуждения и наказания — «институты применения насилия». Эти институты по характеру и механизму действия существенно отличаются от институтов рынка.

В) Государство является органом достижения общественных целей и в тоже время представляет собой аппарат чиновников, принимающих решение от имени всего общества, которые преследуют свои личные цели и лоббируют групповые цели (например, олигархических союзов), поэтому самому государству присуще «раздвоение». В то время как «типовой» агент хозяйственной деятельности (фирма или домохозяйство) в рыночной экономике, как правило, руководствуется личным эгоизмом (даже тогда, когда его выбор, с точки зрения современной неоклассической теории, нельзя назвать полностью рациональным), чиновник совмещает в своем выборе общественные, групповые и личные цели таким образом, чтобы достичь максимума благосостояния в условиях особых ограничений, наложенных спецификой его деятельности. В связи с этим деятельность чиновника, принимающего решения о распределении государственных средств, отчасти напоминает нормативное действие строго по инструкции, а отчасти — торг, или рыночный обмен.

Г) Если при принятии решений не государственный субъект, как правило, руководствуется относительными предельными полезностями, которые ему достаточно хорошо известны (хотя и здесь существуют фено- мены не рационального выбора, асимметричной информации, трансакционных издержек получения необходимых данных, измерения блага, принятия решения и т.д.),то для лица, принимающего решение от имени государства, система предпочтений формируется искусственно. Ее можно представить как взвешенную среднюю арифметическую индивидуальных предпочтений, в которой сами веса представляют сложное произведение различныхкоэффициентов: политического (социального) предпочтения, индивидуального и группового влияния, инерции, обеспеченности решения институтами реализации и пр.

Д) Решения, принимаемые государством, носят глобальный характер, касаются одновременно целой группы (или вообще всех) субъектов и действуют длительное время. Они связаны с гораздо большими «единовременными затратами» и большим «сроком окупаемости», поэтому здесь в максимальной степени требуется просчитывать и нейтрализовывать возможные риски. Возьмем, к примеру, принятие закона. Подготовка закона и проведение процедуры его принятия, согласования, утверждения требует массы времени, а также финансовых, интеллектуальных, материальных и прочих затрат. Последствия от непроработанного закона носят длительный характер и приводят к колоссальным потерям в благосостоянии в течение долгого времени. Кстати, это является одной из причин того, что в Российской Федерации до сих пор действует ряд законов, принятых еще в СССР.

Е) Ответственность государства за принимаемые решения реже и в меньшей степени персонифицирована, так как сами решения почти всегда носят коллективный характер. А значит, лица, принимающие решения, несут солидарную ответственность. Феномен солидарной ответственности, с одной стороны, порождает круговую поруку, с другой — коллективную безответственность («не с кого спросить»).

Все выше перечисленные особенности государства позволяют определить его как набор не рыночных институтов принятия решений. Но не менее важен следующий аспект. С легкой руки Д. Норта, в современной институциональной традиции институты трактуются как «правила игры», а организации — как «игроки». Так вот, уникальное свойство государства как организации заключается в том, что оно не только, как другие организации (фирмы, домохозяйства), должно подчиняться правилам игры, но, в отличие от этих прочих организаций, само непосредственно формирует эти правила (точнее, их формальную часть). Таким образом, с точки зрения институционального подхода, сущность государства двойственна.

Какие же правила игры в рыночной экономике создаются указанным «набором не рыночных институтов принятия решений»?

