Меню Рубрики

Мастер и маргарита с точки зрения православия

Роман «Мастер и Маргарита» и в наши дни продолжает волновать умы и сердца читателей. Его восхваляют и ругают одновременно. Особенно неоднозначно отношение к произведению Михаила Булгакова у православных верующих.

Безусловно, данное произведение относится к очень талантливым работам. И прочтение его может происходить на разных уровнях. Здесь есть много граней, которые не каждый способен разглядеть. В романе идёт параллельное повествование о событиях, которые происходили в эпоху Понтия Пилата и в современности писателя, то есть в советские времена 30-х годов.

Несмотря на своё название, произведение Булгакова не о Мастере и его возлюбленной Маргарите. Эти два персонажа появляются позже и играют второстепенную роль. Главным же героем выступает Воланд, пришедший в Москву накануне Пасхи. В романе используется необычное противопоставление. Это не традиционный контраст сил света и тьмы, а сопоставление ветхого сатанизма, в лице Воланда, и большевистской адской машины. На фоне кровавых событий тридцатых годов проделки Князя Тьмы и его свиты выглядят безобидно и старомодно.

Некоторые, после прочтения книги, обвинили писателя в надругательстве над Евангелием, отрицании Бога и в симпатиях к сатане. Но так ли это в действительности? На этот счёт есть разные мнения. Отдельные критики склоняются к позиции, что кощунственным является не сам роман Михаила Афанасьевича, а жизнь москвичей, описанная в нём, их атеистические взгляды и радикальный материализм.

К тому же в романе сам Воланд говорит о реальности Христа. Следовательно, читатель, после вдумчивого прочтения, должен задаться вопросом о том, кто же всё-таки был Христос? Очевидно, что это не Иешуа Га-Ноцри, описанный в романе. Произведение побуждает человека искать другую, более развёрнутую информацию из других источников о Христе.

В своём романе Булгаков, скорее, демонстрирует абсурдность идеи атеизма, чем пропагандирует сатанизм. Что касается глав о Пилате, то сам автор признавался, что это пародия на атеистическое толкование Евангелия.

Важно! В своей истории писатель через образ Мастера хотел показать мучения человека, отрёкшегося добровольно от Бога и одержимого демоническими силами.

Мастер — это лишь марионетка в руках Воланда, посредством которого дьявол пишет своё антиевангелие для совершения чёрной мессы. За искажение Святого Письма Мастер навсегда оказывается во власти своего тёмного покровителя.

Маргарита — это инфантильная женщина, которая томится от скуки и не слишком печётся о верности законному супругу. Она продаёт свою душу и становится ведьмой за возможность быть рядом с любовником.

В конце романа Воланд и вся его свита отправляются в преисподнюю. Вместе с ними — Мастер и Маргарита, которые обретают покой в царстве тьмы. Без Бога и света.

Богословы Православной Церкви разделились в своих мнениях насчёт романа «Мастер и Маргарита».

    Так, одни считают, что это утончённая апология сатанизму. Люди, читая историю Булгакова, могут подумать, что договорённость с сатаной допустима и в этом нет ничего страшного. Вся опасность в том, что в своём откровенном, истинном обличии зло отталкивает, пугает человека. Но если его «упаковать» в импозантную обёртку и добавить элегантности, оно будет притягивать необъяснимым образом. А в романе Булгакова Воланд со своими слугами представлен именно в таком амплуа — обаятельных негодяев.

Патриарх отметил своё критическое отношение к комментариям по поводу отступничества Булгакова от Господа. А учитывая его происхождение из христианской семьи, это утверждение оказывается и вовсе под сомнением.

Булгаков писал в период гонений на христианство. Вряд ли тогда бы удалось написать о Христе. Такой роман, возможно, дошёл бы до нас только сейчас. Писатель пошёл на рискованный эксперимент. В то же время о соответствии православным канонам священнослужитель не стал ничего добавлять и давать какую-либо оценку. Таким образом, о единогласии священников в отношении романа «Мастер и Маргарита» говорить не приходится.

Об отношении православия к:

Особенностью произведений, которые пишутся во времена жёсткого давления со стороны властей и общественности, является их зашифрованный характер. Поэтому в них каждое поколение читателей находит то, что актуально именно в конкретную эпоху.

Свой роман Булгаков писал, очевидно, для своих современников, которые жили в 30-е годы двадцатого века. Тем не менее, впервые прочитала книгу совсем другая аудитория. Это люди, живущие в 60-е годы. Они увидели в этой истории трогательную любовь Мастера и Маргариты, диалоги Иешуа и Пилата истолковали, как взаимоотношения поэта и власти. Иван Бездомный олицетворил тягу к знаниям. Именно тогда Воланду приписали аристократическое обаяние.

В 1980-е к изданиям прилагались комментарии в таком же духе. Спустя десять лет произведение писателя начали считать эпатажным и вызывающим. В театральных постановках во всю игрались сцены с обнажённой Маргаритой на сатанинском балу.

В начале нового XXI века роман получил жёсткую критику со стороны некоторых священнослужителей. Николай Гаврюшин и Михаил Дунаев резко высказывались в адрес книги. Булгакова назвали поклонником сатанизма, а роман охарактеризовали, как чёрную мессу. Но после обнародования писем и черновиков писателя, эта теория потерпела фиаско.

В настоящее время современники, в том числе и богословы, стараются дать внятную трактовку загадочному роману. Исследователи пытаются понять, действительно ли «Мастер и Маргарита» — это зашифрованное христианское послание Михаила Афанасьевича людям того безбожного времени.

На заметку! Следует отметить, что многие читатели, никогда не помышлявшие о Боге, церкви и вере, после прочтения романа, по их словам, пришли к Православию. А это подталкивает к определённым выводам.

источник

Михаил Булгаков унес из этого мира тайну творческого замысла своего последнего и, наверное, главного произведения [1] «Мастер и Маргарита».

Мировоззрение автора оказалось весьма эклектичным: при написании романа были использованы и иудаистические учения, и гностицизм, и теософия, и масонские мотивы [2] . «Булгаковское понимание мира в лучшем случае основано на католическом учении о несовершенстве первозданной природы человека, требующей активного внешнего воздействия для своего исправления» [3] . Из этого следует, что роман допускает массу толкований и в христианской, и в атеистической, и в оккультной традиции, выбор которой во многом зависит от точки зрения исследователя…

«Роман Булгакова посвящен вовсе не Иешуа, и даже не в первую очередь самому Мастеру с его Маргаритой, но — сатане. Воланд есть несомненный главный герой произведения, его образ — своего рода энергетический узел всей сложной композиционной структуры романа» [4] .

Само название «Мастер и Маргарита» «затемняет подлинный смысл произведения: внимание читателя сосредотачивается на двух персонажах романа как на главных, тогда как по смыслу событий они являются лишь подручными главного героя. Содержание романа составляет не история Мастера, не литературные его злоключения, даже не взаимоотношения с Маргаритой (все это вторично), но история одного из визитов сатаны на землю: с началом оного начинается роман, концом его же и завершается. Мастер представляется читателю лишь в тринадцатой главе, Маргарита и того позднее — по мере возникновения потребности в них у Воланда» [5] .

«Антихристианская направленность романа не оставляет сомнений… Недаром так заботливо маскировал Булгаков истинное содержание, глубинный смысл своего романа, развлекая внимание читателя побочными частностями. Но темная мистика произведения помимо воли и сознания проникает в душу человека — и кто возьмется исчислить возможные разрушения, которые могут быть в ней тем произведены. » [6]

Приведенная выше характеристика романа преподавателем Московской Духовной Академии, кандидатом филологических наук Михаилом Михайловичем Дунаевым обозначает серьезную проблему, возникающую перед православными родителями и педагогами в связи с тем, что роман «Мастер и Маргарита» включен в программу по литературе государственных средних общеобразовательных учебных заведений. Как уберечь религиозно индифферентных, а значит, беззащитных перед оккультными влияниями учеников от воздействия той сатанинской мистики, которой насыщен роман?

