Меню Рубрики

Культура с точки зрения технологического подхода

Понятие культура существует практически во всех языках и употребляется в самых разных ситуациях, часто в различных контекстах Понятие культуры чрезвычайно широко, поскольку в нем отражается сложное, многогранное явление человеческой истории. Не случайно специалисты-культурологи давно бьются над его определением, но до сих пор не могут сформулировать такое определение культуры, которое бы удовлетворило если не всех, то хотя бы большинство ученых. Известные американские культурологи, ученые Гарвардского университета, Альфред Кребер и Клайд Клакхон насчитали почти 170 определений культуры, извлеченных из работ западноевропейских и американских исследователей, опубликованных с 1871 по 1950 г. Первым они считают Эдуарда Бернета Тэйлора — выдающегося английского историка культуры. Его книга «Первобытная культура» широко известна в России. В настоящее время, как утверждают знатоки, уже существует свыше 500 определений культуры. А по мнению некоторых это число якобы приближается к тысяче.

Одни авторы рассматривают культуру как «специфический способ деятельности, как специфическую функцию коллективной жизни людей» (Маркарян), другие делают акцент на «развитии самого человека как общественного человека». (Межуев) Весьма распространено духовных ценностей или как определенной идеологии. Наконец, иногда культуру трактуют лишь как искусство и литературу.

В рамках исторических, философских, этнографических, филологических и иных исследований можно обнаружить самые разнообразные представления о культуре. Это объясняется многогранностью данного феномена и широтой использования термина «культура» в конкретных дисциплинах, каждая из которых подходит к этому понятию в соответствии со своими задачами. Однако теоретическая сложность данной проблемы не сводится к многозначн6ости самого понятия «культура». Культура — это многогранная проблема исторического развития.

И хотя до сих пор как в отечественной, так и зарубежной науке не выработано единого определения феномена культуры, все же наметилось некоторое сближение позиции — многие исследователи подошли к пониманию культуры как сложного многокомпонентного явления, связанного со всем многообразием жизни и деятельности человека.

Само слово «cultura» известно со времени Цицерона и в переводе с латинского означает возделывание, обработка, уход, улучшение». Оно в отличие от другого понятия — то есть «природа», означает в данном контексте все созданное, внеприродное. Мир культуры, любой его предмет или явление воспринимаются не как следствие действия природных сил, а как результат усилий самих людей, направленных на совершенствование, обработку, преобразование того, что дано непосредственно природой.

Понятие культура означает, по своей сути, все то, что создано человеческим трудом, то есть орудия и машины, технические средства и научные открытия, памятники литературы и письменности, религиозные системы, политические теории, правовые и этические нормы. Произведения искусств и т. д.

Понять сущность культуры можно лишь через призму деятельности человека, народов, населяющих планету. Культура не существует вне человека. Она изначально связана с человеком и порождена тем, что он постоянно стремится искать смысл своей жизни и деятельности, и, наоборот, нет ни общества ни социальной группы, ни человека без культуры и вне культуры. Согласно, одного из основоположников русской и американской социологических школ Сорокина: «. Любая организованная группа неизбежно обладает культурой. Более того, ни социальная группа, ни индивид (за исключением просто биологического организма) не могут существовать. без культуры».

Современные культурологи считают, что все народы имеют культуру, нет и не может быть «некультурных» народов, однако каждому народу присуща своя, уникальная и неповторимая культура, нетождественная культурам других народов, но совпадающая с ними по многим значимым параметрам.

Культурные процессы представляют собой сложные и многоплановые явления. Так как они могут быть исследованы различными методами, а значит истолкованы и поняты по-разному, существует не одна, а множество концепций культуры, каждая из которых по-своему объясняет и систематизирует культурные процессы.

В современной культурологии среди множества определений культуры, самыми распространенными являются технологические, деятельностные и ценностные. С точки зрения технологического подхода культура есть определенный уровень производства и воспроизводства общественной жизни. В деятельностной концепции культуры она рассматривается как способ жизнедеятельности человека, который определяет и все общество. Ценностная (аксиологическая) концепция культуры подчеркивает роль и значение идеальной модели, должного в жизни общества и в ней культура рассматривается как трансформация должного в сущее, реальное.

Все культурологи справедливо считают, что культурные процессы исследуются в главных сферах жизнедеятельности человека. Культура материальная — это производство, его технология, орудия труда, жилище, одежда, вооружение многое другое. Вторая сфера жизни людей — социальная, и культура раскрывается в социальных отношениях, она показывается процессы, происходящие в обществе, раскрывает его социальную структуру, организацию политической власти, существующие правовые и моральные нормы, типы управления и стили лидерства. И, наконец, важной сферой жизни человека является его духовная жизнь, которая раскрывается в понятии духовной культуры, включающей в себя все области духовного производства — науки и искусство, литературу и религию, миф и философию и основанной на едином, понятном всем членам данного сообщества языке.

Сущность культуры, ее подлинный смысл достаточно убедительно показывается в новых исследованиях культурологов. Независимо от общего подхода к проблеме культуры практически все исследователи отмечают, что культура характеризует жизнедеятельность личности, группы, общества в целом; что культура является специфическим способом бытия человека, имеет свои пространственно-временные границы; раскрывается культура через особенности поведения, сознание и деятельность человека равно как и через вещи, предметы, произведения искусства, орудия труда, через языковые формы, символы и знаки.

Первоначально в культурологии сложилась основанная на традициях Канта и Гегеля, точка зрения рассматривать культуру, главным образом, как искания человеческого духа, как ту область, которая лежит собственно за пределами природы человека и традициями его социального существования. Культура представлялась как область духовной свободы человека, творческий акт понимался как мистическое откровение, озарение художника, а все разнообразные культурные процессы сводились к духовному производству и высшим из них считалось творчество в сфере искусства.

Такое понимание до сих пор весьма популярно, и в представлении массового обыденного сознания «культурный человек» это тот, кто разбирается в искусстве, понимает музыку, знает литературу.

Культура всегда внутренне противоречива — вот вывод. Она несет в себе два начала: «сохраняющее» (т.е. буквально «консервативное») и «развивающее» (т.е. буквально же «прогрессивное», «отменяющее» многое из выработанного на предыдущих этапах). Но тем и сильна и жизнеспособна культура, что обладает способностью отбирать, возвращаться к прежнему опыту или отказываться от него.

Основные культурологические школы.

В современной культурологии есть несколько школ, направлений, течений. Понятие «культура» трактуется в зависимости от специфики подхода к исследованию культуры в этих направлениях. Сама по себе культура многогранна. Возможны и необходимы разные способы изучения культуры:

а) символическая школа.

Главное, с точки зрения этой школы, во всякой культуре является то, что она связана с использованием символов. Поэтому понятие «культура» определяет через указание этой особенности всякой культуры. Л. Уайт, к примеру, понятие «культура» определяет как «организацию вещей и явлений, основанную на символах». Представителями символической школы являются Кассирер и Леви-Строс.

б) натуралистическая школа.

Представители этого направления пытаются объяснить особенности той или иной культуры особенностями природного бытия человека, пытаются представить культуру как непосредственную адаптацию человека к условиям окружающей среды. К этому направлению относятся работы Ф. Гамильтона, Г. Спенсера, Б. Малиновского, 3. Фрейда, К. Лоренса.

в) психологическая школа.

С точки зрения этого направления культуры — это душа народа, «дух» народа.

г) социологическая школа.

Объединяет тех ученых, которые ищут истоки и объяснение культуры в его общественной природе и организации (Элиот, П. Сорокин, Вебер, Парсонс). Специфический облик той или иной страны, Вебер, например, связывал с культурными факторами, а не с цивилизационными, которые имеют общечеловеческий характер. Парсонс считает, что все духовные и материальные достижения, объединенные понятием «культура», являются результатом общественно обусловленных действий на уровне двух систем — социальной и культурной.

г) аксиологическая школа.

Это направление является самым распространенным в культурологии. Не случайно чаще всего можно встретить толкование понятия «культура» как «совокупность материальных и духовных ценностей». Понятие «ценность» впервые появляется в работах Канта. Широкое использование этого понятия в культурологии начинается с работ Виндельбанда. Видными представителями этого направления являются Риккерт, Коген, Мюнстерберг, Вундт, Брентано, Мейнонг, Шелер.

В современном словоупотреблении понятие культуры чрезвычайно многозначно, причём не только на обыденном уровне осмысления, но и научно-теоретическом. Дело в том, что каждая наука социально-гуманитарного цикла, рассматривающая культуру под собственным методологическим ракурсом, накладывает существенный отпечаток на понимание культуры. В итоге, в настоящее время насчитывается не менее четырёхсот научных определений культуры, которые культурология как междисциплинарная наука обязана учитывать при исследовании культуры. Несмотря на заведомую необъятность темы, всё же можно выделить несколько основных и самых распространённых методологических подходов, сложившихся в современном культурологическом знании.

1. Одним из наиболее распространённых подходов к определению культуры является антропологический. Согласно ему культура представляет собой всё, что создано человеком. Определение строится на оппозиции «естественный — искусственный», разграничивая вещи и явления, имеющие исключительно природное происхождение («натура») и связанные с человеческой активностью и деятельностью (культура). Иногда культура определяется как «вторая природа», та область природы, которая была изменена, организована или творчески преобразована человеком. Так, например, порода собак, специально выведенная в питомнике, представляет собой часть культуры. То же можно сказать и о декоративном растении. Первым строго научным определением, сформулированным в рамках данного подхода, стало определение культуры Э. Тайлора.

Как можно заметить, антропологический подход проистекает из первоначального значения культуры как возделывания и ставит акцент на её адаптирующей функции, приспособляющей человека к природным условиям существования. Он максимально расширяет сферу феномена культуры, включая в неё всё, что связано с воздействием человека. В связи с этим обнаруживается его существенный недостаток: между культурой и обществом не проводится никакого различия. Характерна для антропологического подхода и другая тенденция: отождествление культуры и цивилизации.

