Меню Рубрики

Объясните ситуацию с моральной и юридической точек зрения

ОТВЕТ:Действия налогового органа носят неправомерный характер. П.8 ст.32 НК РФ (Обязанности налоговых органов) предусматривает обязанность … соблюдать налоговую тайну и обеспечивать ее сохранение…

Имеет место нарушение норм. Ст. 102 НК РФ (Налоговая тайна)

Налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом… сведения о налогоплательщике, за исключением сведений:

1) разглашенных самостоятельно или с его согласия;

2) об идентификационном номере;

3) о нарушениях законодательства о налогах;

4) предоставляемых соответствии с международными договорами…

5) предоставляемых избирательным комиссиям в соответствии с законодательством о выборах.

Налоговая тайна не подлежит разглашению налоговыми органами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

К разглашению … относится… передача другому лицу производственной или коммерческой тайны налогоплательщика, ставшей известной должностному лицу налогового органа…

Налоговое законодательство в ст. 103. (Недопустимость причинения неправомерного вреда при проведении налогового контроля) определяет, что …при проведении налогового контроля не допускается причинение неправомерного вреда проверяемым лицам….

Убытки, причиненные неправомерными действиями налоговых органов подлежат возмещению в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученный доход).

Закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1в ред. от 09.02.2009 «О средствах массовой информации»

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации

Не допускается использование средств массовой информации … для разглашения сведений, составляющих … специально охраняемую законом тайну….

Правомерными могли бы стать действия органов ФНС РФ, предусмотренные гл.10 НК РФ (Требование об уплате налогов и сборов) и гл. 11. НК РФ (Способы обеспечения исполнения обязанностей по уплате налогов и сборов), что предполагало бы легальное применение к налогоплательщику таким мер как приостановление операций по счетам в банках организаций и индивидуальных предпринимателей (ст.76 НК РФ) или арест имущества (ст.77 НК РФ).

Раздел 4. Задачи по вопросам разрешения конфликтных ситуаций связанных с оборотом объектов налогообложения, реализацией товаров, работ или услуг, вопросами ценообразования, взыскание налога за счет денежных средств на счетах налогоплательщика. Спорные ситуации по порядку исчисления налога, налоговой базы и налоговой ставки.

Задача 4.1. Налоговый орган вынес решение о применении к организации налоговой ответственности на основании п.3 ст.120 НК РФ. В акте налоговой проверки указано, что в результате отсутствия первичных документов организацией была занижена налоговая база. Организацией представлен акт комиссии, согласно которому первичные документы были уничтожены в результате пожара. Из протокола осмотра места происшествия следует, что основная часть первичных документов хранилась на столе в бухгалтерии рядом с компьютером, ставшим источником возгорания. Является ли правомерным решение налогового органа о применении к организации налоговой ответственности при указанных обстоятельствах?

ОТВЕТ: Действия налоговых органов о применении к организации налоговой ответственности при указанных обстоятельствах носят обоснованный характер.

П.8. ч.1.ст. 23 НК РФ «Обязанности налогоплательщика» содержит прямую норму, обязывающую организацию налогоплательщика «… в течение четырёх лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учёта и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов…».

Описываемая в задаче ситуация характеризует невыполнение организацией-налогоплательщиком своих обязанностей, следствием чего стала утрата этих документов, по причине пожара.

Ст. 106 НК РФ позволяет трактовать рассматриваемую ситуацию, как бездействие налогоплательщика в выполнении обязанностей по сохранности документов. Правовой анализ ситуации свидетельствует о том, что утрата документов не приводит к какому либо имущественному ущербу для самого налогоплательщика.

Таким образом общие условия привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения налоговыми органами не нарушены (ст.108 НК РФ), обстоятельств, исключающих привлечение лица к налоговой ответственности (по ст. 109 НК РФ) не выявлено, обстоятельства, смягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения (по ст.112 НК РФ) отсутствуют.

И, наконец, ч.3 ст. 120 применена правильно, так как идет речь о грубом нарушении правил учёта доходов и расходов, выразившемся в утрате первичных документов, что в прямой постановке формулируется в ч. 3 ст. 120 НК РФ.

Задача 4.2.В ноябре 2009 г. по договору купли-продажи от 15.10.2009 г. ООО приобрело строительную будку на металлическом каркасе за 100 000 руб. у физического лица (не работника ООО). Сведения по данной сделке в налоговые органы не предоставлены. По итогам 2009 г. физическое лицо подает декларацию по форме 3-НДФЛ в налоговые органы, где его ставят в известность о том, что данные о продаже будки на него не поступали. Каковы последствия непредставления сведений о приобретении строительной будки у работника за наличный расчет по договору купли-продажи?

ОТВЕТ:Данные на физическое лицо о «продаже будки» не должны были «поступить», так как должна была иметь место информация о приобретении имущества организацией (ООО).

В рассматриваемой ситуации речь идёт о получении налогоплательщиком — физическим лицом дохода от продажи принадлежащего ему имущества в соответствии со ст.208 НК РФ. Причём речь идет о продаже движимого имущества, так как строительная будка на металлическом каркасе не относится к недвижимому имуществу. (Определение недвижимого имущества см. ст.1 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

Поскольку физическое лицо не состояло в трудовых отношениях с ООО, то ООО по отношению к этому лицу не являлось налоговым агентом и, соответственно, не имело обязанности исчислить и удержать налог.

В тоже время, приобретение движимого имущества юридическим лицом порождает у него обязанность по уплате налога на имущество организации, в соответствии с нормами гл.30 НК РФ.

Из условий задачи следует вывод, что ООО не уведомил налоговые органы о появлении у него движимого имущества в виде строительной будки. (ст. 374 НК РФ «Объект налогообложения»).

В соответствии со ст. 386 НК РФ ООО должно было подать декларацию с указанием нового объекта движимого имущества по итогам налогового периода не позднее 30.03.2008.

А, в соответствии со ст. 229 НК РФ физическое лицо должно было подать декларацию по итогам налогового периода не позднее 30.04.2010.

Таким образом, ООО не учло недвижимый объект для целей налогообложения при уплате налога на имущество организации, что можно трактовать как занижение налоговой базы.

Сопоставление рассмотренных фактов дает право налоговым органам трактовать действия ООО по статье 122 НК РФ, если будет выявлено, что налог не был уплачен. Трактовать действия ООО по ст. 120 (Грубое нарушение правил учёта доходов и расходов и объектов налогообложения) мы не можем, т.к. под понятие грубого нарушения выявленная ситуация не подпадает.

Последствия непредставления сведений о приобретении строительной будки для ООО могут выразиться взысканием штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

Говоря о необходимости уплаты налога физическим лицом, следует отметить, что физическое лицо, подав декларацию, будет освобождено от уплаты налога на основании ч.1. п.1. ст.220 НК РФ «Имущественные налоговые вычеты», т.к. сумма, вырученная от продажи будки менее 125 тыс. руб.

Пример расчёта: Неуплаченный налог = 2,2 % от 50 тыс. руб.ч Х 75/365 = 0,022 Х 50.000 Х 0,205=0,00451 Х 50.000=225,5 руб

Сумма штрафа 20% от 225,5 руб= 45 руб.