Главными из этих правил являются правила, связанные со спецификацией и защитой прав собственности. Эти правила настолько важны с точки зрения институциональной теории, что в рамках этой теории с их созданием связывается генезис государства. Без них немыслимо само существование рыночного хозяйства. Например, до настоящего времени легитимен Кодекс законов о труде образца 1971 года. Принятие и исполнение нового трудового законодательства, соответствующего рыночным реалиям, могло бы привести к массовым банкротствам предприятий и увольнению работников, это и является главным сдерживающим мотивом изменения кодекса. В тоже время сложившаяся ситуация с российским трудовым законодательством наглядно демонстрирует, к чему приводит сохранение атавистических норм при существовании институционального вакуума. Льготы, гарантии, нормативы, установленные старым трудовым законодательством, выступают факторам и жесткости рынка труда, препятствующим и рыночному перераспределению рабочей силы. С другой стороны, они способствуют распространению неформальной занятости активного населения. Появляются нелегальные трудовые отношения, не регламентируемые формальными правилами, где отсутствие государственных гарантий нередко приводит к разного рода злоупотреблениям: практикуется наем без трудового договора, отсутствие страхования, не нормированный рабочий день, увольнение без выходного пособия и пр. В результате рынок труда в настоящее время — один из наиболее «затемненных» секторов экономики, официальная статистика которого неподдается никакой рациональной обработке, потому что она не отражает реального положения вещей.

Согласно институциональной теории, институциональная среда играет огромную роль в функционировании экономики государства — роль, недооценка которой фундаментально обедняет экономический анализ ( в том числе и понимание роли государства). Можно выделить следующие аспекты этой роли (которые в определённой мере взаимосвязаны между собой).

А) Ограничение выбора. Неоклассическая теория рассматривает, по сути, два типа ограничений выбора хозяйствующих субъектов: бюджетные (доходы и цены) и натуральные («физические ресурсы») ограничители. Отличием институциональной теории является введение в экономический анализ третьего типа ограничителей — институциональных. Этими ограничениями как раз и являются формальные и неформальные институты — правила, лимитирующие действия частных и юридических лиц (следует учитывать, что институты включают санкции юридического или социального характера, которые вступают в силу при нарушении указанных правил).

Б) Влияние на структуру стимулов. В зависимости от характера правил игры (например чёткая определённость и защищённость прав собственности или, наоборот, неопределённость отношений собственности) хозяйствующие субъекты стимулируются к эффективному использованию ресурсов для максимизации личного дохода от производственной деятельности или же к непроизводительному употреблению ресурсов в целях поиска ренты или непосредственного участия в криминальных видах деятельности. Известный неоинституционалист Т.Эгертссон в своей работе институциональной теории предложил при анализе общественного выбора ввести дополнительную кривую социальных возможностей, которая расположена левее кривой производственных возможностей и сдвиг которой в право расширяет границы выбора. Исходя из этого, можно предположить что сдвиг в право может происходить под воздействием отмены различных ограничений на права собственности, замены менее эффективных норм более эффективными, культурной эволюции общества, а так же просто под влиянием времени, когда институциональный вакуум, стимулирующий оппортунистическое поведение и повышающий трансакционные издержки, заполняется неформальными институтами с собственными формами защиты.

В) Снижение степени неопределённости и выполнение координирующей функции. Наличие правил игры структурирует взаимодействия между хозяйствующими субъектами и тем самым облегчает координацию между ними. Это сужает возможный диапазон действий субъектов и, тем самым, снижает степень неопределённости.

Г) Выполнение распределительной функции. Существование институтов неизбежно означает наличие различных ограничений и прав у разных групп хозяйствующих субъектов. При этом расширение прав одних субъектов обычно невозможно без сужения прав других. Таким образом, каждой институциональной среде соответствует своё распределение политической и экономической власти среди частных и юридических лиц.

Д) Влияние на степень рациональности поведения. В отличие от неоклассической теории , институциональная теория не трактует поведение агентов как характеризующееся свойством полной рациональности (и, следовательно, как направленное на оптимизацию целевой функции). В зависимости от институциональной среды (особенно, её неформальной составляющей) поведение людей в разных сферах хозяйственной жизни может варьироваться от полностью рационального до привычного и рутинного. Например успешное снижение формальными институтами

степени неопределённости или поощрение неформальными институтами индивидуального накопления богатства повышают степень рациональности поведения.

Е) Влияние на степень следования личным интересам. В зависимости от эффективности юридических санкций и от типа неформальных правил поведение людей может варьироваться от оппортунизма до полного исключения проявления личного интереса — «послушания». Так, неэффективность юридических санкций за нарушение формальных правил стимулирует оппортунистическое поведение, а абсолютное доминирование в обществе христианской этики (в ее православном или католическом варианте) может способствовать распространению «послушания».