Один из главных праздников Православной Церкви — Преображение Господне. Подобно Господу Иисусу Христу, преобразившемуся перед Своими учениками ( Мф. 17:1-9 , Мк. 9:1-9 ), преображаются ныне через жизнь во Христе и души христиан. Это преображение может быть распространено и на окружающий мир — роман Михаила Булгакова не является исключением.

Ниже предлагается опыт истолкования некоторых эпизодов этого произведения, дающий возможность преподавателям светских учебных заведений познакомиться самим и поделиться с учениками элементами православного мировоззрения, взяв за основу роман «Мастер и Маргарита». Эта цель обусловливает некоторую однобокость и тенденциозность подхода к роману, что, впрочем, неизбежно при попытке рассмотрения всякого значительного художественного произведения…

Из биографических сведений известно, что сам Булгаков воспринимал свой роман как некое предупреждение, как сверхлитературный текст. Уже умирая, он попросил жену принести рукопись романа, прижал к груди и отдал со словами: «Пусть знают!» [7]

Соответственно, если наша цель не просто получить от чтения эстетическое и эмоциональное удовлетворение, а понять идею автора, понять, ради чего человек потратил двенадцать последних лет своей жизни, в сущности, всю жизнь, мы должны отнестись к этому произведению не только с точки зрения литературной критики. Чтобы понять идею автора, надо хотя бы что-то знать о жизни автора — зачастую ее эпизоды находят свое отражение в его творениях.

Михаил Булгаков (1891-1940) — внук православного священника, сын православного священника, профессора, преподавателя истории Киевской Духовной Академии, родственник известного православного богослова о. Сергия Булгакова. Это дает основания предполагать, что Михаил Булгаков хотя бы отчасти был знаком с православной традицией восприятия мира.

Сейчас для многих в диковинку, что существует какая-то православная традиция восприятия мира, но тем не менее это так. Православное мировоззрение на самом деле очень глубоко, формировалось в течение более чем семи с половиной тысяч лет и совершенно ничего общего не имеет с карикатурой, нарисованной на него, по существу, невежественными людьми в ту самую эпоху, в которую появился на свет роман «Мастер и Маргарита».

В 1920-е годы Булгаков увлекается изучением каббалистики и оккультной литературы. В романе «Мастер и Маргарита» о хорошем знании этой литературы говорят имена бесов, описание сатанинской черной мессы (в романе она названа «балом сатаны») и прочее…

Уже в конце 1912 года Булгаков (ему был тогда 21 год) совершенно определенно заявил своей сестре Надежде: «Вот увидишь, я буду писателем» [8] . И он стал им. При этом необходимо иметь в виду, что Булгаков русский писатель. А чем всегда по преимуществу занималась русская литература? Исследованием человеческой души. Любой эпизод жизни литературного персонажа описывается ровно настолько, насколько это необходимо для понимания того, какое влияние он оказал на человеческую душу.

Булгаков взял западную популярную форму и наполнил ее русским содержанием, сказал в популярной форме о серьезнейших вещах. Но.

Для религиозно несведущего читателя роман в благоприятном случае остается бестселлером, так как у него нет того фундамента, который необходим для восприятия полноты вложенной в роман идеи. В худшем случае эта самая неосведомленность приводит к тому, что читатель видит в «Мастере и Маргарите» и включает в свое мировоззрение такие идеи религиозного содержания, которые самому Михаилу Булгакову вряд ли бы пришли в голову. В частности, в определенной среде эта книга ценится как «гимн сатане». Ситуация с восприятием романа аналогична завозу в Россию картошки при Петре I: продукт замечательный, но из-за того, что никто не знал, что с ним делать и какая его часть съедобна, люди травились и умирали целыми деревнями.

Вообще, надо сказать, что роман писался в то время, когда в СССР распространялась своеобразная эпидемия «отравлений» на религиозной почве. Дело вот в чем: 1920-30-е годы в Советском Союзе — это годы, когда огромными тиражами издавались западные антихристианские книжки, в которых авторы либо вовсе отрицали историчность Иисуса Христа, либо стремились представить Его как простого еврейского философа и не более того. Рекомендации Михаила Александровича Берлиоза Ивану Николаевичу Поныреву (Бездомному) на Патриарших прудах (275) [9] и есть конспект подобных книжек. Об атеистическом мировоззрении стоит поговорить более подробно, чтобы понять, над чем потешается Булгаков в своем романе.

На самом деле вопрос «есть Бог или нет Бога» в молодой Стране Советов носил чисто политический характер. Ответ «Бог есть» требовал немедленной отправки вышеупомянутого Бога «на Соловки годика на три» (278), что осуществить было бы проблематично. Логически неизбежно избирался второй вариант: «Бога нет». Еще раз стоит упомянуть, что этот ответ носил характер чисто политический, истина никого не волновала.

Для людей образованных вопрос о бытии Бога, собственно, никогда не существовал — иное дело, они расходились в мнениях о характере, особенностях этого бытия. Атеистическое восприятие мира в современном виде сформировалось лишь в последней четверти XVIII века и приживалось с трудом, так как его появление на свет сопровождалось страшными социальными катастрофами типа французской революции. Именно поэтому Воланд чрезвычайно радуется, обнаружив в Москве откровеннейших атеистов в лице Берлиоза и Ивана Бездомного (277).

По мнению православного богословия, атеизм — пародия на религию. Это вера в то, что Бога нет. Само слово «атеизм» переводится с греческого следующим образом: «а» — отрицательная частичка «не», а «теос» — «Бог», буквально — «безбожие». Атеисты ни о какой вере слышать не хотят и уверяют, что свое утверждение основывают на строго научных фактах, а «в области разума никакого доказательства существования Бога быть не может» (278). Но таких «строго научных фактов» в области богопознания принципиально не существует и не может существовать… Наука считает мир бесконечным, а значит, за каким-нибудь камушком на задворках вселенной Бог всегда сможет спрятаться, и ни один уголовный розыск не сможет Его найти (поиски Воланда в вполне ограниченной в пространственном отношении Москве и показывают абсурдность подобных поисков типа: «Гагарин в космос летал, Бога не видал»). Ни одного научного факта о небытии Бога (равно как и о бытии) не существует, но утверждать, что чего-либо нет по законам логики намного сложнее, чем утверждать, что это есть. Чтобы убедиться в том, что Бога нет, атеистам необходимо провести научный эксперимент: опытно проверить религиозный путь, утверждающий, что Он есть. Значит, атеизм призывает каждого ищущего смысл жизни к религиозной практике, то есть к молитве, посту и прочим особенностям духовной жизни. Налицо явный абсурд…

Вот этот самый абсурд («Бога нет потому, что Его не может быть») Булгаков и демонстрирует советскому гражданину, который патологически не желает замечать катающегося на трамвае и платящего за проезд Бегемота, равно как и умопомрачительной внешности Коровьева и Азазелло. Много позже, уже в середине 1980-х годов советские панки опытно доказали, что, имея подобную внешность, по Москве можно было ходить только до первой встречи с милиционером. У Булгакова же замечать все эти вопиющие вещи начинают только те люди, которые готовы принять в расчет потусторонний фактор земных событий, которые соглашаются с тем, что события нашей жизни происходят не по воле слепого случая, но при участии тех или иных конкретных личностей из «потустороннего» мира.

Итак, читатель вводится автором в такой мир, где духовное измерение так же реально как длина, ширина, высота.

Чем, собственно, объяснить обращение Михаила Булгакова к сюжету Библии?

Если присмотреться, круг вопросов, волнующих человечество на всем протяжении истории, довольно ограничен. Все эти вопросы (их еще называют «вечными» или «проклятыми», смотря по отношению к ним) касаются смысла жизни, или, что то же самое, смысла смерти. Булгаков обращается к новозаветному библейскому сюжету, напоминая советскому читателю о самом существовании этой Книги. В ней, кстати, указанные вопросы сформулированы с предельной точностью. В ней же, собственно, есть и ответы — для тех, кто захочет их принять…

В «Мастере и Маргарите» поднимаются все те же «вечные» вопросы: почему на всем протяжении своей земной жизни человек сталкивается со злом и куда при этом смотрит Бог (если Он вообще есть), что ждет человека после смерти и так далее. Михаил Булгаков поменял язык Библии на сленг религиозно не образованного советского интеллигента 1920-30-х годов. Зачем? В частности, чтобы в стране, перерождавшейся в единый концлагерь, сказать о свободе.