«Статья 208 НК РФ. Доходы от источников в Российской Федерации и доходы от источников за пределами Российской Федерации

1. Для целей настоящей главы к доходам от источников в Российской Федерации относятся:…

недвижимого имущества, находящегося в Российской Федерации;…

иного имущества, находящегося в Российской Федерации и принадлежащего физическому лицу»; «Статья 1. Основные термины. Недвижимое имущество (недвижимость), права на которое подлежат государственной регистрации в соответствии с настоящим Федеральным законом, — земельные участки, участки недр и все объекты, которые связаны с землей так, что их перемещение без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, жилые и нежилые помещения, предприятия как имущественные комплексы;» (ФЗ РФ от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»(с изменениями от 23.11.2007 г.)

«Статья 228 НК РФ. Особенности исчисления налога в отношении отдельных видов доходов. Порядок уплаты налога

1. Исчисление и уплату налога в соответствии с настоящей статьей производят следующие категории налогоплательщиков:…2) физические лица — исходя из сумм, полученных от продажи имущества, принадлежащего этим лицам на праве собственности;

2. Налогоплательщики, указанные в пункте 1 настоящей статьи, самостоятельно исчисляют суммы налога, подлежащие уплате в соответствующий бюджет, в порядке, установленном статьей 225 НК РФ.

3. Налогоплательщики, указанные в пункте 1 настоящей статьи, обязаны представить в налоговый орган по месту своего учета соответствующую налоговую декларацию.

4. Общая сумма налога, подлежащая уплате в соответствующий бюджет, исчисленная исходя из налоговой декларации с учетом положений настоящей статьи, уплачивается по месту жительства налогоплательщика в срок не позднее 15 июля года, следующего за истекшим налоговым периодом.

Статья 229 НК РФ. Налоговая декларация

1. Налоговая декларация представляется налогоплательщиками, указанными в статьях 227 и 228 настоящего Кодекса.

Налоговая декларация представляется не позднее 30 апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом.

2. Лица, на которых не возложена обязанность представлять налоговую декларацию, вправе представить такую декларацию в налоговый орган по месту жительства…»

«Статья 122 НК РФ. Неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора)

1. Неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия)

влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).»

«Статья 374 НК РФ. Объект налогообложения

1. Объектом налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе организации в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета. »

Задача 4.3. Индивидуальный предприниматель не является плательщиком налога на добавленную стоимость (применяет упрощенную систему налогообложения). Являясь налоговым агентом по НДС, налог на добавленную стоимость в бюджет он уплачивал своевременно, а налоговые декларации по НДС в течение трех лет (2007-2009) не представлял. Указанный факт (п. 5 ст. 174 НК РФ) был выявлен налоговым органом в ходе выездной проверки, по результатам которой было вынесено решение о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной пунктами 1, 2 статьи 119 НК РФ. Дайте правовую оценку сложившейся ситуации. Обоснуйте свой ответ.

ОТВЕТ:В задаче фактически ставится вопрос: правомерно ли привлечение налогового агента к ответственности за непредставление декларации по ст. 119 НК РФ?

Согласно п. 5 ст. 174 НК РФ налоговые декларации обязаны представлять не только налогоплательщики, но и налоговые агенты.

Все налоговые агенты по НДС обязаны представить в налоговую инспекцию налоговую декларацию по НДС. Ее форма утверждена приказом Минфина России от 03.03.2005 № 31н.

Налоговый период, за который агент подает декларацию, определяется по правилам статьи 163 Кодекса. Для большинства организаций это календарный месяц. Налоговая декларация представляется до 20-го числа месяца, следующего за отчетным.

Налогоплательщики, применяющие УСН, ЕНВД или ЕСХН, декларацию подают за тот налоговый период (квартал), в котором НДС был удержан из дохода налогоплательщика.

По данному вопросу существует несколько точек зрения, Министерства финансов РФ практикующих юристов, и судебных инстанций.

Нам следует исходить из материалов официальных толкований и разъяснений, которые будут применяться органами ФНС РФ в практике налогового контроля.

Официальная позиция заключается в том, что применение ст. 119 НК РФ к налоговым агентам неправомерно. За непредставление декларации налоговые агенты несут ответственность в соответствии со ст. 126 НК РФ.

Поэтому вынесение решения о привлечении к ответственности налогового агента за совершение налогового правонарушения, по п.п. 1, 2 статьи 119 НК РФ в рассматриваемой ситуации неправомерно. За непредставление декларации налоговый агент мог понести ответственность по ст. 126 НК РФ.

По данному вопросу существует три точки зрения.

Позиция 1. Привлечение налогового агента к ответственности по ст. 119 НК РФ неправомерно. За непредставление декларации налоговый агент несет ответственность по правилам ст. 126 НК РФ.

Письмо Минфина России от 21.09.2004 № 03-02-07/38. Финансовое ведомство разъясняет, что применение ст. 119 НК РФ за непредставление налоговой декларации налоговым агентом, который не является плательщиком НДС, неправомерно. Ответственность за это предусмотрена п. 1 ст. 126 НК РФ.

Постановление ФАС Уральского округа от 01.06.2006 № Ф09-4546/06-С7 по делу № А60-42329/05

Суд указал, что налоговые агенты не могут быть привлечены к ответственности за непредставление декларации по ст. 119 НК РФ. Для налоговых агентов данное правонарушение влечет ответственность по ст. 126 НК РФ.

Аналогичные выводы содержит: ещё множество постановлений: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.05.2007 N А78-7944/06-С2-8/439-Ф02-2657/07 по делу № А78-7944/06-С2-8/439

Суд указал, что налоговый агент не может быть привлечен к ответственности по ст. 119 НК РФ, поскольку субъектом ответственности указанного правонарушения являются налогоплательщики.)

Позиция 2. Статья 126 НК РФ не может быть применена к налоговым агентам, не представившим налоговую декларацию. (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.10.2003 № А28-5510/03-243/21

Суд посчитал, что налоговый агент, не представивший декларацию по НДС, не подлежит привлечению к ответственности ни по ст. 119 НК РФ, ни по ст. 126 НК РФ.)

Позиция 3. Правомерно привлечение налогового агента к ответственности, предусмотренной ст. 119 НК РФ. (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.12.2002 № А56-19695/02

Суд пришел к следующему выводу: агента, не представившего декларацию, можно оштрафовать по ст. 119 НК РФ. Аналогичные выводы содержит Постановление ФАС Уральского округа от 03.07.2003 № Ф09-1933/03-АК)

Задача 4.4. ООО «Петр и Анна лтд.» приобрело цемент по цене 1 200 рублей за тонну. Рыночная цена в данном периоде составляла 800 рублей за тонну. Налоговый орган проверил правильность применения цены по сделке и принял решение о доначислении суммы налога и пени исходя из рыночной цены. Правомерно ли данное решение? Какую цену следует принимать для целей налогообложения?

В данной ситуации следует дать оценку правильности применения налоговыми органами положений ст. 40 НК РФ (Принципы определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения) в отношении ООО «Петр и Анна лтд.»

По условию задачи ООО выступает покупателем, а продавцом выступает некое третье лицо.

То, что данная сделка будет подконтрольна налоговым органам в плане обязательной проверки её соответствия нормам ст. 40 НК, подтверждается п.п.4 п. 2 ст. 40 НК РФ, а именно «…для целей налогообложения принимается цена товаров, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен».

Налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам « …при отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным товарам в пределах непродолжительного периода времени» (п.3 ст.40 НК РФ).

Согласно ст.ст.1 и 421 ГК РФ стороны свободны в установлении условий договора, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. В соответствии с п.1 ст.424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

Статьей 107 НК РФ предусмотрено, что организации несут ответственность за совершение налогового правонарушения в случаях, предусмотренных гл.16 Кодекса.

