Меню Рубрики

Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения

СТ 88 УПК РФ

1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

2. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым.

3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

4. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса.

1. Оценка доказательств, при производстве по уголовному делу, основывается на правилах, предусмотренных ст. ст. 17 и 88 УПК. Это означает, что основная оценка доказательств базируется на таком отраслевом принципе, как свободная оценка доказательств (ст. 17 УПК). Метод этой оценки составляет внутреннее убеждение дознавателя, следователя, прокурора и суда, которое формируется на основе внутреннего убеждения, основанного на законе и совести данных участников уголовного судопроизводства. При этом совесть, являясь нравственной составляющей, представлена в виде чувства нравственной ответственности за свое поведение перед окружающими людьми, обществом .
———————————
См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М., 1999. С. 741.

2. Основание внутреннего убеждения, связанного с законом, в соответствии с УПК РФ требует рассмотрения доказательств с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности всех собранных доказательств — достаточности для разрешения уголовного дела.

3. Оценка доказательств представляет собой мнение соответствующего дознавателя, следователя, прокурора и судьи о ценности, уровне и значимости того или иного доказательства по уголовному делу. Поэтому ценность, значимость доказательства при производстве по уголовному делу должна соотноситься с требованиями, предъявляемыми к доказательствам: относимости (см. комментарий к ст. 74 УПК РФ), допустимости (см. комментарий к ст. 75 УПК РФ), достоверности. Кроме того, оценка доказательств, являясь ключевым и уникальным этапом процесса доказывания, сопровождает как процесс собирания доказательств, так и процесс проверки доказательств.

4. Любые доказательственные сведения при производстве по уголовному делу в той или иной степени могут быть только вероятным событием и основываться на каких-то знаниях о них. Так, доказательственные сведения будут вызывать сомнения и тем самым могут быть признаны недостоверными доказательствами, если судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель не обладают в полной мере знаниями о наличии тех или иных исключений, которые касаются доказательства, обстоятельств их получения, а также условий (проверки обстановки) получения того или иного доказательственного сведения. В уголовном судопроизводстве для определения условий (проверки обстановки), которые способствовали получению доказательственного сведения, необходимо провести ряд следственных и иных процессуальных действий, которые позволяют определить условия (проверить обстановку), определяющие достоверность данного доказательства. Поэтому для установления достоверности доказательства при производстве по уголовному делу судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель должны обладать в полной мере знаниями о наличии исключений, которые касаются того или иного доказательства, обстоятельств их получения, а также условий (проверки обстановки) получения доказательственного сведения. Все эти факторы проверяются посредством проведения следственных и иных процессуальных действий, которые устанавливают достоверность доказательства при производстве по уголовному делу.

5. Существенным критерием, связанным с оценкой доказательств, является достаточность доказательств. Оценка доказательств находится в прямой зависимости от критерия достаточности доказательств. Дело в том, что в случае, если дознаватель, следователь, прокурор или суд, оценивая доказательства посредством мыслительной деятельности, придет к выводу о достаточности доказательств, то последует принятие того или иного процессуального решения по уголовному делу. Как правило, достаточность доказательств свидетельствует о том, что у участников уголовного судопроизводства (суда, дознавателя, следователя, прокурора) есть все необходимые данные для принятия процессуального решения по уголовному делу. Достаточность доказательств в уголовном процессе означает, что на основе собранных доказательств можно установить наличие обстоятельств, подлежащих доказыванию. Тем самым проверяется полнота собранных по уголовному делу доказательств. В случае если на основании имеющихся доказательств нельзя установить те обстоятельства, которые входят в предмет доказывания, необходимо исследовать дополнительные доказательства. Для принятия процессуального решения при производстве по уголовному делу достаточность доказательств зависит от определенных обстоятельств, которые выдвигает уголовно-процессуальный закон РФ для принятия процессуального решения. Так, для принятия такого процессуального решения, как вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, достаточно собрать доказательства об утверждении, что именно данным лицом совершено деяние, которое запрещено УК (ч. 1 ст. 171 УПК). Для принятия такого процессуального решения, как окончание предварительного следствия с обвинительным заключением, необходимо собрать доказательства, достаточные для составления обвинительного заключения (ч. 1 ст. 215 УПК).

6. Положение ч. 2 комментируемой статьи устанавливает императивный характер процессуальных норм, позволяющих суду, прокурору, следователю, дознавателю в пределах предоставленных им полномочий рассмотреть вопрос о признании доказательства недопустимым в каждом случае, когда при оценке доказательства были выявлены нарушения, указанные в ч. 2 ст. 75 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ч. 2 ст. 75 УПК РФ.) При этом нарушения требований ч. 2 ст. 75 УПК РФ являются безусловными и не могут быть восполнены путем производства других следственных и иных процессуальных действий. Так, СК по УД ВС РФ, отменяя приговор областного суда, вынесенный на основании вердикта присяжных заседателей в отношении С. и Ю., осужденных по п. «а», «ж» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, указала в своем определении на то, что в судебном заседании допрашивался в качестве свидетеля У., старший оперуполномоченный отдела МВД по области, который в присутствии присяжных заседателей дал показания об условиях задержания подсудимых и сведениях, которые С. и Ю. сообщили ему об убийстве потерпевших. Показания свидетеля об обстоятельствах, ставших известными ему от Ю., данные во время предварительного следствия, также исследовались в присутствии присяжных заседателей. Вместе с тем положения ч. 5 ст. 246 и ч. 3 ст. 278 УПК, предоставляющие государственному обвинителю право ходатайствовать о вызове в суд свидетелей и допрашивать их, и ч. 3 ст. 56 УПК, определяющая круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений .
———————————
См.: Определение СК по УД ВС РФ от 7 ноября 2012 г. N 93-О12-5СП // БВС РФ. 2013. N 7.