2. Аксиологический подход избегает выше упомянутой проблемы, поскольку исходит из оппозиции «культурный — некультурный», разделяя социальные и культурные аспекты в жизни человека. В качестве основы культуры здесь берётся система ценностей (название подхода происходит от философской науки о ценностях — аксиологии). В таком случае сами по себе общественные отношения и социальные группы относят к жизнедеятельности общества, а всё, что связано с ценностным освоением мира — к культуре. Современные аксиологические трактовки склонны усложнять данную схему, дополнительно выделяя цивилизационную сторону в общественном развитии (см. тему 4).

Аксиологические определения достоверно фиксируют одну из предельных духовных основ культуры (область высших идеалов и устремлений), но, как правило, чрезвычайно сужают сферу функционирования культуры, включая в неё одни позитивно-значимые ценности. Например, если широко известный в истории институт рабства совершенно вычеркнуть из границ культуры как антигуманный с позиции современного человека, то остаются не прояснёнными те общественные нормы и представления, благодаря которым стало возможным его длительное существование.

3. Достаточно близки к аксиологическим нормативные определения культуры, очень распространенные в западной культурной (социальной) антропологии (Б. Малиновский, А. Рэдклифф-Браун, М. Мид и др.). Согласно данному направлению культура — это социальные нормы, определяющие поведение человека. В таком понимании культура предстаёт как сумма разных видов приобретённого поведения, основанного на социальных стандартах, моделях, передающихся от поколения к поколению в рамках определённого общества.

4. Принципиально иной взгляд на культуру предлагает нам деятельностный подход, достаточно распространенный в отечественной культурологи (Э.С. Маркарян, В.Е. Давидович, Ю.А. Жданов и др.). Согласно данной научной позиции, в основе бытия человека лежит деятельность — целенаправленная, орудийная и продуктивная активность. Если всё бытие человека представляет собой деятельность, то культура — это особый способ или технология деятельности человека. Понятие технологии в данном случае применяется в общетеоретическом смысле, обозначая исторически изменяющуюся совокупность тех приемов, процедур, норм, которые характеризуют уровень и направленность человеческой деятельности в конкретном обществе. Культура задаёт алгоритмы и модели деятельности в различных сферах общественной жизни (экономической, политической, художественной, научной, религиозной и т.д.), тем самым выступая способом сохранения, воспроизводства и регуляции всей общественной жизни.

Будучи тоже весьма широким, деятельностный подход, в отличие от антропологических определений, проводит различие между социальной и культурной сферами жизни человека, одновременно подчёркивая, что в реальности они создают трудноразличимое диалектическое единство, как бы две стороны одной «медали» (деятельности человека).

5. Знаково-символический подход интерпретирует культуру как мир смыслов, либо особую негенетическую «память» человеческого общества, которая кодируется, хранится и передаётся из поколения в поколение с помощью знаков. Под знаком понимается материально воспринимаемый предмет (явление, действие), замещающий в сознании человека другой предмет или представляющий некий смысл, отношение к чему-либо. Знаком может выступать слово, жест или вещь. Поскольку одно и то же слово, жест или вещь могут иметь совершенно различный смысл и связь с другими знаками из-за особенностей сознания и мировосприятия людей, живущих в разных обществах, возникает необходимость «расшифровки» их значений и реконструкции этих миров смыслов, которые и составляют основу различных культур.

Среди знаково-символических определений культуры наиболее известны символическое определение Л. Уайта, а также целый ряд семиотических определений, сложившихся в рамках науки о знаках (семиотики). Семиотическое понимание культуры очень родственно символическому определению Л. Уайта, разница между ними заключается лишь в материале исследования культурной реальности. Если Л. Уайт рассматривает в качестве культурных «фактов» идеи и отношения, внешние действия и материальные объекты, связанные со сферой символического, то семиотика интересуется в первую очередь языком как носителем культуры. Отсюда и своеобразие терминологии: в семиотике структурной единицей культуры считается «текст» (система знаков или символов), под которым могут подразумеваться как непосредственно письменный текст (художественное произведение, документ эпохи и т.п.), так и символика художественной картины или, скажем, архитектурного сооружения.

Подводя итог, важно отметить отсутствие общепризнанных универсальных определений культуры. В современной культурологии признана сложность и многомерность культуры, среди учёных господствует мнение о невозможности исчерпывающего объяснения культуры в рамках только одного методологического подхода. В качестве рабочего определения для данного учебного пособия хотелось бы предложить формулировку известного русско-американского социолога П.А. Сорокина: культура — это «совокупность значений, ценностей и норм, которыми владеют взаимодействующие лица, и совокупность носителей, которые объективируют, социализируют и раскрывают эти значения» 1 .

Данное определение выгодно тем, что соединяет в себе положительные стороны нескольких подходов (аксиологического, знаково-символического и антропологического). Считая ценности фундаментом любого типа культуры, оно включает в сферу культуры помимо ценностей любые значения и смыслы, пронизывающие социальные отношения между людьми. Идеи, представления, ценности, выражающие внутренний мир человека, как правило, материализуются в конкретных объектах (объективируются) и тем самым становятся всеобщим достоянием (социализируются). Поэтому культура — это и «совокупность носителей» значений и смыслов в виде искусственно созданных вещей. В этом заключается истина антропологического подхода. Данная трактовка подразумевает также проведение границы между культурой и обществом. Если общество строится на основе разнообразных социальных отношений между людьми (объединение и разделение на группы, кооперация, эксплуатация, управление, подчинение и т.д.) и формирует структуру совместной жизнедеятельности, то культура наполняет социальные формы ценностными ориентирами, смысловыми значениями, нормативными предписаниями, упорядочивая социальное взаимодействие, создавая единый язык общения и понимания между людьми.

«Культура» в современном социогуманитарном знании —открытая категория. В самом широком смысле Культура понимается как оппозиция Природе. Природа и Культура соотносятся как «естественное» и «искусственное».

В современной культурологии культура предстает как нечто отличное от природы, передающееся по традиции средствами языка и символов, практического изучения и прямого подражательства, а не биологического наследования. Культура представляет собой совокупность общепринятых образцов поведения, мышления и мироощущения, а также и индивидуально значимые действия. Категория «культура» обозначает содержание общественной жизни и деятельности людей, представляющие собой биологически ненаследуемые, искусствен-ные, созданные людьми объекты (артефакты).

источник

В современном словоупотреблении понятие культуры чрезвычайно многозначно, причём не только на обыденном уровне осмысления, но и на научно-теоретическом. Дело в том, что каждая наука социально-гуманитарного цикла, рассматривающая культуру под собственным методологическим углом зрения, накладывает существенный отпечаток на понимание культуры.

В итоге, в настоящее время насчитывается более сотни научных определений культуры, которые культурология как междисциплинарная наука обязана учитывать при исследовании культуры. Несмотря на заведомую необъятность темы, можно выделить несколько основных и самых распространённых методологических подходов, сложившихся в современном культурологическом знании.

Одним из наиболее распространённых подходов к определению культуры является антропологический. Согласно ему культура представляет собой всё, что создано человеком. Определение строится на оппозиции «естественный – искусственный», разграничивая вещи и явления, имеющие исключительно природное происхождение («натура») и связанные с человеческой активностью и деятельностью (культура).

Иногда культура определяется как «вторая природа», та область природы, которая была изменена, организована или творчески преобразована человеком. Так, например, порода собак, специально выведенная в питомнике, представляет собой часть культуры. То же можно сказать и о декоративном растении. Первым строго научным определением, сформулированным в рамках данного подхода, стало определение культуры Э. Тайлора.

Антропологический подход проистекает из первоначального значения культуры как возделывания и ставит акцент на её адаптирующей функции, приспособляющей человека к природным условиям существования. Он максимально расширяет сферу феномена культуры, включая в неё всё, что связано с воздействием человека. В связи с этим обнаруживается его существенный недостаток: между культурой и обществом не проводится никакого различия. Характерна для антропологического подхода и другая тенденция: отождествление культуры и цивилизации.

Антропологическаяшкола в культурологии сложилась в Великобритании в 1860-е гг. (Э. Тэйлор, А. Ланг, Дж. Фрейзер, в России – Н.Ф. Сумцов, А.И. Кирпичников, А.Н. Веселовский) и объясняла сходство материальной и духовной культуры, в том числе фольклора народов, не находящихся между собой в этническом родстве или экономических, политических и культурных связях, общей человеческой природой людей, сходством их психики и мышления на одинаковых ступенях исторического развития, соответствием духовной культуры и искусства уровню материальной культуры; доказывала, что, возникнув, сходные сюжеты стали вечными спутниками (пережитками) культуры.

Антропологическая школа вышла за рамки изучения культуры родственных и связанных между собой народов, сделала важные обобщения особенностей культуры народов мира. Представители антропологической школы пришли к выводу, что все народы проходят общие ступени развития культуры и что последующие ее периоды сохраняют в себе пережитки предшествующих. Но она не могла дать объяснение сходству сюжетов, так как отрывала творчество народов от их социально-экономического развития и конкретной истории.

Аксиологический подход избегает вышеупомянутой проблемы, поскольку исходит из оппозиции «культурный – некультурный», разделяя социальные и культурные аспекты в жизни человека. В качестве основы культуры здесь берётся система ценностей (название подхода происходит от философской науки о ценностях – аксиологии). В таком случае сами по себе общественные отношения и социальные группы относят к жизнедеятельности общества, а всё, что связано с ценностным освоением мира, – к культуре. Современные аксиологические трактовки склонны усложнять данную схему, дополнительно выделяя цивилизационную сторону в общественном развитии.

Аксиологические определения достоверно фиксируют одну из предельных духовных основ культуры (область высших идеалов и устремлений), но, как правило, чрезвычайно сужают сферу функционирования культуры, включая в неё одни позитивно значимые ценности. Например, если широко известный в истории институт рабства совершенно вычеркнуть из границ культуры как антигуманный с позиции современного человека, то остаются не прояснёнными те общественные нормы и представления, благодаря которым стало возможным его длительное существование. Культуру в рамках аксиологического подхода можно определить как совокупность выдающихся произведений человеческой деятельности, которые делают его жизнь наиболее комфортной и объяснимой.

Достаточно близки к аксиологическим нормативные определения культуры, очень распространенные в западной культурной (социальной) антропологии (Б. Малиновский, А. Рэдклифф-Браун, М. Мид и др.). Согласно данному направлению, культура – это социальные нормы, определяющие поведение человека. В таком понимании культура предстаёт как сумма разных видов приобретённого поведения, основанного на социальных стандартах, моделях, передающихся от поколения к поколению в рамках определённого общества.