Читайте также:  Основные точки зрения на время возникновения науки

Глава 16 Кодекса в перечне видов налоговых правонарушений не содержит такого состава правонарушения, как применение сторонами по сделке цены товара, работ или услуг, отличной от рыночной цены. То есть состава нарушения нет, так как цены оказались не занижены, а завышены, что автоматически привело увеличению налоговых поступлений в бюджет. (При этом, вызывает сомнение целесообразность действий руководства ООО, которое действует себе в убыток.)

Исходя из фискальной роли органов ФНС, можно рассматривать возможность последующего возмещения НДС при перепродаже цемента, но это также явно нецелесообразно с экономической точки зрения, к тому, же по условию задачи не указано, для каких целей цемент приобретался (для собственных нужд или для последующей коммерческой реализации).

Таким образом, действия налогового органа в части организации проверки – правомерны, а в части принятия решения о доначислении суммы налога и пени, исходя из рыночной цены – нет.

Задача 4.5. Налоговый орган принял решение о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика и, соответствующим постановлением взыскание было обращено на линию по упаковке готовой продукции.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Право и мораль имеют общие черты, свойства. Главные из них проявляются в том, что они входят в содержание культуры общества, являются ценностными формами сознания, имеют нормативное содержание и служат регулятором поведения людей. Право и мораль служат общей цели.

Мораль регулирует более широкую область отношений, чем право. Так, правовому регулированию не подлежат взаимоотношения людей в быту, коллективе, семье.

Содержание норм права характеризуется большой конкретностью, в них выражается воля государства. Моральные требования отличаются более широким содержанием, дают большой простор для толкования и применения. Требования морали и права выполняются большинством людей добровольно, в силу понимания их справедливости. Нормы морали исполняются в силу личной убеждённости, привычек человека.

Право, закон имеют в качестве особой гарантии исполнения авторитет и силу власти государства, обеспечиваются при необходимости мерами государственного принуждения. Моральные нормы не предусматривают заранее конкретные меры и формы воздействия. В случае же правонарушения соответствующие правоохранительные органы обязаны принять надлежащие меры, предусмотренные законом.

(Адаптировано по тексту С.С. Алексеева.)

1. Какие четыре общие черты права и морали указаны в тексте?

1) входят в содержание культуры

2) являются ценностными формами сознания

3) имеют нормативное содержание

4) служат регулятором поведения людей

2. Автор отмечает, что право и мораль служат общей цели. Приведите три аргумента (объяснения), подтверждающих это суждение.

Право и мораль служат общей цели; т. к.:

1) Обеспечивают порядок стабильность в обществе

2)Являются регуляторами поведения людей в обществе

3) Формируют общую культуру человека

4) Формируют ценности и идеалы людей

3. Чем различаются, по мнению автора, требования морали и права? Что обеспечивает исполнение требований морали?

Требования морали, по мнению автора, отличаются:

1) более широким содержанием;

2) дают большой простор для толкования и применения;

3) требования права более конкретны;

4) в них выражается воля государства;

5) исполнение требований морали обеспечивается личной убежденностью, привычками человека, его воспитанием.

4. Что, по мнению автора, обеспечивает исполнение норм права? Проиллюстрируйте тремя примерами это «обеспечение».

Исполнение норм права обеспечивает авторитет и сила государственной власти, а при необходимости и меры государственного принуждения.

1) За нарушение правил общественного порядка, нецензурную брань подросток был задержан работниками милиции.

2)После принятия новых правил дорожного движения, водители более дисциплинированно ведут себя на дороге, вследствие чего количество аварий сократилось.

3) Гражданин Н. совершил кражу из магазина крупной суммы денег, за что был осужден на 8 лет.

5. Составьте план текста. Для этого выделите основные смысловые фрагменты текста и озаглавьте каждый из них.

1) Право и мораль: общие черты

2) Область регулирования морали и права

3) Отличительные признаки права

6. Гражданин А., защищая свою жену от оскорблений компании нетрезвых подростков, нанёс одному из них телесные повреждения. Соседи и знакомые признали правоту гражданина А., поскольку он защищал близкого человека от неправомерных действий подростков, но он был осуждён. Объясните ситуацию с точки зрения различия моральных и правовых оценок. Приведите фрагмент текста, который может помочь Вам в объяснении.

Моральная оценка такова: гражданин поступил правильно, т. к. защищал свою жену от оскорблений. Правовая оценка: мужчина нарушил закон, за нанесение телесных повреждений он понесет либо административную, либо уголовную ответственность.

«Моральные нормы не предусматривают заранее конкретные меры и формы воздействия. В случае же правонарушения правоохранительные органы обязаны принять надлежащие меры, предусмотренные законом…»

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2019 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.003 с) .

источник

Этика начинается с выяснения того, что представляет собой феномен морального выбора, который ставит перед каждым из нас очень непростые и достаточно неприятные проблемы. Этика занимается созданием и обоснованием этических систем, дающих человеку ориентиры, помогаю­щие осознано совершить этот выбор и, главное, распо­знать ситуацию, где этот выбор неминуем, поскольку отказ от принятия морального решения сам по себе есть решение сдаться обстоятельствам.

Завершается этика выявлением общих этических принци­пов, проявляющихся независимо от конкретных особен­ностей той или иной этической системы и обладающих достаточно убедительной самоочевидностью.

Эти три понятияситуация морального выбора, эти­ческая система и этические принципыпозволяют очер­тить предметную область этики.

В ситуации морального выбора человек осуществляет моральное поведение, основываясь на частично осознан­ных, частично неосознаваемых ориентирах. Осознание и явное выражение этих ориентиров составляет предмет мо­рали. Мораль — это не наука в том смысле, что она ничего не изучает. Она только научает тому, что является долж­ным. В ситуации, осознаваемой как ситуация морального выбора, человек опирается на свои представления о мора­ли. Этика исходит из предпосылки, что мораль как долж­ное существует независимо от субъективных представле­ний. Этика изучает мораль и ее основания в рамках различных этических систем, которые исходят из различ­ных предпосылок о природе морали, включая предпосыл­ку о реальном существовании морали, без которой этика оказалась бы беспредметной. Кроме того, этика устанав­ливает общие, по крайней мере для большинства этичес­ких систем, принципы. (Например, утверждение, что раз­рушение системы моральных ориентиров опаснее, чем нарушение любого из этих ориентиров. Или короче: раз­рушение морали — морально хуже нарушения морали.)

Стоит отметить, что людям гораздо легче согласиться по вопросу, что плохо или хорошо с точки зрения морали, чем философам о превосходстве и обоснованности той или иной этической системы. Общие принципы этики, в свою очередь, вызывают гораздо меньше споров, чем про­блема обоснования морали.

Мы начнем с выяснения того, что есть ситуация мо­рального выбора,ибо только в этих ситуациях осуществля­ется действие морали на человеческие поступки. Для этого нам придется преодолеть две существенные трудности. Первая трудность в том, что реальное содержание фено­мена морального выбора весьма сложно, а скорее всего, невозможно исчерпать в понятиях. Более того, подойти к определению морального выбора, дающему о нем содер­жательное представление, можно, лишь опираясь на не­которые более простые понятия. Тем самым обсуждение этого феномена пришлось бы отложить надолго.