7. Недопустимые доказательства, в зависимости от досудебной либо судебной части уголовного судопроизводства, признаются соответственно прокурором, следователем, дознавателем и судом по своей собственной инициативе либо по ходатайству сторон.

8. На досудебной части уголовного судопроизводства доказательство, которое признано недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление. При этом УПК РФ не предусматривает определенной процедуры признания доказательства прокурором, следователем, дознавателем недопустимым.

источник

1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

2. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым.

3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

4. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса.

1. Оценка доказательств — это мыслительная логическая деятельность по определению относимости, допустимости и достаточности доказательств для принятия того или иного процессуального решения. Она представляет элемент процесса доказывания, т.е. сопровождает весь процесс собирания и проверки доказательств (текущая оценка доказательств). Однако оценка приобретает характер самостоятельного этапа доказывания, когда на основании совокупности собранных доказательств служит определению наличия или отсутствия оснований для принятия процессуальных решений (итоговая оценка доказательств). Оценка доказательств имеет процессуальную форму, которая либо имеет обобщенный вид изложения в процессуальных решениях сделанных на ее основе выводов, либо в установленных законом случаях — самого процесса обоснования этих выводов (мотивировки процессуального решения на фактическом уровне). Закон предъявляет к мотивировке процессуальных решений требования полноты и непротиворечивости. Полнота заключается в том, что из обоснования выводов о наличии или отсутствии обстоятельств дела не должно исключаться ни одно из собранных по делу доказательств. В случае признания тех или иных доказательств недоброкачественными следователь, дознаватель, прокурор и суд обязаны указать в своем итоговом решении (обвинительном заключении или акте, решении о прекращении дела или уголовного преследования, приговоре и т.д.), почему они принимают одни из доказательств и отвергают другие. Так, если в приговоре суда сказано, что суд доверяет показаниям потерпевшего и свидетеля обвинения и считает их правдивыми, он должен указать, по каким конкретно основаниям суд принял эти показания и отверг противоречащие им показания подсудимого. При этом недостаточной мотивировкой является лишь ссылка на то, что, отрицая вину, подсудимый пытается уйти от ответственности, поскольку это не может заменить содержательной оценки доказательств. Обстоятельства, признанные установленными на основе доказательств и указанные в одном и том же процессуальном акте, также не должны противоречить или взаимоисключать друг друга. Такой дефект будет, например, иметь место, если в резолютивной части приговора суда обвиняемому в разбойном нападении вменяется применение насилия, опасного для жизни и здоровья, хотя в описательной части приговора суд соглашается с заключением судебно-медицинского эксперта, что потерпевшему был причинен лишь легкий вред здоровью, и не приводит доказательств о том, что потерпевший каким-либо иным образом был поставлен обвиняемым в опасное для жизни состояние.

2. Направлениями оценки доказательств в данной статье названы относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств. Об относимости и допустимости доказательств см. ком. к ст. ст. 74, 75 настоящего Кодекса.

Достоверность доказательств — это представление об истинности заключаемых в них сведений. Критерием истины может служить только опыт, практика. Поэтому достоверным знанием об обстоятельствах дела может считаться только такой вывод, в отношении которого не возникает, пользуясь удачным выражением англо-саксонской процессуальной доктрины, разумных сомнений, т.е., другими словами, отсутствуют исключения из практического опыта, т.е. применительно к уголовно-процессуальному доказыванию из нормативно-признаваемого опыта, сосредоточенного исключительно в совокупности собранных по делу доказательств и логических формах. Достоверность, основанная на доказательствах, есть доказанность обстоятельств дела.

Достаточность доказательств определяется в части 1 ком. статьи как достаточность всей собранной по делу совокупности доказательств для разрешения уголовного дела. Однако достаточность доказательств не всегда равнозначна доказанности (достоверности установления) события преступления, виновности лица в его совершении и других обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу. Так, достаточными для прекращения уголовного дела могут быть такие доказательства, которые оставляют сомнения в наличии события преступления или виновности лица в его совершении. Смотрите также ком. к ст. 17 настоящего Кодекса.

источник

1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

2. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым.

3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

4. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса.

