Меню Рубрики

Личность ребенка с разных точек зрения

Роль и значение отношений с матерью для становления и развития личности ребенка (к постановке проблемы)

Как известно, семья может являться как мощным фактором развития эмоционально-психологической поддержки личности, так и источником психической травмы и связанными с ней разнообразными личностными расстройствами: неврозами, психозами, психосоматическими заболеваниями, сексуальными перверсиями и отклонениями в поведении. К семейной атмосфере человек чувствителен на протяжении всей своей жизни, однако наибольшее влияние семья оказывает на формирующуюся личность. В семье формируется отношение ребенка к самому себе и окружающим его людям. В ней происходит первичная социализация личности, осваиваются первые социальные роли, закладываются основные ценности жизни. Родители естественным образом оказывают влияние на своих детей: через механизмы подражания, идентификации и интериоризации образов родительского поведения [5, 6, 7, 8].

Как правило, первым человеком, который дает ребенку представление об окружающем мире и положении в нем является мать. Ребенок еще не родился, а его психологический проект уже существует в ожиданиях матери, она уже предполагает, что он обладает определенными чертами личности, характера и способностями. После рождения осознанно или неосознанно мать начинает воспитывать своего ребенка в соответствии со своим первоначальным проектом, согласно которому ребенку могут приписываться положительные или негативные качества. Формирование тех или иных личностных черт у ребенка происходит через создание матерью для своего ребенка зоны свободы или ограничений и запретов, говорящих о доверии или недоверии матери к своему ребенку. Именно этот посыл «считывает ребенок через свое бессознательное начало в общении с матерью [9].

Основы будущего материнства закладываются еще в родительской семье. Проведенные исследования В.И. Брутмана. А.Я. Варги и И.Ю. Хамитова на примере женщин-отказниц показали, что будущие отказницы отвергались своими матерями с детства, что привело к нарушению нормального материнского поведения. Неудовлетворенная потребность в материнской любви и признании не позволяет «отказнице» самой стать матерью. Ведущая потребность женщины с девиантным материнским поведением – получить любовь и признание своей родной матери. Такая потребность приводит к эмоциональной зависимости от матери и во многом блокирует личностный рост женщины, не позволяя ей самой в будущем стать матерью. Предполагается, что для формирования нормального материнского поведения необходима идентификация с матерью, а затем на ее основе – эмоциональная сепарация [6].

В литературе большое внимание уделяется описанию последствий материнской депривации для развития личности ребенка. Исследования показали, что лишение материнской заботы почти всегда ведет к задержке развития ребенка – физического, интеллектуального, социального, могут появиться симптомы физических и психических болезней. Родительская депривация – главная причина психогенной патологии, и низкая самооценка – один из ее первых результатов [15, 16, 17].

Боулби пришел к выводу, что значительная часть делинквентных детей была в раннем возрасте надолго оторвана от матери. Реакцией на отсутствие материнской заботы может являться асоциальная агрессивность, замкнутость, сверхзависимость, излишняя готовность к подчинению и глубокая тревожность. Для психического здоровья ребенка необходимо, чтобы его отношения с матерью приносили взаимную радость и тепло. Связь ребенка и матери обусловлена выраженной потребностью малыша в близости к ухаживающему за ним человеку. Развитие психических и моторных функций Боулби связывает с развитием способов достижения близости к матери. Такая близость обеспечивает безопасность, позволяет заниматься исследовательской деятельностью, обучаться, адаптироваться к новым ситуациям. Следовательно, потребность в близости – базовая потребность ребенка [15, 17].

Исследования в клинической практике показали, что некоторые дети не выздоравливают без материнской заботы, несмотря на все старания медиков. Если рядом не было матери, они не умели сопротивляться болезни и почти всегда умирали. При материнской заботе они не только оставались живы, но выздоравливали быстрее и буквально расцветали [7].

Общение ребенка с матерью на первом году его жизни формирует базовое доверие или недоверие по отношению к миру. В этих интеракциях важно то, что малыши начинают обнаруживать определенную последовательность, предсказуемость и надежность в действиях своих опекунов. Когда они чувствуют, что родитель последователен и надежен, у них вырабатывается чувство базового доверия к нему. Альтернативой является ощущение недоверия, чувство, что родитель непредсказуем и ненадежен и его может не оказаться рядом, когда в нем будет необходимость. Доверие, таким образом, — это ощущение, что другие люди надежны и предсказуемы. Сирс установил, что дети матерей, которые только демонстрировали свою любовь к ним, а на самом деле были к ним равнодушны, проявляя любовь в обмен на послушание, и которые были нетерпимы к агрессивности, относились к матерям с выраженной зависимостью [15].

Г.С. Саливан считал, что в первые месяцы жизни младенцу свойственен особый вид физической эмпатии с материнской фигурой, так что младенец автоматически чувствует напряженное состояние матери. Если мать испытывает тревогу, ее испытывает и малыш; если мать спокойна, спокоен и малыш. Малышам необходимо чувствовать, что нахождение рядом с другими людьми в основе своей положительно и придает уверенность [15].

В случае, если окружающие ребенка люди, в первую очередь мать, являются гиперопекающими, запугивающими, раздражительными, сверхпедантичными, потакающими, неустойчивыми, придирчивыми, равнодушными у ребенка развивается не чувство принадлежности «мы», а напротив, возникает острая незащищенность и мрачные предчувствия, для которых К. Хорни использует термин «базальная тревога». Это чувство изоляции и беспомощности в мире, представляющемся ребенку потенциально враждебным. Мощное давление базальной тревоги в последующем не дает ребенку относиться к другим людям непосредственно, как подсказывают его реальные чувства, и вынуждает его найти иные пути обращения с ними. Он должен (бессознательно) вести себя с людьми так, чтобы это не возбуждало (или не повышало), а, скорее, смягчало бы его базальную тревогу. Особые установки, проистекающие из подобной бессознательной стратегической необходимости, определены как темпераментом ребенка, так и характером его окружения. Он может попытаться либо вцепиться в наиболее могущественное лицо из своего окружения, либо возмутиться и вступить в борьбу с окружением, либо захлопнуть перед другими двери своей внутренней жизни и уйти от них эмоционально. В принципе это означает, что он может идти к людям, против людей или прочь от них [15, 19] .

Наличие страхов у матери, тревожность в отношениях с ребенком, избыточное предохранение его от опасностей и изоляция от общения со сверстниками, эмоциональное непринятие приводит к возникновению страхов и у ребенка [4, 10]. Мать всегда играет активную роль в возникновении тревоги, особенно в детских неврозах, этиология которых, несомненно, восходит к раннему детству [11].

Исследование ряда психосоматических расстройств, в частности бронхиальной астмы и язвы желудка и двенадцатиперстной кишки показали, что ядро их составляет конфликт, состоящий в неразрешенной зависимости от матери. Вытесненная зависимость от матери является постоянной чертой, вокруг которой могут развиваться различные типы защит характера. Стремление к зависимости может возникнуть в результате того, что в детстве таких детей либо отвергали, либо баловали, соответственно, симптомы болезни выступают как реакция на фрустрацию стремления к зависимости [12, 13].

Нарушение отношений между матерью и ребенком в дальнейшем может проявиться в возникновении различного рода девиаций в поведении ребенка. Исследование матерей агрессивных подростков показало наличие противоречивых родительских ожиданий со стороны матерей: данные матери хотели бы, чтобы их дети обращались к ним за помощью, при этом они также считали, что для мальчиков важно научиться решать свои проблемы самостоятельно. Ситуация, в которой мальчик поощряется и наказывается за одно и то же поведение, определенно делает его конфликтным и усиливает враждебность и чувство обиды. Кроме того, снисходительное отношение матерей к проявлению агрессии против себя способствовало проявлению агрессии дома и развитию агрессивного поведения в целом. Также если подросток воспитывается в семье, в которой его отвергает отец, а мать, в свою очередь, непоследовательна в своем отношении к зависимому поведению своего сына, то подростки в последующем начинают бояться и избегать тесных зависимых отношений [5] .

Воспитывая девочку, мать также может столкнуться с рядом затруднений, связанных с формированием полоролевой идентификации у дочери. Отношения между матерью и дочерью рассматриваются в свете нескольких ключевых проблем, причем в центре стоит сложный процесс идентификации с матерью и отличения от нее. Протекающие между матерью и дочерью процессы идентификации и проекции ведут к передаче новых конфликтов мать-дочь от поколения к поколению. Именно при рождении дочери велика вероятность, что возродится и оживет отношение к собственной матери. При позитивном отношении к собственной женственности женщины фантазируют о своем собственном новом рождении в дочери. Согласно Бергману, рождение дочери может связаться с желанием, происходящим из периода кризиса повторного сближения, приводя к триангуляции в ряду нескольких поколений: быть маминым ребенком, и как мама, самой иметь ребенка. К тому же, может исчезнут и чувство утраты матери, берущее начало в фазе сепарации-индивидуации. Для женщин, которые чувствуют, что не приняты своей матерью, или сами не могут принимать свою мать, есть две возможности: либо они пытаются справиться с неразрешенными конфликтами, воссоздавая былые конфликты в отношениях с дочерью, либо чувствуют, что более или менее осознанно охвачены этими былыми чувствами [9, 20, 21].

Беньямин и другие исследовательницы с сожалением отмечают, что развитие автономии у девочки неизбежно останется недостаточным, пока она не сумеет воспринять и мать как автономный объект со своими собственными правами. А мать со своей стороны способна контролировать свои собственнические и идентификаторские инстинкты и воспринимать дочернюю индивидуальность лишь в том случае, если она сама приобрела достаточную дистанцию от подобной идентификации с собственной матерью. Я-идеал какой-то во всем хорошей матери, никогда не оставляющей ребенка, женский страх, легко ассоциирующий отдаление с разрывом отношений или чувство вины, связанное с агрессией периода сепарации, могут остаться в качестве рудиментов изначального взаимодействия маленькой дочери с матерью. Фрайди описывает матерей, которые после родов теряют всякий сексуальный интерес и как раз после рождения дочери уходят в мир без мужчин. Отрыв от такой матери вызывает у девочки особенно сильное чувство вины и ей страшно внутренне отмежевываться от матери, поскольку она чувствует ее разочарование и печаль[9, 20, 21].