Вторая трудность состоит в том, что у читателей этой книги наверняка существуют весьма различные представ­ления о том, что такое моральный выбор. (Это вовсе не значит, что у них различаются моральные представле­ния — о моральном качестве того или иного конкретного выбора они, скорее всего, судят сходным образом.) Дав слишком жесткое определение этого феномена, я рискую быть отторгнутым значительной частью будущих читате­лей. Поэтому я хочу начать рассуждения о предмете этики после того, как у меня с читателем возникнет известный уровень взаимопонимания. А для этого лучше начать с об­ращения к личному опыту, к той интуиции принятия трудных решений морального плана, которой безусловно обладает каждый из нас. Моральный выборсостоит в том, что человеку приходится решать, не противоречат ли какие-то притягательные для нас ценности каким-то не вполне осознаваемым интересам сохранения и развития собственной личности. Моральный поступок совершается вопреки очевидному, заставляет жертвовать полезным и приятным. В ситуации морального выбора то, что хорошо для становления личности, противопоставляется не толь­ко тому, что непосредственно полезно или доставляет удо­вольствие. Категория «хорошо» противопоставляется даже категории «правильно».

Английская писательница МЮРИЭЛ СПАРК в рассказе «Черная Мадонна» повествует о добропорядочной семье англичан, где рождается черный ребенок. В глазах соседей этот факт связывается с тем, что его родители дружат с неграми. Есть и другие объяснения — естественные и сверхъестественные, но родители решают отдать своего ребенка в приют, будучи уверены, что они поступают пра­вильно. Не исключено, что это так и есть, ибо у родителей нет золотого запаса любви, чтобы воспитать шокирующе­го их ребенка. Но они, в сущности, понимают, что отка­заться от своего ребенка — это нехорошо.

Свой моральный выбор они совершили, отказавшись от выпавшего на их долю испытания ради душевного ком­форта, ради того, чтобы их жизнь протекала «правиль­но» — без излишних проблем. И все же бремя Морального выбора их не миновало. В их пользу можно сказать, что они хотя бы ощутили тяжесть этого бремени и вынуждены искать оправдание в собственных глазах, оценивая сде­ланный выбор как правильный.

В жизни бывают особые ситуации, когда нам предла­гается набор каких-то возможностей и никакие соображе­ния или ощущения (пусть самые смутные) не мешают нам выбрать то, что в данный момент хочется. В таких ситуа­циях о моральном выборе не может быть и речи. Несколь­ко раз в жизни мне приходилось есть за «шведским сто­лом», где нужно самому набрать на тарелку из стоящих на стойке закусок то, что по вкусу. Поскольку оплачивается не сделанный выбор, но право входа, то соображения типа «Не позволяю ли я себе недопустимую роскошь?» здесь исключены. Об этом следовало думать раньше, когда пла­тишь за вход. (Впрочем, мне и не доводилось платить.) Не было и вопроса о том, чтобы оставить других, ибо хватало всем. Если читателю трудно вообразить «шведский стол», то пусть он представит себе «скатерть-самобранку». Вообще, ситуации, когда я могу без зазрения совести вы­бирать из предоставленных мне возможностей то, что мне хочется в данный момент, не столь уж часты. Гораздо чаще нам приходится попадать в ситуации, когда наряду с ощущением притягательности каких-то представляю­щихся возможностей всплывает как бы из другого изме­рения смутная мысль, что выбор того, что привлекает наши желания, как-то связан с пренебрежением интере­сами ближнего и с утратой собственного достоинства. Нам обычно неприятна мысль, что мы можем недостойно вы­глядеть в глазах окружения и тем более в своих собствен­ных. С этой часто смутной, еще чаще ложно направлен­ной мысли начинается ситуация морального выбора, ставящая человека перед проблемой поступиться чем-то привлекательным для него ради того, чтобы поступить по совести, несмотря на вполне ощутимые потери. (Потерять добрые отношения или просто взаимопонимание с обще­ством — это серьезная потеря, которая может помешать получению жизненно важных и весьма привлекательных благ.) Автор был бы очень рад, если бы читатель сам по­пробовал продолжить этот ход рассуждений, проанализи­ровав разные варианты выбора: отказ от значительной ценности ради того, чтобы быть с собой в ладу, готовность совершить трудное действие ради того, чтобы получить одобрение ближних, или потому, что это действие, с его точки зрения, справедливо и т. д. Важно, чтобы читатель сам попытался продумать, в каких случаях он готов при­знать наличие ситуации морального выбора. Я хочу сфор­мулировать некоторые фундаментальные признаки такой ситуации.

1. В ситуации морального выбора возникает внутрен-­
нее ощущение, что следует поступить не так, как мне в
данный момент хочется, но вопреки этому.

2. Это вызывает дискомфорт и требует определенных
усилий воли. В конечном счете человек поступает по
своей воле, то есть так, как он сам хочет. Но от «я хочу»
до «мне хочется» дистанция огромного размера.

3. Иногда окружение субъекта ждет от него отказа от
того, чтобы он поступил как ёму хочется. Но если человек совершает поступок только потому, что этого хотят окру­жающие, то это еще не моральный выбор, но готовность считаться с окружением, которое может само оказаться аморальным.

4. Моральный выбор всегда связан с отказом от собст­
венных притязаний ради того, чтобы сохранить моральное
достоинство.

5. Моральный выбор — это не планирование отдален-
ного будущего и не теоретическая прикидка того, как сле­-
дует поступить в некоторых возможных обстоятельствах. И
то и другое можно отложить на неопределенный срок. Мо­-
ральный выбор совершается здесь и сейчас
— в обстоятельст­-
вах, над которыми мы не властны. Решив, что в теперешних
неблагоприятных условиях следует действовать по обстоя­
тельствам, а не по моральным ориентирам, откладывая мо-­
ральный выбор на потом, человек фактически отказывается
от морального поступка, пытаясь плыть по течению.

И. кант считал, что «зло — это просто предоставление себя стихийному ходу дела, потоку. Распущенность» [Мамардашвили, 1992, с. 150].

Придирчивый читатель обратит внимание на то, что я не привожу никаких обоснований ни этим признакам, ни даже тому, что ситуации морального выбора реально суще­ствуют. Я апеллирую к опыту внутренней жизни читателей. Но именно исследование этих ситуаций составляет главный нерв этики, суть ее предмета. Само наличие в жизни от­дельного человека таких ситуаций есть исходная предпо­сылка этики как науки. Любая наука исходит из веры в то, что ее предмет реально существует, а не составляет плод пустой фантазии. Эта вера подразумевает поиск оснований, и о таких основаниях мы будем еще говорить в дальнейшем.

Человек может не заметить, что он находится в ситуации морального выбора, по двум противоположным причинам: либо он настолько плох, что ему не приходит в голову даже смутная мысль, что его притязания не вполне достойны; либо он столь хорош, что ему естественным образом хочется только того, что не нарушает никаких моральных требова­ний — не задевает интересов ближних, не противоречит ни­каким моральным запретам и происходит исключительно в духе любовного отношения к окружающим.

Я обращаюсь к читателю с просьбой проделать над собой небольшой эксперимент — попытаться вообразить себя действующим лицом (субъектом) перечисляемых ниже конкретных житейских ситуаций и решить, какие из них ставят перед субъектом проблему морального выбора. Мне не существенно, какой выбор читатель сделает в этих ситуациях. (Не исключено, что он выберет не предусмот­ренную мной возможность.) Мне важно только то, какие из них он сочтет ситуациями морального выбора. Не буду скрывать таящегося в этом вопросе подвоха. Это ведь не тест, где истинный смысл вопросов должен быть не ясен тестируемому. Если хотя бы в двух случаях вы решите, что речь идет о моральном выборе, я буду считать, что для вас ситуация морального выбора реальна. В этом случае пред­лагаемая вашему вниманию книга, я надеюсь, будет вам интересна. Впрочем, не спешите ее откладывать в сторону, если вы не признали реальность морального выбора ни в одном из предлагаемых вам случаев. Не исключено, что изучение этой книги поможет вам осознать эту реаль­ность. А ради открытия новой реальности вполне оправ­дано потратить усилия на знакомство с книгой.