Для структурно-функционального направления в культурологических исследованиях характерны: отказ от принципа историзма, то есть признания «развития» в том или ином виде; отказ, следовательно, и от эволюционизма; признание существования устойчивых, неизменяемых, неразвивающихся явлений, «структур», которые одинаковы для всех обществ, народов, культур.

В рамках данного подхода полагается, что во всех культурах есть общие функции. Они образуют «функциональное единство» культур. Культура есть целое, интегрированное из множества частей (элементов), каждый элемент отвечает определённой потребности, функции. Эта функция задана целым, культурой (или её компонентами). Существует дифференциация структур, то есть их разделение. Это вызывает дифференциацию функций. Единство общества обеспечивается единством его культуры, производством и воспроизводством функций (ритуал, нормы, традиции и т. д.).

Читайте также:  Вред планшета для детей на зрение

Структурно-функциональный подход разрабатывали в культурной антропологии А. Кребер, Р. Бенедикт, М. Мид, Б. Эванс-Причард, а также Б. Малиновский, А. Радклиф-Браун и др. В рамках структурно-функционального подхода культура рассматривалась как что-то стоящее вне истории, как неизменное, остающееся всегда в том же качестве – «структуре». Но оказалось, например, что система родства исторически подвижна и не обладает постоянной структурой.

Функционализм помог избавиться от пренебрежительного, унизительного отношения к культуре «отсталых» народов – «дикарей», «варваров», которые вплоть до ХХ века считались «некультурными», «докультурными». В то же время структурно-функциональная теория вышла за рамки изучения культуры родственных и связанных между собой народов, сделала важные обобщения особенностей культуры народов мира.

Структурно-функциональный подход имеет свои слабости, раскритикованные некоторыми учёными. В частности, Р. Милл показал, что в рамках данного подхода не может быть сформирована идея конфликта, разногласия, то есть противоречия в целом, в обществе, истории; таким образом, все «революционные» течения оказываются вне теории.

Создавая культуру, люди строят новую сверх-над-природную среду обитания. Продукты и результаты человеческой деятельности, искусственно созданные человеком предметы и явления называются артефактами (от лат arte – искусственный, factus – сделанный). К их числу относятся сделанные человеком вещи, рожденные им мысли, найденные и используемые им средства и способы действий. Таким образом, культуру можно определить как мир человеческой деятельности или мир артефактов (особенно это справедливо применительно к материальной культуре).

Человек – порождение природы, и все, что он творит, возникает не вопреки объективным законам природы, а в соответствии с ними. Тогда в чем разница между предметами культуры и природы? Дело в том, что человек вносит в свои творения что-то специфически человеческое, наделяет смыслом предметы и явления. Нельзя понять предмет отдельно от культуры. Скажем, пирамида сама по себе как физическое тело не несет смысла – только в культуре.

Человек живет не только в материальном мире вещей, но и в духовном мире смыслов. Смыслы образуются в сознании человека, когда он в соответствии со своими потребностями: а) познает, б) оценивает и в) регулирует происходящие вокруг него явления и процессы.

Виды смыслов : знания – то, что дается познанием – когнитивный смысл – информация о свойствах объекта; ценности (ценностный смысл) – фиксированные в человеческом сознании характеристики отношения к объекту; регулятивы (регулятивный смысл) – правила или требования, в соответствии с которыми люди строят свою жизнь. Нормы – внегенетические программы деятельности.

Разные культуры обладают раной степенью нормативности. Нормативная недостаточность культуры ведет к преступности, дезорганизации общественных отношений. Нормативная избыточность культуры способствует стабильности общества, но ограничивает свободу, инициативность и творческую деятельность. В данном подходе культуру можно определить как мир смыслов.

Культура – мир знаков. Выступая в качестве носителей смысла, «обработанные» физически и духовно человеком вещи, процессы, явления становятся знаками. Знак – предмет, выступающий в качестве носителя информации о других предметах и используемый для ее приобретения, хранения, переработки и передачи. Знаки и системы знаков используются специальной наукой – семиотикой.

Понятие знаковой системы в семиотике охватывает очень широкий круг объектов – это и разговорные языки, и искусственные языки – математики, химии, компьютерные системы и системы сигнализации, языки искусства, символы и ритуалы и вообще любые множества предметов, которые могут служить для выражения какого-то содержания. Мы живем не только в мире вещей, но и в мире знаков – эта третья важнейшая характеристика культуры.

Явления культуры – это знаки и совокупности знаков – тексты, в которых «зашифрована» социальная информация, т. е вложенное в них людьми содержание, значение, смысл (парадная шпага – не просто оружие, а символ – знак благородного сословия). Таким образом, в знаке проявляется неразрывность духовного и материального аспектов культуры.

В рамках данного подхода культуру можно рассматривать как особый тип информационный процесса . Культура в человеческом обществе – то же что и информационное обеспечение, software в компьютере. Аналогия с компьютером следующая: языки – знаковые системы, социальная память, хранящая духовные достижения человечества, программы человеческого поведения, отражающие опыт многих поколений.

У животных носителем информации является тело. Опыт отдельной особи не передается потомству (или крайне медленно – эволюция). У человека есть надбиологическая форма хранения информации, включающая язык, память, программы. В этом смысле культура – социальная (внегенетическая, надприродная) наследственность

Дадим итоговое определение : культура – социальная информация, сохраняемая и накапливаемая в обществе с помощью создаваемых людьми знаковых средств; культура как мир артефактов, мир смыслов (знания, ценности, регулятивы), мир знаков.

Деятельностный подход. В рамках данного подхода культура понимается как способ деятельности, как система внебиологически выработанных механизмов, благодаря которым стимулируется, программируется и реализуется активность людей в обществе. Деятельностный подход получил распространение в отечественной культурологии (Э.С. Маркарян, В.Е. Давидович, Ю.А. Жданов, М. С. Каган и др.). Согласно данной научной позиции, в основе бытия человека лежит деятельность – целенаправленная, орудийная и продуктивная активность.

Если всё бытие человека представляет собой деятельность, то культура – это особый способ или технология деятельности человека. Понятие технологии в данном случае применяется в общетеоретическом смысле, обозначая исторически изменяющуюся совокупность тех приемов, процедур, норм, которые характеризуют уровень и направленность человеческой деятельности в конкретном обществе. Культура задаёт алгоритмы и модели деятельности в различных сферах общественной жизни (экономической, политической, художественной, научной, религиозной и т. д.), тем самым выступая способом сохранения, воспроизводства и регуляции всей общественной жизни.

Будучи тоже весьма широким, деятельностный подход, в отличие от антропологических определений, проводит различие между социальной и культурной сферами жизни человека, одновременно подчёркивая, что в реальности они создают трудноразличимое диалектическое единство, как бы две стороны одной «медали» (деятельности человека). В рамках деятельностного подхода культура понимается как процесс творческой деятельности, в ходе которого происходит и духовное обогащение общества, и самосозидание человека как субъекта культурно-исторического процесса.

Системный подход представляет культуру как систему, сложноорганизованное бытийное целое. Данный подход разрабатывался в трудах М.С. Кагана, Л.А. Закса. Системный подход относится к числу общенаучных и направлен на познание механизма интеграции систем как целостных образований – единств, состоящих из взаимосвязанных и взаимодействующих, нередко разнородных элементов. При этом учитывается, что каждая система выступает как элемент более высокой системы.

Применительно к развитию знаний о культуре Л.А. Закс пишет, что «эмпирические наблюдения и интуиции о целостности, внутренней интегрированности культуры (культур) должны были стать знанием-идеей ее онтологической системности. Сама культурная реальность минувшего века, при всем ее разнообразии и мозаичности, помогала обретению такого видения-понимания. Унификация коллективной и личной жизни, ее технико-технологического, организационного, информационного оснащения.

Соположенность и согласованность (единство) пространственно-временного функционирования различных “сил” и подсистем культуры. Рост и универсализация влияния “системного” (всеобщего и общезначимого) содержания отдельных сил и/или подсистем культуры, прежде всего политических идеологий, философских мировоззрений, художественного сознания, научных теорий и даже конкретных идей. Единство формообразования в разных областях культурной жизни: от искусства до предметной среды, бытового поведения (стилевой аспект системности)».

Но «для осмысленного восприятия всех этих “подсказок” культурной реальности понадобилось выработать и укоренить в научном сознании адекватный ее собственной системности интеллектуальный познавательный инструмент – системный метод (“подход”) мышления. Первые “подступы” к нему и (подчас, интуитивные) его попытки уже в начале 20 века проявились у Флоренского и Шпенглера, А. Богданова и молодого Бахтина, классиков этнологии, культурной антропологии и В.Я. Проппа.

Его утверждение в социогуманитарных науках, культура мыслить о феноменах культуры и, особенно, о “культуре вообще” не только логически (технологически) системно, но, прежде всего, сущностноконцептуально: как о реальной системе, исходя из ее объективной онтологической системности и “посредством” этой системности (ее мыслительной репрезентации), стало в свою очередь необходимой методологической и теоретической предпосылкой появления культурологии».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Предмет и задачи культурологии. Роль культурологии в современном обществе. Место культурологии в системе гуманитарных знаний

Культурологияявляется интегративной (синтетической) областью знания, обобщающая все прочее гуманитарное и социально-научное знание. Это наука:

— о способах осуществления коллективной жизни людей,

— процессах формирования знаний и социального опыта,

— содежании процессов социальной коммуникации,

— процессах межпоколенной трансляции социального и культурного опыта.

Предметом культурологии является изучение содержания, структуры, динамики, технологии функционирования социокультурного опыта и всех видов и форм человеческой практики.

Цель культурологии – выявить дух культуры, опираясь на изучение генезиса, функционирования и развития культуры как специфического человеческого способа жизни, дать анализ способов культурного развития.

Задача культурологии — построить структуру культуры, которая бы могла объяснять происходящие процессы, прогнозировать их и управлять ими.