Ж) Формирование предпочтений. Поскольку институциональная среда влияет на структуру стимулов, степень рациональности и степень следования личным интересам, то можно говорить о ее влиянии как на характер предпочтений агентов, так и на степень зависимости предпочтений от ограничений. Например, если в экономике доминирует такой тип неформальных правил игры, который соответствует традиционному обществу, то предпочтения отдельно взятого человека будут в очень значительной мере зависеть от его реального дохода (см. в главе 2 материалы о традиционализме российской экономической культуры).

С точки зрения институциональной теории, для фундаментального понимания сущности и функций государства в экономике необходимо глубокое осознание всех указанных аспектов той роли, которую играет институциональная среда в рыночном хозяйстве. Вместе с тем трактовка институциональной среды в качестве сложного единства формальных и неформальных институтов отнюдь не предполагает отсутствия учёта различий между этими двумя основными типами правил игры.

Выступая в качестве генератора институциональной среды, государство неизбежно сталкивается с рядом существенных проблем.

1) Отсутствие практического национального опыта и преемственности институтов рынка. Хотя следует отметить, что последнее утверждение нельзя принимать абсолютно, потому что, например, в нашей стране в условиях плановой системы отдельные островки рынка , функционирующие в условиях особого риска и дополнительных ограничений, представляла теневая экономика, зародившаяся внутри этой системы. Как это ни странно, именно она представляла первоначальную основу для формирования новой институциональной среды. Именно бывшие фарцовщики, цеховики, нелегальные торговцы «чёрного рынка» и подпольной, «домашней» сферы услуг составили первые ряды российских предпринимателей, именно у них был опыт неформальных рыночных взаимоотношений.

2) Дискретность институционального пространства., т.е отсутствие внутреннего единства институциональной среды, позволяющего рассматривать её как качественно целое и непрерывное образование. Это создаёт дополнительные трансакционные издержки функционирования переходных систем.

3) Необходимость решать в переходных экономиках множество проблем, не свойственных стабильно функционирующим системам.

Общая макроэкономическая нестабильность и постоянная борьба с разного рода кризисами сужают так называемые «горизонты планирования», переключая внимание властей с разработки стратегических программ долгосрочного характера на решение сиюминутных задач (снижение дефицита бюджета, выбивание кредита МВФ, реструктуризация внешнего долга, спасение банковской системы, обеспечение топливом, борьба с утечкой капиталов, долларизацией экономики, обналичиванием, толлингом и пр.). Эти сиюминутные задачи требуют создания адекватных рабочих норм, правил и организаций, которые можно назвать «институтами антикризисного управления». Для приведения таких институтов в действие нередко требуется преобразование всего институционального пространства, изменение формальных норм.

Не намного менее важны другие аспекты формальной составляющей институциональной среды, за которые несет ответственность государство. Один из них — денежное обращение. Без него невозможно нормальное функционирование системы контрактов, поскольку оно обеспечивает как средство всеобщего соизмерения контрактных обязательств, так и средство их выполнения. Ясно, что таким средством как раз и являются деньги

Государство должно обеспечивать организацию денежного обращения и поддерживать его стабильность. Кроме того, оно несет ответственность за создание такого количества денег, которое соответствует потребностям в них, порожденным общественным производством. Невыполнение государством этих функций ведет к двум взаимосвязанным последствиям: инфляции и демонетизации хозяйства. Последнее представляет собой вытеснение из обращения денег бартером и прочими денежными заменителями. При этом важно отметить, что такое вытеснение происходит не только при избыточном количестве денег, но и при их недостатке. Не следует также забывать, что одна из важнейших функций денег, как известно, — единица счета (мера ценности). Благодаря этой функции через ценовую систему удается обеспечивать информацию о обращающихся на рынках товарах, а следовательно, эффективность функционирования экономики. Таким образом, инфляция и демонетизация, — являющиеся следствием невыполнения государством указанной функции организации денежного обращения, — приводят к искажениям в ценовой и контрактной системах и к общеэкономическому и технологическому упадку хозяйства (а не просто к несколько более низкому уровню его эффективности).