1. Оценка доказательств — это мыслительная логическая деятельность по определению относимости, допустимости и достаточности доказательств для принятия того или иного процессуального решения. Она представляет элемент процесса доказывания, т.е. сопровождает весь процесс собирания и проверки доказательств (текущая оценка доказательств). Однако оценка приобретает характер самостоятельного этапа доказывания, когда на основании совокупности собранных доказательств служит определению наличия или отсутствия оснований для принятия процессуальных решений (итоговая оценка доказательств). Оценка доказательств имеет процессуальную форму, которая либо имеет обобщенный вид изложения в процессуальных решениях сделанных на ее основе выводов, либо в установленных законом случаях — самого процесса обоснования этих выводов (мотивировки процессуального решения на фактическом уровне). Закон предъявляет к мотивировке процессуальных решений требования полноты и непротиворечивости. Полнота заключается в том, что из обоснования выводов о наличии или отсутствии обстоятельств дела не должно исключаться ни одно из собранных по делу доказательств. В случае признания тех или иных доказательств недоброкачественными следователь, дознаватель, прокурор и суд обязаны указать в своем итоговом решении (обвинительном заключении или акте, решении о прекращении дела или уголовного преследования, приговоре и т.д.), почему они принимают одни из доказательств и отвергают другие. Так, если в приговоре суда сказано, что суд доверяет показаниям потерпевшего и свидетеля обвинения и считает их правдивыми, он должен указать, по каким конкретно основаниям суд принял эти показания и отверг противоречащие им показания подсудимого. При этом недостаточной мотивировкой является лишь ссылка на то, что, отрицая вину, подсудимый пытается уйти от ответственности, поскольку это не может заменить содержательной оценки доказательств. Обстоятельства, признанные установленными на основе доказательств и указанные в одном и том же процессуальном акте, также не должны противоречить или взаимоисключать друг друга. Такой дефект будет, например, иметь место, если в резолютивной части приговора суда обвиняемому в разбойном нападении вменяется применение насилия, опасного для жизни и здоровья, хотя в описательной части приговора суд соглашается с заключением судебно-медицинского эксперта, что потерпевшему был причинен лишь легкий вред здоровью, и не приводит доказательств о том, что потерпевший каким-либо иным образом был поставлен обвиняемым в опасное для жизни состояние.

2. Направлениями оценки доказательств в данной статье названы относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств. Об относимости и допустимости доказательств см. ком. к ст. ст. 74, 75 настоящего Кодекса.

Читайте также:  Вещества с точки зрения зонной теории

Достоверность доказательств — это представление об истинности заключаемых в них сведений. Критерием истины может служить только опыт, практика. Поэтому достоверным знанием об обстоятельствах дела может считаться только такой вывод, в отношении которого не возникает, пользуясь удачным выражением англо-саксонской процессуальной доктрины, разумных сомнений, т.е., другими словами, отсутствуют исключения из практического опыта, т.е. применительно к уголовно-процессуальному доказыванию из нормативно-признаваемого опыта, сосредоточенного исключительно в совокупности собранных по делу доказательств и логических формах. Достоверность, основанная на доказательствах, есть доказанность обстоятельств дела.

Достаточность доказательств определяется в части 1 ком. статьи как достаточность всей собранной по делу совокупности доказательств для разрешения уголовного дела. Однако достаточность доказательств не всегда равнозначна доказанности (достоверности установления) события преступления, виновности лица в его совершении и других обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу. Так, достаточными для прекращения уголовного дела могут быть такие доказательства, которые оставляют сомнения в наличии события преступления или виновности лица в его совершении. Смотрите также ком. к ст. 17 настоящего Кодекса.

1. Согласно ч. 1 комментируемой статьи оценка доказательств означает вывод об относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства, а всех собранных доказательств в совокупности — с точки зрения их достаточности для разрешения уголовного дела. На практике обращается внимание на то, что все имеющиеся по делу доказательства подлежат оценке в их совокупности (БВС СССР. 1968. N 2. С. 29), а вывод суда о виновности осужденного должен быть основан на доказательствах, критически оцененных в их совокупности (БВС СССР. 1966. N 1. С. 29).

2. Оценка доказательств с учетом публичного начала уголовного процесса возлагается на дознавателя, следователя, прокурора и суд, о чем прямо указано в законе. Остальные субъекты уголовного процесса могут принимать участие в оценке доказательств путем заявления ходатайств о недопустимости доказательств, обжалования действий и решений властных субъектов, связанных с оценкой доказательств.

3. Оценка доказательств представляет собой мыслительную, логическую деятельность по оперированию совокупностью доказательств с целью получения на их основе новых (выводных) знаний о части или обо всем преступлении, включая вывод о мере наказания.

4. Доказательства оцениваются дознавателем, следователем, прокурором, судом свободно. Свобода оценки доказательств закреплена в качестве одного из принципов уголовного процесса, согласно которому названные субъекты оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. В судебной практике, например, обращается внимание на то, что оценка доказательств и уяснение характера события преступления производятся судом по внутреннему убеждению, в соответствии с объективно установленными по делу обстоятельствами в их совокупности, а не в зависимости от мнения того или иного свидетеля (БВС СССР. 1964. N 5. С. 21).

5. Доказательства оцениваются по внутреннему убеждению властного субъекта, производящего оценку. При этом он должен руководствоваться только законом и своей совестью. Оценка доказательств по внутреннему убеждению означает и отсутствие правил о преимуществах одних доказательств перед другими, о заранее установленной силе и значении той или иной совокупности доказательств. Ни одно из доказательств, в том числе и показания потерпевшего, не имеют заранее установленной силы, а должны быть исследованы и сопоставлены с остальными добытыми по делу объективными данными (БВС СССР. 1966. N 5. С. 32).

6. Оценке подлежат все собранные доказательства, как подтверждающие выводы следователя или суда, так и противоречащие им. В заключительных процессуальных документах должно быть указано, почему одни доказательства признаны достоверными, другие — отвергнуты, а также показано, что исследовались все версии, выяснены и оценены все противоречия (БВС РФ. 1996. N 7. С. 3).

7. В приговоре должен быть приведен всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы, и должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого. Так, если в деле имеется несколько заключений экспертов, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суду следует в приговоре дать оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами по делу и привести мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другие (Сб. пост. Пленумов. Спарк. С. 707).