Неразрешенный конфликт в отношениях с матерью препятствует интеграции собственной женственности. Э. Эриксон считал, что идентификация не самоотождествление с другим лицом, а отнесение себя к какой-либо категории лиц или классу людей. В результате такого соотнесения происходит социальная категоризация личности и осознание себя как социального субъекта в данной социальной реальности. Невозможно целостно воспринимать самою себя, опираясь при этом на тотальное отрицание образа матери[15, 20].

Воспитание девочки матерью в неполной семье также в последующем отражается на ее развитии. Психоанализ указывает, что развитие девочки движется от привязанности к матери в направлении идеализации отца. В отсутствие отца такого движения не происходит, так как ориентиры движения утрачены. И оказывается, что ребенок не в состоянии преодолеть влияние психического поля матери. Даже когда отец ругает свою жену, он тем самым способствует сепарации детей от психологического поля матери, так как позволяет взглянуть на происходящее с другой точки зрения, заставляя задуматься, а действительно ли дело обстоит так, как говорит мать[9, 21].

Девочка, растущая без отца, целиком поглощенная психологическим полем матери, не научается диссоциироваться от нее, от ее проблем, эмоциональных состояний. Необходимо, чтобы произошел объективный процесс сепарации-индивидуации в отношениях с матерью[9, 20, 21].

Сказанное выше позволяет сделать вывод, что в неполных семьях зачастую происходит формирование сверхзависимости между матерью и ребенком. Дети в таких семьях, не сумев построить собственный «Образ-Я», могут остаться с мамой и прожить с ней всю жизнь. При этом осознанно или неосознанно мать будет привязывать их к себе, испытывая страх одиночества и старости. Становясь одинокими людьми, такие «выросшие дети» испытывают повышенную тревожность перед миром, остро чувствую свою незащищенность и уязвимость. Их мучают страхи, они мнительны и подозрительны, ожидая от окружающих людей каких-либо неблаговидных поступков по отношению к себе. Часто такие негативные ожидания преувеличены и не связаны с реальным отношением к ним людей. Они стремятся найти защиту у мамы, которая, как им кажется, надежно, как «стена», закрывает их от агрессивного и непредсказуемого внешнего мира [9].

Однако нельзя говорить односторонне, обвиняя во всем только мать, которая в своем материнстве ищет путь спасения от одиночества. Вполне оправданно можно говорить и о вине ребенка – сына или дочери. Сына или дочь, вступающих в период подростничества или юности, можно обвинять в том, что они не борются за себя, за свое взросление и за свою самостоятельную жизнь. В определенном смысле они пользуются матерью, ее жизненной силой и опытом, испытывая страх перед взрослением. Ведь стать взрослым – это взять на себя обязательства, усвоить социальные нормы и запреты, принять долг любви, материнства и отцовства. Это все – тяжелый ежедневный труд, исполняемый не столько по желанию и в соответствии с принципом удовольствия, сколько по чувству долга и в соответствии с принципом объективно-необходимого [9].

Подводя итог описанию дисгармонии в отношениях между матерью и ребенком, неизбежно возникает вопрос: каковы пути коррекции данных отклонений и как помочь всем членам семьи обрести личностную зрелость и встать на путь личностного роста и гармонии в развитии. До самого конца жизни дети могут предъявлять претензии матери и перекладывать на нее ответственность за собственные недостатки. Терапия же может помочь изменить это переложение ответственности, признать собственный вклад в эти проблемы и распутать многие осложнения между матерью и детьми через понимание (в смысле эмпатии) судьбы собственных родителей.

Балин В.Д. Теория и методология психологических исследований. Учебное пособие.- Л., 1989Барабанщиков В.А., Ломов Б.Ф.: Системный подход к исследованию психики // Психологический журнал, 2002, том 23, №4, С.27-38Ананьев Б.Г. Комплексное изучение человека и психологическая диагностика // Вопросы психологии. – 1968. — №6.Н. Аккерман. Роль семьи в появлении расстройств у детей / Семейная психология. Хрестоматия / Сост. Э.Г. Эйдемиллер, Н.В. Александрова, В. Юстицкис. – Спб.: Речь, 2007, с. 228-244.Бандура А., Уолтерс Р. Подростковая агрессия. Изучение влияния воспитания и семейных отношений. Пер. с англ. Ю. Брянцевой и Б. Красовского. – М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. – 512 с.Брутман В.И., Варга А.Я., Хамитова И.Ю. Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери // Психологический журнал, 2000, том 21. №2, с. 79-87Матейчик З. Родители и дети. Пер. с чешского. М., 1992Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Психология и психотерапия семьи.- СПб., 2000.Самоукина Н.В. Психология материнства // Прикладная психология, 1998, №6, с. 79-95.Татаринцева А.Ю., Григорчук М.Ю. Детские страхи: куклотерапия в помощь детям. СПб.: Речь, 2007. 218 с.Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. Пер. с англ. – М. – 1997.- 384 с.Александер Ф. Психосоматическая медицина. Принципы и применение. – М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2006 – 336 с.Пезешкиан Н. Психосоматика и позитивная психотерапия. – М., 2009. – 464 с.Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. Учебное пособие для врачей и психологов. – СПб.: Речь, 2006, 352 с.Крэйн У. Теории развития. Секреты формирования личности. 5-е международное издание. – СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. – 512 с.Гарднер Р. Психотерапия детских проблем. – СПб.: «Речь», 2002. – 416 с.Роджер Р. Хок. 40 исследований, которые потрясли психологию. Секреты выдающихся экспериментов. – СПб., 2003. – 416 с.Сандомирский М.Е. Защита от стресса. Работа с подсознанием. – СПб.: Питер, 2009. – 304 с.Хорни К. Женская психология. – СПб., 1993.Белл К. Мать и дочь – трудное равновесие

Пухова Т.И. Повторение пути, пройденного матерью// Журнал практического психолога 2000, №12, с. 61-73.

источник

Личность — это достаточно интересный предмет исследования психологов, потому как каждый человек по-своему уникальный. Невозможно дать четкое описание личности, отталкиваясь от определённых терминов, ведь влияние оказывает как семья, так и общество, окружение, обстоятельства. Развитие личности начинается с самого детства, сложно изменить зрелого человека, процесс формирования необходимо корректировать с ранних лет. Что такое личность? Какие факторы влияют на развитие ребёнка? Давайте рассмотрим ответы на эти вопросы.

Что такое личность? Это совокупность определённых качеств, взглядов, эмоций, предпочтений, целей и идей. На самом деле с самого детства можно повлиять на личность, если изменить те самые факторы, которые оказывают влияние. Например, убеждение в том, что такое хорошо, а что такое плохо чаще всего прививают родители. Наверняка вы замечали, насколько сильно дети похожи на маму и папу, как сильно они схожи во взглядах, мыслях или даже предпочтениях. Ребёнок впитывает все как губка, поэтому личность может развиваться по-разному, если малыша окружать любовью или если им пренебрегать. Много лет психологи и социологи изучают вопрос касательно того, почему человек поступает именно так, а не иначе. Происходит это из-за того, что у каждого есть набор тех самых личностных качеств, которые отличают его от других членов общества.

Часто можно наблюдать, как в одной семье растут несколько братьев и сестёр, которые существенно отличаются характером друг от друга и ведут себя в разных ситуациях по-разному. Почему так происходит, ведь воспитываются они в одной семье, одними самой и папой? На самом деле семья является лишь частью факторов, которые влияют на развитие личности. Ребёнок постоянно переживает какие-то эмоции, он общается со сверстниками и решает проблемы также по-своему. Развитие личности ребёнка состоит из двух аспектов. Взрослея, он начинает осознавать своё место в обществе и мире, вторым аспектом развития личности является волевая сфера и чувства, эмоции.

Ребёнок осознаёт себя личностью если:

1. Он часто применяет личные местоимения. Часто в разговоре и действиях фигурирует «я», «мне», «я сам».

2. Он чётко для себя решил, что такое хорошо, а что такое плохо. Вполне доступно может объяснить, почему отказывается от чего-то одного во благо чему-то другому.

3. Овладел навыками самоконтроля. Его «хочу» теперь не несёт исключительно эмоциональный характер. Ребёнок может осмысленно делать выбор, прогнозируя конечный результат. Часто советуется, старается анализировать и делать выводы.

4. Своими словами может донести стороннему слушателю о том, каким себя позиционирует: какой он как человек и как выглядит. Также вполне доступно может изложить о своих мотивах, пережиганиях, проблемах.

Ощутить себя личностью ребёнок может не ранее 2-х лет, психологи пришли к выводу, что возраст 3 года является среднестатистическим для формирования личности. В 5 лет ребёнок уже сформирован, четко ощущает себя частью общества, активно взаимодействует с окружающим миром и знает, какое место в социуме занимает. Именно поэтому психологи советуют родителям начинать развитие ребёнка именно до 5 лет, потому как он постоянно взвешивает все за и против, прислушивается, впитывает, вникает. В этот период родители должны уделить максимум внимания и вложить все самое хорошее, ведь потом будет поздно.

Формирование личности ребёнка в институте семьи. В первую очередь влияние оказывает именно семья. Безусловно, также это компания друзей, учителя, одноклассники, улица и культура общества, но формирование личности начинается непосредственно с семьи. То, что ребёнок видит, слышит становится для него определенным эталоном. Чаще всего именно у родителей ребёнок заимствует модель поведения, старается подражать. Порой осознанно, а иногда также подсознательно.

Читайте также:  Внезапная потеря зрения на правом глазу

Семья является связующим звеном между обществом и малышом, потому как именно они должны объяснить, почему происходит именно так, и как можно на месте ребёнка повлиять на конкретную ситуацию. Важно научить реагировать на проблемы и обстоятельства, развить определенный иммунитет на неприятности.