Читайте также:  Вижу первую строчку таблицы для зрения

Это только на первый взгляд Воланд и его компания, что хотят с человеком, то и делают. На самом деле только при условии добровольного стремления души человека ко злу Воланд имеет власть поиздеваться над ним. И вот здесь стоило бы обратиться к Библии: что там говорится о могуществе и власти дьявола?

6 И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана.

8 И сказал Господь сатане: обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова?

12 … вот, все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей.

4 И отвечал сатана Господу и сказал: … за жизнь свою отдаст человек все, что есть у него;

5 но простри руку Твою и коснись кости его и плоти его,- благословит ли он Тебя?

6 И сказал Господь сатане: вот, он в руке твоей, только душу его сбереги.

Сатана выполняет повеление Бога и всячески досаждает Иову. Кого Иов видит источником своих скорбей?

2 жив Бог … и Вседержитель, огорчивший душу мою…

2 Какая же участь мне от Бога свыше? И какое наследие от Вседержителя с небес?

Даже такое величайшее в атеистическом понимании зло, как смерть человека, происходит не по желанию сатаны, но по произволению Бога — в разговоре с Иовом один из его друзей произносит такие слова:

6 И отвечал Елиуй, сын Варахиилов: …

21 … никакому человеку льстить не стану,

22 потому что я не умею льстить: сейчас убей меня, Творец мой.

Итак, Библия ясно показывает: сатана может сделать только то, что позволит ему заботящийся прежде всего о вечной и бесценной душе [10] каждого человека Бог.

Человеку сатана может причинить зло только с согласия на то самого человека. Эта идея настойчивейшим образом проводится в романе: Воланд сначала проверяет расположение души человека, его готовность совершить нечестный, греховный поступок и, если таковое имеет место, получает власть поиздеваться над ним.

Никанор Иванович, председатель жилищного товарищества, соглашается на взятку («Строго преследуется, — тихо-претихо прошептал председатель и оглянулся»), разживается «контрамарочкой на две персоны в первом ряду» (366) и тем самым дает возможность Коровьеву сотворить ему гадость.

Конферансье Жорж Бенгальский постоянно привирает, лицемерит и в итоге, кстати по просьбе трудящихся, Бегемот оставляет его без головы (392).

Финдиректор варьете Римский пострадал, собираясь «отвираться, валить все на Лиходеева, выгораживать самого себя и так далее» (420).

Прохор Петрович, заведующий Зрелищной комиссией, ничего не делает на рабочем месте и делать не хочет, при этом высказывает желание, чтобы его «черти взяли». Ясно, что Бегемот не отказывается от такого предложения (458).

Сотрудники Зрелищного филиала подхалимничают и трусят перед начальством, чем позволяют Коровьеву организовать из них неумолкающий хор (462).

Максимилиан Андреевич, дядя Берлиоза, хочет одного — переехать в Москву «во что бы то ни стало», то есть любой ценой. За эту особенность невинного желания с ним и происходит то, что происходит (465).

Заведующий буфетом театра Варьете Андрей Фокич Соков наворовал двести сорок девять тысяч рублей, поместил их в пяти сберегательных кассах и спрятал дома под полом двести золотых десяток, прежде чем потерпел всяческий ущерб в квартире № 50 (478).

Николай Иванович, сосед Маргариты, становится транспортным боровом по причине специфического внимания, оказанного горничной Наташе (512).

Показательно, что именно ради определения склонности москвичей ко всякого рода отпадениям от голоса собственной совести и устраивается представление в Варьете: Воланд получает ответ на волнующий его «важный вопрос: изменились ли эти горожане внутренне?» (389).

Маргарита же, что называется, классически продает дьяволу душу… Но это совершенно особая тема в романе.

Высшей жрицей сатанинской секты обычно является женщина. В романе она названа «королевой бала». Стать такой жрицей Воланд и предлагает Маргарите. Почему именно ей? А потому, что устремлениями своей души, своего сердца она сама уже подготовила себя к такому служению: «Что нужно было этой женщине, в глазах которой всегда горел какой-то непонятный огонечек, что нужно было этой чуть косящей на один глаз ведьме, украсившей себя тогда весною мимозами?» (485) — это цитата из романа взята шестью страницами ранее первого предложения Маргарите стать ведьмой. И как только устремление ее души становится осознанным («…ах, право, дьяволу бы я заложила душу, чтобы только узнать…»), появляется Азазелло (491). «Окончательной» ведьмой Маргарита становится только после того, как выражает свое полное согласие «идти к черту на кулички» (497).

Став ведьмой, Маргарита во всей полноте ощущает то состояние, к которому, быть может, не всегда осознанно стремилась всю свою жизнь: она «ощутила себя свободной, свободной от всего» (499). «От всего» — в том числе от обязанностей, от ответственности, от совести — то есть от своего человеческого достоинства. Факт переживания подобного ощущения, кстати, говорит о том, что отныне Маргарита больше никого никогда не могла любить, кроме самой себя: любить человека — значит добровольно отказываться в его пользу от части своей свободы, то есть от желаний, устремлений и всего прочего. Любить кого-то — значит отдавать любимому силы своей души, как говорят, «вкладывать свою душу». Маргарита свою душу отдает не Мастеру, а Воланду. И делает она это вовсе не ради любви к Мастеру, а ради себя, ради своей прихоти: «дьяволу бы я заложила душу, чтобы только[мне] узнать…» (491).

Любовь в этом мире подчиняется не человеческим фантазиям, а закону высшему, хочет того человек или нет. Закон этот говорит, что любовь завоевывается не любой ценой, а лишь одной — самоотвержением, то есть отвержением своих желаний, страстей, капризов и терпением возникающей от этого боли. «Объясни: я люблю оттого, что болит, или это болит оттого, что люблю. » [11] У апостола Павла в одном из посланий есть такие слова о любви: «…я ищу не вашего, а вас» ( 2Кор. 12:14 ).

Так вот, Маргарита ищет не Мастера, а его роман. Она относится к тем эстетствующим особам, для которых автор — лишь приложение к своему творению. Маргарите по-настоящему дорог не Мастер, а его роман, точнее — дух этого романа, еще точнее — источник этого духа. Именно к нему стремится ее душа, именно ему она и будет впоследствии отдана. Дальнейшие же отношения Маргариты и Мастера — всего лишь момент инерции, человек по природе своей инертен.

Даже став ведьмой, Маргарита не утрачивает еще человеческой свободы: решение вопроса быть ли ей «королевой бала» зависит от ее воли. И только когда она дает свое согласие, произносится приговор ее душе: «Короче! — вскричал Коровьев,- совсем коротко: вы не откажетесь принять на себя эту обязанность?» «- Не откажусь»,- твердо ответила Маргарита. » Кончено!» — сказал Коровьев» (521).

Именно своим согласием Маргарита сделала возможным совершение черной мессы. Очень много в этом мире зависит от свободной воли человека, гораздо больше, чем кажется тем, кто рассуждает ныне с экранов телевизоров о «свободе совести» и «общечеловеческих ценностях»…

Черная месса — это мистический обряд, посвященный сатане, издевательство над христианской литургией. В «Мастере и Маргарите» она названа «балом сатаны».

В Москву Воланд приезжает именно для совершения этого обряда — это главная цель его визита и один из центральных эпизодов романа. Уместен вопрос: приезд в Москву Воланда для совершения черной мессы — это просто часть «мирового турне» или нечто эксклюзивное? Какое событие сделало возможным подобный визит? Ответ на этот вопрос дает сцена на балконе дома Пашковых, с которого Воланд показывает Мастеру Москву.