8. Суд, отвергая показания свидетелей и потерпевших как лиц, заинтересованных в исходе дела, обязан указать, в чем конкретно проявилась их пристрастность и какие результаты оценки этих показаний в совокупности с другими доказательствами подтверждают недостоверность их содержания (БВС РФ. 1995. N 2. С. 10).

9. При изменении показаний в основу выводов суд вправе положить показания, полученные на предварительном, а не на судебном следствии, если при этом были учтены положения ст. 51 Конституции, ранее данные показания оглашались, проверены и получили подтверждение другими доказательствами (БВС РСФСР. 1979. N 1. С. 11 — 12).

При изменении подсудимым показаний, данных им при производстве дознания или предварительного следствия, суд обязан тщательно проверить те и другие его показания, выяснить причины изменения показаний и дать им оценку в совокупности с иными собранными по делу доказательствами (Сб. пост. Пленумов. Спарк. С. 707).

Если в суде изменение показаний было мотивированным, то объяснения причин их изменения не могут быть оставлены без соответствующей проверки и оценки (БВС РСФСР. 1983. N 5. С. 15).

10. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. ВС РФ отмечает, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены (Сб. пост. Пленумов. Спарк. С. 706).

11. Согласно ч. 3 ст. 49 Конституции все неустранимые сомнения в доказанности обвинения должны толковаться в пользу обвиняемого, подсудимого. При оценке доказательств в пользу подсудимого толкуются неустранимые сомнения не только в его виновности в целом, но и в отдельных эпизодах предъявленного обвинения, инкриминированной формы вины, обстоятельств, отягчающих наказание, и т.д. (БВС РФ. 1996. N 7. С. 3).

12. Выводы обвинительного приговора относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, сделанные на основе совокупности собранных, проверенных и оцененных доказательств, должны быть бесспорны, однозначны. Анализ судебной практики позволяет сделать следующие обобщения относительно требований, которым должна отвечать оценка доказательств, и ошибок, допускаемых при этом:

приговор может основываться лишь на доказательствах, тщательно проверенных и оцененных в судебном заседании (БВС СССР. 1965. N 3. С. 37);

обвинение не может считаться доказанным, если оно основывается на доказательствах, находящихся в противоречии с другими доказательствами (БВС СССР. 1959. N 5. С. 15);

версия обвинения не может быть признана обоснованной при наличии противоположной версии, подкрепленной неопровергнутыми доказательствами (БВС СССР. 1960. N 2. С. 21);

версия обвинения не может быть признана обоснованной, если оценка доказательств носит односторонний характер (БВС СССР. 1961. N 1. С. 8);

приговор не может быть признан обоснованным, если по делу собраны неопровергнутые доказательства, свидетельствующие об алиби обвиняемого (БВС СССР. 1964. N 4. С. 25);

приговор не может быть признан правильным при наличии существенных неустраненных противоречий, выявленных при исследовании на суде доказательств, собранных в процессе предварительного следствия (БВС СССР. 1960. N 1. С. 27);

приговор не может быть основан на предположениях или доказательствах, объективность и достоверность которых по делу вызывает сомнения, и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (БВС СССР. 1960. N 5. С. 12);

приговор не может считаться обоснованным, если обвинение основано исключительно на показаниях лиц, заинтересованных в исходе дела, не подкрепленных другими объективными доказательствами (БВС СССР. 1957. N 3. С. 6).

13. Часть 2 комментируемой статьи носит отсылочный характер, предоставляя суду, прокурору, следователю, дознавателю право признать доказательство недопустимым в случаях, установленных ч. 2 ст. 75 УПК (см. коммент. к этой статье).

14. Суд, прокурор, следователь, дознаватель при наличии соответствующих оснований обязаны признать доказательство недопустимым по собственной инициативе. Они вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого. Чем быстрее недопустимое доказательство будет признано таковым, тем благоприятнее это скажется на защите прав и законных интересов участников уголовного процесса, скорейшем установлении истины по уголовному делу.

15. Заявление в стадии предварительного следствия ходатайств о признании доказательств недопустимыми нельзя признать правом только подозреваемого и обвиняемого (ч. 3 комментируемой статьи). Нет никаких оснований лишать такого права потерпевшего, защитника, гражданского истца и других представителей сторон, так как закон заявление ими ходатайств не ограничивает определенными вопросами (см. п. 5 ч. 2 ст. 42, п. 8 ч. 1 ст. 53, п. 4 ч. 4 ст. 44, п. 8 ч. 2 ст. 54 и др.). В стадиях предварительного слушания и судебного разбирательства такое право сторон ничем не ограничено (ст. 235).

16. Ходатайство о признании доказательства недопустимым может быть заявлено в письменной или устной форме. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное заносится в протокол следственного действия или судебного заседания. В ходатайстве должно быть указано доказательство, об исключении которого заявлено, приведены предусмотренные законом основания для его исключения и обстоятельства, обосновывающие ходатайство (сведения о фактах и обстоятельствах, свидетельствующих о недопустимости доказательства).

17. Ходатайство о признании доказательства недопустимым подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. Если немедленное рассмотрение и разрешение ходатайства, заявленного в ходе предварительного расследования, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления. Решение по ходатайству может быть обжаловано прокурору либо в суд.

18. Закон прямо не указывает форму, в которой прокурор, следователь, дознаватель должны принимать решение о недопустимости доказательств. Исходя из п. 25 ст. 5 УПК, его следует реализовывать в форме мотивированного постановления. Отклонение ходатайства не лишает заявителя права заявить ходатайство вновь.