Формирование личности в общении. Когда ребёнок начинает общаться на только с родными, но и с посторонними, у него появляется поведенческая реакция на различные ситуации, он начинает применять приобретённые эмоциональные навыки. Общение со сверстниками особую роль играет именно в пубертатном возрасте, если у ребёнка будут проблемы с противоположным полом или недопонимания со сверстниками, то это может отразиться уже на личности взрослого человека. Родителям стоит проявить максимум поддержки и понимания, чтоб уберечь ребёнка от развития комплексов на всю жизнь.

Как повлиять на развитие личности ребёнка?

1. Общайтесь с ребёнком как с партнером. Часто родители становятся очень авторитарными, стараются продемонстрировать свою власть, поэтому есть риск того, что ребёнок вырастет несамостоятельным. Дайте ему возможность принимать решения и делать выбор без вашего непосредственного влияния. Старайтесь разговаривать так, будто это ваш друг, партнёр, товарищ.

2. Меньше запрещайте. Ограничивая ребёнка, вы сильно подавляете развитие его личности. У него складывается впечатление будете им постоянно недовольны, кажется, что он не прав и много ошибается. Поддерживайте и чаще объясняйте, почему ему не стоит этого делать, но не в приказном тоне.

3. Дайте ему немного свободы. Часто родители, а также бабушки и дедушки, стараются ребёнка во всем контролировать. Это хорошо с точки зрения безопасности, но с точки зрения личности — огромный минус. Важно иногда отходить в сторону и давать ребёнку свободу в выборе друзей, досуга, интересов. Постарайтесь выделить несколько сфер его деятельности, в которые вы не будете вникать. Так он почувствует возможность стать самостоятельным и будет формироваться как личность, индивид.

— Рекомендуем посетить наш раздел с интересными материалами на аналогичные тематики «Психология отношений»

источник

Р одители всегда желают детям только лучшего. Мы стремимся дать всё, чего не было у нас. Стараемся создать лучшие условия для развития. Прикладываем усилия, чтоб из нашего чада получился достойный человек. Каждая мама прочла горы литературы, пытаясь найти идеальный рецепт воспитания ребёнка. Предлагаю посмотреть на процесс воспитания под ещё одним углом. Возможно, это поможет разложить все те знания, которые уже у вас есть, по полочкам.

За последнее время пришлось столкнуться с разными точками зрения. Познакомлю вас с несколькими мнениями:

  • личность закладывается в первые три
  • пять лет жизни;
  • это происходит в первые месяцы;
  • это происходит во время рождения;
  • всё закладывается ещё в утробе;
  • определяющий фактор — момент зачатия;
  • всё определяет генетика;
  • всё определяет семья;
  • всё определяет общество и т. д.

Скажу сразу: каждая из вышеперечисленных теорий имеет место быть и отражает действительность.

Если мы посмотрим на развитие личности с точки зрения тонкого тела, а именно чакральной системы, то увидим: развитие происходит по спирали. Человек регулярно проходит через каждую чакру, вынося тот или иной урок. Каждый раз виток всё выше, но чакры те же. В рамках этой статьи не будем разбирать чакры: это здесь не так уж и важно. Упомянул о них, только чтобы показать, откуда столько мнений о том, в какой период происходит формирование.

Самые продвинутые исследователи сходятся во мнении, что человеческая личность формируется в самом начале. Но вот начало всё время ускользает. Каждый раз появляется то, что было ещё раньше.

Современная наука ограничена отсутствием в ней такой переменной, как реинкарнация. Если бы учёные мужи включили в свои расчёты этот фактор, многие вещи встали бы на место.

Теперь давайте внесём эту переменную и посмотрим, что получится.

Если учесть процесс реинкарнации и эффект кармы, то мы получим ответ на вопрос: «Почему люди такие разные, и почему дети в одной семье имеют такие разные судьбы?»

Как говорят ведические писания, душа, согласно деяниям прошлой жизни, двигается в следующую.

Если перевести на бытовой язык, представьте, что вам нужно попасть из точки А в точку Б. Можно идти пешком, на машине, на самолёте, эконом- или бизнес-классом. Каждый человек выберет тот вариант, что ему по карману. А вот размер кармана обусловлен прошлыми усилиями.

Вот тут мы подошли к самому интересному: что же нам делать с этой информацией? С одной стороны, получается, нет смысла воспитывать ребёнка, формировать его, так как всё уже определено его прошлым. Отчасти это так, об этом стоит подумать тем родителям, что поставили себе цель сделать из своего чада юриста, артиста, архитектора или другую свою несбывшуюся или сбывшуюся мечту. Действительно, на карму, формировавшуюся бесконечное количество жизней, повлиять очень сложно. Наша жизнь практически прописана по минутам.

Это только одна сторона, а есть и другая.

Человек не властен над кармой другого человека, его судьбой или личностью. Зато мы властны над собой. Наши дети приходят со сформированной кармой родиться и воспитываться у определённых родителей. Здесь под понятием «определённые родители» я имею в виду уровень и качество энергии.

Именно согласно нашему потенциалу к нам приходят те или иные души. Мудрые говорят: есть смысл сначала заняться своей энергией, своим миропониманием. Разобраться в том, что временно, а что постоянно. Тогда больше возможности притянуть осознанную душу. Такой ребёнок и сам станет подарком, и поможет родителям на пути саморазвития.

Смотря на детей практиков, я вижу, как сильно отличаются их дети. Отличия, как правило, в осознанности. В более глубоком понимании мира и, как результат, более осознанной жизни.

Многие в этом месте могут задаться вопросом: «А что делать мне, если дети уже есть, а о карме, реинкарнации я узнал или узнала только сейчас?»

Ответ на этот вопрос есть: заниматься своей энергией. Вы не измените ту карму, что есть у вашего ребёнка, но ведь вы не знаете, какая она. Если вы сейчас встанете на путь саморазвития, измените свою энергию, это будет означать, что к вам пришла та душа, родители которой должны были встать на путь.

Мы не властны над судьбами других, мы не можем заставить ребёнка прожить ту жизнь, которую считаем верной, да и в разные этапы жизни верным мы считаем разное. А вот то, что мы действительно можем, — это изменить свою энергию. Именно уровень и качество нашей энергии определяет действительность, в которой мы находимся. Но это уже совсем другая история.

Отвечу на вопрос, заданный в заголовке.

Когда формируется личность ребёнка? – В прошлых жизнях.

Как формируется личность ребёнка? – Это происходит под воздействием тех поступков, которые человек совершает в прошлом.

Любое прошлое — это наше настоящее; формируйте будущее своё и своих детей уже сегодня.

источник

«Как легко говорится: «Найти самого себя!» Какой испуг, если это и в самом деле случается!»
Э. Канетти

Каковы люди по своей природе? Свободны ли мы в своих мыслях, эмоциях и действиях или они определяются влиянием извне? Что есть психическое здоровье и кто управляет нашей судьбой? Вряд ли можно поставить эксперимент, чтобы получить ответ. Но это не значит, что его не надо искать.

На протяжении ХХ века сложилось три теоретических подхода к вопросу о сути нашей личности: психоаналитический, бихевиористский и феноменологический.

Психоанализ был разработан в начале ХХ века австрийским неврологом Зигмундом Фрейдом, который также является создателем крайне популярного метода лечения психических расстройств. Сколько бы недостатков ни находили в психоаналитической теории личности, она была и остается самой фундаментальной из когда-либо созданных.

Фрейд открыл метод свободных ассоциаций. Из длинного ассоциативного ряда ученый выделял повторяющиеся темы, которые считал проявлением бессознательных страхов и идей, что прорываются в наше сознание в снах и ранних детских воспоминаниях.

По мнению Фрейда, человеческий разум есть не что иное, как айсберг. Совсем небольшая его часть, надводная,— это сознательное, то есть осознаваемая в данный момент информация, и предсознательное — те знания, которые хранятся в активной памяти и могут извлекаться оттуда по мере необходимости (сумма двух чисел, фамилия известного композитора и т. д.).

Однако вторая, подводная часть, во много раз превосходит первую. Это наше бессознательное — место, где хранятся наши неназываемые желания и недоступные воспоминания, на самом деле руководящие нашим поведением и мыслями.

Ничто в жизни не проходит бесследно, и не существует не обусловленных психологических событий. Все, чему мы не видим причины, имеет ее: это наши неудовлетворенные желания и бессознательные потребности.

Под влиянием закона о сохранении энергии Фрейд вывел теорию о том, что у каждого человека есть определенное количество сексуальной энергии — либидо. По его мнению, подавленное либидо никуда не исчезает и требует преобразования в иную деятельность.

«Личность есть боль. Героическая борьба за реализацию личности болезненна. Можно избежать боли, отказавшись от личности. И человек слишком часто это делает» (Н. А. Бердяев)

Структуру личности сторонники психоанализа представляют как соединение трех систем: Оно (Ид), Эго и Суперэго.

Оно является наиболее примитивной нашей частью, из которой потом вырастают Эго и Суперэго. По мнению Фрейда, Оно состоит из основных биологических потребностей (еда, сон, избегание боли, получение удовольствия, агрессия). Эта часть личности не умеет ждать, требует всего и сразу, не обращая внимания на внешние обстоятельства.

Эго развивается по мере того, как развивается ребенок. Эта часть осознаёт, что не всегда потребности удовлетворяются сразу. Еду надо добыть, за некоторые поступки взрослые могут наказывать, причиняя боль, сну отводится определенное время суток — так Эго учится учитывать требования реальности. Основная движущая сила этой грани личности — реализм, именно Эго решает, какие импульсы можно реализовать прямо сейчас, а какие отложить до лучших времен. Суперэго — третья часть личности — судит о правильности или неправильности наших действий. Это ценности и мораль общества, перенесенные внутрь нас, наш страж, наша совесть и наши представления об идеальном человеке. Суперэго формируется в результате проекции ребенком на себя образов родителей и их системы ценностей. При появлении импульса, запрещенного обществом или его внутренним представителем — Суперэго, возникает тревожность. Понятие тревожности и механизмов защиты от нее занимает центральное место в теории психоанализа.