«Чтобы эту сцену понять, надо побывать в Москве сейчас, представить себя на крыше дома Пашковых и попытаться понять: что видел, или не видел человек с крыши этого дома в Москве второй половины 1930-х годов? Храм Христа Спасителя. Булгаков описывает промежуток между взрывом Храма и началом строительства Дворца Советов. В то время Храм был уже взорван и этот район был застроен «шанхайчиками». Поэтому там и видны были хибарки, о которых говорится в романе. При знании пейзажа того времени эта сцена получает поразительный символический смысл: Воланд оказывается хозяином в городе, в котором взорвали храм. Есть русская поговорка: «Свято место пусто не бывает». Смысл ее такой: на месте поруганной святыни поселяются бесы. Место разрушенных иконостасов заняли «иконы» политбюро. Так и здесь: храм Христа Спасителя взорвали и естественно появляется «знатный иностранец» (275).

И этот иностранец прямо с эпиграфа раскрывает, кто он такой: «Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Но это автохарактеристика Воланда и это — ложь. Первая часть справедлива, а вторая… Это правда: сатана желает людям зла, но из его искушений получается добро. Но не сатана творит добро, а Бог ради спасения человеческой души обращает к добру его происки. Значит, когда сатана говорит, что «без конца желая зла, творит одно благое», он приписывает себе тайну божественного Промысла. И это — богоборческая декларация.» [12]

На самом деле все, что имеет отношение к Воланду, несет на себе печать несовершенства и ущербности (православное понимание числа «666» именно таково). На представлении в варьете мы видим «рыжую девицу, всем хорошую, кабы не портил ее шрам на шее» (394), перед началом «бала» Коровьев говорит, что «недостатка в электрическом свете не будет, даже, пожалуй, хорошо было бы, если б его было поменьше» (519). Да и сам облик Воланда далек от совершенства: «лицо Воланда было скошено на сторону, правый угол рта оттянут книзу, на высоком облысевшем лбу были прорезаны глубокие параллельные острым бровям морщины. Кожу на лице Воланда как будто бы навеки сжег загар» (523). Если принять во внимание зубы и глаза разного цвета, кривой рот и скособочено расположенные брови (275), то ясно, что перед нами не образец красоты.

Но вернемся к цели пребывания Воланда в Москве, к черной мессе. Одним из главных, центральных моментов христианского богослужения является чтение Евангелия. А, поскольку черная месса всего лишь кощунственное пародирование христианского богослужения, на ней необходимо поглумиться и над этой его частью. Но что читать вместо ненавистного Евангелия.

И вот здесь возникает вопрос: «пилатовы главы» в романе — кто их автор? Кто пишет этот роман по сюжету самого романа «Мастер и Маргарита»? Воланд.

«Дело в том, что Булгаков оставил восемь капитальных редакций «Мастера и Маргариты», которые весьма интересно и полезно сопоставить. Неопубликованные сцены отнюдь не уступают окончательному варианту текста по своей глубине, художественной силе и, что важно, смысловой нагрузке, а иногда и проясняют и дополняют его [13] . Так вот, если ориентироваться на эти редакции, то Мастер постоянно говорит о том, что он пишет под диктовку, исполняет чье-то задание. Кстати и в официальной версии Мастер сокрушается напастью, свалившейся на него в виде злополучного романа.

Воланд читает Маргарите сожженные и даже ненаписанные главы.

Наконец, в недавно опубликованных черновиках сцена на Патриарших прудах, когда происходит разговор о том, был ли Иисус или нет, такова. После того, как Воланд закончил свой рассказ, Бездомный говорит: «Как хорошо вы об этом рассказываете, как будто вы сами видели! Может, вам бы тоже стоило написать евангелие!» И дальше идет замечательная реплика Воланда: «Евангелие от меня. Ха-ха-ха, интересная мысль, однако!» [14]

То, что пишет Мастер — это «евангелие от сатаны», которое показывает Христа таким, каким Его хотел бы видеть сатана. Булгаков намекает в советское подцензурное время, пробует пояснить читателям антихристианских брошюрок: «Смотрите, вот кто хотел бы видеть в Христе только человека, философа — Воланд».

Напрасно Мастер самоупоенно изумляется, как точно «угадал» он давние события (401). Подобные книги не «угадываются» — они вдохновляются извне. Библия, по мнению христиан, — Богодухновенная книга, то есть в момент ее написания авторы находились в состоянии особого духовного просвещения, воздействия со стороны Бога. И если Священное Писание — Богодухновенно, то источник вдохновения романа о Иешуа также просматривается без труда. Собственно говоря, повествование о событиях в Ершалаиме начинает именно Воланд в сцене на Патриарших прудах, а текст Мастера — лишь продолжение этого рассказа [15] . Мастер, соответственно, в процессе работы над романом о Пилате находился под особым воздействием дьявольским. Булгаков показывает последствия подобного воздействия на человека.

Во время работы над романом Мастер замечает в себе перемены, которые сам расценивает как симптомы психического заболевания. Но он ошибается. «Ум его в порядке, у него душа сходит с ума» [16] . Мастер начинает бояться темноты, ему кажется, что по ночам в окно влезает какой-то «спрут с очень длинными и холодными щупальцами» (413), страх овладевает «каждой клеточкой» его тела (417), роман становится ему «ненавистен» (563) и тогда, по словам Мастера, «случается последнее»: он «вынимает из ящика стола тяжелые списки романа и черновые тетради» и начинает «сжигать их» (414).

Вообще-то, в данном случае Булгаков несколько идеализировал ситуацию: художник действительно, почерпнув вдохновение от источника всякого зла и тления, начинает испытывать по отношению к своему творению ненависть и рано или поздно уничтожает его. Но это не «последнее», как считает Мастер… Дело в том, что художник начинает бояться самого творчества, бояться вдохновения, ожидая возвращения за ними страха и отчаяния: «ничто меня вокруг не интересует, меня сломали, мне скучно, я хочу в подвал» — говорит Воланду Мастер (563). А что такое художник без вдохновения. Рано или поздно он вслед за своим произведением уничтожает и себя. За что такое Мастеру.

В мировоззрении Мастера реальность сатаны очевидна и не подлежит никакому сомнению — недаром он сразу же узнает его в иностранце, беседовавшем на Патриарших прудах с Берлиозом и Иваном (402). Но для Бога в мировоззрении Мастера не находится места — с реальным, историческим Богочеловеком Иисусом Христом мастеровский Иешуа не имеет ничего общего. Здесь и раскрывается тайна самого этого имени — Мастер. Он не просто писатель, он именно творец, мастер нового мира, новой реальности, в которой себя он в порыве самоубийственной гордости ставит на роль Мастера и Творца.

Перед началом строительства эпохи «всеобщего счастья» в нашей стране эту эпоху отдельные люди сначала описали на бумаге, сначала появилась идея ее построения, идея самой этой эпохи. Мастер создал идею нового мира, в котором реальна лишь одна духовная сущность — сатана. Воланд настоящий, подлинный описан Булгаковым (тот самый «скособочено навеки загоревший»). А преобразившийся, великолепный и величественный всадник со свитой, которого мы видим на последних страницах «Мастера и Маргариты» — это Воланд, каким видит его душа Мастера. О болезни этой души уже было сказано…

Конец романа знаменуется этаким Happy End-ом. Похоже на то, но именно похоже. Казалось бы: Мастер — с Маргаритой, Пилат обретает некоторое состояние покоя, чарующая картина удаляющихся всадников,- не хватает только титров и слова «конец». Но дело в том, что при последнем своем разговоре с Мастером еще до его смерти Воланд произносит слова, которые выносят настоящий конец романа за его обложку: «Я вам скажу,- улыбнувшись, обратился Воланд к Мастеру,- что ваш роман вам принесет еще сюрпризы» (563). И с этими «сюрпризами» Мастеру суждено будет встретиться в том самом идеалистическом домике, в который он с Маргаритой направляется на последних страницах романа (656). Именно там Маргарита перестанет его «любить», именно там он более никогда не испытает творческого вдохновения, именно там он никогда не сможет в отчаянии обратиться к Богу потому, что Бога нет в созданном Мастером мире, именно там Мастер не сможет совершить то последнее, чем заканчивается на земле жизнь отчаявшегося и не нашедшего Бога человека, — он не сможет своевольно закончить свою жизнь самоубийством: он уже мертв и находится в мире вечности, в мире, хозяин которого — дьявол. На языке православного богословия это место называется адом…

Читайте также:  С точки зрения кибернетического подхода информация это

Ведет ли роман читателя к Богу? Дерзну сказать: «Да!» Честного перед самим собой человека роман, как, впрочем и «сатанинская библия», ведет к Богу. Если благодаря «Мастеру и Маргарите» поверить в реальность сатаны как личности, то неизбежно придется поверить и в Бога как в Личность: Воланд ведь категорически утверждал, что «Иисус действительно существовал» (284). И то, что булгаковский Иешуа не является Богом, булгаковский же сатана в «евангелии от себя» сам всеми способами пытается показать и доказать. Но верно ли с научной (то есть — атеистической) точки зрения изложил Михаил Булгаков события, происшедшие в Палестине две тысячи лет назад? Быть может, есть какие-то основания предполагать, что исторический Иисус из Назарета — совсем не описанный Булгаковым Иешуа Га-Ноцри? Но тогда — кто Он.