Читайте также:  Требования к зрению при работе с компьютером

Итак, перед вами несколько ситуаций. Про какие из них вы готовы утверждать, что они ставят перед субъектом проблему морального выбора?

1. Начальство предложило вам весьма почетную долж­
ность, отвечающую вашим возможностям и стремлениям,
но попросило не разглашать это предложение, пока не
будет отправлен на пенсию занимающий эту должность X,
с которым вы связаны давними дружескими отношениями
и весьма вами уважаемый. Вам приходится выбирать
между согласием, отказом и попыткой предварительно по­
советоваться с X, нарушив прямое указание начальства.
(Вполне вероятно, что X передаст начальству о вашей по­
пытке, а это чревато осложнениями.)

2. Врач сообщил вам о том, что болезнь близкого че­
ловека смертельна. Вам приходится самому решать, сооб­
щать ли этот диагноз больному.

3. Вашему сыну или дочери предстоит письменный
вступительный экзамен в вуз с большим конкурсом. Слу­
чайно вам стало заранее известно экзаменационное задание. Перед вами выбор: сообщить эту информацию только своему дитяти, мечтающему поступить именно в этот вуз; поделиться ею с его друзьями; рассказать большому кругу поступающих (чтобы поставить всех в равные условия) или скрыть полученную информацию.

4. Сразу после катастрофы в Чернобыле руководство
СССР приняло решение не распространять информацию
о реальных масштабах радиоактивной опасности. Сама ка­-
тастрофа оказалась следствием принятого руководством
АЭС решения провести эксперимент с одним из атомных
реакторов — ввести его в критический режим, чтобы по­
лучить полезные данные о свойствах реактора. Находи­
лись ли лица, ответственные за принятие этих решений,
в ситуации морального выбора?

5. Мама послала ребенка в магазин за покупками. Он
может послушно выполнить поручение или поддаться
своему естественному желанию и потратить часть денег на
мороженое. Является ли этот выбор моральным?

6. Вы идете вечером по улице с тяжелым предметом в
руке (например, молотком). При вас два хулигана напада­
ют на женщину. Вы можете незаметно пройти мимо, по­
пытаться уговорить хулиганов, попытаться воздействовать
на них силой или просто ударить одного из них молотком
по голове. Идет ли речь о моральном выборе или только
о выборе эффективного действия?

7. У вас есть серьезные основания подозревать ваших
соседей в том, что они готовят террористический акт в
определенном месте, но полной уверенности в этом нет.
Вы можете предупредить по телефону о месте и времени
готовящегося акта, сообщить в милицию имена предпола­-
гаемых террористов, попытаться войти с ними в контакт
и отговорить от задуманного и т. п. Стоит ли перед вами
моральная проблема?

8. Вы единственный умеющий хорошо плавать человек
среди сидящих в лодке. Лодка перевернулась, и перед вами
стоит выбор, кого спасать в первую очередь. Как изменит­
ся ситуация, если по вашему ощущению ваших сил едва
хватит, чтобы самому доплыть до берега?

9. Представьте себе, что вы живете в советские време­-
на, когда занятие даже небольшой административной должности требовало членства в компартии. Перед вами выбор: вступить в КПСС или отказаться от привлекатель­ной для вас перспективы продвижения по службе. (Разу­меется, многое зависит от того, как вы оцениваете членство в КПСС: связываете ли с ним личную ответственность за террор и другие преступления?) Попробуйте вообразить аналогичную ситуацию выбора в другие времена в других странах. Вспомните, в какой ситуации и кто произнес слова: «Париж стоит мессы».

10. Вы проходите мимо лотерейного зазывалы, пригла­шающего купить билеты. При этом он обещает, что ку­пивший пять билетов, на которые не пал выигрыш, полу­чает деньги обратно. Ваш выбор прост: купить какое-то количество билетов или не обращать на эти призывы вни­мания.

Легко сообразить, что лотерея устроена так, что с боль­шой вероятностью один из пяти билетов выигрышный, но размер этого выигрыша сильно меньше, чем цена пяти би­летов. Итак, обещание возместить убытки построено на легко разгадываемом обмане. (Иначе устроители не полу­чили бы дохода.) Но вопрос к читателю состоит не в том, каковы его шансы оказаться в выигрыше. (Можно сразу сказать, что они гораздо меньше, чем имеют устроители лотереи.) Читателю предстоит решить, имеет ли данная ситуация моральный аспект для ее участников?

Смысл поставленных перед читателем вопросов не в том, чтобы решить, как должно поступать в приведенных ситуациях. Это вопросы для самопроверки, возникают ли у читателя сомнения в том, что здесь речь идет о должном? Моему другу пришлось на себе примерить ситуацию № 1. Он, в сущности, хотел бы занять должность, которую за­нимал в тот момент престарелый X. (Теперь само это уч­реждение названо его именем.) Мой друг все же позвонил X, который не скрыл это от высшего начальства, что от­рицательно сказалось на карьере моего друга и даже, воз­можно, самого учреждения. Пользы это решение никому не принесло. Как по-вашему, соответствовало ли это ре­шение чему-то объективно должному? Если у вас возни­кает сомнение, значит, понятие морального выбора вам не чуждо. Стоит еще просчитать вариант, что мой друг молча принял предложение руководства, но последнее не утаило его согласие от самого X. Как вы оцениваете такую ситуацию?

Этика не учит, как должно поступать в ситуациях мо­рального выбора. Это дело практической морали. Этика исследует сам феномен моральной ситуации. Она объяс­няет основания, на которых зиждется мораль, и логику морального выбора.

В рамках этики были созданы различные этические системы, в которых предложены разные объяснения и нормативы морального выбора. В одних этических систе­мах упор делается на моральную оценку поступка — ори­ентиры конкретного морального выбора. В других во главу угла ставятся моральные качества личности, которые должно в себе развивать. В одних способность личности к моральному выбору объясняется исходя из естественных свойств человека. Другие апеллируют к сверхъестествен­ным факторам в качестве исходных предпосылок сущест­вования ситуаций морального выбора и их фундаменталь­ной роли в становлении личности. Но во всех случаях этика дает рациональное описание предпосылок и осно­ванных на них моральных рекомендациях каждой из эти­ческих систем. Более того, сопоставление различных сис­тем возможно только на рациональных основаниях: путем логического анализа их соответствия нашей моральной интуиции.

Следует подчеркнуть одно принципиальное обстоя­тельство. Этику объединяет единство предмета, но не единство подхода. Этические системы весьма разнообраз­ны по своему подходу к обоснованию морали и даже по­ниманию статуса морали (мораль как условность, как по­рождение естественной эволюции, как проявление связи человека с внеприродной реальностью).

Однако критерии моральности поступка при всем их видимом различии обладают поразительным сходством на глубинном уровне. Нельзя, конечно, сказать, что все эти­ческие системы диктуют одни и те же критерии морально­го выбора. В античном обществе самоубийство при опре­деленных условиях рассматривалось как добродетельный поступок, в то время как в христианской моральной традиции оно безусловно считается тяжелым грехом. Тем не менее основные наборы моральных запретов настолько сходны, что выражение «общечеловеческая мораль» не вы­глядит бессмысленным. Даже в оценках самоубийства можно найти нечто общее в античной и христианской тра­дициях.