Человечество как культурный феномен, раскрывается в трех главных областях: отношения человека с природой; отношения человека с человеком (общественные отношения); отношения человека самим с собой. Каждая из этих областей может быть рассмотрена с позиций Знания, Добра и Красоты, т.е. с позиций науки, законов этики и эстетики.

По специфике своего предмета и методам исследования, культурологию относят к классу гуманитарных наук. Гуманитарные науки (языкознание, психология и т.д.) в сущности являются науками о культуре в широком смысле слова. Языкознание, искусствоведение, литературоведение, политические, юридические науки изучают различные аспекты, стороны культур, но не изучают культуры в целом, что является собственным предметом культурологии как науки.

Определение культурологии. Основные подходы к изучению культуры. Структура и функции культуры

Первоначально в европейских языках — немецком, английском и французском — слово «культура» служило сельскохозяйственным термином (обра­ботка, культивирование земли), а в философской, науч­ной и художественной литературе употреблялось скорее как метафора. Многие десятилетия потребовались для того, чтобы из метафоры сделать строгое научное по­нятие и философскую категорию

Первое определение культуры дал английский антрополог и культуролог Э. Тайлор (1832—1917). Он считал, что культура — это сумма всех видов человеческой деятельности, включающая знания, верования, искусство, мораль, законы, обычаи, язык,. а также способности навыки, усвоенные человеком. Многозначность понятия «культура», а также различные его интерпретации в различных культурологических теориях и концепциях весьма ограничивают возможности дать его единственное и четкое определение. Это и обусловило многочисленность определений культуры, число которых продолжает неуклонно расти. На международном философском конгрессе в 1980г. приводилось более 250 различных определений этого понятия. В настоящее время их число доходит уже до полутысячи. Разброс определений понятия «культура» вызван многими причинами. Главными являются следующие: 1) специ­фические интересы каждой конкретной науки; 2) разнообразие мировоззренческих позиций различных ученых и групп исследова­телей внутри каждой отдельной науки; 3) сложность и многоуров­невый характер самого феномена культуры.

Культурология (лат. cultura — возделывание, земледелие, воспитание, почитание; др.-греч. мысль, причина) — наука, изучающая культуру, наиболее общие закономерности её развития. В задачи культурологии входит осмысление культуры как целостного явления, определение наиболее общих законов её функционирования, а также анализ феномена культуры как системы. Оформилась в самостоятельную дисциплину культурология в XX веке.

В современной отечественной культурологии принято выделять три подхода в определении культурыантропологический, социологический и философский.

Суть антропологического подхода заключается в признании самоценности культуры каждого народа, которая лежит в основе образа жизни как отдельного человека, так и целых обществ. Это означает, что культура представляет собой способ существования человечества в виде многочисленных локальных культур. Данный подход ставит знак равенства между культурой и историей всего общества.

Социологический подход рассматривает культуру как фактор образования и организации жизни общества. Организующим началом выступает система ценностей каждого общества. Культурные ценности создаются самим обществом, но затем они же и определяют развитие этого общества. Над человеком начинает господствовать то, что создано им самим.

Философский подход стремится выявить закономерности в жизни общества, установить причины зарождения и особенности развития культуры. В русле этого подхода дается не просто описание или перечисление явлений культуры, но предпринимается попытка проникнуть в их сущность. Как правило, сущность культуры видят в сознательной деятельности по преобразованию окружающего мира для удовлетворения человеческих потребностей.

Структура культуры (лат. structura) — термин употребляется в культурологии для объяснения строения культуры, включающей субстанциональные элементы, которые опредмечиваются в ее ценностях и нормах, функциональные элементы, характеризующие сам процесс культурной деятельности, различные его стороны и аспекты. Структура включает в себя систему образования, науку, искусство, литературу, мифологию, нравственность, политику, право, религию, сосуществующих между собой и составляющих единое целое. Структура культуры:

а) Материальная культура включает в себя разнообразные по типам и формам артефакты, где природный объект и его материал трансформированы так, что объект превращен в вещь, т. е., в предмет, свойства и характеристики которого заданы и продуцированы творческими способностями человека так, чтобы они более точно или более полно удовлетворяли потребности человека как «homо sарiеns», а следовательно, имели культурно целесообразное предназначение и цивилизационную роль. В материальную культуру входят прежде всего разнообразные средства материального производства. Это энергетические и сырьевые ресурсы неорганического или органического происхождения, геологические, гидрологические или атмосферные составляющие технологии материального производства. Материальная культура включает несколько форм:

Производство. Сюда относятся все средства производст­ва, а также технология и инфраструктура (источники энер­гии, транспорт и связь).

Быт. Эта форма включает вещественную сторону по­вседневной жизни — одежду, пищу, жилище, а также тради­ции и обычаи семейной жизни, воспроизводства человеческого рода и т. д.

Телесная культура. Отношение человека к своему телу — особая форма культуры, которая очень тесно связана с формами духовной культуры, отражает моральные, художест­венные, религиозные и социальные нормы.

Социально-политическая культура — политика и практика в материальной сфере; государственные, общественные институты (парламент, партии «зеленых» или подобные общества), организаторская деятельность различных ведомств и производственных учреждений.

Экологическая культура — отношение человека к при­родной среде.

б) К духовной культуре принадлежит только то, чье предназначение находится за пределами практической пользы для индивида. И.Кант в своё время подчеркнул, что интерес к произведению искусства не связан с какой-либо пользой или выгодой. То же самое касается науки и религии. Люди способны пожертвовать многими благами и даже жизнью во имя своих принципов, убеждений и идеалов. Всё это относится к идеальным мотивам деятельности человека. И явления духовной культуры несут в себе именно такое идеальное содержание, выступая посредниками в духовном общении людей. Про­дукт духовного производства — создание, распределение, потребление духовных ценностей. Сюда относятся: наука, искусство, философия, просвещение, нравственность, рели­гия, мифология и др. Духовная культура — это научная идея, художественное произведение и его исполнение, те­оретические и эмпирические знания, взгляды, складываю­щиеся стихийно, и научные воззрения

Главная функция феномена культура — гуманистическая, человекотворческая, все остальные функции из нее вытекают. Одной из основных функций культуры является функция трансляции, передачи социального опыта, информативная функция. Эта функция обеспечивает процесс культурной преемственности и различные формы исторического процесса. Эта функция проявляется в закреплении результатов социокультурной деятельности, накоплении, хранении и передачи информации, ведь не случайно культура считается коллективной памятью человечества. Она опредмечена в знаковых системах (памятников литературы, искусства, религии и т.п.)

Познавательная (гносеологическая) функция культуры связана с возможностью человека освоить накопленный социальный опыт множества поколений людей. Потребность этой функции заключается в стремлении человека создать собственную картину мира. Познание является необходимым элементом жизнедеятельности человека. Знаковая, или семиотическая, функция культуры представляет собой определенную знаковую систему культуры, предполагает ее знание. Без знания определенных знаковых систем невозможно постичь все многообразие культуры.

Нормативная (регулятивная) функция культуры связана с регулированием различных сторон общественной и личной деятельности человека. Обусловлена необходимостью поддерживать равновесие и порядок в обществе, приводить в соответствие с общественными интересами и нормами действие отдельных социальных групп и индивидуумов. Эта функция предназначена для обеспечения определенности, понятности, предсказуемости поведения. Это — технические, юридические, этические и др. нормы, которые так или иначе заложены в культуре общества.

Защитная функция культуры является следствием необходимости сбалансированного отношения человека и окружающей его среды (в том числе и природной). Расширение поля деятельности человека влечет за собой все новые и новые опасности, что требует создания культурой неких защитных механизмов (медицина, экологические службы, технические и технологические достижения и т.д.).

Коммуникативная функция культуры способствует общению людей друг с другом, обмену достижениями культуры. Основные каналы коммуникации — зрительный, осязательный, речевой.

Ценностная (аксиологическая) функция культуры отражает качественное состояние культуры. Культура как система ценностей формирует у человека определенные ценностные потребности и ориентации. По их уровню и качеству, как правило, судят об уровне развития человека и общества.

Потребительская (релаксационная) функция культуры.Функция снятия стресса, напряжения. Из естественных способов разрядки — смех, плач, приступы гнева, крик, исповедь. Однако они относятся к разряду индивидуальных и недостаточны для того, чтобы снять коллективное напряжение. Для подобных целей служат стилизованные формы снятия напряжения — увеселения, праздники, фестивали, ритуалы.

Функции и структура культуры неразрывно связаны. Для каждого уровня культуры, несмотря на их различия, свойственны все функции, но каждый человек в своей жизни так или иначе сталкивается с проблемой ценностной ориентации и отношения к культурному наследию. Иногда эти проблемы решаются быстро, иногда приводят к мучительным раздумьям о смысле своего существования.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

3.1. Критерии отбора основных подходов к определению культуры

В современной научной литературе существует около 400 определений культуры. Однако это обстоятельство не должно особенно смущать. В любой отрасли науки идут дискуссии по поводу исходных понятий. При этом разброс мнений тем больше, чем сложнее предмет исследования. В связи с этим уместно вспомнить известную притчу.

Рассказывают, что однажды нескольких мудрецов с завязанными глазами подвели к слону и предложили исследовать этот объект. Затем один из мудрецов ощупал хвост слона, другой — хобот, третий — ногу и т. п. Потом мудрецов спросили, что же собой представляет объект, который они изучили доступными им средствами. Один из мудрецов ответил, что это нечто, похожее на веревку (хвост), другой — на трубу (хобот), третий — на столб (нога) и т. п. Ни у кого из мудрецов не сложилось целостного представления о слоне, но при этом каждый из них был по-своему прав.

В этой притче заключено очень много смыслов. Важнейший из них состоит в том, что нужна определенная точка зрения, благодаря которой можно максимально охватить объект исследовательским взором, не отсекая при этом хвоста, хобота, ног и чего-либо вообще.

Все это полностью относится к культуре. Она представляет собой сверхсложный объект исследования. В этом отношении с нею могут соперничать только такие явления, как человек и общество.