Итак, отсюда следует, что читатель логически неизбежно обязан перед своей совестью встать на путь поиска Бога, на путь богопознания.

[1] Архиепископ Иоанн (Шаховской). Метафизический реализм. «Мастер и Маргарита». // Избранное. Петрозаводск, 1992 г. С. 506. [2] Дунаев М. М. Рукописи не горят? Пермь, 1999 г. С. 27. [3] Дунаев М. М. Рукописи не горят? Пермь, 1999 г. С. 21. [4] Дунаев М. М. Рукописи не горят? Пермь, 1999 г. С. 17-18. [5] Дунаев М. М. Рукописи не горят? Пермь, 1999 г. С. 25. [6] Дунаев М. М. Рукописи не горят? Пермь, 1999 г. С. 27. [7] Андрей Кураев, диакон. Ответ на вопрос о романе «Мастер и Маргарита» // Аудио-запись лекции «О искупительной жертве Иисуса Христа». [8] Лосев В. И. Из фотоархива М. А. Булгакова. // Ж-л «Слово», № 11-12, 1996 г. С. [9] Ссылки на текст даются по изданию: Булгаков М. Белая гвардия. Мастер и Маргарита. Минск, 1988 г. [10] «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?» ( Мф. 16:26 ). [11] Александр Башлачев. Посошок. [12] Андрей Кураев, диакон. Ответ на вопрос о романе «Мастер и Маргарита» // Аудио-запись лекции «О искупительной жертве Иисуса Христа». [13] Сахаров В. И. Михаил Булгаков: уроки судьбы. // Булгаков М. Белая Гвардия. Мастер и Маргарита. Минск, 1988 г. С. 12. [14] Андрей Кураев, диакон. Ответ на вопрос о романе «Мастер и Маргарита» // Аудио-запись лекции «О искупительной жертве Иисуса Христа». [15] Дунаев М. М. Рукописи не горят? Пермь, 1999 г. С. 24. [16] Фрэнк Коппола. Apocalypse now. Худ. Фильм.

источник

Великий роман «Мастер и Маргарита» никого не оставляет равнодушным. Его хвалят и ругают, любят и ненавидят, о нем пишут книги и статьи. Особенно неоднозначно относятся к главному творению Михаила Булгакова православные читатели. Многих приводит в негодование псевдоевангелие и романтизация нечистой силы. Но с другой стороны, немало атеистов, прочтя этот роман, всерьез задумались о Боге и стали христианами.

Как и все т алантливые произведения, «МиМ» позволяет считывать себя на нескольких уровнях, видеть разные ракурсы и грани. Многие православные священники и миряне увидели лишь негативную его сторону.

— Это утонченная апология сатанизма! – считает иерей Георгий Белодуров. — Дух романа к Воланду и его карнавальной компании негодяев очень даже «мур-мур». Глядя на Мастера и Маргариту кое-кто может решить, что сговор с сатаной вполне допустим. Грех наиболее овладевает миром именно в утонченном виде. Человека коробит от откровенного вида и запаха выгребной ямы, а вот путь к ней через надушенные благовониями коридоры порождает интерес и притупляет бдительность…

— Различия между Священным Писанием и романом столь значительны, что нам помимо воли нашей навязывается выбор, ибо нельзя совместить в сознании и душе оба текста, — говорит священник Михаил Дунаев. – И сатана у Булгакова уже не выступает в роли сеятеля зла и врага человеческого, стремящегося лишь к всеобщей погибели. Напротив, он может показаться эдаким «поборником справедливости». От этого дьявольская ложь становится стократ опаснее. Писатель призвал на помощь всю силу своего дарования, и создаёт новый апокриф, соблазняя внимающих ему.

Мирянин Евгений Лукин высказывается еще более резко: «Мы видим чудовищное глумление над христианским вероучением, изощренное и совершенное с художественной точки зрения. Сатанисты, оскверняющие храмы и убивающие людей у любого нормального человека вызывают презрение и отвращение. А вот «Мастер и Маргарита» с его антигероями — просто завораживает. Проповедуемое в нем талмудическое антихристианство в сочетании с катаро-альбигойской дуалистической ересью может быть принято читателем за чистую монету. Между прочим, лидер « Rolling stones» Мик Джаггер открыто признавался, что на написание сатанинских песен его вдохновил именно этот роман русского писателя Михаила Булгакова».

Если судить о романе, не вникая в скрытые намеки и подтекст — упреки справедливы. Но есть и другие, более глубокие и взвешенные мнения. Ведь на разных читателей книга действует по-разному, каждый поступает в меру своей испорченности. Один о Боге задумывается, а другому на метле полетать охота…

Роман построен на необычном контрасте аристократического образа зла в лице Воланда и его свиты, и зла беспросветного большевистского ада, — полагает священник Пафнутий Жуков. – Здесь мы видим не традиционное противопоставление света и тьмы, а сатанизма «ветхого» и «нового». Причем ученики настолько превзошли своего учителя, что все проделки мессира и его компании предстают на фоне кровавых 30-х годов всего лишь заурядным старомодным шутовством. Большевики превзошли мессира: они создали совершенную бездуховность, уничтожили культуру и человечность. Перед жуткой панорамой их «нового мира», Воланд с подручными выглядят просто бродячим цирком. А « Пилатовы главы» — это по сути тонкая ироничная пародия на глупый исторический роман, на иудаистическо-масонское переосмысление евангельских событий. Именно за надругательство над Евангелием полубезумный Мастер становится ценной добычей для Воланда. Образ писателя становится собирательным для русской интеллигенции, заблудившейся в духовных исканиях. Имя возлюбленной Мастера не случайно заимствованно из «Фауста» Гете. А гетевский эпиграф, звучащий в начале романа – это по сути указующий перст Булгакова в сторону масонствующих интеллигентов…

— Кощунственен не роман Булгакова, а жизнь москвичей и действия сатанистов, изображенных в нем, — убежден дьякон Андрей Кураев. — Сам пафос этого произведения есть прямое доказательство бытия Бога. Потому что если есть Воланд, то должен быть противовес. Вспомним, как дьявол глумится над Христианством, завлекая людей своей таинственностью, а сам боится простого распятия, икон и храмов. Думающий и честный перед самим собой читатель начинает догадываться, что реальный исторический Иисус из Назарета — совсем не тот Иешуа Га-Ноцри, каким его представляют Воланд и Мастер. Но тогда — кто Он? Задавшийся этим вопросом читатель встает на путь богопознания. В советские годы тысячи людей приходили через «Мастера и Маргариту» к подлинному Евангелию. К сожалению в постсоветский период немало людей через эту же книгу пришло к сатанизму. Школьные учебники на эту тему совершенно безобразны. В них Воланд представляется воплощением абсолютной истины, а это уже прямая пропаганда сатанизма. Необходимо максимально вдумчивое отношение к этой книге даже в школьных классах на уроках литературы. Надо уметь правильно читать Булгакова!