«Личность человеческая более таинственна, чем мир. Она и есть целый мир» (Н. А. Бердяев)

В современной науке этот подход носит название теории социального научения. Личность и ее окружение постоянно влияют и изменяют друг друга. Мы ведем себя соответственно ситуации, а наше поведение формирует новую ситуацию, и так бесконечно.

Ребенок приносит пятерку из школы — и получает похвалу от родителей. Дерется с мальчишками во дворе — и получает нагоняй. Но если он влез в драку, защищая девочку,— его снова похвалят. А если заработает еще одну пятерку, списав контрольную, — его снова будут ругать. Одно и то же поведение — еще не гарантия одной и той же на него реакции.

Мы учимся на непосредственном опыте, но достаточно ли только его? Разумеется, нет. Представьте себе хирурга-ординатора, который учится оперировать, опираясь только на выводы из собственных успехов и неудач. Страшная картина!

Но, по счастью, человеку вовсе не обязательно реализовывать все модели поведения, чтобы им научиться. Часто бывает достаточно прочитать, услышать или увидеть, чтобы запомнить, повторить и добиться нужного результата.

Теория социального научения шагнула далеко за рамки классического бихевиоризма, ее объект — взаимодействие между средой, поведением и познавательной деятельностью человека.

Сторонники этой теории опираются на четыре постулата:

  • Основной интерес направлен на переживания человека, главный вопрос для каждого: «Кто я есть?»
  • Главные направления исследований — выбор, творчество, самореализация.
  • Необходимо выбирать для изучения самые важные проблемы, даже если для этого еще не существует точных и полных методик.
  • Высшая ценность — достоинство человека. Цель психологии — понять его, а не контролировать и не предсказывать его поступки.

Пожалуй, самыми яркими представителями этой ветви являются Карл Роджерс и Абрахам Маслоу.

Роджерс полагал, что основным мотиватором для человека является стремление к полной реализации своего потенциала, раскрытие всех возможностей и способностей. Центральным понятием в его теории личности является понятие о «я». Каждый человек ищет ответ на два основных вопроса: «Что я есть?» и «Что я могу?» И чем ближе поведение, мысли и опыт к нашему представлению о собственном «я», тем мы счастливее.

Маслоу предложил иерархию потребностей, от самых простых, биологических (еда, сон) — до высших, эстетических и интеллектуальных (искусство, наука). Согласно его теории, самореализация высших потребностей возможна только в том случае, если реализованы низшие.

Сторонники феноменологического подхода ставят в центр внимания видение, ощущение, переживание, внутреннюю жизнь. Не столь важно, что происходит, важно, как это оценивается. Успешному мужчине, например финансисту, покажется пустой тратой времени просмотр мелодрамы о несчастной провинциалке, которой ни в чем не везет. Но многие женщины будут смотреть и пересматривать этот фильм, раз за разом сопереживая героине, ощущая свою душевную сопричастность. Логически — мало информативно, феноменологически — духовно богато.

«Всякий человек есть история, не похожая ни на какую другую» (А. Каррель)

источник

Влияние дефекта и в частности нарушений зрения на развитие психики ребенка не является только прямым или однозначным, оно сказывается в системном характере нарушений, среди которых можно выделить вторичные и третичные.

Выделено (1981) три группы психических явлений, существенно отличающихся степенью влияния, которое оказывает на них имеющийся дефект.

Первая группа психических явлений, как их уровень, так и процесс достижения этого уровня, характеризуется отсутствием зависимости от патологии зрения.

Вторая характеризуется независимостью уровня достижений от патологии зрения и дифференцированной зависимостью самого процесса достижения определенного уровня от остроты зрения и характера заболевания.

Третья группа психических явлений характеризуется прямой зависимостью от дефекта зрения; к ним относятся «собственно зрительные явления», обусловленные поражением периферических и проводниковых частей зрительного анализатора.

Социально-психологическая реабилитация и проблемы формирования личности детей с глубокими нарушениями зрения.Проблемы формирования личности незрячего неотделимы от вопросов практики социальной и социально-психологической реабилитации инвалидов по зрению. В теории и практике социальной реабилитации сформулирован принцип: реабилитация слепого — это прежде всего реабилитация его как личности.

Социально-психологическая реабилитация рассматривается как восстановление психических функций, процессов целостного адекватного поведения и личности врожденноослепшего и взросло-ослепшего, нарушенных в результате потери зрения, осуществляемое психологическими средствами и методами. Реабилитация направлена на адаптацию незрячего к своему окружению, и эта адаптация связана в первую очередь с особенностями личности незрячего.

Выделяются три аспекта: 1) адаптация личности к предметному миру; 2) адаптация личности к социальной среде; 3) адаптация личности к собственному «Я».

Как показало исследование контингента учащихся, имеющих врожденную слепоту, с помощью адаптированного личностного опросника можно выделить две группы лиц с различной степенью психологической адаптации: 1) те, кто обладает хорошей психологической адаптацией; 2) те, кто обладает плохой психологической адаптацией.

К первой группе относятся лица, имеющие следующие характерные качества: приподнятое настроение, повышенную словоохотливость, разговорчивость. Обычно им свойственна переоценка своих сил и возможностей, что отражается часто в завышенной самооценке. Это тот тип личности, в структуре которого выделяется фактор эмоциональной подвижности. Такие люди адекватно и гибко реагируют на изменения в социальной сфере и отношение к ним окружающих. Они общительны, готовы помогать другим. В то же время в структуре их личности присутствует такой компонент, как ригидность. Это выражается в определенной стойкости аффекта. В поведении этих лиц можно отметить черты обидчивости, повышенной психологической ранимости.

Вторая группа характеризуется как неадаптированная или малоадаптированная. Это лица, не достигшие психологической реабилитации. Они живут в состоянии внутреннего дискомфорта и конфликта, не поддающегося разрешению собственными силами. У них на первый план выступают факторы тревожности и неуправляемости поведением. Основное для таких людей — чувство страха, порождаемое внешними обстоятельствами. Эти люди часто застенчивы, скованны, закомплексованы. У них обычно отмечаются признаки неуверенности в себе, в своих силах и возможностях.

Конечной целью реабилитации является достижение такого психологического состояния, когда человек воспринимает свой зрительный дефект как одно из своих качеств, т.е. определенную индивидуальную характеристику, отличающую его от других, но не более того. Достижение такого состояния возможно только при определенной психологической работе с индивидом и, кроме того, при адекватном отношении к нему со стороны социального окружения, т. е. при определенной психологической поддержке широкого круга людей.

Исследование социальных установок слепых по отношению к зрячим и по отношению к себе было проведено А. Суславичюсом (1988). Было показано, что установки зрячих и слепых различны. У зрячих можно выделить три группы социальных установок:

1) социальная установка игнорирования слепых, избегания контактов с ними. Многие зрячие исходят при этом из суждения, что неприятен контакт со зрячими;

2) псевдоположительная установка, которая сводится к тому, зрячие снисходительны в своем отношении к слепым. Исходя из этого, зрячие снижают требования к слепым, что может вести к ограничению активности последних. Это часто отмечается в родительских установках. Другим проявлением псевдоположительной установки является нетактичное отношение зрячих, когда в присутствии слепого его начинают жалеть, расспрашивают его о дефекте и пр.;

3) адекватная социальная установка, которая включает в себя правильную оценку реальных возможностей слепого, создание для него благоприятных условий развития его способностей и достижения жизненных целей.

Установки слепых по отношению к зрячим также могут быть разделены на три типа:

1) социальная установка зависимости, т.е. с точки зрения слепого зрячие обязаны помогать слепому и многое делать за него;

2) установка избегания зрячих, предпочтение общения с себе подобными;

3) адекватная социальная установка, когда общение с другими людьми строится не на основе наличия или отсутствия у них зрительного дефекта.

Формирование основных личностных структур: образа себя, направленности личности и ее временной перспективы, отношений с другими — невозможно без самого главного и основного условия формирования личности ребенка — наличия возможностей приобретения широкого социального опыта. Получение такого опыта возможно лишь в широком коммуникационном взаимодействии ребенка со взрослым.

Из всего многообразия возможных типов взаимоотношений в семье, создающих как благоприятные, так и неблагоприятные условия для развития ребенка, рассмотрим три варианта неблагополучно складывающихся внутрисемейных отношений, воспитывающих у ребенка нежелательные личностные качества. К сожалению, такие типы взаимоотношений встречаются довольно часто.

1. Существенную психолого-педагогическую проблему представляет воспитание слепого ребенка в атмосфере чрезмерной заботы. Маленький слепой, видя отсутствие твердости со стороны родителей, их нерешительность и постоянный страх за него, превращается в деспота. У него формируется чисто потребительская психология, не воспитываются необходимые качества личности, такие как трудолюбие, самостоятельность, инициатива и чувство ответственности, отсутствуют воля и эмоциональная сопротивляемость различным жизненным препятствиям.

2. Подавляющее, деспотическое поведение родителей по отношению к ребенку. Такой вариант общения в значительной степени определяется личностными особенностями родителей, как правило, одного из них. Оскорбления, недоверие — обычный стиль отношений в таких семьях. Практика наказаний, угроз держит детей в постоянном напряжении, подавляет их и травмирует. Воспитывающий прибегает к насилию обычно тогда, когда он не в силах обосновать разумность своих требований. Проявление бездумной жесткости к ребенку вызывает как ответную реакцию ложь и чувство разобщенности. Покоряясь воле взрослого, ребенок испытывает неприязнь к нему и, если он чувствует свою безнаказанность, переходит к открытому неповиновению. Другие замыкаются, предаются мечтаниям и фантазиям. Авторитарные родители страдают эмоциональной глухотой, что делает их неспособными к сопереживанию и существенно затрудняет их понимание той субъективной жизненной ситуации, в которой находится слепой ребенок, а также понимание его потребностей и интересов.