Изучая природу, исследователь имеет дело с объективными законами, т. е. независимыми от воли и сознания человека. Изучая же культуру, общество и самого человека, исследователь постоянно имеет дело с человеческими страстями, величайшим разбросом человеческих намерений и желаний, с гениальностью и бездарностью, волей и безволием и т. п. Все это вносит большую неопределенность. В связи с этим очертания исследуемого объекта становятся размытыми, результаты исследования представляются спорными другим исследователям, которые стоят на другой точке зрения.

Поэтому можно считать, что авторы всех 400 (или более) определений культуры по-своему правы. Каждый из них видит определенный фрагмент этого сверхсложного явления — тот, который открывается с его точки зрения. Однако, тем не менее, актуальными остаются поиски таких подходов к определению культуры, которые позволили бы, во-первых, максимально широко охватить исследовательским взглядом «поле» культуры, и, во-вторых, максимально глубоко постигнуть ее сущность, т. е. выявить те ее черты, функции, свойства, в отсутствие которых культура перестает быть культурой и становится чем-то иным.

Рассматривая с этой точки зрения имеющиеся подходы к определению культуры, нужно отметить, что лишь немногие из них в той или иной мере соответствуют названным выше критериям.

Читайте также:  Вред курения с точки зрения психологии

В качестве наиболее интересных и содержательных можно отметить следующие подходы к определению культуры. Оговоримся при этом, что все названия подходов условные. Главное заключается в том, чтобы уяснить смысл подхода и возможности, которые он открывает для познания культуры.

Основные подходы к определению культуры

Эвристический подход

Название связано со словом «evrica» — нашел. Это восклицание, по легенде, принадлежит Архимеду, великому древнегреческому ученому. Сидя в ванной, он вдруг явственно осознал смысл знаменитого закона, который впоследствии был назван его именем. С криком «Эврика!» — «Нашел!», Архимед нагим выскочил из ванны и побежал по улицам Сиракуз. С тех пор все производные от слова «эврика» — эвристический, эврологический, эвристика связывают с понятием «творчество». Так и в нашем случае.

Согласно эвристическому подходу сущность культуры усматривается в творчестве и соответственно в свободе, поскольку творчество является высшим выражением человеческой свободы.

Совершенно очевидно, что в этой концепции подчеркиваются важные, действительно существенные стороны культуры. А именно: все, что существует в культуре, когда-то было сделано впервые, и в этом смысле можно считать, что вся культура действительно является результатом человеческого творчества.

Продолжая эту мысль, можно утверждать, что именно благодаря творчеству человек получает возможность преодолеть жесткие рамки природной необходимости: он может летать как птица, плавать как глубоководная рыба, видеть на огромном расстоянии, мысленно переноситься в любую точку вселенной и т. п. Таким образом, именно творчество делает человека свободным.

Итак, благодаря эвристическому подходу мы получаем возможность обратить внимание на очень важные признаки культуры.

Однако эвристическая концепция отсекает от культуры не менее существенную ее часть, чем творчество. А именно, эвристическая концепция проходит мимо такого необходимого признака культуры, как повторение, усвоение ранее добытого опыта и знаний, следование обычаям, традициям, нормам, правилам. Без всего этого культура невозможна. Если бы каждое следующее поколение заново приобретало необходимые ему знания, изобретало бы новые правила поведения, жизнь человеческого общества стала бы невозможной. В этом случае более предпочтительно животное состояние, когда информация о способах жизнедеятельности передается от поколения к поколению через биологические механизмы — генетические структуры, инстинкты и т. п.

Таким образом, с эвристической точки зрения мы можем увидеть, что необходимым механизмом развития культуры является творчество, но упускаем из виду не менее существенную часть культуры, с которой связаны возможность и необходимость репродуктивной деятельности, воспроизведения ранее установленных образцов поведения, усвоения и повторения ранее пройденного.

Аксиологический подход

Весьма влиятельной концепцией является аксиологическая (от лат. acsios — ценность). Согласно этому подходу культура есть совокупность духовных и материальных ценностей. Этот подход позволяет определить само «вещество», из которого состоит культура, ее субстрат. Таковыми, действительно, являются ценности. Проблема ценностей необычайно сложна, более подробно она будет рассмотрена далее. Однако для определения смысла аксиологического подхода и его места в ряду других подходов достаточно отметить, что во всех определениях ценности есть некий инвариант. Он заключается в утверждении, что ценность — это то, что представляет интерес для человека, а интерес для человека представляет все, что удовлетворяет какие-либо его потребности. В этом смысле все, что существует в культуре, — это ценности. Если изъять из культуры ценности, то от нее ничего не останется.

Таким образом, надо признать, что аксиологический подход позволяет максимально широко охватить «поле» культуры. Однако он не дает возможности ответить на множество важных вопросов: почему столь различны системы ценностей в разных исторических типах культуры, у разных народов, в разные периоды жизни одной и той же страны; почему столь различны ценностные ориентиры у разных людей; кто, когда, где и, главное, зачем производит эти ценности? Вопросы можно продолжать бесконечно.

Таким образом, недостаток аксиологического подхода можно усмотреть в том, что культура с этой точки зрения предстает как некий «склад» ценностей. Нет движения, непонятно, по какому принципу разложены ценности по полкам.

Совершенно очевидно, что эти принципы нужно искать в рамках какого-то другого подхода.

Семиотический подход

Не менее, а быть может, и более влиятельной, чем аксиологическая является семиотическая (от греч. semeion — знак) концепция, согласно которой культура есть система знаков, кодов, шифров, образующая искусственно созданную человеком реальность. В этой концепции схвачен важнейший момент культуры, а именно, сама форма ее существования, ее бытования. Таковой действительно являются системы символов, знаков, кодов, шифров, в которые «укутано» все содержание культуры, содержание и смысл ее ценностей.

Заслуга сторонников семиотической концепции заключается в том, что они обращают внимание на значение языков культуры и различия между ними.

Язык культуры — это система определенных культурных (т. е. искусственно созданных) объектов, которая обладает следующими необходимыми признаками:

а) определенная внутренняя структура, т. е. устойчивость отношений между элементами;

б) явные и неявные правила образования, осмысления и употребления ее элементов.

Языки культуры служат для осуществления процессов коммуникации между различными субъектами культуры — отдельными личностями, социальными группами, нациями, народами, поколениями и т. п. Кроме того, языки культуры служат для трансляции, т. е. передачи социального опыта от одного поколения, одной эпохи, одного времени — к другим.

Языков культуры существует великое множество. Это, во-первых, язык, как таковой. Основные объекты, из которых состоит языково-речевая система, — это звуки, слова, предложения. Отношения между ними строятся по определенным грамматическим и синтаксическим правилам.

Кроме языка как такового существует язык искусства, язык одежды, язык причесок, язык жестов и т. д. и т. п. В каждом из этих языков существуют своя грамматика и свой синтаксис. Зачастую один язык дополняет другой. Например, то, что трудно высказать словами, можно выразить в музыке, танце, просто жестикуляцией, взглядом и т. п.

Отсюда — другая важная проблема, на которую обратили внимание сторонники семиотического подхода. Она заключается в том, что перед каждым человеком, входящим в культуру, осваивающим ее, стоит трудная задача — овладеть языками культуры, знать правила их употребления, уметь расшифровывать смыслы, которые заключены в различных «текстах», «предложениях» и «словах». Этот процесс освоения личностью языков культуры называется «аккультурация». Понятие «аккультурация» применимо и к процессу взаимодействия между различными культурами. В процессе взаимодействия происходит освоение одной культурой элементов тех или иных языков другой культуры.

Таким образом, благодаря семиотическому подходу выявляются очень важные моменты и стороны культуры. Однако семиотический подход фиксирует внимание в основном на формах, способах существования культуры. Вопрос же о том, по каким законам формируется само содержание культурных ценностей, т. е. те смыслы, которые выражаются различными языками культуры, остается открытым.

Ситуация не меняется и в том случае, когда сторонники семиотического подхода называют свой подход информационно-семиотическим. Культура в этом случае трактуется как знаковая система, функцией которой является транслирование социальной информации. Однако вопрос о том, как формируются смыслы культурных ценностей, как они изменяются, и в этом случае остается без ответа.

За решением этих вопросов сторонники семиотического подхода обращаются к другим подходам.

Технологический подход

Значительно расширяет возможности определения и понимания культуры «деятельностный», или «технологический», подход. С этой точки зрения культура определяется как совокупность способов и результатов человеческой деятельности. В этом случае на сцене появляется человек как творец культуры. Однако вопрос, зачем он это делает, зачем нужна культура, остается все-таки без ответа.

Функциональный подход

Ситуацию существенным образом меняет функциональный подход. С этой точки зрения культура определяется как внебиологически выработанный способ человеческой жизнедеятельности. Здесь содержится указание на тот бесспорный факт, что человек является таким живым существом, которое не может существовать в природе в своем естественном состоянии. Он не имеет ни силы, свойственной одним видам животных, ни ловкости, свойственной другим. Он не может жить без одежды, специально построенного жилища, не может питаться только тем, что он может взять у природы в готовом виде. Все это дает ему культура, т. е. то, что создается искусственно. С этой точки зрения функцию культуры можно назвать витальной (от лат. vita — жизнь), т. е. жизнеобеспечивающей.

Жизнеобеспечивающая функция культуры имеет различные векторы.

Один из них — адаптация, т. е. приспособление человека с его специфическими особенностями как биологического существа к окружающей среде. В связи с этим возникает вопрос о различных типах жилищ, одежды, питания (кухни), характерных для различных народов, живущих в разных естественно-географических условиях. Это дает возможность говорить об адаптационной функции культуры, являющейся одной из сторон ее фундаментальной жизнеобеспечивающей витальной функции.

Другая сторона витальной функции культуры связана с необходимостью противостоять процессам дезорганизации, потери энергии (энтропии), которые происходят в обществе, как и во всякой другой системе. Отсюда — негэнтропийная функция культуры. Она выражается в том, что культура вырабатывает определенные правила и нормы поведения людей, совокупность которых позволяет противостоять процессам дезорганизации, хаотизации общества.

Итак, адаптационная и негэнтропийная функция — это аспекты витальной, жизнеобеспечивающей функции культуры.

Как видим, функциональный подход к культуре позволяет очень ярко продемонстрировать и доказать жизненную необходимость культуры. Он противостоял и противостоит такому отношению к культуре, когда она рассматривается только как желательное, но вовсе не необходимое украшение жизни. Функциональный подход укрепил научную базу исследования культуры. Превращение знания о культуре в науку о культуре стало действительностью, реальностью.