Москвичка Елена Ветрова – одна из тех, кого « МиМ» привел к вере: « Я выросла в семье, где мне очень доходчиво и популярно объясняли, что верить в Бога — невежество. Любые мои порывы поглубже вникнуть в эту тему резко пресекались. А тут – казалось бы, всего лишь художественное произведение, школьная программа. Роман произвел на меня такое сильное впечатление, что я впервые взяла в руки Евангелие, пришла в храм. Я поняла, что Бог есть, и ясно почувствовала Его присутствие! Позже мне один священник сказал, что мой приход к вере через книгу Булгакова — это как доказательство от противного. Родители до сих пор не простили мне моего религиозного «мракобесия»…»

Для Николая Степанова из Красноярска «МиМ» был одним из звеньев в цепи событий, приведших его к православной вере: «Булгаков очень исчерпывающе характеризует Воланда, и очень скупо Иешуа — образ есть, но слишком неполный, загадочный. Я почувствовал острую необходимость узнать о Богочеловеке из других, более полных и объективных источников. Роман Булгакова хорош для сомневающихся и неверующих именно как ступенька к Богу. Считаю, что неправы те, кто отвергают его и обвиняют в сатанизме. Почти у каждого человека в душе есть стремление к Господу. Увы, «пастыри сытые», «овец голодных» не разумеют, и когда эти овцы находят клок соломы, выдирают этот клок изо рта, приговаривая: «Не ешь всякую гадость, подожди травки!». Так ведь подохнуть могут овцы, пока дождутся травки, а солома поможет голод перенести какое-то время.

Роман не случайно начинается полемикой Берлиоза и Бездомного. Их разговор — отражение полемики в рамках советского атеизма, которая велась в течение многих десятилетий. Безбожники спорили и пытались переплюнуть друг друга. Одни удовлетворялись тем, что низводили Спасителя до уровня обычного человека, другие и вовсе жаждали вычеркнуть Христа из истории, заявляя, что Его вообще не существовало. Кощунственные шутки советских атеистов, по мнению Булгакова, заходили слишком далеко. Нельзя разрушать чужую веру — даже если ты с ней не согласен. Тем более, когда взамен ничего для души предложить не можешь. Нельзя красть мечту о Небе — иначе душу «пожирает земля». «МиМ» стал завуалированным ответом богоборцам, хорошим ударом по атеизму.

Абсурдность идей атеизма — «Бога нет потому, что Его не может быть!» Булгаков демонстрирует советскому читателю, не желающему принимать в расчет потусторонние факторы и наивно верящему, что все события в жизни происходят по воле «слепого случая». Особенно наглядно ограниченный атеистический образ мышления показан в эпилоге. Пытающиеся все «научно» объяснить безбожники сочли Воланда и его свиту опытными гипнотизерами. Все контакты очевидцев с нечистой силой объявлены галлюцинациями, а всё, что не укладывается в материалистические рамки – решительно отметено. Не важно, что сотрудники угрозыска подтвердили факт пребывания Степы Лиходеева в Ялте. Гораздо проще придумать, что это их всех загипнотизировали на расстоянии, и более не ломать мозги над разгадкой этого чуда.

Камень преткновения для христиан — «Пилатовы главы». В них реальные исторические события перемешаны с кощунственным вымыслом.

Иисус Христос подменен жалким бродячим философом Иешуа Га-Ноцри. Этот фантом кардинально отличается от Спасителя на всех уровнях: сакральном, богословском, философском, психологическом и физическом. Иешуа не помнит своих родителей, он робок и слаб, простодушен, непрактичен и очень наивен. В нем нет ничего от Богочеловека. Подлинный Сын Божий явил миру высший образец смирения. Имея возможность Своей Божественной силой разметать и уничтожить гонителей и палачей, Он по доброй воле принял поругание и смерть ради искупления падшего человечества. Иешуа же явно положился на волю случая, он находится в полной зависимости от пленивших его людей и не способен, даже если бы захотел, противиться внешней силе. Он излишне говорлив и доходит до абсурда, называя всех «добрыми людьми». У Га-Ноцри всего лишь один ученик, да и то доверие к его записям подорвано самим учителем. И умирает Иешуа с именем наместника римского императора на устах, в то время как Иисус — с именем Отца Небесного.

Сам Михаил Булгаков признавал, что Иешуа – пародия на атеистически-толстовское понимание «сладенького Исусика». Подлинное Распятие Спасителя враги христианства подменяют казнью нищего философа, пытаясь ударить в самое сердце христианства: «А если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера наша» (1 Кор. 15, 14). Догадаться, где находится источник подобных апокрифов – нетрудно. Именно д ьявол жаждет заменить подлинное Святое Писание на фальшивки вроде «Евангелия от Воланда».

Понятно, что подлинный автор романа о Понтии Пилате – вовсе не Мастер. Его отношения с Воландом – классический пример связи творческой личности с демоном: человек вольно или невольно отдает свою душу падшему духу, а взамен получает дары — информацию, видения и энергию. Часто такой писатель не понимает, где именно находится источник его вдохновения, приписывая всё собственной гениальности.

Именно за надругательство над Евангелием полубезумный Мастер становится ценной добычей для Воланда. На его примере Михаил Булгаков наглядно показывает мучения человека, одержимого бесом. Ночами Мастера одолевает холодный спрут, тянущийся щупальцами к сердцу, ему кажется, что осенняя тьма выдавит стекла и он в ней захлебнется. Пытаясь избавиться от душевной муки, он сжигает свое творение. «Я вспомнить не могу без дрожи мой роман, — признается он Ивану Бездомному. — А ваш знакомый с Патриарших прудов сделал бы это лучше меня ».

Страсть к Маргарите — это второй (после выигрыша ста тысяч) спонсорский взнос Воланда в литературную работу Мастера. Его возлюбленная очень много получила от жизни, но мучается от скуки и безделья. Маргарита – инфантильная ветреная дама, неготовая взять на себя ответственность растить и воспитывать детей. Ей хочется окунуться в омут страстей и наслаждений, получив все это даром, или приложив минимальные усилия. Она изменяет с Мастером своему мужу, от которого ничего не видела, кроме добра. И д ушу дьяволу она отдает добровольно и сознательно, не желая думать о последствиях своего рокового шага, и наивно радуется, что стала ведьмой. Маргарита принимает анти-крещение — купается в кровавом бассейне. Во время черной мессы она становится «королевой бала» — сатанинской жрицей.

На Литургии в храме читается Евангелие. Для чёрной мессы анти-Евангелием становится написанное Мастером произведение, в котором оболган и искажён образ Спасителя. И даже гибель Берлиоза оказывается не случайной. В ходе сатанинской мистерии, украденная из гроба голова главного литератора превращается в «потир», из которого «причащаются» Воланд и Маргарита.

Описывая Маргариту, Булгаков не скупится на негативные эпитеты: «ведьмино косоглазие, жестокость и буйность черт», «голая Маргарита скалила зубы». Любовь земная, на силу которой так уповала эта героиня, оборачивается не спасением Мастера, а погибелью для них обоих.

Дьявольская компания заявляется в Москву на Страстной неделе. Бал у сатаны, приходящийся на «Вальпургиеву ночь», идет в ночь с пятницы на субботу . Пасха в этом году приходится на 2 мая (н.с.). Учитывая описание московских пейзажей (уже отсутствует взорванный Храм Христа Спасителя, в городе много ветхих лачуг), и соотнося этот период с церковным календарем получается, что действие романа происходит в 1937 году.

Воланд и свита не могут оставаться в Москве Пасхальной. Вместе с ними в субботу вечером уносятся в преисподнюю и Мастер с Маргаритой.

А конец романа – вовсе не хэппи-энд, каким он может показаться недалекому читателю. Покой одержимая парочка обретает в темном царстве своего «благодетеля». В вечности Мастер и Маргарита зависимы от Воланда и его сомнительных даров. У Мастера больше нет творчества и дерзаний, он погребен в «вечном доме», где нет Бога, обреченный бесконечно жить с ведьмой. И эта пытка безысходным адским покоем будет длиться вечно.