Читайте также:  Требования к зрению при работе с компьютером

Таким образом, без четкой спецификации и защиты прав собственности и без гарантирования соблюдения контрактных обязательств (а значит, и без развитой судебно-правовой системы) рыночное хозяйство не может нормально функционировать. Низкая степень спецификации и защиты прав собственности нарушает связь между усилиями данного хозяйствующего субъекта и результатами, которых ему удается добиться. Это, в свою очередь, отбивает стимулы к легальной производственной деятельности и создает предпосылки для поиска политической ренты и/или непосредственного участия в сделках чисто криминального характера. Кроме того, в экономике сокращается общее количество легально заключаемых контрактов и увеличивается соблазн оппортунистического поведения, т.е. поведения, связанного с нарушением взятых обязательств и вообще правовых и моральных норм. При этом правила, регламентирующие защиту прав собственности и заключаемых контрактов, начинают создаваться криминальными структурами.

Еще один аспект — правила, регламентирующие доступ агентов хозяйственной деятельности на те или иные рынки (в том числе и доступ нерезидентов на отечественные рынки, т.е. внешнеторговая политика). Эти правила являются основным фактором, влияющим на степень монополизированности или конкурентности национальной экономики. Чем в большей степени государство стремится к обеспечению равных возможностей доступа для всех субъектов экономики, тем более конкурентны рыночные структуры такой экономики. С другой стороны, предвзятость государства в распределении прав доступа на рынки среди хозяйствующих субъектов и благоприятствование тем субъектам, которые находятся в более выгодном положении вследствие «естественного» хода вещей, — т.е. благоприятствование естественным монополиям (о прямом государственном регулировании естественных монополий) — лимитирует возможности свободной конкуренции. Сущность же конкуренции с точки зрения институционального подхода в том, что она представляет собой процесс, через который осуществляется эволюционный отбор наиболее эффективных инноваций, не только в области технологий, но и в организационной сфере. Поэтому чрезмерная монополизация хозяйства обрекает его не упадок, причем не только технологический. В то же время государство должно защищать определенный круг монополистов, а именно тех из них, чья монополия образована вследствие создания нового продукта или технологии. Деятельность таких новаторов должна быть защищена государственной системой патентов и лицензий (что является частным случаем самой первой из рассмотренных функций государства). Отсутствие такой системы снижает стимулы к техническому развитию.

Отсутствие какой-либо продуманной институциональной политики может привести к чрезмерно неравномерному распределению экономической власти среди субъектов (т. е. к чрезмерно неравномерному распределению дохода и богатства среди них), что может отбить стимулы у самых незащищенных групп агентов к честной производительной деятельности и побудить их к уклонению от соблюдения формальных правил игры и/или к организованным действиям по их изменению. Ясно, что и несоблюдение правил, и их нестабильность не благоприятствуют эффективной экономической деятельности.

Институциональная политика в основе функций государства

Известно, что под институциональной политикой понимается политика порядка. Неолибералы подчеркивали особую роль государства в создании институциональной структуры и считали, что конкуренция не может работать автоматически, если государство устанавливает только определенные права собственности и воздерживается от любого вмешательства. Конкурентный порядок требует проведения институциональной политики, т.е. политики, базирующейся на соответствующей структуре правил и институтов. Неолибералы рассматривали СРХ как экономический, социальный и политический порядок, особенно выделяя социальную политику, стоящую вне конкурентного механизма. Согласно В. Ойкену, социальная политика должна стать подчиненной составляющей частью институциональной политики, которая в рамках институциональной структуры работает эффективнее, чем посредством прямого вмешательства в рыночный процесс. Такая политика может являться механизмом, образующим консенсус.