Однако сторонники функционального подхода зачастую склонны были рассматривать культуру как некую самодовлеющую сущность, которая выполняет свои функции сама по себе, без человека.

Кроме того, в поле их внимания, как правило, оказывались высоко интегрированные области культуры, в которых негэнтропийная функция культуры просматривалась особенно четко. Слабо интегрированные, хаотизированные области рассматривались только как некий изъян, недостаток.

Антропологический подход

В литературе имеются различные толкования смысла слова «антропология» (от греч. antropos — человек)и производных от него (антропологизм, антропологический и т. п.). Так, существует специальная наука «антропология», которая изучает человека как биологический вид. Основные ее разделы: антропогенез (изучение человека как биологического вида); морфология (учение о закономерностях роста и общих для всего человечества вариациях в строении тела); этническая антропология, т. е. расоведение. Одним из важнейших выводов этого раздела антропологии является вывод о том, что все отличительные признаки рас имеют второстепенное значение, все расы равноценны в психическом и биологическом отношении и находятся на одном и том же уровне эволюционного развития.

Надо отметить, что на уровне обыденного сознания обычно со словом «антропология» связывают именно этот смысл: антропология как биологическая наука. Однако, кроме того, существует понятие «философская антропология». Это раздел философского знания, содержанием которого является философское учение о человеке.

Под словом «антропологизм» подразумевается принцип, согласно которому понятие «человек» является исходным понятием философии. Этот принцип противостоит другим принципам, согласно которым исходными понятиями философии являются понятия «материя», «сознание», «воля» и т. п. Философия, построенная на антропологическом принципе, называется «антропологической философией».

Однако каждый из философов, являющихся приверженцами антропологической философии, по-разному отвечает на вопрос, что есть человек. В соответствии с этим принцип антропологизма имеет у разных философов различное обличье, и их философия, несмотря на формальное единство исходного принципа, имеет разное содержание. Это не всегда учитывают авторы различных словарей и энциклопедий, которые зачастую полагают, что если тот или иной философ может быть отнесен к сторонникам антропологического принципа в философии, то этим уже все сказано. Чаще всего принцип антропологизма трактуется вслед за В. И. Лениным, как «неполное, неточное описание материализма». Однако такая трактовка в какой-то мере справедлива по отношению к Н. Г. Чернышевскому, Л. Фейербаху, и совершенно не соответствует содержанию философии П. Л. Лаврова, М. Шелера и др.

Точно так же и в культурологии. В понятие «антропологический подход в культурологии» разные исследователи вкладывают разный смысл. Зачастую под ним подразумевается такой подход, когда вся культура и ее история рассматривается сквозь призму психологии человека. Однако такой подход правильнее было бы назвать «психологическим».

Уяснению сущности антропологического подхода в культурологии мешает также отсутствие четкости в понимании роли и места такой дисциплины, как «культурная антропология». Она выросла из таких наук, как этнография — изучение и описание различных народов и народностей, и этнология — учение о законах (логос — закон) жизни различных этносов. Когда ученым стало ясно, что описать тот или иной народ и тем более познать законы его существования невозможно без описания его культуры и познания законов ее развития, и что именно характеристика того или иного народа и есть главное в описании его жизни, появилась «культурная антропология». Сейчас это название закрепилось за той областью культурологического знания, которая связана с изучением культуры традиционных архаических реликтовых обществ и традиционных, реликтовых пластов в культуре современных наций и народностей. Иногда в качестве предмета изучения культурной антропологии рассматриваются также и культурные характеристики различных социальных слоев и групп. Однако правильнее считать это направление исследований одним из разделов такой культурологической дисциплины, как социология культуры.

В данном курсе термин «антропологический» употребляется в несколько ином смысле, чем все названные выше. И это очень важно уяснить с самого начала. Общим для всех ранее упомянутых значений термина «антропологический» и тем значением, в котором он будет употребляться далее, является связь с этимологическим смыслом слова «антропологический». Во всех перечисленных выше случаях речь идет о человеке. Но он рассматривается с разных позиций, точек зрения, описывается в разных понятиях и в разных контекстах.

Фундаментальным положением антропологического подхода в культурологии в той интерпретации, в которой он будет представлен в данном курсе, является положение о том, что культура есть способ саморазвития человека. Именно то обстоятельство, что культура здесь определяется через роль, которую она играет относительно человека, и позволяет назвать этот подход антропологическим.

В определении культуры как способе саморазвития человека содержится указание на главную функцию культуры — человекотворческую, т. е., иными словами, указание на то, что главной функцией культуры является творение, созидание человека. Действительно, жилище, одежда, пища, знания, умения, правила поведения — все это продукты культуры, овладев которыми, человек становится способным существовать физически, жить в обществе. Однако, человек не только потребляет продукты культуры, но и создает их сам, т. е. творит культуру. Таким образом человек — это творение культуры и одновременно ее творец. Поэтому культура определяется именно как способ саморазвития человека. Здесь имеется в виду, что человек создает культуру и с ее помощью в процессе овладения культурой и созидания ее развивает самого себя.

Итак, с точки зрения антропологического подхода, культура есть способ саморазвития человека.

Наряду с указанием на человекотворческую функцию культуры в этом определении одновременно содержится и указание на социальную функцию культуры, т. е. указание на ту роль, которую играет культура относительно общества.

Для того чтобы доказать это, надо вспомнить, что общество есть не что иное, как люди, связанные между собой определенными, исторически конкретными отношениями. Иными словами, субстрат, т. е. вещество, из которого состоит общество, — это люди и отношения между ними.

Поэтому вполне понятно, что чем более знающими, умелыми, деятельными будут люди, составляющие то или иное общество, тем оно будет более богатым и жизнеспособным. В не меньшей степени это зависит от того, каковы отношения между людьми в этом обществе, способствуют ли они его самосохранению и развитию или, наоборот, подтачивают его изнутри.

А ведь все это — накопление знаний, умений, выработка правил поведения между людьми — дело культуры. Отсюда становится ясным, что относительно общества культура выполняет адаптивную (приспособление к среде) и негэнтропийную функции, т. е. с помощью культуры общество противостоит процессам дезорганизации, потери энергии, которые происходят в нем, как и во всякой другой системе. Если мы вспомним, что именно эти положения об адаптивной и негэнтропийной функциях, которые обобщенно можно назвать витальными, обосновывает функциональный подход, то мы увидим, что антропологический подход органически включает в себя функциональный подход, они оказываются не взаимоисключающими, а взаимодополняющими.

Дополнение к функциональному подходу со стороны антропологического заключается в следующем: сторонники функционального подхода, как уже говорилось выше, склонны рассматривать культуру как некую самодовлеющую сущность, которая выполняет свои витальные, т. е. жизненно необходимые для общества, функции сама по себе, без человека. В отличие от этого, антропологический подход позволяет показать, что культура выполняет эти свои функции только одним способом — развивая человека, формируя в нем определенные черты, качества, свойства, вырабатывая в нем способность создавать новое, и в то же время пользоваться опытом, накопленным предшествующими поколениями.

Точно так же дело обстоит и с другими основными подходами к определению культуры. Антропологический подход не отрицает ни одного из них, не противостоит ни одному из них. Его содержание и смысл позволяют включить в него содержание и смысл других подходов как существенное дополнение.

Так, определение человека как творца и творения культуры, которое является смысловым ядром антропологического подхода, полностью согласуется со смыслом эвристического подхода, трактующего культуру как творчество. Однако в отличие от эвристического подхода, ограничивающего «поле» культуры творчеством, антропологический подход позволяет рассматривать в качестве культурных феноменов также репродуктивную деятельность, т. е. повторение, усвоение, использование ранее созданного, сотворенного.

Каждая культура богата не только способностью создавать нечто новое, но и опытом предыдущих поколений людей, творивших эту культуру. Каждый человек способен создавать нечто новое только в том случае, если он достаточно хорошо усвоил культуру прошлого, доставшуюся ему по наследству. Если он пренебрегает культурой прошлого, то при всех своих способностях он обречен «изобретать велосипед», создавать и придумывать то, что уже придумано и создано, т. е. тратить свои силы впустую и в конечном счете остаться бесплодным, не внести в культуру ничего нового, своего.

Таким образом, культура «созидая», «творя» человека, формирует в нем не только способность творить, но и способность обучаться, т. е. усваивать знания и умения, добытые не им самим, а другими, способность быть дисциплинированным, т. е. следовать нормам и правилам, установленным кем-то, а не им самим.

Кстати говоря, по этому признаку культуры значительно различаются между собой. Одни из них в большей степени ориентированы на формирование в человеке верности традициям, правилам. Они получили название «традиционных», другие дают больший простор творчеству. Но ни одна культура не может существовать только за счет творчества, без использования ранее накопленного опыта.

Отношения взаимодополнения связывают антропологический подход и с аксиологическим подходом, трактующим культуру как совокупность ценностей. Именно антропологический подход позволяет ответить на вопрос, не разрешимый с точки зрения аксиологического подхода, а именно: как и в зависимости от чего формируются системы ценностей, характерные для той или иной культуры. С точки зрения антропологического подхода, основное содержание и смысл ценностей любой культуры формируется в зависимости от того, какие человеческие качества признаются наиболее важными и нужными с точки зрения того или иного общества. Выполняя свои социальные функции, культура всеми своими средствами формирует в человеке именно эти свойства и качества, выстраивая соответствующую систему ценностей. Не имея пока еще в своем распоряжении достаточно разработанной системы понятий для аргументированного доказательства этой мысли, сошлемся на общеизвестные факты. Так, в охотничьих племенах самым большим достоинством мужчины считается его умение добывать зверя, удачные действия на охоте. Соответственно добычливый охотник положительно оценивается и с моральной точки зрения. Во многих племенных языках хороший охотник и хороший человек — синонимы. Это же главное свойство человека является основой и положительной эстетической оценки: лицо охотника, изборожденное шрамами, свидетельствующими о многочисленных схватках с диким зверем, признается красивым. Точно так же оцениваются и женские достоинства. Наиболее ценным качеством женщины признается ее способность рожать и вскармливать детей. Соответственно большая отвислая грудь, большой отвислый живот, свидетельствующие о многократном материнстве, признаются красивыми.