Античная мораль не считала самоубийство само по себе хорошим выбором, но скорее рассматривало его как самопожертвование ради чего-то более важного, чем соб­ственная жизнь. Самопожертвование уважается в самых различных культурных традициях. Вопрос только в том, что и ради чего допустимо приносить в жертву? В офицерской среде дореволюционной России офицер, замаравший честь мундира, мог застрелиться. Это считалось достойным вы­ходом из положения, несмотря на осуждение Церкви. В Советской Армии на похоронах самоубийцы было не при­нято отдавать полагающиеся офицеру почести. Однако я сам был свидетелем того, как сослуживцы добились отме­ны этого запрета, когда хоронили полковника, покончив­шего с собой после того, как он узнал о предстоящей му­чительной смерти от рака.

Этические системы предлагают и обосновывают не только ориентиры того, как должно вести себя в ситуациях морального выбора. Они различным образом объясняют природу этих ситуаций. Они вырабатывают представления о добродетелях, то есть состояниях души, способствующих совершению достойных с точки зрения моральных крите­риев поступков. В отличие от моральных поступков, эти представления могут в различных этических системах резко расходиться. Так, например, стоический идеал апа­тии (бесчувственности к страданиям) резко противополо­жен христианскому представлению о смысле собственных страданий и значимости сострадания к ближним. В хрис­тианской этике не считается зазорным кричать от боли, но очень стыдно оказаться нечувствительным к страдани­ям окружающих.

Различные этические системы выдвигают разнообраз­ные точки зрения на сущность ситуации морального вы­бора, а некоторые из них фактически отрицают реальность выбора. Тем самым они учат не тому, как должно выби­рать, но тому, как подчиняться обстоятельствам. Каждая этическая система вырабатывает свои представления о мо­ральных качествах, которые следует вырабатывать в себе человеку, чтобы наилучшим образом справляться с ситуа­цией морального выбора — реальной или кажущейся.

В одних этических системах во главу угла ставится ис­следование предпосылок и оценка поступка, совершаемо­го в ситуациях морального выбора. В других упор делается на изучении добродетелей — качеств, помогающих до­стойно совершить встающий перед человеком выбор.

При всем различии этических систем и используемых в них представлений о сущности морали и природе чело­века можно, оказывается, установить некоторые общие принципы этики, с точки зрения которых можно оцени­вать различные этические системы. Дело в том, что этика — философская наука. Как таковая она опирается прежде всего на способности разума, на рациональное вы­явление «логики» морального поведения. Философия не отвергает экзистенциальный опыт человека, особенно су­щественный в сфере морали, но стремится выразить его в категориях, доступных человеческому разуму. Тем самым создается основание для исследования этого опыта и его влияния на отношение человека к проблеме морального выбора. Религия влияет на сферу морали и через экзис­тенциальный опыт постижения открываемой ею истины, и через религиозное учение, выражающее эту истину. Нравственное богословие раскрывает это учение как ре­лигиозное основание предлагаемой этической системы, а дело философской этики так описать эту систему, чтобы ее можно было сопоставлять с другими этическими сис­темами.

Автор не считает нужным скрывать свое убеждение в том, что религиозная этическая система обладает сущест­венными преимуществами. Однако в рамках философ­ской этики отстаивать это убеждение допустимо лишь на основе философских аргументов. Эти аргументы мы по­пытаемся извлечь путем формулировки и обоснования этических принципов, которые сами по себе не требуют опоры за пределами человеческого разума.

Автор ограничивается христианской этикой — не по­тому, что в иных религиях моральные ориентиры хуже выражены, но только из сознания того, что его собственная компетентность недостаточна для исследования этическо­го компонента нехристианских религий.

Так что мой отказ никоим образом не выражает отри­цательного отношения к этим религиям, но лишь отсут­ствие необходимого уровня знаний.

Из всего сказанного можно сделать следующий вывод.

Ситуация морального выбора состоит в том, что субъ­ект оказывается вынужденным определить свои предпочте­ния между альтернативными действиями в условиях, когда наиболее привлекательные для него альтернативы вступа­ют в противоречие с абсолютным благом.

Представления об абсолютном (моральном) благемогут быть различными в различных этических системах.

Этическая система представляет собой явно выражен­ную и мотивированную доктрину о природе морального вы­бора и критериях морального блага, а также его отношения к практике человеческого поведения.

История развития этики знает немало достаточно де­тально разработанных этических систем, в каждой из ко­торых дается своя картина ситуации морального выбора. Но при этом обнаруживаются некоторые универсальные характеристики ситуаций морального выбора, описывае­мых разными этическими системами. Такие этические универсалии мы будем называть принципами, или законами, этики.

Глава 1 ПРЕДПОСЫЛКИ МОРАЛЬНОГО ВЫБОРА

Далеко не всякое человеческое действие связано с вы­бором — сознательным предпочтением одного из возмож­ных в данной ситуации актов. Порой человек совершает некое действие, совершенно не задумываясь о его причи­нах или мотивах. Если его спросят, почему он так отреа­гировал, он ответит: «Машинально», или: «Не знаю», или что-нибудь еще в этом роде. Первый из этих ответов наи­более точен — он действовал как машина, как требовали обстоятельства и его внутреннее расположение.

Действие, совершаемое на основе сознательного выбора одной из ряда возможностей, называется поступком. Посту­пок— это действие, совершаемое в результате сознательного предпочтения одной из представленных человеку возмож­ностей. Поступок есть плод выбора того, что человеку в дан­ный момент представляется благом, то есть чем-то полез­ным или хорошим для него. Более того, очень часто человек оказывается перед альтернативой, когда приходится выби­рать между тем или иным благом. Такой выбор заставляет оценивать различные виды блага. Тем самым предполагает­ся, что благо имеет ценность. Это не значит, что ценность того или иного блага может быть объективно измерена (вы­ражена числом). Это значит только то, что человек, совер­шая свой выбор, вынужден принимать решение о том, какое из рассматриваемых им благ имеет для него более высокую ценность. Это решение может зависеть от конкретной си­туации. Например, спасая собственную жизнь, человек спо­собен отказаться от многих благ, представляющих для него в обычных условиях высокую ценность. Это значит, что он рассматривает сохранение жизни как более ценное благо по сравнению с теми, которыми он готов пренебречь.

Итак, выбор предполагает способность человека оце­нивать различные виды блага и определять, что для него имеет наибольшую ценность в данном акте выбора. Иначе говоря, выбор доступен только разумному существу, спо­собному рассуждать о ценностях. Однако одного разума здесь недостаточно. Человек может отчетливо понимать, какой выбор является наилучшим в данной ситуации, но при этом оказаться не способным на него решиться. Для выбора требуется воля, чтобы осуществить решение не­смотря на внешние препятствия и внутреннее сопротив­ление. Может случиться, что выбирающий субъект связан по рукам и ногам (буквально или фигурально) и не может совершить намеченный выбор. В этом случае мы будем считать, что выбор совершен, если человек твердо решил поступить определенным способом и уверен, что он реа­лизует свой поступок как только подвернется удобный случай. Это значит, что он остановился на определенном решении, а не прокручивает мысленно все варианты снова и снова в надежде найти лазейку для отказа от сделанного выбора.

Разум и воля как предпосылки выбора делают человека ответственным за свой поступок. Он несет вину за дурные последствия содеянного. Речь может идти о юридической ответственности перед законами, принятыми в обществе. В этом случае говорится о вине перед законом или обще­ством, от имени которого выступает закон. Речь может идти о моральной ответственности, которую можно трак­товать как ответственность перед конкретными людьми, перед совестью, Богом или даже самим собой. Разные эти­ческие системы дают различные ответы на вопрос «перед кем?». Важно только осознать, что ответственность возни­кает лишь при условии, что человек в состоянии пользо­ваться своим разумом и обладает свободной волей.