Об особенностях рассмотрения ходатайств об исключении доказательств, заявленных на предварительном слушании, см. коммент. к ст. 235.

19. Часть 3 комментируемой статьи прямо запрещает использовать недопустимое доказательство в обвинительном заключении или обвинительном акте. Однако признание доказательства недопустимым влечет более широкие последствия. Так, согласно ч. 1 ст. 75 УПК недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК. По сути, аналогичное предписание содержится и в ч. 5 ст. 235 УПК, согласно которой доказательство, в отношении которого принято решение суда об его исключении, теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также использоваться в ходе судебного разбирательства.

20. Закон устанавливает возможность признания судом доказательств недопустимыми по ходатайству сторон или по собственной инициативе. При этом ч. 4 комментируемой статьи содержит отсылочную норму, согласно которой порядок признания доказательств недопустимыми в этом случае регулируется ст. 234 и 235 УПК.

21. При решении вопроса о признании доказательства недопустимым суд не связан отрицательным решением по нему, имевшим место в стадии предварительного расследования. Будучи самостоятельным и независимым субъектом уголовно-процессуальной деятельности, он может признать соответствующее ходатайство, ранее отклоненное органами расследования и вновь возобновленное перед судом, законным и обоснованным и удовлетворить его. Более того, доказательство, признанное ранее как недопустимое, суд может при рассмотрении дела по существу по ходатайству стороны признать допустимым (ч. 7 ст. 235 УПК).

22. Доказательство, признанное недопустимым, должно оставаться в уголовном деле.

источник

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.
  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.
Читайте также:  Портит ли зрение чтение при плохом освещении

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

источник

Согласно Уголовно-процессуальному Кодексу Российской Федерации в ст.88. Правила оценки доказательств указано:

  • 1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.
  • 2. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым.
  • 3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт.
  • 4. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса. Уголовно процессуальный Кодекс Российской Федерации/по сост. на 1 ноября 2008г. — М.:ОМЕГА-Л, 2008, — 279с.

Как и любой познавательный процесс, оценка доказательств ведет к тому, что «из незнания является знание», а «неполное, неточное знание становится более полным и более точным» Процесс оценки доказательств включает определение их относимости, допустимости, достоверности, достаточности сначала для выдвижения следственных (судебных) версий, а затем и достоверных выводов по уголовному делу.

В правилах доказывания особое место занимают правила допустимости доказательства. Эти правила должны обеспечить достоверность средств доказывания и тем самым создать надежный фундамент для признания доказанными или недоказанными определенных обстоятельств. Под допустимостью доказательств понимается определение законности источника доказательств, способов получения и закрепления фактических данных. Оценка доказательств с точки зрения их допустимости — это решение вопроса о том:

  • 1) разрешает ли закон использовать данного вида источник фактических данных по уголовному делу;
  • 2) не было ли допущено нарушений процессуального закона при получении и закреплении информации;
  • 3) отразились ли процессуальные нарушения, если они были допущены на достоверности и полноте соответствующей информации;
  • 4) использованы ли все необходимые источники для установления фактических данных.

Собирание доказательств может существенно затрагивать права и свободы граждан. Поэтому такой, казалось бы, специальный вопрос, как допустимости доказательств, стал предметом конституционного законодательства.

Конституция Российской Федерации содержит норму: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ). Это положение конкретизировано в УПК РФ. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в УПК. Из этого правила следует, что не только обвинение, но и доказывание любых иных обстоятельств, в том числе и смягчающих ответственность обвиняемого или освобождающих его от ответственности, должны основываться на допустимых доказательствах.

Закон устанавливает следующие условия признания доказательства недопустимыми:

  • 1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;
  • 2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
  • 3) иные доказательства, полученные с нарушением требований закона.

Очевидно, что законные средства получения доказательств признаются одной из гарантий правосудия. Поэтому вопрос о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона, регулируется на конституционном уровне. Сведения, полученные оперативно-розыскным путем, также не обладают свойством допустимости до тех пор, пока они не проверены в установленном законом процессуальном порядке, то есть пока суд не получил возможность проверить, когда кем и при каких обстоятельствам они добыты. Ряд преступлений, в том числе тяжких, невозможно раскрыть без их помощи. Но следует проводить грань между использованием подобного рода деятельности в целях раскрытия преступлений, обнаружения преступников и попытками рассматривать саму эту деятельность в качестве доказывания, а ее результаты как обычные доказательства, которые могут быть положены в основу выводов по делу, тем более при постановлении приговора.

Доказательствами могут быть только такие сведения, только такие фактические данные, которые собраны при соблюдении всех требований уголовно-процессуального закона, подробно регламентирующего правила доказывания, производства всех следственных и судебных действий.

Для правильного разрешения дела и вынесения законного и обоснованного приговора суд не вправе по собственной инициативе принимать меры к доказыванию виновности подсудимого в совершении преступления, но обязан принять предусмотренные законом меры, которые способствуют реализации сторонами их процессуальных прав по собиранию и представлению имеющих значение доказательств.