Уже на этих примерах видно, что содержание таких культурообразующих, системообразующих ценностей, как добро и красота, уходит своими корнями в глубокую культурно-историческую почву и имеет антропологический смысл, т. е. зависит в первую очередь от того, какие качества и свойства человека признаются наиболее ценными.

Читайте также:  Вред мастурбации с точки зрения медицины

Особенно часто антропологическому подходу противопоставляется семиотический подход, трактующий культуру как совокупность знаков, символов, кодов, шифров. Однако и здесь мы увидим не отношение взаимоисключения, а отношение взаимодополнения.

Действительно, содержание ценностей культуры, на источник происхождения которых указывает антропологический подход, облекается культурой, т. е. человеком, созидающим культуру, в знаково-символическую форму. Знаки и символы обращены не только к разуму, но и к чувствам человека, поскольку они имеют идеально-материальнуюприроду: они идеальны по содержанию и материальны по форме. Идеальное содержание знаков и символов воспринимается разумом человека, но это становится возможным только благодаря материальной форме знаков и символов, обращенных к чувствам человека, способности чувствовать, которая в свою очередь основана на более элементарной способности — способности ощущать. Человеческая способность мыслить была бы невозможна без способности чувствовать, которая, в свою очередь, невозможна без способности ощущать. Поэтому чем ярче форма того или иного символа, чем больше эмоций и ощущений она вызывает, тем лучше воспринимается смысл той или иной ценности.

Таким образом, познавательная ценность семиотического подхода заключается в том, что он обращает внимание на знаково-символическую форму, в которую облекается содержание ценностей той или иной культуры. Однако основания, в соответствии с которыми формируется и изменяется это содержание, остаются, с точки зрения семиотического подхода, вне зоны видимости. На эти вопросы отвечает антропологический подход, благодаря которому становится ясным, что смысловое ядро ценностей любой культуры формируется в зависимости от того, какой человек нужен тому или иному обществу и соответственно той или иной культуре, каковы его главные черты и свойства.

Примечательно, что это прекрасно понимали и понимают многие ведущие представители семиотического подхода, в том числе, и в первую очередь, Эрнст Кассирер (1874 – 1945), считающийся его родоначальником. Знаменательно, что один из итоговых его трудов (предпоследний в его жизни по времени написания) называется «Опыт о человеке: Введение в философию человеческой культуры». Само название красноречиво говорит о том, какое место в учении о культуре Э. Кассирер отводил антропологическому принципу. Показательны в этом отношении и труды Ю. М. Лотмана (1922 – 1993), признанного лидера семиотического подхода в отечественной культурологии. Как хорошо известно, его скрупулезные исследования знаковой стороны различных культур имели одну цель — показать зримые черты, образ человека, использующего различные культурные коды, шифры для предъявления своей персоны миру, обществу, самому себе, наконец.

Связь между антропологическим подходом и технологическим, трактующим культуру как совокупность способов и результатов человеческой деятельности, более очевидна, чем со всеми остальными. Действительно, и там, и там, речь идет о человеке. Однако технологический подход оставляет без ответа вопрос о конечной и высшей цели человеческой деятельности, тогда как, с точки зрения антропологического подхода, становится ясно, что конечной и высшей целью человеческой деятельности является развитие самого человека. Таким образом, антропологический подход значительно расширяет, по сравнению с технологическим, представления о существенных сторонах культуры.

Итак, мы проанализировали сильные и слабые стороны всех основных подходов к определению культуры. При этом выяснилось, что один из них — антропологический, — не отрицая ни одного из них, позволяет использовать сильные стороны каждого и выполняет интегративную роль по отношению ко всей их совокупности. Благодаря этому антропологический подход позволяет максимально широко захватить «поле» культуры и максимально глубоко понять ее сущность.

Однако определение культуры как способа саморазвития человека, которое дается с точки зрения антропологического подхода, есть лишь первый, хотя и очень важный шаг в изучении культуры. Результативность этого процесса зависит от двух обстоятельств: во-первых, от выбора методов исследования и, во-вторых, от выбора категориального аппарата, т. е. системы понятий, в которых будет осмысливаться культура, ее различные стороны и аспекты. Этому и будут посвящены следующие главы пособия.

Глава 4. Функции и структура культуры

Функции культуры

Проблема функций культуры — одна из центральных в теории культуры, поскольку ее решение позволяет ответить на вопросы, зачем нужна культура и нужна ли она вообще.

Возможны разные варианты ответов.

Один из них — культура не только не нужна, но и вредна. Вспомним высказывание, которое приписывается одному из главарей фашистского рейха (чаще всего Геббельсу): «Когда я слышу слово «культура», моя рука тянется к пистолету». В этом случае функции культуры негативные (деструктивные).

Другой вариант: культура безвредна, но и бесполезна. У этого варианта ответа нет явного авторства, но фактическое отношение к культуре значительного большинства практических политиков обнаруживает в них сторонников этой точки зрения. В этом случае вопрос о функциях отпадает.

Третий вариант ответа на вопрос о нужности или ненужности культуры заключается в том, что культура признается желательным, но не обязательным элементом жизни человека и общества. В этом случае за ней признаются кое-какие функции, например, гедонистическая (от греч. гедон — наслаждение), релаксационная. Однако само собой разумеется, что значение этих функций не идет ни в какое сравнение с жизнеобеспечивающими функциями, которые, по мнению многих, принадлежат только экономике и политике.

И, наконец, четвертый вариант решения вопроса о месте культуры в жизни человека и общества заключается в том, что именно за культурой признается первостепенное, жизнеобеспечивающее значение.

Как нетрудно заметить, ошибка в выборе правильного ответа на вопрос о роли культуры, т. е. о ее функциях, может стоить очень дорого. Ведь если культура действительно имеет жизнеобеспечивающее значение, а в обществе складывается отношение к ней как к чему-то маловажному, совсем не важному или даже вредному, то культура не выполняет своих функций, а это грозит большой бедой и в конечном счете катастрофой.

Решить вопрос о функциях культуры на уровне обыденного сознания невозможно: каждый будет приводить факты в защиту своей точки зрения. Вот для этого и нужна научная теория культуры.

Первый этап ее развития, о котором речь шла в главе 3, — это определение культуры.

Сейчас нам необходимо вернуться к этой проблеме, потому что решение вопроса о функциях культуры напрямую зависит от того, какой смысл вкладывается в понятие культуры.

Выше мы уже отмечали, что в целом океане определений культуры, существующих в современной литературе, можно выделить лишь несколько основных подходов, достаточно широко захватывающих «поле» культуры и достаточно глубоко вскрывающих ее сущность. Все они имеют то или иное отношение и к решению вопроса о ее функциях.

Один из этих подходов условно можно назвать эвристическим. В соответствии с ним сущность культуры усматривается в творчестве и соответственно в свободе, поскольку творчество является высшим выражением человеческой свободы.

Таким образом, эвристический подход содержит в себе указание на функции культуры: содействовать человеческой свободе, стимулировать способность к творчеству. Однако как и за счет чего это делается, остается неясным.

Кроме того, и это самое важное, истории известны культуры, которые отнюдь не направлены на стимулирование творчества, а, напротив, стимулируют приверженность традициям и повторение образцов, шаблонов, канонов, обычаев.

Любая из известных нам культур в разной мере способствует творчеству, свободе, и в то же время любая культура характеризуется определенным набором запретов, правил, препятствующих стремлению к неограниченной свободе. Поэтому сводить функцию культуры только к стимулированию творчества неправомерно.

Другой из известных подходов к определению культуры — аксиологический. С точки зрения его сторонников, культура трактуется как система или совокупность духовных и материальных ценностей. Конечно, ценности — это то, что составляет «вещество» культуры, ее субстрат. Поэтому вполне понятна влиятельность этой концепции. Выход на проблему функций культуры здесь получается прямым и убедительным. А именно, функция культуры — аксиологическая, заключающаяся в том, чтобы давать человеку ценностные ориентиры, без которых, как известно, невозможна его жизнь и деятельность.

Однако аксиологический подход не позволяет ответить на множество вопросов, существенно важных и с точки зрения решения проблемы функций культуры. Главные из них: как образуется ценностное ядро любой культуры, как выстраивается иерархия ценностей, почему столь различны системы ценностей в различных исторических типах культуры, у различных народов, в разные периоды жизни одной и той же страны и почему столь различны ценностные ориентиры у разных людей? Вопросы можно продолжать бесконечно. Поэтому решение проблемы функций культуры с точки зрения аксиологического подхода оказывается не столь убедительным, как это может показаться на первый взгляд.

Большое признание имел и имеет подход, согласно которому культура определяется как совокупность способов и результатов человеческой деятельности. Его привлекательность в том, что он позволяет опять-таки максимально широко захватить «поле» культуры. Однако решение вопроса о ее функциях с точки зрения этого подхода представляется весьма проблематичным.

Немало сторонников, что вполне понятно, имеет семиотический подход к пониманию культуры, согласно которому культура есть система знаков, кодов, шифров, образующая искусственно созданную человеком реальность. В этой концепции схвачен важнейший момент культуры, а именно, сама форма ее существования, бытования. Таковой действительно являются системы знаков, кодов, шифров, в которые облечено все содержание культуры. Отсюда следует, что функцией культуры является «оформление» различных способов связи человека с действительностью. Однако вопрос о том, по каким законам формируются те смыслы, которые выражаются различными языками культуры, остается открытым, и потому вопрос о функциях культуры не получает достаточно полного решения.

Ситуация не меняется и в том случае, когда сторонники семиотического подхода называют свой подход информационно-семиотическим. Культура в этом случае трактуется как знаково-символическая система, функцией которой является транслирование социальной информации. Однако вопросы о том, по каким законам формируются информационные потоки, как определяется значимость информации и как изменяются смыслы культурных ценностей, и в этом случае остаются без ответа.

Выход на решение вопроса о функциях культуры возможен с точки зрения подхода, который выше был назван функциональным. С этой точки зрения культура определяется как внебиологически выработанный способ человеческой жизнедеятельности.