В самом деле, какую ответственность может нести безу­мец, неспособный отличить дурное от хорошего? Не владеющий своим разумом преступник подлежит не на­казанию, а лечению. С него снимается и моральная от­ветственность. Если предположить, что человек не обла­дает свободой воли, то это значит, что его действия целиком определяются давлением внешних условий и внутренним состоянием его организма, порождающим естественные желания — рефлексы. Про такого человека бессмысленно говорить, что он хочет того-то или того-то. Правильнее говорить: «ему хочется». Мы говорим, что нам хочется есть или спать, поскольку эти желания воз­никают в человеке сами собой как ощущения голода или сонливости («веки слипаются»). Наоборот, удержаться от сна или еды вопреки могучему «хочется» можно только путем напряжения воли. Воля человека настолько сво­бодна, что способна повлечь поступки, направленные «против течения» событий и давления обстоятельств. По крайней мере, об этом свидетельствует наш внутренний опыт. Этот опыт заставляет нас ощущать свою ответст­венность за все поступки, которые мы совершаем словом, мыслью, делом и неисполнением своего долга. Мы ответ­ственны и за то, что не распознали в нужный момент си­туацию морального выбора и «поплыли по течению», и за то, что в этой ситуации сделали дурной выбор.

Читайте также:  Вижу первую строчку таблицы для зрения

Итак, способность человека действовать на основе свободной воли и возможность разума отличать добро от зла составляют основу морального поступка. Грех огра­ничивает пределы человеческой свободы и способности поступать морально, отдавая человека на произвол об­стоятельств. Эту мысль о соотношении свободы и влия­ющих на человеческое поведение обстоятельств глубоко по-христиански выразил «святой доктор» ФЕДОР ПЕТРО­ВИЧ (Фридрих ЙОЗЕФ) Гааз (1780—1853). Он подчеркивал наличие у человека свободной воли, но признавал влия­ние обстоятельств, толкающих к дурным поступкам. Он писал: «Признавать эту зависимость человека от обстоя­тельств — не значит отрицать в нем способность пра­вильно судить о вещах, сообразно их существу, — или считать за ничто вообще волю человека. Это было бы равносильно признанию человека — этого чудного тво­рения — несчастным автоматом. Но указывать на эту за­висимость необходимо уже для того, чтобы напомнить, как редки между людьми настоящие люди. Эта зависи­мость требует снисходительного отношения к человечес­ким заблуждениям и слабостям. В этом снисхождении, конечно, мало лестного для человечества — но упреки и порицания по поводу такой зависимости были бы не­справедливы и жестоки» [Кони, с. 37].

Свободная воля необходима, чтобы быть моральным — противостоять обстоятельствам. Но следует принимать во внимание, сколь трудно сопротивляться давлению обсто­ятельств и правильно о них судить. Нужно снисходитель­но относиться к тем, кому это не под силу, но только не к самому себе.

Доказать наличие свободы воли научным методом (по крайней мере, естествен- но-научным), скорее всего, невоз­можно, ибо сам научный метод исходит из предпосылки, что все события в мире происходят необходимым образом в силу определенных причин.

Свобода волиозначает, что (по крайней мере, некото­рые) действия человек осуществляет не под влиянием не­умолимых причин, но в силу того, что субъект захотел так поступить. Свобода воли дает человеку способность совер­шать поступки. Не будь ее у нас, результат любого акта выбора определялся бы действующими на выбирающего причинами. Тем самым выбор был бы чистой фикцией — человеку кажется, что он выбирает то или иное благо, а в действительности он марионетка действующих в нем при­родных или сверхъестественных сил. В этом случае сомни­тельным оказалось бы само существование человека, ибо человек определяется именно способностью поступать, а не просто как марионетка слушаться кукловода, дергающего за ниточки. Последовательный материализм отрицает сво­боду воли, ибо в материальном мире ей нет места. Свободу воли отрицают и некоторые религиозные учения. Впро­чем, независимо от признания или непризнания того, что свободная воля присуща человеку, большинство филосо­фов, серьезно разрабатывающих проблемы этики, рассуж­дают об этих проблемах так, будто человек делает выбор по собственной воле и несет за него ответственность. Так, О.Г. дробницкий (1933—1973) рассматривал мораль как один из видов нормативной регуляции, включающей оп­ределенного вида предписания и санкции [Дробницкий, 1974]. Однако предписания имеют смысл только тогда, когда человек волен их выполнить, а санкции означают, что человек признается ответственным за свои поступки, не говоря уже о том, что он признается способным совер­шать поступки, а не только вынужденные действия. Дроб­ницкий выделил специфические признаки морали как нормативной регуляции поведения, считая, что в этике нельзя исходить из внутреннего опыта или из «очевидностей» типа «долг», «совесть», «добро» и т. д.

Мы же, наоборот, будем исходить из того, что пред­ставление о благеи ощущение сравнительной ценности различных благ — это очевидности, которые постигаются простым здравым смыслом. Люди могут быть существенно разными в области изощренного, но в простом между ними гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд. Эта общность между, казалось бы, очень далекими людьми легко обнаруживается при некотором внимании друг к другу. Поэтому при обсуждении логики ценностного выбора и места в этой логике морального выбора право­мерно исходить из обычного опыта, лежащего в основе обыденного здравого смысла.

В конкретной ситуации человек стремится к некоторо­му важному для него благу, но ему важно не только до­стичь желаемого блага, но и чувствовать, что он стремится к безусловно истинному благу. Каждый из нас заинтере­сован в том, чтобы иметь достаточные основания для по­ложительной самооценки, хотя далеко не всякий способен последовательно прилагать для этого серьезные усилия. Для внутреннего комфорта человеку требуется не только получать те или иные житейские блага, но и знать, что он правильно ориентируется в выборе желаемого и соверша­ет усилия в нужном направлении.

Более того, очень важно ощущать, что принимаемые нами решения соответствуют нашим действительным на­мерениям. Только в этом случае внешние обстоятельства и наша оценка этих обстоятельств не нарушают свободу воли: свободное согласие с возникшим намерением аде­кватно воплощается в поступке. Подчеркнем, что влече­ние возникает как инстинктивное «мне хочется», а согла­сие есть акт свободной воли.

НРАВСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ

Кроме непосредственного блага, достижение которого человек ставит себе в качестве цели, не менее важную роль для человека играет сознание правильности (справедли­вости) поставленной цели и собственной готовности до­биваться ее всеми силами. Можно сказать, что справедли­вость(правильность блага, достижение которого ставится целью) и героизм(готовность совершать серьезные усилия для этого достижения) сами являются благами, несущими в себе награду независимо от успеха в получении искомого блага. Это последнее может быть связано с конкретной пользой, с обеспечением тех или иных насущных матери­альных интересов. Но сопутствующее ему благо реализу­ется в сознании действующего субъекта как ощущение душевного комфорта благодаря обретению права на поло­жительную моральную самооценку (а в благоприятном слу­чае и одобрения со стороны окружающих).

Фактически речь идет о большем: положительная самооценка есть лишь субъективное ощущение как бы до­стигнутого совершенства. Парадокс состоит в том, что мо­ральное совершенствование не обеспечивает, а затрудняет положительную самооценку, ибо чем выше моральное раз­витие, тем строже требования к себе. (Никакой святой не способен почувствовать себя святым.) Так что извлекать непосредственное удовольствие из собственного совер­шенствования можно, лишь не заходя в нем слишком да­леко. Впрочем, человек, реально достигший моральных высот, с таким лукавым доводом считаться не станет.