Относимость характеризует содержание доказательства. Доказательство только тогда будет относящимся к делу, когда может быть использовано для выяснения наличия или отсутствия какого-либо обстоятельства, входящего в предмет доказывания по данному уголовному делу. Определение относимости доказательств происходит в процессе доказывания по делу, начиная с собирания доказательств, когда решается вопрос о том, какие следственные действия необходимо произвести и каких результатов можно от них ожидать с точки зрения выяснения обстоятельств дела. С оценкой относимости доказательств связано планирование следствия, порядка проверки следственных версий, разрешение ходатайств участников процесса о собирании доказательств или приобщении их к делу. Заранее установить круг обстоятельств, которые могут иметь значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по конкретному делу, невозможно. Круг этих обстоятельств в первую очередь определяет и устанавливает следователь, разрабатывая и проверяя версии происшедшего события. Они могут быть установлены и по ходатайству участников процесса. Имеющими значение для дела являются и обстоятельства, выяснение которых необходимо для проверки и оценки собранных доказательств. Очевидно, что разнообразие относящихся к делу обстоятельств влечет за собой и разнообразие тех фактических данных, которые признаются относящимися к делу.

Вопрос о том, относится ли то или иное обстоятельств к делу или, иначе говоря, может ли оно способствовать установлению имеющих значение для решения дела обстоятельств, определяют следователь, суд, руководствуясь правилами, указанными в законе. Для установления каждого из обстоятельств по делу требуется совокупность доказательств. Очевидно, что в законе невозможно предопределить ни количество этих доказательств (например, сколько свидетелей из числа очевидцев происшествия должны быть допрошены), ни их виды. Все это зависит от конкретных обстоятельств дела и определяется лицами, ведущими производство по нему. Они сами по внутреннему убеждению решают, достаточно ли собрано доказательств для установления тех или иных обстоятельств, или всех обстоятельств, составляющих предмет доказывания по делу, то есть определяют пределы доказывания.

Относимость доказательства определяется главным образом по тому, входит ли обстоятельство, которое может быть выяснено с помощью этого доказательства, в предмет доказывания по делу, а также способно ли доказательство по своему содержанию служить установлению этого обстоятельства. Единство содержания и формы также является свойством доказательств.

Сведения об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, образуют содержание доказательств. При этом значение доказательства имеет не только истинная, достоверная информация об обстоятельствах дела, на основании которой формулируются окончательные выводы, но любые сведения о существенных для дела фактах, полученные законным путем в процессе производства по делу. Статья 88 УПК РФ устанавливает, что все собранные по делу доказательства подлежат оценке. Данная статья обязывает оценивать все доказательства. В соответствии со ст. 314 УПК в обвинительном приговоре приводятся «доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства», а в оправдательном приговоре приводятся мотивы, объясняющие, «почему суд отвергает доказательства, на которых было основано обвинение».

Каждое доказательство, являясь по природе своей отражением определенных обстоятельств, как всякая вообще информация, имеет свое содержание и форму. Форма доказательства представляет собой способ существования информации об обстоятельствах дела в виде сообщений тех или иных лиц, изменения предметов, следов на предметах и т. д. Форма доказательства — предусмотренный законом источник сведений об относящихся к делу фактах.

Перечисленные в ч.2 ст.74 УПК РФ источники сведений об обстоятельствах уголовного дела и являются источниками доказательств в таком понимании. (В работах по теории доказательств употребляются и такие термины, как средства доказывания, источники сведений, источники фактических данных, носители доказательств).

Всякое доказательство представляет собой единство содержания и формы. Его содержание — данные об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, форма — источник сведений об этих обстоятельствах. Сведения, источник которых неизвестен или не удовлетворяет требованиям УПК, не есть доказательство, как и источник сведений, не содержащий данных, имеющих значение для дела.

Оценка доказательств с точки зрения их достоверности производится в ходе следственных действий, при выдвижении следственных версий, принятии процессуальных решений. Оценка достоверности доказательств состоит в том, что:

  • 1) изучается лицо, располагающее сведениями (свидетель, потерпевший, эксперт и т.д.), с точки зрения его способности давать правдивые и полные показания (заключения);
  • 2) изучается характер и условия обнаружения материального носителя информации (предмет, документ);
  • 3) анализируется содержание сведений (последовательность и полнота изложения, наличие противоречий, неточностей, пробелов, обоснованность выводов, основанных на данных науки, и т.д.);
  • 4) информация, полученная из данного процессуального источника, сопоставляется с информацией, полученной из других процессуальных источников.

Оценка достоверности доказательства включает анализ всего процесса его формирования, а именно: условий восприятия, запечатления, передачи и фиксации» сведений о фактах, сообщенных допрошенным лицом; условий появления, сохранения и копировании материальных следов; хода экспертного исследования и правильности его отображения в заключении; происхождения и состояния документов, представленных следователю (суду).

Многие критерии достоверности, возникнув эмпирически, в настоящее время получили научное обоснование в криминалистике, психологии, физиологии и других специальных отраслях знаний. Так, решение вопроса о достоверности показаний свидетеля зависит от таких изучаемых психологией и физиологией факторов, как способность данного конкретного лица к восприятию, запоминанию фактов и воспроизведению информации о них, составляющей содержание его показаний; скоротечность события, бывшего предметом наблюдения; условия восприятия; события и переживания, способные исказить воспринятую картину или ослабить запоминание условия воспроизведения фактов на допросе; заинтересованность свидетеля в исходе дела; влияние других очевидцев события на содержание показаний свидетеля и т. д. — все это должно учитываться при оценке достоверности показаний. Условия достоверности доказательств, собираемых с помощью экспертизы, как правило, формулируются в общих научных положениях, под которые подводится данный конкретный случай. Так, психиатрией изучены и систематизированы синдромы душевных заболеваний, позволяющие поставить судебно-психиатрический диагноз; судебная медицина изучила и систематизировала признаки различных видов насильственной смерти, что позволяет устанавливать причину смерти в каждом конкретном случае, и т. д. Однако применение этих общих научных критериев недостаточно для оценки достоверности доказательств. Они должны быть дополнены наличием связи между установленным таким способом доказательством и другими собранными по делу данными. Тем самым могут быть выявлены ошибки, допущенные в ходе исследования, осуществленного экспертом. Уголовно процессуальное право: Учебник для вузов/ отв. ред. В.И. Радченко. — М.: Юристь, 2005. — 473с.