Следующий шаг, который делают сторонники этого подхода, заключается в том, что они объясняют необходимость внебиологически выработанного способа человеческой жизнедеятельности потребностью общества в адаптации, т. е. приспособлении к окружающей природной среде. Животные приспосабливаются за счет имеющихся у них биологических свойств, различных у разных видов животных, и в первую очередь, за счет животных инстинктов. Человек в силу ряда своих особенностей, появившихся в ходе эволюции, не может жить в природе только за счет своих биологических качеств. Чтобы выжить, он вынужден создавать для себя искусственную среду: строить жилище, одеваться, добывать пищу с помощью специально созданных приспособлений. А эта искусственно созданная среда и сами способы ее создания и есть культура.

Таким образом, важнейшей функцией культуры сторонники функционального подхода признают адаптационную функцию, т. е. приспособление к окружающей природе, которое происходит благодаря использованию человеком знаний, умений, навыков, накапливаемых и передаваемых от одного поколения к другому с помощью механизмов культуры.

Одной из важнейших организационных форм внебиологически выработанного способа человеческой жизнедеятельности является общество, поскольку человек в одиночку не может жить в окружающей его природе опять-таки в силу своих особенностей. Однако общество, как и всякая другая сложная система, имеет тенденцию к дезорганизации, хаотизации, потере энергии (энтропия). Противодействовать этой тенденции призвана опять-таки культура. Отсюда ее негэнтропийная функция. Она выражается в том, что в культуре вырабатываются определенные принципы, правила и нормы поведения людей, способы поощрения тех, кто им следует, и наказания тех, кто их нарушает.

И адапционная, и негэнтропийная функции являются жизнеобеспечивающими, и в соответствии с этим следует признать несомненную конструктивность функционального подхода, поскольку он позволяет уяснить жизнеобеспечивающий характер функций культуры.

Однако вопрос, как именно и за счет чего культура выполняет свои функции, адаптационную и негэнтропийную, с точки зрения функционального подхода, остается открытым. В связи с этим требуется привлечение других подходов.

Важнейшим из них, как представляется, является антропологический подход. Выше мы уже говорили о том, что термин «антропологический» употребляется в разных смыслах и по разным поводам. В данном случае имеется в виду лишь один из этих смыслов, а именно, определение культуры как способа саморазвития человека.

В этом подходе имеется прямое указание на то, что главной функцией культуры является человекотворческая, т. е. творение, созидание человека.

С точки зрения функционального подхода, главными функциями культуры являются адаптационная, т. е. приспособление общества к окружающей его природе, и негэнтропийная, т. е. противодействие энтропийным процессам, выражающимся в дезорганизации, хаотизации общества, потере им внутренней энергии развития. И та, и другая функции являются жизнеобеспечивающими.

Итак, с точки зрения антропологического подхода, главной функцией культуры является человекотворческая функция, т. е. творение, создание, формирование человека. С позиций функционального подхода, главными функциями культуры являются адаптационная и негэнтропийная.

На первый взгляд, эти положения противоречат друг другу. Дело осложняется еще и тем, что именно так нередко думают сами сторонники антропологического и функционального подходов. Более того, некоторые сторонники антропологического подхода зачастую вообще отказываются обсуждать вопрос о функциях культуры, полагая, что само понятие «функция» — из арсенала наук о природе и не приложимо к наукам о культуре.

Однако, во-первых, независимо от того, употребляют сторонники антропологического подхода слово «функция» или избегают его, прямое указание на важнейшую функцию культуры содержится в том варианте этого подхода, с точки зрения которого культура определяется как способ саморазвития человека.

Во-вторых, и это самое главное, нет никакого противоречия между тезисом, что главной функцией культуры является человекотворческая функция, а следовательно, функциональный вектор культуры направлен к человеку, и тезисом, что главными функциями культуры являются адаптационная и негэнтропийная, а следовательно, функциональный вектор культуры обращен к обществу.

Чтобы доказать это, надо вспомнить, что собой представляет общество. Оно не есть некая мифическая персона, существующая вне и помимо людей. Общество — это люди, связанные между собой исторически определенными отношениями.

Соответственно выполняя человекотворческую функцию, делая человека сильным, знающим, умеющим работать и правильно строить свои отношения с другими людьми, культура тем самым и благодаря этому дает возможность обществу вписаться в окружающую природную среду, благополучно существовать в ней, пресекать внутри себя тенденции к распаду, хаосу, дезорганизации.

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод, что человекотворческая функция культуры имеет два вектора: на человека и на общество. Человеку она дает знания, умения, навыки, позволяющие ему жить в природе и обществе. Обществу она дает человека, способного благодаря своим знаниям и умениям сохранять жизнь данного общественного организма, что, в свою очередь, способствует сохранению жизни и удовлетворению потребностей и интересов людей, его составляющих.

Таким образом, антропологический подход дает ответ на вопрос, оставшийся неразрешенным в рамках функционального подхода. Это вопрос о том как, какими путями культура выполняет адаптационную и негэнтропийную функцию относительно общества. С точки зрения антропологического подхода, ответ прост и лаконичен: для того чтобы сохранить жизнь общества, нужно развивать человека, т. е. развивать культуру, причем не просто развивать, а развивать в соответствующем направлении. Эта оговорка весьма существенна. Дело в том, что любая культура так или иначе выполняет человекотворческую функцию, т. е. теми или иными способами, по той или иной модели формирует человека. Весь вопрос в том, какими способами и по какой модели. Тут возможны различные варианты. Первый из них: культура наделяет человека теми или иными свойствами в полном соответствии с задачами, которые стоят перед обществом. В этом случае общество развивается, эффективно решает возникающие перед ним внутренние и внешние проблемы.

Второй вариант: культура также работает в соответствии с целями и задачами общества, но сами эти цели и задачи определены неправильно. Пример — тоталитарные общества. Средствами культуры здесь был в короткие сроки создан человек определенного типа. Но крах самих целевых установок имел своим следствием социальную и антропологическую катастрофу.

Третий вариант: цели развития общества определены правильно, но культура работает в ином направлении. Общественные цели в этом случае не достигаются.

И, наконец, четвертый вариант: и общественные цели не определены достаточно четко, и пути развития культуры не осмыслены. Следствие — вялотекущий распад, гниение и в конечном счете крах общества и страдания людей, его составляющих.

В связи с этим становится ясным, что в основе человекотворческой функции культуры, благодаря которой она становится способной выполнять негэнтропийную и адаптационную функции, лежит ее программирующая функция, которая заключается в том, что именно в культуре происходит осознание целей и задач развития общества и в соответствии с этим осознание направлений и способов развития человека.

Говоря современным языком, культура играет ту же роль в обществе, что и программный блок компьютера. Что происходит в случае сбоя программного блока, известно всем.

Если культура не выполняет своих функций, и люди, составляющие общество, не понимают его целей и задач, постоянно конфликтуют друг с другом, мало знают и мало умеют, то общество начинает деградировать и в конце концов погибает.

Таким образом, если общество хочет выжить и тем более развиваться, у него нет другого пути, кроме как совершенствовать человека, т. е. развивать культуру. Отсюда следует, что общество, которое уделяет максимальное внимание культуре, получает благодаря этому и максимальные возможности своего собственного развития, и, наоборот, общество, которое пренебрегает культурой, встает на путь самоубийства.

Итак, основная функция культуры — витальная, жизнеобеспечивающая. Она имеет два вектора: на общество и на человека.

Социально-витальная функция распадается на две — адаптационную (приспособление к окружающей среде) и негэнтропийную (противостояние процессам потери энергии, хаотизации, дезорганизации). Если адаптационная и негэнтропийная функции успешно выполняются, то культура получает возможность выполнять и развивающую функцию, т. е. обеспечивать поступательное развитие общества.

В основе адаптационной, негэнтропийной и особенно развивающей функций культуры лежит программирующая функция культуры, т. е. составление целевых программ, по которым осуществляются адаптация общества к окружающей среде, его организация и развитие.

Для выполнения своих социальных функций культура имеет только одну возможность: определенным образом и в определенном направлении развивать человека, т. е. вооружать его соответствующими знаниями и умениями, совершенствовать его как существо мыслящее, чувствующее и действующее.

Таким образом, конкретное выполнение социальной функции культуры не возможно иначе, как путем выполнения ею человекотворческой функции.

Последняя, в свою очередь, может быть структурирована на адаптационную — приспособление человека к окружающей его природной и социокультурной среде, негэнтропийную (самоорганизация человека) и программирующую — именно с помощью культуры человек учится составлять программы своих действий в соотношении с социальными программами и целями.

Важной функцией культуры относительно личности является развивающая, т. е. развитие природных способностей и дарований. Так же, как и относительно общества, развивающую функцию может выполнять только зрелая культура, успешно справляющаяся с адаптационной, негэнтропийной и программирующей функциями.

По мере своего развития культура выполняет относительно личности все более широкий спектр функций. К названным выше функциям добавляются гедонистическая — возможность, способность и потребность получать удовольствие от процесса создания и потребления ценностей культуры, релаксационная — культура дает человеку различные возможности получать отдых, расслабление, отвлечение и развлечение после напряженной трудовой деятельности.

Развитая культура становится способной выполнять относительно личности и такую важную функцию, как дефектологическая, т. е. исправление дефектов, полученных от рождения или приобретенных в результате жизненных коллизий — отсутствие или потеря зрения, слуха, способности двигаться и т. п.

С дефектологической функцией тесно связана компенсаторная функция культуры. Она выражается в том, что людям с ограниченными возможностями культура дает шанс проявить себя в тех видах деятельности, которые им доступны: в соответствующих сферах производства, жанрах искусства, формах общения и т. п.

Перечисление функций культуры можно продолжить. Однако при этом не надо забывать, что главной функцией культуры является витальная, жизнеобеспечивающая. Выполнять остальные функции культура имеет возможность в той мере, в какой она выполняет свою основную функцию.

Выполнение жизнеобеспечивающей функции относительно общества возможно лишь благодаря выполнению культурой человекотворческой функции, которая и определяет сущность культуры.

Дата добавления: 2016-11-12 ; просмотров: 4919 | Нарушение авторских прав

источник