Читайте также:  Внезапная потеря зрения у пожилых людей

Ребенок растет либо несамостоятельным, подавленным, часто задерганным и малоинициативным, либо вступает на путь непрерывного хронического конфликта, у него развивается открытая или скрытая агрессивность.

3. Общее эмоциональное отчуждение членов семьи и родителей по отношению к слепому ребенку приводит к отсутствию взаимопонимания между ними и духовной разобщенности.

Слепой ребенок в такой семье живет узкими интересами, замкнувшись в своем внутреннем мире, в который он не допускает родителей. У него не формируется потребность в общении ни с членами семьи, ни с другими людьми.

Обстановка эмоционального отчуждения ранит слепого ребенка, у него обостряется чувство неполноценности и своей ненужности, возникает ранняя глубокая тревожность, и такой ребенок в конце концов не сможет развить в себе адекватного чувства собственного достоинства. Его самооценка неоправданно занижена.

Среди группы подростков с нарушением зрения имеется большой диапазон колебаний в уровне притязаний, отмечается также тенденция снижения числа адекватных выборов при переходе от идеального к реальному уровню притязаний. Стратегия исследования уровня притязаний у старших школьников позволяла проследить, как испытуемый строит свое поведение при движении от одной промежуточной цели к другой и как на него влияет успех или неуспех.

Незрячие старшие школьники лучше всего выполняли задание на запоминание и испытывали серьезные трудности при решении задач, требующих общих знаний. Это свидетельствует о неумении незрячих школьников пользоваться информацией, содержащейся в книгах, журналах, радиопередачах, неумении найти в своей памяти необходимый материал

Внутренняя картина личности незрячих старшеклассников выявляется при анализе сложившейся системы ценностей, представлений о себе и своем дефекте и месте среди зрячих. Большинство’ учащихся неадекватно относится к своему дефекту, игнорируя или вытесняя его.

Для незрячих подростков личностно-значимыми являются отношения со сверстниками, своими соучениками, отношения с близкими взрослыми, отношение к своему дефекту.

Результаты исследования показывают, что дети этого возраста недостаточно адекватно оценивают себя в связи со своими зрительными возможностями. Наблюдается тенденция либо завышения самооценки по этой шкале, когда подросток помещает себя значительно выше середины, а в беседе признается, что, по его мнению, нарушение зрения не связано со здоровьем, либо занижения самооценки, когда ученик помещает себя на шкале ниже середины, мотивируя это тем, что нарушение зрения является серьезнейшей помехой для улучшения здоровья.

Следует отметить, что для незрячих подростков и при оценивании себя по другим шкалам, особенно по шкале «счастье», характерна тенденция занижения самооценки в связи с наличием у них зрительного дефекта.

У незрячих старшеклассников проявляется двойственное отношение к половой жизни. Оно связано со страхами и опасениями, с сознанием вины и является источником сильных внутренних конфликтов.

Анализ отношения к своему дефекту показал, что учащиеся сравнивают себя со зрячими, хотят доказать, что они лучше их, и это также проявление глубокого внутреннего конфликта.

Таким образом, исследования показали, что уровень притязаний и самооценки незрячих школьников несколько ниже и менее устойчив, чем у зрячих, у них не сформировано адекватное отношение к своему дефекту; общение протекает в форме монолога, что затрудняет контакты с другими людьми; значимыми сферами личности являются сознание вины, отношение к половой жизни. Это с большой обоснованностью позволяет ставить вопрос о необходимости проведения серьезной коррекционной работы.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Личность рассматривается и изучается не только в психологии. Свои взгляды на личность есть у юристов, у социологов, у этиков и других специалистов. Конкретный взгляд на то, что такое личность, определяется точкой зрения: кто смотрит на человека и какие проявления ему интересны.

Когда милиция устанавливает вашу личность, точнее, «лицо», ее интересует ваше ФИО, прописка и отсутствие нарушений перед законом.

Для юриста личность — это то, что имеет те или иные гражданские права и свободы, и новорожденный с юридической точки зрения уже личность: субъект прав. Но ответственность за поступки детей вменяется их родителям, и пока у ребенка немного ответственности, у него немного и прав. Поэтому с точки зрения юриста он еще не полная, не сформировавшаяся личность. Личность, но маленькая.

Для подростков, как правило, личность — это то, что позволяет одному имиджево или социально выделяться среди других. Непохожесть на других. Взрослые критически оценивают такую «личность», обзывая ее только воинствующей индивидуальностью, но для подростков и это подвиг. Чтобы выделяться среди других подростков, уже нужна смелость. Еще точнее — ум, сила и смелость. Потому что без смелости ты не решишься выделиться даже силой, а если ты осмелишься выделяться тупой силой без ума, ты прослывешь не личностью, а дубом. А личность — это подвиг.

Личность — это бесконечная загадка, которой можно и обязательно нужно заниматься всю жизнь. Разгадка ее равносильна смерти.

Согласно женскому видению, личность — это человек с богатым внутренним миром, умеющий чувствовать, любить и прощать. По мужской модели и согласно мужскому (научному) видению, личность — человек, который сам строит и контролирует свою жизнь, человек как ответственный субъект волеизъявления. См.→

Личность для психолога – не загадка, а то, что описывается вполне конкретно как выраженность тех или иных черт и особенностей, отличающих его от других людей. Точнее — то, что внутренне, сущностно отличает его от других.

То, что вообще отличает одного человека от другого — это его индивидуальность, а внутренние механизмы этих отличий (особенности мотивов, восприятия и мышления человека) — это то, что является личностью для психологов. Для психологов личность — это тот внутренний стержень, который, когда-то сформировавшись, являясь сплавом врожденного и приобретенного, теперь определяет его желания, ценности, его дальнейшие взгляды и поступки. Главный вопрос: «Почему человек ведет себя так, а не иначе? И от чего в одинаковых ситуациях разные люди ведут себя по-разному?»

Личность, как внутренний стержень человека, источник его мотивов, активности и самостоятельности — есть в той или иной степени у каждого душевно здорового, сформировавшегося человека. Подробнее смотри У кого есть личность — и какая?

Этики и психологи понимают личность существенно по разному. Для психолога любой сформировавшийся человек, имеющий своеобразие черт и особенностей — личность. Для психолога преступник — вполне личность: личность со своим неповторимым, уникальным набором черт и особенностей.

Если же о личности говорит этик, он говорит о Личности с большой буквы. Личностью с большой буквы этик называет не тех, кто в чем-то особенен и неповторим, а тех, кто готов на поступок и совершает поступки, кто вносит в жизнь окружающих людей настоящую ценность. Можно сказать так: чем больше достойного ты несешь другим людям как свободный и самостоятельный человек, тем более ты Личность. Сколько ты, всей своей жизнью, принесешь людям?

Хороший вопрос самому себе: «Насколько я — Личность?»

Синтон предлагает видеть в личности не данность, а заданность. Не прошлые заслуги и прегрешения, не то, что уже состоялось, а то, что человеку предстоит, то задание, которое нужно человеку сделать. Ситуация: вы прошли психологическое тестирование и достоверно узнали свои личностные черты и особенности. Согласно результатам, вы не очень свободный, мало самостоятельный, сильно ленивый, нередко трусливый и часто мстительный субъект с развитой логикой. Сопоставив это с историей своих жизненных неуспехов, добавив сюда мнение шефа и соседей, вы логично пришли к умозаключению, что вы определенно — не Личность и вам это, по всем признакам, не светит. И что дальше? Делать-то с этим — что?

Делать себя Личностью. Потому что человек — это проект, а не история. Личностью не рождаются, личностью становятся.

Я — то, с чем себя отождествляет человек, а также тот, кто себя с чем-то отождествляет.

Характер — способность человека настаивать на своей позиции, отстаивать свою точку зрения. Шире — любые стабильно воспроизводящие особенности поведения, мышления и реагирования людей. Именно в этом смысле для многих психологов-исследователей понятия «личность» и «характер» являются по факту синонимами.

Индивидуальность — особенности конкретного человека. Любит он водку или поспать, рыжий он или молчаливый — это все его особенности, его индивидуальность.

источник

Развитие личности – часть общего развития человека, наряду с физическим и психическим. Вопрос, как происходит личностное развитие ребенка, волнует, пожалуй, всех родителей. Переход от младенца, который еще пока не может быть личностью, к взрослому, который имеет сформированную личность, происходит не одномоментно – это постепенный процесс – путь, на котором ребенок делает шаг за шагом, продвигаясь к тому, чтобы стать личностью.

Любой детский психолог скажет, что ребенок – это личность. Чтобы разобраться, как происходит личностное развитие ребенка, необходимо выяснить, что подразумевается под этим понятием. В психологии и социологии имеются разные определения личности, чаще всего под этим термином подразумевается человеческий индивид, как субъект отношений и сознательной деятельности. При этом процесс становления индивида, как личности, происходит не вдруг, а постепенно, и под влиянием очень многих факторов.

Детские психологи выделяют следующие этапы развития и формирования личности ребенка, в соответствии с его возрастом:

  • ранний детский, от рождения до 3 лет;
  • дошкольное и школьное детство, от 4 до 11 лет;
  • отрочество – 12-15 лет;
  • юность – 16-18 лет.

Новорожденный малыш, уже с первого дня вступая в контакт с внешним миром: мамой, врачами и медсестрами, начинает познавать окружающую действительность, а значит, его личность начинает развиваться. Именно первые три года, когда ребенок воспитывается в семье, и его мир ограничен этой социальной группой, являются самыми важными для дальнейшего развития его личности. Если в семье царит сотрудничество, доброжелательность и взаимопонимание, ребенок становится человеком заботливым, нежным, он умеет признавать свои промахи и отвечать за них.