Целью институциональной политики нельзя считать создание институтов ради институтов, она должна быть направлена в конечном счете на обеспечение социально-экономической эффективности, раскрытие всех возможностей экономического потенциала общества для достижения приемлемого уровня благосостояния. Для достижения этой цели институциональная политика должна включать целый спектр направлений, обеспечивающих преодоление противоречий между экономическими интересами агентов и достижение консенсуса. Она должна быть связана с формированием и развитием современных институтов, включая установление прав собственности и правил контрактации, адекватных природно-технологическому базису общества и способствующих развитию его потенциала. Значит, институциональная политика должна включать политику в области образования населения, политику, направленную на создание и распространение информации и знаний, создание институтов науки и структур, связанных с развитием базовых для данного общества отраслей.

Институциональная политика должна быть связана с элиминированием провалов рынка, включая антимонопольную политику, содействие мелкому и среднему бизнесу, законодательство о банкротстве, патентах, налогах и т.д. С другой стороны, она должна быть направлена на элиминирование провалов государства, в том числе на изменения в структуре государственной власти, законов о государственной службе, системы переобучения лиц, принимающих решения и др. К институциональной политике необходимо отнести макроэкономическое прогнозирование и индикативное планирование, ориентирующее частные интересы в направлении достижения общественного интереса. Большое значение имеет политика, обеспечивающая внутреннюю стабильность, что связано с формированием фискальной и денежной конституции, а также формирование институтов открытой экономики с учетом вопросов экономической безопасности. Нельзя не сказать о важной роли институтов культуры, формирующих новую систему предпочтений и мотивов поведения, социопсихологических факторов как движущих сил общественной эволюции. Роль социальной политики отмечалась выше и не требует дополнительных обоснований. Образовательная, культурная и социальная политика создает условия для личностного роста, формирует новые системы и институты социальных отношений.

Государство, с одной стороны, — особенная и большая организация, а с другой — система институтов власти и управления. Его роль в экономике, причины и степень государственного вмешательства неоднозначно трактуются разными направлениями современного институционализма. Исследование того, при каких условиях рыночные трансакции, а при каких нерыночные институты, включая государственное вмешательство, должны быть приняты, необходимо продолжить. Считается, что чем активнее государство, тем более вероятны его провалы. Вместе с тем при пассивном отношении государства к провалам рынка и другим проблемам потери эффективности неизбежны. Реальная политика должна строиться на основе минимизации потерь. Могут быть найдены институциональные средства для уменьшения издержек государственного вмешательства, не препятствующие возможным выгодам от такого вмешательства.

В предстоящее десятилетие намечается осуществить широкую программу институциональных преобразований, нацеленных: во-первых — на усиление роли государства в защите прав собственности и обеспечении равных условий добросовестной конкуренции; во-вторых — на снятие существующих бюрократических ограничений развития бизнеса; в-третьих — на развитие инфраструктуры рынка. В целом модернизацию российской экономики предлагается осуществить снизу, но необходимостью современного периода является активная социальная и промышленная политика государства. Действительность показала, что успехи и неудачи реформ в разных странах должны рассматриваться в контексте политических и институциональных ограничений, характерных для каждой страны, и без учета национальной специфики, на основе лишь общей теории весьма рискованно строить конкретные практические рекомендации.

Список использованной литературы

1. А.Н Олейник — Институциональная экономика. М.: — ИНФРА-М, 2002.

2. В. Танци — Роль государства в экономике : эволюция концепции // Мировая экономика и международные отношения — 1998г., № 10.

3. К. Маркс, Ф. Энгельс — избранные произведения: в 3-х томах., М — 1986г., Т.1.

4. Государственное регулирование рыночной экономики/ Под общ.ред. Кушлина В.И., Волгина Н.А.; редкол.: Владимирова А.А. и др. — М.: ОАО `НПО `Экономика`, 2000.

5. Д. Норт «Институты, институциональные изменения и функционирование экономики». М. 1997

6. Р.М. Нуреев «Курс микроэкономики». М.: Норма, 2002

7. Глобальная сеть интернет — Wikipedia.

Известные во всём мире экономисты, внесшие свой вклад в развитие институциональной экономики

Рональд Коуз — американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике 1991 г. «за открытие и прояснение точного смысла трансакционных издержек и прав собственности в институциональной структуре и функционировании экономики».