Спор Воланда с Левием Матвеем о свете и тенях некоторым читателям может показаться доказательством учения о единстве и равноправии добра и зла. Логика Воланда ослепила немало интеллигентов, чуждых культуре религиозной мысли. Левий совершенно справедливо называет эти построения софистикой — намеренным искажением фактов с целью получить требуемый вывод. Заметим — Воланда он называет «повелителем теней» в мистическом смысле, как владыку призраков и демонов, а его оппонент все передергивает, и «опровергает» тезис Левия, понимая слово «тень» в физическом смысле – «вот тень от моей шпаги» …

Читайте также:  Сказка репка с точки зрения физики

С библейской точки зрения физические свет и тень созданы Богом и управляются Им. Если же под тенью иметь в виду зло, то оно то как раз вовсе не является необходимым условием жизни. Отнюдь не всё познается в сравнении. Чтобы понять красоту произведений Моцарта совсем не нужно слушать для контраста попсу или тяжелый рок. Добро первично и самодостаточно, и обладает достаточной силой убедительности для человеческой совести, чтобы не нуждаться в помощи и рекомендациях зла. Всесильный Бог любые злодеяния сатаны может использовать так, что получится добро. Это никак не оправдывает сатану, но говорит о том, что зло само по себе ничто и над ним Господь властен. Не стоит внимать уловкам старого лукавого софиста. А на его хитрый вопрос: «что бы делало твое добро, если бы не существовало зла?» есть объективный ответ: «оно восходило бы к еще большему Свету и добру!»

На первый взгляд Воланд и его компания что хотят с людьми, то и делают. Но на самом деле, они получают власть над человеком лишь в случае его готовности совершить нечестный, греховный поступок. Это подтверждают многочисленные примеры потерявших честь и совесть героев романа.

Есть и оружие, которое дьявольская компания на дух не выносит. Бросившись в погоню за «убийцами» Берлиоза, Иван Бездомный по интуитивному наитию попутно прихватывает и прикалывает себе на грудь иконку в качестве оберега. В более ранней редакции романа сказано, что это иконка Христа. Когда Азазелло уносит души Мастера и Маргариты, увидевшая их кухарка хочет перекреститься, но демон угрожает ей: «Отрежу руку!». Как видим, даже простое крестное знамение крайне неприятно для воландовской нечисти. Проницательный читатель не может не заметить этой неувязочки. Ведь если верить Воланду и атеистам, то на кресте был распят просто философ-неудачник, а значит, бояться его в таком случае нелепо. Но отчего же тогда крестное знамение так корежит сатанистов? Значит, распят был на Кресте, не просто смертный человек.

Поняв это, немало людей потянулись в храмы — туда, где крестное знамение не атавизм, иногда пробуждаемый испугом, а норма жизни, веры, любви и надежды.

Философский смысл подтекста «МиМ» можно дополнить замечательными выводами Николая Бердяева. По его мнению, именно из неизмеримого могущества зла в мире следует бытие Бога. Ведь если зла так много, и тем не менее встречаются островки света — значит, есть что-то, не позволяющее тайфуну зла переломить тростинки добра. Есть какая-то более могущественная сила, которая не позволяет океанскому прибою размыть прибрежные пески. У сил добра, столь редких в мире сем, есть тайный стратегический резерв — в мире Ином. А зло вовсе не всесильно – и это есть доказательство существования Бога!

источник

«Мастер и Маргарита» — очень необычный роман. Как правило, текст литературного произведения становится лучше от черновика к «беловику». Однако это не относится к текстам, которые писались в условиях жёсткого давления. В этом случае автор словно бы «зашифровывает» роман, сознательно делает его сложным и двусмысленным. И только ранние черновики и редакции позволяют выявить мотивы, которые в финальном тексте почти неясны.

Кроме того, надо понимать, что булгаковский роман пришёл совершенно не к тому читателю, для которого писался. Создавая столь непростой текст, который он рассчитывал опубликовать при жизни, автор, очевидно, имел в виду читателей-своих ровесников – поколение начала XX века. А увидели и впервые прочли роман совершенно другие люди – шестидесятники. Как результат – роман Булгакова у нас долго воспринимали неправильно.

Поколение шестидесятых увидело в его тексте те идеи, которые были актуальны для них. Отношения Мастера и Маргариты тогда были прочитаны как история о великой любви, диалоги Иешуа и Пилата – как история отношений поэта и власти, а головокружительная карьера ставшего профессором Ивана Бездомного – как рассказ о тяге к знаниям. Это же поколение приписало Воланду импозантность. В таком прочтении роман пришёл и в 1980-е – в виде комментариев к новым изданиям.

В 1990-е роман воспринимался как эпатаж и вызов – сцены с обнажённой Маргаритой на балу вошли сразу в несколько театральных постановок.

В результате к началу 2000-х роман очень резко оценили несколько отечественных богословов – в частности, Николай Константинович Гаврюшин и Михаил Михайлович Дунаев. В их работах встречались рассуждения о том, что Булгаков – поклонник сатанизма, а его роман – чёрная месса с принесением в жертву барона Майгеля.

Однако, когда были опубликованы черновики романа и письма Булгакова, эта версия быстро начала рассыпаться. Современные трактовки, среди которых можно отметить книгу диакона Андрея Кураева, — это попытки понять зашифрованное христианское послание Булгакова, помещённое во внешне сатанинскую упаковку.

Рассуждая о романе Булгакова, нужно внимательно проследить все авторские оговорки и «говорящие» детали, – сделать неявное явным. В одном из писем 1930 года Михаил Афанасьевич отмечает: «Я пишу роман о дьяволе». То есть, его книга с самого начала не предполагала положительных героев.

Уже на первых страницах, встречаясь с Берлиозом и Бездомным на Патриарших прудах, Воланд произносит фразу: «Так вы – атеисты?» — привизгнув. Эта деталь не только лишает иностранного профессора всякой вальяжности, но прямо относит нас к евангельской истории о гадаринском бесноватом. Там визжит стадо свиней, в которое вселяются бесы.

Более того, Воланд хром и у него разные глаза – медик Булгаков не мог не знать, что сочетание таких симптомов – признак сифилиса.

И Мастер, и Маргарита в романе не улыбаются, а неоднократно «скалят зубы» — это не только говорит об авторском отношении к ним. Такая же улыбка была у колдуна из гоголевской «Страшной мести». Герои не симпатичны, а просто одержимы.

Посмертие Мастера в романе Булгакова также не слишком привлекательно. Там мы видим пейзаж, явно заимствованный из сна Маргариты, который она видела перед встречей с Азазелло – речка, мостик, баня, «кричащее безмолвие». Мастер в этом сне был «человеком с больными глазами». А вечно зацветающие вишни, зацвести которым не суждено, – намёк на бесплодие Маргариты. (Об этом она рассказывает мальчику, мимо окна которого пролетала: «Жила-была тётя, у неё не было детей, и она стала злая»).

Обращаясь к Мастеру, Маргарита здесь произносит фразу: «Прогнать меня ты уже не сможешь», — так не говорят о любимой женщине.

В посмертии звучит музыка Шуберта. В одной из ранних редакций романа этот момент прописан подробнее – там упомянут романс Шуберта «Чёрные скалы – вот мой приют», который басом поёт Воланд.

Не всё в порядке и с хронологией посмертия: Булгаков упоминает, что со времени Иешуа здесь прошло «12000 лун», тогда как на самом деле от времени Христа до первой трети XX века, когда разворачивается московская линия романа, прошло 22000 лун; по этому поводу существуют расчёты самого писателя.

Роман Булгакова начинается с эпиграфа из «Фауста» Гёте. Сам же «Фауст» — с «Пролога на небесах», в котором Мефистофель выпрашивает себе подопытного Фауста, и Бог разрешает ему коснуться души и тела героя. Эта ситуация напоминает сюжет ветхозаветной «Книги Иова» с той разницей, что там Бог касаться души праведника дьяволу не разрешал.

В «Книге Иова» есть ключевой момент, ради которого она, возможно, и была включена в канон Писания. В момент, когда мучения праведника достигают наивысшей точки, приходят его друзья и начинают уговаривать его покаяться в каких-то несуществующих грехах, за которые его, якобы наказали. В конце концов, Иов прогоняет их.