В каждом из возрастных периодов малыш проходит 3 фазы развития личности:

  • Адаптация – он осваивает простейшие навыки, овладевает языком.
  • Индивидуализация – при этом происходит противопоставление себя окружающим, выделение собственного «Я».
  • Интеграция – ребенок учится управлять своим поведением, подчиняться взрослым и взаимодействовать с окружающими.

При этом если к следующему возрастному периоду у ребенка не завершится фаза интеграции предыдущего, формируются предпосылки для кризиса развития личности (кризис 3 лет, 7 лет и т.п.). Эту особенность развития личности ребенка необходимо учитывать при поиске путей преодоления возрастных кризисов.

В дошкольном возрасте ребенок сталкивается с еще одной значимой с точки зрения развития личности социальной группой – коллективом, чаще всего это происходит в детском саду. На развитие и формирование личности ребенка оказывают воздействие взаимоотношения со сверстниками и воспитателями, здесь он учится дисциплине, общению, приобретает трудовые навыки.

Находясь в фазе индивидуализации для данного возрастного периода, ребенок будет стараться выделиться в коллективе. Это будет происходить либо за счет позитивной подачи себя в различных видах деятельности, либо за счет проказ и непослушания. При этом оценка воспитателя для него будет так же важна, как и оценка родителей. Все эти же 3 фазы развития личности ребенка проходят и в младшем школьном возрасте, когда он входит в новую социальную группу – школу. Теперь для него будет значима оценка учителя.

В подростковом возрасте условия развития личности ребенка меняются, он не переходит в новую группу, изменяется сама группа. В этом возрасте для него все большее значение приобретает общение в компании сверстников. Теперь их мнение и оценка становятся равнозначными или даже более авторитетными, чем мнение родителей и учителей. В подростковом возрасте есть и другая особенность развития личности ребенка – слишком быстрые изменения социально-психологической структуры группы, в которой он находится, приводят к кризису личности, для которого характерен дух противоречия, стремление приобрести свой собственный опыт.

Как правило, к 18 годам процесс формирования и развития личности ребенка завершается, кардинально поменять ее уже нельзя, можно лишь направлять молодого человека, корректировать его поведение. Поэтому прививать ребенку морально-этические ценности и обучать его нормам поведения нужно с раннего возраста. Следует понимать, что характер ребенка – это следствие того жизненного опыта, который он имеет. Он зависит от условий развития личности ребенка. На начальных этапах развития убеждения и нормы поведения малыша формируются на основе того, что он видит в семье. По мере взросления ребенка появляется все больше факторов, влияющих на социальное развитие личности, его окружают больше хороших и плохих примеров для подражания, он видит разные ситуации, которые и формируют его мнение обо всем, с чем он сталкивается в жизни. На этом этапе только лишь положительного примера родителей может оказаться недостаточно, нужно как можно больше разговаривать с ребенком, объясняя ему в доступной форме основные человеческие ценности. Главная задача родителей на этапе взросления маленького человека – сохранить его доверие, тогда они обязательно смогут воспитать его хорошим и добрым.

источник

Вопросы психологии. – 1992. – №3-4. – С.34-42.
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ САМООБРАЗОВАНИЕ

ЛИЧНОСТЬ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ОПИСАНИЕ

Знаете ли вы:
происхождение термина «личность»?
насколько велико разнообразие работающих определений личности и какова ценность каждого из них?
что имеется в виду, когда мы говорим о том, что человек представляет из себя «на самом деле»?
что ваша личность проявляется не только в об­щении с другими людьми, но и в том, как вы ду­маете, ходите, пишете даже наедине с собой?
как проявления вашей личности зависят от не­посредственной социальной ситуации, в которой вы находитесь?
какое отношение к природе личности имеет, на­пример, высказывание «это на нее не похоже»?
что подразумевается под «чистыми» личност­ными типами и почему они не существуют в при­роде?
что значит утверждение, что каждый автор тео­рии личности «кромсает природу как пожелает и только свой метод считает приемлемым» и на­сколько такое обвинение в адрес теоретика спра­ведливо?

Что в точности значит термин «личность»? Мно­гое – и даже чересчур многое, как будет видно из дальнейшего изложения. Источником возник­новения термина «личность» было, вероятно, одно из наиболее ранних определений: личность есть внешнее проявление индивидуальности – как че­ловек воспринимается окружающими и как он на них воздействует (в римском театре маска актера называлась «личина» – лицо, обращенное к аудитории). Распространенное современное воз­зрение заключается в том, что личность в значи­тельной мере формируется реакциями окружаю­щих на поведение данного индивида.

Изучение личности всегда было и продолжает оставаться для психолога одной из самых интри­гующих тайн и самых трудных проблем. В сущ­ности, все психологические знания вносят свою лепту в понимание личности – что ее формирует, почему существуют индивидуальные различия, как происходит ее развитие и изменения на про­тяжении жизни человека. Тот факт, что большин­ство направлений психологии лишь в минималь­ной мере включены в состав современных теорий личности, является доказательством того, что адекватная теория личности еще не создана. В результате этого отсутствует единый взгляд среди психологов не только на теории личности, но и на само ее определение. Это положение подтверж­дается тем, например, что еще в 1937 г. Г. Олпорт насчитал 50 определений личности, почерпнутых из философии, теологии, юриспруденции, социо­логии и психологии.

Такое же разнообразие определений может быть обнаружено и в более современных иссле­дованиях (Л. Раппопорт, 1972). Наиболее приме­чательное отличие объектов данного обзора от более ранних работ заключается в том акценте на сложность или уникальность организации лич­ности (в противоположность немногим определе­ниям, говорящим просто о комплексе свойств), который для них характерен. Вот некоторые при­меры определений личности из приводимых Л. Раппопортом:
«Под личностью понимается совокуп­ность тех относительно устойчивых свойств и склонностей индивида, которые отличают его от других
» (И. Сарнофф, 1962);
«Можно прийти к заключению, что личность– это комплексная гипотетическая конструкция: гипотетическая по­тому, что мы создаем ее на основании наблюде­ний за поведением индивида, комплексная в силу предположения о том, что она состоит из более мелких составляющих – свойств, потребностей, Я, эго, суперэго и т. д.»
(Е. Богман, Г. Уэлш, 1964);
«Личность может быть определена как комбинация всех относительно устойчивых инди­видуальных различий, поддающихся измерению» (Д. Бирн, 1966).

Приведенные определения дают представление о современных взглядах на проблему. Как указы­вал Л. Раппопорт, возможен выбор из широкого спектра альтернативных определений, каждое из которых теоретически респектабельно; критерием выбора могут служить личные предпочтения ис­следователя. Сам Раппопорт отдавал предпочте­ние определению, акцентирующему внимание на непосредственном и долговременном эффекте при­обретенного в раннем детстве опыта. Дж. Уиггинс, К. Реннер, Дж. Кло и Р. Роуз (1971) отмечали, что констатация индивидуальных различий ба­нальна, но полный спектр таких различий редко осознается. Они приводят примеры определений личности, акцентирующих наличие индивидуаль­ных различий.

«Изучение личности – это изучение того, как люди становятся тем, что они есть. Конечно, люди очень отличаются друг от друга теми знаниями, которые они приобретают на протяжении жизни: каждый человек уникален. Но у всех процесс на­учения протекает по одним и тем же общим зако­нам. Важнейшим моментом является то, что нет закономерностей функционирования личности, от­личных от закономерностей общей психологии» (Н. Сенфорд, психолог, занимавшийся изучением развития личности индивида).

«Жизнь индивида в первую очередь является приспособлением к обычаям и стандартам, тра­диционно передаваемым в обществе из поколения в поколение. С момента рождения традиции фор­мируют его опыт и поведение» (Р. Бенедикт, антрополог, известная своими описаниями кросс-культурных различий в типах личности).

«Именно в индивидуальных различиях мы на­водим логический ключ к проблеме личности. Личность индивида, таким образом, представляет собой уникальный набор его свойств» (Дж. П. Гилфорд, психолог, специализировав­шийся в измерениях и классификации индиви­дуальных различий).

Авторов, чьи точки зрения мы привели, обилие определений личности не только не деморализует, но и вдохновляет: смысловые оттенки, вносимые каждым новым определением, дают возможность лучше осветить и лучше понять явление. С этой точки зрения, личность следует рассматривать с разных, иногда противоречащих друг другу по­зиций. Общая идея заключается в том, что любой психологический феномен, в частности личность, может быть рассмотрен или сконструирован, ис­ходя из различных предпосылок. Более того, эти различные конструкции могут быть оценены через возможность с их помощью предсказывать, по­нимать феномен и управлять им. Суммируя из­ложенное, можно утверждать, что ни одно опре­деление не может дать исчерпывающего пред­ставления о личности, но каждое из них освещает определенные стороны явления. Использование множества разнообразных определений расширя­ет и углубляет наше понимание личности. Такой подход был назван Дж. Келли (1963) конструк­тивным альтернативизмом.

Дж. Уиггинс и соавт. выделяют четыре основных подхода в изучении личности: биологический, экспериментальный, социальный и психометри­ческий. Приведем их определения:

1. Биологический подход. Изучение личности осуществляется с точки зрения раннего приобре­тенного опыта, генетических предпосылок и эво­люционного развития. Взаимодействие поведен­ческих аспектов и биологической основы – пред­мет особого внимания биологического подхода.

Читайте также:  Внезапное резкое ухудшение зрения на один глаз

2. Экспериментальный подход. Основой изуче­ния личности является изучение процессов восприятия, научения и высшей нервной деятель­ности. Понимание этих процессов приводит к по­ниманию того, как конкретные события влияют на последующее поведение индивида через воз­действие на структуру его личности.

3. Социальный подход. Изучается социальное окружение индивида и его воздействие на раз­витие личности: влияние моделей, социальных ролей и культуры в целом.

4. Психометрический подход. Изучение лич­ности основывается на изучении признаков, от­ражающих внутреннюю структуру свойств лич­ности. Измерение личностных свойств и их раз­личий базируется на наблюдениях за поведением индивида, на самоотчетах, на непрямой оценке ха­рактеристик.