Читайте также:  Требования к зрению при работе с компьютером

Достаточность собранных по делу доказательств для достоверного вывода по уголовному делу определяется внутренним убеждением судьи, также опирающимся на критерии, выработанные практикой, в том числе на обобщенные — нормативные критерии. Не всякая мыслительная деятельность следователя, прокурора и судей, связанная с доказыванием, охватывается понятием оценки доказательств. За пределами оценки доказательств находится, в частности анализ собранной в связи с расследованием уголовного дела вспомогательной, ориентирующей информации (например, оперативных данных).

Этот анализ осуществляется в связи с разработкой версий, планированием следственных действий и т.п., но не входит в оценку доказательств. Отделить оценку доказательств от оценки указанных данных при выдвижении версий и определении степени их правдоподобии психологически трудно, поскольку это совпадающий во времени процесс. Но для обоснования процессуальных решений имеет значение только оценка доказательств. За пределами оценки доказательств находятся также данные, характеризующие поведение обвиняемого при проведении следственных действий и судебного разбирательства (эмоциональное состояние, отказ давать показания и т.д.). Это не значит, конечно, что для следователя, судей такие данные безразличны. Напротив, надо стремиться найти психологическое объяснение поведению обвиняемого, использовать эти данные для разработки тактики проведения следственных действий. Однако сведения о поведении обвиняемого на следствии и в суде могут служить лишь вспомогательным средством изучения его личности и определения тактических приемов расследования, но не могут быть использованы для обоснования процессуальных решений.

источник

Статья 88. Правила оценки доказательств

1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

2. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым.

3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

4. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса.

Исследованные доказательства по делу судом оценены в соответствии с положениями статьи 88 УПК РФ, при этом суд надлежаще раскрыл их в приговоре, мотивировал свое решение о том, почему он принимает во внимание одни доказательства, в частности показания Федорова и Е., признанные судом достоверными, и отвергает другие, в том числе показания осужденных об их невиновности и о нахождении их 13 и 14 февраля 2015 года не в г. и его окрестностях, а в других местах.

Собранные по делу доказательства оценены судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Мотивы, по которым одни доказательства были признаны допустимыми и достоверными, а другие отвергнуты, в приговоре приведены. Ставить под сомнение выводы суда Судебная коллегия оснований не усматривает. Оснований для оговора Гринева со стороны В. и свидетеля Г. не имеется.

Суд с достаточной полнотой, всесторонне, в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ исследовал, а также проанализировал собранные доказательства, сопоставил их между собой и дал им надлежащую оценку в приговоре.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности — достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

Проверив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что уголовное дело рассмотрено судом с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, в соответствии с принципом состязательности и равноправия сторон, а выводы суда о виновности осужденных Ситникова А.А. и Тишкина Л.В. в убийстве Я. и С. основаны на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, в том числе на основании тщательного анализа показаний осужденных в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, показаний потерпевших и свидетелей, протокола осмотра места происшествия, заключений судебно-медицинских, судебно-биологической, дактилоскопической экспертиз и других доказательств, которые проверены и оценены судом с соблюдением требований ст. ст. 87, 88 УПК РФ.

Доказательства сопоставлены судом между собой и оценены в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. На основании указанных доказательств судом установлены имевшие место обстоятельства совершения преступления, правильность выводов суда сомнений не вызывает.

Исследованные по делу доказательства оценены судом в соответствии с положениями статьи 88 УПК РФ, при этом суд мотивировал, почему он берет во внимание одни доказательства и отвергает другие, в том числе показания осужденного Коршунова, данные им в ходе предварительного расследования и в суде о том, что он не знал, что в комнате А. кто-то есть, и что он, поджигая бензин, не желал никому смерти. Не согласиться с данной судом оценкой доказательств у Судебной коллегии нет оснований.

Все доказательства по делу судом оценены в соответствии с положениями статьи 88 УПК РФ, и их совокупность правомерно признана достаточной для постановления обвинительного приговора.

Ходатайства, в том числе стороны защиты, судом разрешены в соответствии с требованиями закона.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, апелляционных жалоб и возражений на них, проверив законность и обоснованность приговора, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений, за которые они осуждены, правильными, основанными на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, которым суд в соответствии с требованиями ст. 17 и ст. 88 УПК РФ дал надлежащую оценку в приговоре.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности — достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

30. При утверждении обвинительного акта изучать соответствие содержащихся в нем выводов о виновности привлекаемого к уголовной ответственности лица обстоятельствам дела. Давать оценку доказательствам согласно части 1 статьи 88 УПК РФ. Признав их недопустимыми, выносить мотивированное постановление об их исключении.