По сути, «Книга Иова» – это своеобразная прививка для тех, кто хочет все отношения с Богом строить только на меновой основе, видеть в несчастиях последствия грехов. Отсутствие этой зависимости позволяет и крестную смерть Христа не воспринимать как следствия грехов.

Такая подмена – превращение любящего Бога, который пострадал за человеческие грехи до креста, на мелкого божка, который только и мечтает уловить человека на каком-нибудь грехе и отправить на сковородку, присутствует в логике сатанистов. (Дальше из этой ситуации делается вывод, что, если сковородка неминуема, нужно успеть в нынешнем мире «нагуляться»).

Вариации обмена человеческих дел на посмертную участь встречаются в древнерусском «Прологе», нередко эта зависимость там совсем не прямая. Есть подобный сюжет и у Достоевского – это знаменитый «рассказ о луковке» в «Братьях Карамазовых».

Некая злая баба после смерти попадает в кипящее озеро в аду, её ангел-хранитель пытается вспомнить хоть одно доброе дело за её жизнь и, в конце концов, вспоминает, как некогда она кинула луковицей в надоевшую нищенку. За эту нечаянно поданную луковку бабу почти удаётся вытащить из горячей смолы, однако за неё начинают цепляться и другие грешники. Когда баба их отталкивает, луковка разрывается.

В жизни Фауста Мефистофель появляется не сразу, но лишь после того, как доктор «приглашает» к себе нечистую силу. До этого он занимался изучением природы, но теперь покусился на текст Евангелия. Более того, текст, который правит Фауст у Гёте, — это начало «Евангелия от Иоанна» — строки, читаемые в храме на Пасху.

Под рукой Фауста строка «В начале было Слово» превращается во «В начале было дело». Так из пасхального текста исчезает главное – Бог-Слово, а у героя начинается период дурной дьявольской активности.

Тема художника, одержимого подобной страстью к переустройству мира, есть и в других сочинениях Булгакова. Например, в «Собачьем сердце» его профессор Преображенский экспериментирует с половыми железами обезьян – это аллюзия на советские эксперименты по скрещиванию обезьяны и человека, о которых в 1920-е много писали. Однако в результате этих экспериментов по преображению мира и человека получается даже не новый гомункулус, а Шариков.

К моменту написания булгаковского романа более шестидесяти лет развивалась так называемая тюбингенская школа богословия – протестантское течение, сводившее смысл пришествия Христа к простому морализаторству. О деятельности этой школы Михаил Афанасьевич Булгаков был хорошо осведомлён, поскольку его отец в своё время защищал работу по протестантскому богословию.

Под влиянием этого течения находился в своё время Лев Толстой, предлагавший исключить из Евангелия «мистику». Ответом Льву Толстому стал роман Достоевского «Идиот», в котором князь Мышкин – это пародия на Толстого. Несмотря на лучшие свои намерения, он терпит абсолютный крах в финале. Роман Булгакова – ответ морализаторскому богословию уже на новом этапе.

Если внимательно проанализировать текст, у Иешуа найдётся много общих черт с князем Мышкиным. Оба верят в наступление царства Божия на земле, оба названы «философами», обоим по двадцать семь лет», они похожи внешне и изношенной одеждой. Кроме того, и Иешуа, и Мышкин именуются «утопистами» (хотя по отношению к герою Булгакова такое название – явный анахронизм), обоих по приезде вроде бы встречали криками (но Иешуа опровергает это в разговоре с Пилатом, а у Достоевского крики были адресованы Рогожину).

В романе Булгакова есть и другие отсылки к Достоевскому. Например, Левий Матвей несколькими чертами напоминает Рогожина. В начале романа Рогожин неравнодушен к деньгам, тогда как Левий Матвей – сборщик налогов. Рогожин хочет убить Мышкина, Левий – Иешуа. Оба крадут ножи в лавке, оба – в решительный момент неожиданно слегли с лихорадкой.

Некоторыми чертами Иуды у Достоевского обладает Ганя.

Проблема интерпретации текста существует ещё в Евангелии. Искушая Христа в пустыне, дьявол, по-видимому, принимает Его за рядового праведника, а потому предлагает несколько цитат из Псалтири, в ответ на которые получает другие цитаты. Так дьявольская интерпретация Писания противопоставляется Божественной.

В романе Булгакова дело обстоит несколько сложнее. Там априори присутствуют несколько видов безбожников, которые заведомо неверно относятся к евангельскому тексту. Бездомный холоден, но Христос в его поэме хотя бы живой. Берлиоз страшнее: он пытается сделать христианство одним из мифов. К ним подходит Воланд со словами: «Имейте в виду, Христос существовал».

Прошедшее время в этой фразе для христиан, в понимании которых Христос жив, — уже однозначное доказательство того, что вся дальнейшая история Иешуа – ложь. Но важно ещё и понять, кому же, собственно, принадлежит версия, рассказанная Воландом.

Дело в том, что ангел в богословском понимании – это только вестник. Самостоятельно творить доносимые им известия он не способен. Для него невозможен даже момент покаяния, так как пересоздание души – это творческий процесс.

На самом деле, на протяжении романа Воланд рассказывает историю, родившуюся в воспалённом сознании мастера, выдавая её за свою. При этом он иногда не отказывает себе в удовольствии «поиграть в бога».

Одну из финальных сцен, в которой, вместо апостола, к Воланду приходит творение мастера – безумный Левий Матвей, — можно было бы принять за «суд Воланда». Однако настораживает, что всесильный консультант, как и его свита, иногда чего-то очень боятся.

Например, в последней экранизации Бортко совершенно потеряла свой смысл сцена с буфетчиком. Выходя из «нехорошей квартиры», тот начинает догадываться, с кем связался, и по привычке крестится. В этот момент берет Воланда, по ошибке поданный ему Геллой, превращается в котёнка и убегает.

Вызвавший восторг присутствующих сеанс в варьете неожиданно заканчивается, когда из ложи раздаётся крик одной из дам, не выдержавшей вида конферансье, над которым издевается свита Воланда: «Ради Бога не мучьте его».

Когда свита на чёрных конях уже покидает Москву, их видит старушка с сельдереем. Стоит ей поднять руку ко лбу – и Азазелло тоже истошно кричит: «Отрежу руку».

Когда вместо просьбы о Мастере Маргарита после бала начинает просить за Фриду, не на шутку встревоженный Воланд и заявляет: «Надо заткнуть щели тряпками – сюда проникло милосердие».

Вообще же нужно заметить, что зло никогда не появляется в романе само по себе – герои должны позвать его. Мастер начинает эксперименты с евангельским текстом, Маргарита думает: «Душу бы отдала, лишь бы узнать, где сейчас мой любовник». Другие герои чертыхаются, либо танцуют фокстрот «Аллилуйя», который звучит в книге несколько раз.

В финале вся свита вместе с героями покидает Москву вечером Страстной Субботы. Герои Булгакова разминулись с воскресшим Христом; понятно, что Иешуа Мастера здесь никого не спасает.

На фоне всего сказанного выше, решительный приговор писателю, который выносили богословы в начале 2000-х, выглядит несправедливым. Сложно представить, чтобы автор, публично так и не отказавшийся от идей «Белой гвардии», за которую его перестали печатать, в 30-е годы живший очень сложно, ночами писал антихристианский роман. Вести атеистическую или сатанинскую пропаганду в тогдашнем СССР вполне можно было открыто и без подобных сложностей.

Про Булгакова же известно, что роман давался ему довольно мучительно – он продолжал диктовать правку и за две недели до смерти, ослепнув от тяжёлого нефрита. На одной из правок рукописи сохранилась авторская запись: «Господи, помоги мне закончить роман».

До нас дошла также записка последней супруги писателя Елены Сергеевны кухарке Марфуше: за две недели до смерти мужа она подавала на литургию записки о здравии тяжко болящего Михаила и просила взять просфоры. Получается, что гонимая в советское время Церковь молилась о здравии писателя, тогда как нынешняя устами отдельных богословов неожиданно начинает его проклинать.

10 марта – очередная годовщина смерти Михаила Афанасьевича Булгакова. Пусть это станет поводом помолиться за упокой его души.

источник