Хотя большинство психологов, вероятно, согла­сится с тем, что различные подходы полезны для идеального широкого определения понятия лич­ности, рабочие определения, применяемые ими на практике, могут не включать один или более из приведенных выше аспектов. Наша задача – не дать исчерпывающее идеальное определение, а представить адекватный инструментарий, необхо­димый для плодотворной дискуссии. Таким об­разом, мы исходим из того, что личность есть син­тез всех характеристик индивида в уникальную структуру, которая определяется и изменяется в результате адаптации к постоянно меняющейся среде.

Комплексность.
Наше общее определение лич­ности включает индивидуальные особенности, спо­собности, взгляды, отношения, ценности, мотивы, привычные способы адаптации. Оно включает и то, что обычно называется темпераментом – типичные эмоциональные реакции, настроения и энергетические характеристики человека – так же, как и то, что в несколько устаревшей терми­нологии называлось характером (нравственные принципы и социальное поведение индивида). Однако определение должно включать еще мно­гое другое. Общая схема должна давать воз­можность исследовать многие различные факто­ры, влияющие на развитие личности. Генетические предпосылки играют очень важную роль, хотя их проявление может быть непрямым, опосредство­ванным и трудно прослеживаемым. Различия в стиле питания, перенесенные болезни и даже кли­матические условия могут, через воздействие на телесные функции, влиять на поведение и таким образом на личность. Культурные различия, на­чиная от национальных и кончая присущими бли­жайшему окружению, придают поведению чело­века свои специфические оттенки. Наибольшее значение при этом имеет культурная атмосфера семьи, особенно если мы исследуем личностные вариации в пределах данной культуры в более широком социальном контексте. Наконец, нельзя не учитывать поворотные моменты в жизни чело­века – несчастный случай, приводящий к инва­лидности, смерть близкого человека, переживание ужаса или невероятного везения. Определение личности должно быть достаточно широко, чтобы вместить все эти аспекты.

Другое измерение проблемы комплексности свя­зано с изменчивостью личности. Если психолог достаточно квалифицирован и теория, которой он пользуется, достаточно адекватна, он обнаружит в поведении большинства людей устойчивость и предсказуемость. Некоторые личностные характе­ристики носят постоянный характер: матери хо­рошо знают, что некоторые дети, например, упря­мы с момента рождения. Другие индивидуаль­ные черты рано проявляются только как потен­циальные, постепенно развиваясь и обретая свою законченную форму только в результате взаимо­действия предпосылок с окружающей средой. Ре­бенок, родившийся с повышенной реактивностью на внешние стимулы, может обрести во взрослом состоянии раздражительность, приводящую к взрыву при любой критической ситуации, а может стать необычно отзывчивым на все новое, прояв­ляя любознательность и изобретательность.

Когда развитие протекает гладко и непрерывно, все хорошо — по крайней мере с точки зрения психолога: можно рассматривать стабильные лич­ностные черты и постепенно увеличивающиеся по­тенциалы. Но нарушения непрерывности развития также входят в сферу изучения личности; как уже говорилось выше, раздражительный ребенок мо­жет вырасти в раздражительного взрослого (про­явление непрерывности развития) или в изобрета­тельного и любознательного человека (нарушение непрерывности). Должна была бы существовать возможность определить обстоятельства, приво­дящие к тому или иному исходу. Исходная ха­рактеристика, как это можно надежно предска­зать, под воздействием конкретных обстоятельств разовьется в другую, качественно отличную ха­рактеристику. В этом случае нарушение непре­рывности имеет место только на поверхностный взгляд, поскольку на самом деле на предсказательном и теоретическом уровне непрерывность сохраняется. И все-таки случайное настроение или единственное отклонение в поведении, не соответ­ствующее нашему представлению о личности, ста­вит новые проблемы перед всесторонней теорией.

Таким образом, возникает вопрос об уровнях описания личности. Мы можем описывать ее на уровне очевидности: человек таков, каким он ка­жется. Однако можно говорить и о более глубо­ких характеристиках, которые, не будучи непо­средственно наблюдаемыми, могут быть предска­заны. Например, человек, переехавший на новую квартиру, демонстрирует особое дружелюбие в от­ношении соседа. Является ли это следствием «дей­ствительно» общительности и теплоты, или же это «в действительности» означает его неприкаян­ность на новом месте?

Существует соблазн считать более глубокие характеристики (как тревожность в приведенном выше примере) более реальными, чем непосред­ственно наблюдаемые (дружелюбие). Очевидно, оба аспекта могут быть одинаково реальными: новый сосед может быть и неприкаянным, и дру­желюбным; или же он может быть тревожным, но не таким уж общительным; или общительным, но совсем не тревожным. Специфический ответ существует в каждом конкретном случае. В общем же случае – при изучении личности – единствен­ный ответ заключается в необходимости уметь различать все уровни поведения и улавливать их сложные взаимодействия.

Организация, структура и уникальность. Объ­ектами изучения личности являются индивидуаль­ные различия во всевозможных качествах инди­вида, генетических детерминантах и факторах окружающей среды, а также поведение на раз­личных уровнях. Их объединение в «целостного» человека является окончательной и важнейшей целью. Однако само существование такой цель­ности стало предметом многочисленных иссле­дований и дискуссий. Хотя несомненно, что че­ловек часто интегрально реагирует на ситуацию, несомненно также и то, что иногда отклик на ситуацию исходит лишь от специфической особен­ности личности. Человек, на протяжении всей жизни голосующий за партию, сторонниками ко­торой были его родители, несмотря на свои изме­нившиеся взгляды и интересы, может проявлять себя не как целостная личность. Хотя изучение «частичных» процессов в структуре личности возможно, многие психологи отрицают правомер­ность такого подхода; они считают, что сущ­ностью личности является структура характе­ристик внутри уникального целого.

Наиболее яркое выражение эта позиция нашла в работах Г. Олпорта. Он считал, что сколько бы общих законов реагирования человека на ту или иную ситуацию ни существовало, это не может привести к адекватному пониманию личности. Основой его позиции является уникальность инди­вида. Предложенной им альтернативой общему закону было употребление идиографических ме­тодов, отражающих отчетливую структуру лич­ности как ее индивидуальный стиль. Многочислен­ные работы Г. Олпорта и его последователей по­казали применимость этого подхода, демонстри­рующего, что индивидуальный стиль поведения – нечто, что не может быть описано традиционным перечислением общих характеристик, сохраня­ется при всем разнообразии форм выражения. Голос, манера держаться, почерк, даже произве­дения искусства несут на себе отпечаток уникаль­ности, как это подтверждается способностью на­блюдателя правильно различать эти характе­ристики. В одном из самых ранних исследований (Г. Олпорт, П. Верной, 1933) студенты оказались способны в большем числе случаев, чем это могло бы быть случайным, соотнести краткие описания личности неизвестных им людей с образцами их почерка (профессиональные графологи показали еще более впечатляющие результаты, чем студен­ты). Эти данные подтверждают гипотезу о существовании уникальных узнаваемых характеристик личности.

Более поздние работы расширили взгляды Г. Ол­порта и распространили их на когнитивную сферу. Концепция когнитивного стиля предполагает, что так же, как голос, походка, почерк, так и его метод восприятия, оценки, мышления и запомина­ния несут отпечаток уникальности индивида. Было обнаружено, что даже размер подписи человека отражает его положение в университетской иерар­хии, от первокурсника до профессора.

ОПИСАНИЕ ЛИЧНОСТИ

Независимо от того, насколько уникальной и целостной является личность в наших представ­лениях, научный подход требует описания и ана­лиза уникальности и целостности индивида. Суще­ствует два основных подхода к описанию лич­ности – в терминах ее качеств и в терминах ос­новных типов. Если, когда вас просят описать кого-нибудь, вы перечисляете характеристики: «он беспокойный, интеллигентный, разговорчи­вый, преданный своему делу»,- вы определяете некоторое число выраженных свойств, которые, как вам кажется, присущи данному индивиду. Ваше имплицитное предположение заключается в том, что каждый человек имеет индивидуальный набор таких качеств. Если, однако, на тот же вопрос вы отвечаете: «Он скорее интеллектуаль­ного типа» или «Ему свойствен авторитарный стиль», то вы применяете типологический подход в описании личности. В этом случае ваше пред­положение заключается в том, что люди могут быть разбиты на определенные группы (типы) в соответствии с характерными отличительными чертами. Оба эти подхода, конечно, тесно связаны между собой, но они, однако, заслуживают от­дельного рассмотрения.

Качества. Качеством личности называется длительно существующая характеристика, проявляю­щаяся в поведении индивида в различных ситуа­циях. Описать свойство пунктуальности значит отметить склонность человека появляться вовре­мя – на работе, на свидании, встречая поезд. Ка­чество характеризует поведение человека в большей или меньшей степени. Мы называем человека пунктуальным не потому, что он точен до секунды во всех возможных обстоятельствах, а когда он пунктуален по сравнению с другими людьми. Го­воря о личностном качестве, мы, таким образом, соотносим его с границами проявления этого ка­чества у разных людей — от весьма выраженного проявлении до весьма малого.

Сравнивая людей между собой и пытаясь опре­делить, что же различает их индивидуальности, мы, естественно, сосредоточиваем внимание на тех особенностях их поведения, в которых индиви­дуальные различия наиболее заметны. Но, посту­пая так, мы пренебрегаем другими свойствами, по которым члены данной рассматриваемой груп­пы не очень отличаются друг от друга. Однако качества, присущие большинству членов группы, могут быть не менее важны для понимания их индивидуальностей, чем те, по которым они разли­чаются. Например, психолог, принадлежащий к народности добу, едва ли отметит подозритель­ность как характерную черту личности, поскольку это качество присуще в значительной степени почти всем представителям этой народности. Од­нако психолог, принадлежащий к другой культу­ре, скорее всего, отметит именно подозритель­ность как наиболее яркую особенность добу, хотя отдельные представители этой народности и не очень отличаются друг от друга по этому призна­ку. «Посторонний» психолог отметит именно эту черту потому, что он имеет более широкую пер­спективу, сравнивая данную культуру с другими, которым не свойственна столь выраженная по­дозрительность.