Отменяя по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей оправдательный приговор или постановление суда первой инстанции о прекращении уголовного дела по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданного либо лица, в отношении которого уголовное дело было прекращено, суд апелляционной инстанции определением (постановлением) передает уголовное дело на новое судебное разбирательство либо при наличии препятствий к рассмотрению дела судом возвращает его прокурору. При этом суд апелляционной инстанции не вправе предрешать выводы суда об обстоятельствах, указанных в части 4 статьи 389.19 УПК РФ, поскольку при повторном рассмотрении дела суд первой инстанции обязан решить вопросы о виновности или невиновности подсудимого и о применении уголовного закона исходя из оценки доказательств в соответствии с требованиями статей 17 и 88 УПК РФ.».

Отменяя по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей оправдательный приговор или постановление суда первой инстанции о прекращении уголовного дела по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданного либо лица, в отношении которого уголовное дело было прекращено, суд апелляционной инстанции определением (постановлением) передает уголовное дело на новое судебное разбирательство либо при наличии препятствий к рассмотрению дела судом возвращает его прокурору. При этом суд апелляционной инстанции не вправе предрешать выводы суда об обстоятельствах, указанных в части 4 статьи 389.19 УПК РФ, поскольку при повторном рассмотрении дела суд первой инстанции обязан решить вопросы о виновности или невиновности подсудимого и о применении уголовного закона исходя из оценки доказательств в соответствии с требованиями статей 17 и 88 УПК РФ.

2. Обратить внимание судов на то, что в силу ст. 240 УПК РФ приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных разделом X УПК РФ. С учетом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Ссылка в приговоре на показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, данные при производстве предварительного расследования или в ином судебном заседании, допустима только при оглашении судом этих показаний в порядке, предусмотренном ст. 276, 281 УПК РФ. При этом следует иметь в виду, что фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и оценки по правилам, установленным ст. 87, 88 УПК РФ.

По смыслу приведенных уголовно-процессуальных норм, сообщение налогового органа не является обязательным поводом для возбуждения уголовного дела, а служит одним из видов доказательств, которое хотя и не имеет преимуществ перед другими видами доказательств, но не может игнорироваться должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство, и подлежит проверке и оценке по общим правилам доказывания в совокупности с иными доказательствами (часть вторая статьи 17, статьи 84, 87 и 88 УПК Российской Федерации).

Факт дачи показаний лицом, чье уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве в установленном главой 40.1 УПК Российской Федерации порядке, не освобождает органы обвинения от обязанности доказывания виновности и иными средствами и не может расцениваться как опровергающий презумпцию невиновности обвиняемого по основному делу, при рассмотрении которого показания лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, не только не имеют заранее установленной силы, но и, напротив, подлежат проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности по всем правилам уголовно-процессуального закона (статьи 17, 73, 74, 85 — 88 и 299 УПК Российской Федерации). В силу статьи 90 данного Кодекса даже те обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу приговором суда, вынесенным в порядке его главы 40.1, не могут быть признаны без дополнительной проверки, — во всяком случае такой приговор не может предрешать виновность лиц, являющихся обвиняемыми по основному уголовному делу, как не участвовавших ранее в выделенном в отдельное производство уголовном деле в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве.

При рассмотрении же основного уголовного дела показания лиц, данные по выделенным уголовным делам, и представленные ими другие доказательства не только не имеют заранее установленной силы, но и, напротив, подлежат проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности по всем правилам уголовно-процессуального закона (статьи 17, 75, 87 и 88 УПК Российской Федерации). Причем процедура допроса лиц, уголовные дела по обвинению которых были выделены в отдельное производство и в отношении которых по результатам состоявшегося судебного разбирательства был вынесен вступивший в законную силу обвинительный приговор, а равно оглашение ранее данных ими показаний должны обеспечивать право обвиняемого на эффективную судебную защиту, включая право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право не свидетельствовать против самого себя (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2008 года N 458-О-О, от 23 декабря 2014 года N 2951-О и от 16 июля 2015 года N 1798-О).

3. В случае возбуждения уголовного дела в порядке, предусмотренном главой 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, полученные ранее доказательства обладают такой же юридической силой, как если бы они были получены в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации. Оценка и проверка таких доказательств осуществляются в соответствии с требованиями, установленными статьями 87 и 88 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Приведенные законоположения не определяют материально-правовые основания уголовного преследования за совершение преступления в соучастии или его прекращения. Не содержат они и каких-либо исключений, касающихся основания уголовной ответственности (статья 8 УК Российской Федерации), или же отступлений от правил установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, собирания, проверки и оценки доказательств (статьи 73, 85 — 88 УПК Российской Федерации).

Данное правило находит свое воплощение в ряде положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым подозреваемый, обвиняемый и их защитники наделены правами по участию в процессе доказывания, в том числе правом заявить отвод специалисту (статьи 69 и 71) и ходатайство о признании заключения специалиста недопустимым доказательством (статьи 88, 235 и 335), а также правом привлечь к участию в деле выбранного ими специалиста: до окончания предварительного расследования данное право предоставлено защитнику (пункт 3 части первой статьи 53 УПК Российской Федерации), а по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела — и обвиняемому (часть четвертая статьи 217 УПК Российской Федерации), при этом следователь обязан включить указанного стороной защиты специалиста в содержащийся в приложении к обвинительному заключению список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание (часть четвертая статьи 220 УПК Российской Федерации). Согласно части третьей статьи 80 и частям второй и третьей статьи 86 УПК Российской Федерации сторона защиты вправе получить от специалиста заключение и представить его органам расследования и суду для приобщения в качестве доказательства к материалам уголовного дела.

источник