Окончил Лондонскую школу экономики (бакалавр коммерции (B. Com.); преподавал там же, а также в Виргинском и Чикагском университетах. Является научным руководителем Института, носящего его имя.

Оливер Уильямсон — американский экономист, представитель неоинституционализма. Бакалавр (1955) Массачусетского технологического института, магистр (1960) Стэнфордского университета, доктор философии (1963) университета Карнеги — Меллона. Работал в Пенсильванском (1965—1983) и Йельском (1983—1988) университетах. Профессор (с 1988) Калифорнийского университета (кампус в Беркли). Лауреат премии Ректенвальда (2004). Входит в редакционную коллегию Journal of Economic Methodology. Почетный член Американской экономической ассоциации (с 2007). Лауреат Нобелевской премии по экономике в 2009 году с формулировкой «за исследования в области экономической организации»

Дуглас Норт — американский экономист. Лауреат Нобелевской премии по экономике 1993 г. «за возрождение исследований в области экономической истории, благодаря приложению к ним экономической теории и количественных методов, позволяющих объяснять экономические и институциональные изменения». Учился в Калифорнийском университете (Беркли), степень доктора получил там же. Преподавал в университете штата Вашингтон (Сиэтл) и в Вашингтонском университете (Сент-Луис). Лауреат премии Джона Коммонса (1991) и премии Адама Смита по двум версиям (1994 и 1996). Один из основоположников клиометрии. Норт отмечает в истории 2 экономические революции: первая связана с оформлением права собственности на землю; вторая — с появлением авторского права.

Карл Маркс — мыслитель, немецкий экономист, философ и политический мыслитель, создатель (наряду с Фридрихом Энгельсом) марксизма. Родился 5 мая 1818 года, Трир. Скончался 14 марта 1883 года, в Лондоне.

Основные труды Карла Маркса: «Экономическо-философские рукописи» (1844); «К критике гегелевской философии права» (1844); «Святое семейство» (1845), «Немецкая идеология» (1845-46), обе совместно с Ф. Энгельсом; «Нищета философии» (1847); «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» (1850); «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» (1852); «Гражданская война во Франции» (1871); «Критика Готской программы» (1875).

«Капитал» Карла Маркса обладает четкой и строгой структурой, которая в усложненной и обогащенной форме воспроизводит гегелевскую логику (сам Маркс даже признавался, что «кокетничал характерной для Гегеля манерой выражения»). Первые три тома труда представляют собой объективную логику предмета (капитал как таковой), четвертый — субъективную логику (отражение капитала в обыденном и научном мышлении).

Первый том посвящен исследованию производства капитала, второй — обращения капитала, третий — формам единства производства и обращения.

Анализируя сферу обращения товара и денег, где господствует закон стоимости, Карл Маркс обнаруживает нарушение этого закона, что выражается во всеобщей формуле капитала Д-Т-Д. Существует товар особого рода — рабочая сила, который, будучи потребляемым капиталом, вступая в соединение со средствами производства (постоянный капитал), создает стоимость сверх того, во что она обходится (переменный капитал), т. е. прибавочную стоимость. Производство прибавочной стоимости составляет, по Марксу, тайну капиталистического производства. (Сам факт прибавочной стоимости был известен задолго до Маркса; особенностью же теории Маркса было систематическое выведение из него экономики буржуазного общества).

Прибавочная стоимость подразделяется на две формы — абсолютную и относительную. Первая производится при неизменных технических условиях труда посредством увеличения продолжительности рабочего дня, вторая — при неизменной продолжительности рабочего дня и совершенствующихся технических условиях труда, что характерно для зрелого капитализма.

Торстейн Веблен — американский экономист, социолог, публицист, футуролог. Основоположник институционального направления в политической экономии. Доктор философии (1884). Преподавал в Корнельском (1890—1892), Чикагском (1892—1906), Стэнфордском (1906—1909) университетах, в университете штата Миссури (1910—1917).