Причина того, что мы можем не замечать глав­ное свойство человека, играющее ведущую роль в структуре личности, заключается в ограничен­ности точки зрения нашего собственного общества или культуры. В принципе, полное описание личности должно включать все поддающиеся вы­делению свойства индивида.

Уровни выраженности свойства. Свойства лич­ности могут быть представлены как виды или классы: некоторые из них связаны с темпераментом, другие — с типичными приспособительными реакциями, третьи – со способностями, ин­тересами, ценностями, четвертые — с социальны­ми отношениями. Однако фундаментальным раз­личием является уровень выраженности личност­ных качеств. Одни из них легко наблюдаемы и потому легко измеримы — они являются по­верхностными. Если наш знакомый часто улыба­ется, по любому поводу смеется и вообще смотрит на жизнь сквозь розовые очки, мы говорим, что он жизнерадостен. Каждый из нас сделает такой вывод на основании примерно одних и тех же признаков; последние для любого человека имеют примерно одно и то же значение. Таким об­разом, свойство жизнерадостности скорее всего будет единодушно отмечено наблюдателями и, вероятно, с высокой степенью достоверности. Другие свойства являются глубинными, скрытыми. В этом случае наш знакомый, кажущийся жизнерадост­ным, «внутри», «на самом деле» может оказаться находящимся в депрессии.

Обилие кавычек в предыдущей фразе опре­деляет противоречия между описанием личности и измерением ее свойств. Утверждение, что жизне­радостный человек «на самом деле» находится в депрессии, имеет смысл только в рамках теории, предполагающей, что ядро личности слагается из характеристик, которые недоступны непосредст­венному наблюдению. Существование такого центрального ядра может быть лишь предположе­но; критерии же, на которых основываются пред­положения, сложны и неоднозначны. Например, возможна теория, согласно которой описанный выше наш знакомый «на самом деле» находится в депрессии: его жизнерадостность выдает под­сознательное удовлетворение жизненными неуда­чами, которые искупают его неосознанную вину в прегрешении, которого он уже не помнит. Если же мы придерживаемся иной теории, мы найдем другое, глубинное, «действительное» свойство у нашего улыбчивого друга, а может быть, просто признаем за ним свойство жизнерадостности, которую он и проявляет.

Независимо от того, уровень какого свойства рассматривается, разнообразие возможных опи­сательных характеристик поведения так велико, что необходим какой-то метод сведения его к числу, которым можно было бы оперировать. Од­ним из таких методов является факторный анализ.

Описание свойств с помощью факторного ана­лиза. Тщательный анализ английской лексики, осуществленный Г. Олпортом и X. Одбертом (1936), дал список из 17953 определений, с по­мощью которых описываются особенности пове­дения человека. Около 4500 из них явно относятся к стабильным характеристикам адаптации инди­вида к его окружению; каждый из этих терминов представляет в потенциале личностное свойство, поддающееся измерению и исследованию. Р. Кеттелл (1946) предпринял попытку уменьшить это число до рациональной величины, используя ста­тистические методы факторного анализа. Сначала список уменьшился до 171 термина, путем исклю­чения синонимов, редко употребляемых слов и т. д.; затем они были сгруппированы в 35 «кластеров свойств» в результате объединения ка­честв, тесно коррелирующих друг с другом. Эти кластеры носят название «поверхностных свойств», легко поддающихся определению и на­блюдению. 35 кластеров свойств послужили осно­вой для создания 35 шкал. Около 200 человек, представлявших различные профессии, выступали в качестве испытуемых. Они были разбиты на меньшие группы, хорошо узнали своих товарищей по группе, и два члена группы, обученные тех­нике оценивания, независимо друг от друга оцени­вали личностные характеристики испытуемых. Среднее из двух оценок служило окончательной оценкой данного качества у данного индивида. Полученные данные были подвергнуты фактор­ному анализу. Результат показал, что 12 факторов достаточно для оценки большинства индивидуаль­ных различий по всем оценивавшимся позициям (последующее уточнение списка привело к ис­пользованию 20 факторов). В качестве примера можно привести некоторые их них:
сдержанность – экспансивность
доверчивость – подозрительность
консервативность – экспериментаторство и т. д.

Эти факторы, очевидно, представляют глубин­ные свойства личности, посредством сложной динамики определяющие более очевидные по­верхностные качества. Названия, данные им Р. Кеттеллом, не более чем различительные этикетки, используемые для удобства. Их истинная при­рода может быть обнаружена только в результате специальных исследований.

Много внимания исследователями было уделено вопросу о том, насколько глубинные свойства являются всеобщими. Присущи ли они детям так же, как и взрослым? Могут ли они быть обнару­жены в различных поведенческих сферах и могут ли быть выявлены путем заполнения самоотчетов или через оценку наблюдателя? От исходного описательного уровня исследователи перешли к изучению степени выраженности каждого глубин­ного качества.

Методы факторного анализа в исследовании личности очень важны для упрощения изучения личностных свойств. Однако эти методы всего лишь инструмент и не решают проблему пони­мания структуры личности. Результаты факторно­го анализа в значительной мере зависят от исход­но включенных в тест качеств: они не могут содер­жать личностных характеристик, не содержав­шихся в исходных данных. Несомненно, отбор исходного массива свойств для последующего тестирования и анализа неизбежно отражает взгляды исследователя на фундаментальную при­роду личности и ее наилучшее определение.

Влияние ситуации на проявления личностных качеств. Примеры различного проявления лич­ностных свойств в зависимости от изменений социальной ситуации исследовались Д. Марлоу и К. Гергеном. Из этой работы следует, что каждый индивид не сохраняет единообразия поведения в различных ситуациях. Скорее можно сказать, что все мы используем разные маски для разных случаев: в каждом человеке «много личностей».

Каждый из нас, несомненно, осознает, что мы по-разному представляем себя разным людям. Бы­ло обнаружено, что поведение индивида зависит от того, с каким человеком ему предстоит об­щаться: предвидя контакты с эгоистом, мы имеем тенденцию к большему самоутверждению, а пред­видя встречу со склонным к самоуничижению человеком, мы начинаем подчеркивать свои собст­венные отрицательные черты.

Означают ли эти изменения в самовосприятии или представлении себя другим, что не существует такого явления, как реальная личность? Некото­рые теории были построены на предположении, что в общем случае стабильность личности сохра­няется в большинстве ситуаций и в то же время существует очевидная способность человека про­являть различные черты личности в зависимости от условий. Один из теоретических подходов гла­сит, что каждый человек имеет определенную концепцию самого себя, варьирующую от очень узкой до весьма широкой и гибкой, и именно эти границы определяют поведение индивида в каж­дой данной ситуации. У любого из нас есть зна­комые, остающиеся самими собой независимо от социального окружения, как есть и такие, кто меняется как хамелеон, приспосабливая свою со­циальную мимикрию к непосредственным меж­личностным контактам.

Конечно, ни одна из этих крайностей не пред­ставляет собой идеальный случай. Быть несги­баемо жестким или неизменно добрым, в каких бы обстоятельствах и с кем бы ни оказаться в кон­такте,– значит просто ничему не соответствовать. Г. Келли, чья теория конструктивного альтернативизма рассматривалась выше, считает, что опре­деленная степень гибкости необходима для эффек­тивного психологического функционирования. Применительно к психотерапии это означает, что консультант должен помочь клиенту осознать на­личие различных сторон свой личности и на­учиться их использовать; для этого может быть рекомендовано множество специальных методик, включая ролевые игры.

Вообще, по мнению Г. Келли, для лучшего пони­мания человека (а в случае психотерапии для того, чтобы помочь ему более эффективно) не­обходимо оценивать его в тех понятиях, которые он сам применяет для описания себя, — а не в терминах психологических теорий природы лич­ности. Так, если женщина считает себя эгоистич­ной, следует поинтересоваться конкретными при­мерами эгоистического поведения в ее интерпрета­ции, а не относить ее к верхней части шкалы эгоистичности в соответствии с концепцией психо­лога. В качестве примера эгоистичности она, на­пример, может упомянуть свое предпочтение чте­ния на ночь беседам с домочадцами. Такое сви­детельство может и не совпасть с представления­ми психолога об эгоизме и быть отнесенным им к указаниям на интеллектуальные интересы (осо­бенно если это подтверждается другими данными) или на потребность в уединении.

Суммируя, можно сказать, что по мере иссле­дования личности границы между различными концептуальными схемами становятся расплывча­тыми. Немногие психологи занимают категорические позиции (длительно существующие характеристики или есть, или их нет). Чаще при­знается взаимодействие между личностью и со­циальным окружением, которое может способ­ствовать проявлению как устойчивости, так и гиб­кости личности. Современная наука обнаруживает тенденцию к признанию, например, существова­ния агрессии как весьма реальной и таким обра­зом измеримой характеристики данного индивида: однако столь же основательно и утверждение, что ситуация, в которой оказывается человек, должна обладать определенными свойствами, что­бы агрессия, каков бы ни был ее уровень, могла проявиться. Это может быть проиллюстрировано медицинской аналогией: человек страдает аллер­гией к крестовнику, но если там, где он живет, крестовник не растет, его аллергия не проявится. Если же он попадет в местность, где это растение распространено, аллергия покажет себя в полной мере. Врач может определить, чувствителен ли пациент к данному аллергену; однако требуется оценка конкретной ситуации, чтобы сказать, про­явится ли аллергия (или агрессия) и в какой степени.

Очевидно, что сложная проблема описания лич­ности обретает дополнительную сложность в силу необходимости понимания различного поведения индивида в разных ситуациях и различий оценки своего поведения от оценок других лиц (в том числе и психологов).

читать дальше.

источник