Родился в семье норвежских переселенцев. Окончил Йельский университет, диссертация «Этические основания учения о воздаянии» (англ. Ethical Grounds of a Doctrine of Retribution). В 1892—1906 преподавал в Чикагском университете, в последующие годы работал в Стэнфордском университете и университете Миссури, стал одним из основателей Новой школы социальных исследований в Нью-Йорке. Редактировал «Журнал политической экономии» (англ. «Journal of Political Economy»).

Как основоположник институционализма Веблен выводит ряд экономических явлений из общественной психологии, в основе его взглядов лежит своеобразное понимание человека как биосоциального существа, руководимого врожденными инстинктами. К числу последних Т. Веблен относит инстинкт самосохранения и сохранения рода («родительское чувство»), инстинкт мастерства («склонность или предрасположение к эффективным действиям»), а также склонности к соперничеству, подражанию, праздному любопытству. Так, частная собственность предстает в его произведениях как следствие изначальной человеческой склонности к конкуренции: она изображается наиболее заметным доказательством успеха в соревновании и «традиционной основой уважения». Более сложная психологическая подоплека свойственна категории «завистливое сравнение», играющей в системе Веблена чрезвычайно важную роль. При помощи этой категории Веблен интерпретирует такие экономические явления, как приверженность людей к престижному потреблению, а также к накоплению капитала: собственник меньшего по размеру состояния испытывает зависть к более крупному капиталисту и стремится догнать его; при достижении желаемого уровня проявляется стремление перегнать других и тем самым превзойти конкурентов.

Определение сущности процесса принятия экономических решений человеком, установление влияния экономической институциональной среды на его поведение. Положения институциональной теории и преставление о человеке в них. Модели поведения в экономике.

курсовая работа [30,5 K], добавлен 15.07.2009

Модели экономического и социологического человека. Концепция ограниченной рациональности Г. Саймона. Концепции поведенческих предпосылок в новой институциональной экономике. Идеи рациональности в новой французской институциональной экономической теории.

реферат [71,9 K], добавлен 06.05.2014

Ознакомление с понятием и структурой институциональной среды функционирования бизнеса. Изучение задач института общественного регулирования сельскохозяйственной кредитной потребительской кооперации в России. Формы частно-государственного партнерства.

курсовая работа [45,0 K], добавлен 16.03.2012

Зарождение новой институциональной экономической теории. Современная неоклассика. Традиционный институционализм и его представители. Основные направления этапы развития новой институциональной экономической теории. Модель рационального выбора.

курсовая работа [38,8 K], добавлен 18.09.2005

Зарождение институциональной экономики. Вклад К. Маркса в трудовую теорию ценности: сущность концепции двойственного характера труда. Теория цены производства, экономического развития и технологической безработицы. Макроэкономическая модель К. Маркса.

контрольная работа [27,3 K], добавлен 08.10.2013

Построение теоретико-экономической модели поведения человека. Основные положения институциональной теории. Категория «инстинктов» Т. Веблена. Человеческая природа по Д. Дьюи. Отличительные особенности современного «классического» институционализма.

реферат [27,1 K], добавлен 04.05.2015

История неоинституционализма как направления экономики. Принцип «методологического индивидуализма» в неоинституционализме. Отношения студент-преподаватель в процессе выполнения работы по неоинституциональной экономике. Мотивация и поведение исполнителя.

эссе [9,3 K], добавлен 28.04.2016

Основные черты и функции институтов. Структура системы прав собственности, ее понятие. Теорема Коуза. Армейская организационная структура. Договор купли-продажи квартиры. Вещь как потенциальный источник полезности. Функции институциональной среды.

контрольная работа [75,9 K], добавлен 10.12.2014

Концепция обеспечения институциональной устойчивости на основе формирования механизмов согласования. Процессы согласования интересов в системе «экономического центризма». Особенности функционирования экономического медиаторства в рыночном хозяйстве.

магистерская работа [301,6 K], добавлен 01.10.2010

Институты, их классификация и виды. Роль институтов экономической системе. Основные понятия теории прав собственности. Понятие и виды тансакций. Понятие и классификация контрактов. Сущность и природа экономических организаций. Государство как институт.

шпаргалка [78,4 K], добавлен 27.05.2010

источник