источник

Тесное взаимодействие норм права и морали не означает, что процесс этот ровный, гладкий, бесконфликтный. Между ними могут возникать и довольно часто возникают острые противоречия, коллизии, расхождения. Нравственные и правовые требования не всегда и не во всем согласуются, а нередко прямо противостоят друг другу. Эти нестыковки, противоречия имеют как социальное, так и диалектическое происхождение.

Следует сказать, что оптимальное совмещение этического и юридического всегда было трудноразрешимой проблемой во всех правовых системах. И, как показывает опыт, идеальной гармонии здесь обычно достичь не удается — противоречия неизбежно сохраняются, возникают новые, усугубляются старые. Их можно в какой-то мере сгладить, ослабить, уменьшить, но не снять полностью.

Разумеется, отдельные из них можно волевым порядком устранить, другие — не допустить, но в целом как объективное явление они остаются. Вообще, вершин нравственности еще ни одному обществу достичь не удавалось, равно как и право никогда не выражало всей полноты моральных императивов. Отсюда — «недоразумения» между данными феноменами. При этом бывают коллизии поверхностные и глубинные, устойчивые. Не следует смотреть на них во всех случаях как на какое-то «зло», с которым необходимо непременно «бороться».

Причины противоречий между правом и моралью заключаются уже в их специфике, в том, что у них разные методы регуляции, различные подходы, критерии при оценке поведения субъектов. Имеет значение неадекватность отражения ими реальных общественных процессов, интересов различных социальных слоев, групп, классов. Расхождения между правом и моралью вызываются сложностью и противоречивостью самой жизни, бесконечным разнообразием возникающих в ней ситуаций, появлением новых тенденций в общественном развитии, неодинаковым уровнем нравственного и правового сознания людей, изменчивостью социальных условий и т.д.

Право по своей природе более консервативно, оно неизбежно отстает от течения жизни, к тому же в нем самом немало коллизий. Даже самое совершенное законодательство содержит пробелы, недостатки. Мораль же более подвижна, динамична, активнее и эластичнее реагирует на происходящие изменения. Эти два явления развиваются неравномерно, у морали преобладают элементы гибкости, стихийности. Отсюда в любом обществе всегда разное правовое и моральное состояние.

Право и мораль — не антиподы, а «соперники», они по-разному оценивают одни и те же факты, между ними тонкие грани и взаимопереходы. На этой почве нередко происходят «лобовые столкновения», так как мораль требует от человека гораздо большего, чем право, судит строже. «Нечто позволительное с точки зрения права может быть чем-то таким, что моралью осуждается», — писал Гегель. В этом легко убедиться на простых житейских примерах.

Известно, что фактический (незарегистрированный) брак не влечет никаких юридических последствий, и отец ребенка, родившегося в таком браке, не обязан по закону платить алименты, оказывать материальную помощь. По закону — да, а по совести, по морали?

Например, восемнадцатилетняя девушка, выйдя замуж, потребовала выделения своей доли из общей жилплощади, на которой проживали отец, мать и старший брат. Несмотря на уговоры и категорические возражения родителей против дележа (размена) квартиры, она твердила одно: я имею право. Никакие моральные соображения, возмущение соседей, знакомых ее не смущали.

Статья 229 ГК РФ (ч. 2) гласит: «Нашедший вещь вправе потребовать от лица, управомоченного на получение вещи, вознаграждение за находку в размере до двадцати процентов стоимости вещи». Однако абсолютное большинство граждан не претендуют на эти законные проценты. Интересно, почему? Очевидно, останавливают чисто человеческие, моральные нормы. И это также противоречие.

Кроме того, бывают просто недемократические, антигуманные законы. Например, в советском Уголовном кодексе были статьи, фактически поощрявшие доносительство и требовавшие от свидетелей давать изобличающие показания против родителей и близких родственников. В период сталинщины вообще действовало репрессивное законодательство, нарушавшее элементарные права человека. История знает жестокие, бесчеловечные, фашистские законы, не укладывающиеся в рамки нравственности.

Хотя в основе права лежит мораль, это вовсе не значит, что право механически закрепляет все веления морали, независимо от их сути и принадлежности. Мораль неоднородна, отражает устремления различных социальных групп, слоев, классов, в ней могут противоборствовать взаимоисключающие взгляды. Ф. Энгельс писал: «Представления людей о добре и зле так менялись от народа к народу, от века к веку, что часто прямо противоречили друг другу». В идеале все нормы права должны основываться на нормах морали, как бы воспроизводить их на языке законов, но так бывает далеко не всегда.

Мораль, как правило, «шагает впереди», но иногда и юридические установления служат для морали ориентиром и могут оказывать на нее опережающее воздействие.

Создаются ситуации, когда закон нечто разрешает, а мораль запрещает, и наоборот, закон запрещает, а мораль разрешает. Отсутствие же согласия и «взаимопонимания» между ними сказывается в конечном счете на регулятивных и воспитательных возможностях обоих этих средств. Требуется корректировка соответствующих норм, гармонизация нравственного и правового сознания. Иногда жизненные коллизии ставят суды в затруднительное положение.

В российской печати приводился факт, когда молодой человек, инженер по образованию, предъявил иск о возмещении материального ущерба, причиненного ему в результате пожара, возникшего по вине малолетнего ребенка в доме, где он снимал комнату. Ребенок и все имущество при пожаре погибли. Но несчастье и большое горе владельца дома нисколько его не смутило. В исковом заявлении он скрупулезно перечислял все свои вещи, вплоть до галстуков и носков. При этом общая сумма иска по тем временам (70-е гг.) была незначительной. Ясно, что такое поведение этого гражданина в данной конкретной ситуации не могло получить одобрения со стороны общественного мнения и морали, хотя оно и является с точки зрения закона правомерным. Позиции права и нравственности в оценке возникшего конфликта разошлись.

Формально суд может удовлетворить иск, но мораль будет не на его стороне. Впрочем, найдутся и такие, кто вполне согласится с подобным решением. В этом и заключается противоречие между нравственным и правовым сознанием. Поэтому не всегда верно утверждение, что, раз по закону, по праву, то, значит, и «по совести», по морали, как и наоборот. В жизни все гораздо сложнее. Нередко человек судит себя сам, взвешивает на весах справедливости свои поступки.

Приведем еще один характерный случай. Он и она, не зарегистрировав брак, прожили вместе, одной семьей, пять лет. С первых дней она, чтобы доказать свое доверие к нему, ежемесячно вносила на его сберкнижку часть своей зарплаты. То же самое делал и он. Впоследствии, не сойдясь характерами, разошлись. И вот он рассуждает: «Когда перед этим я задумывался о необходимости разойтись, я не знал, как должен поступить с деньгами, скопившимися на сберкнижке. Но наконец понял, что ничего предосудительного не совершу, если оставлю все деньги себе. Так я и сделал. Но почему-то мои сослуживцы и знакомые порицают меня, заявляя, что я совершил подлость».

Таким образом, «фактический» супруг, попросту говоря, обобрал «фактическую» супругу, не переступая при этом грани закона, но попал под жесткий моральный бойкот. Множество острейших коллизий между правом и моралью возникает вокруг дележа наследства после смерти родственников.

В условиях кризисного состояния российского общества противоречия между правом и моралью крайне обострились. Резко понизился порог нравственных требований, предъявляемых к личности. «Первоначальное накопление капитала», «черный бизнес», безудержная погоня за наживой, легализация многих сомнительных форм обогащения сильно подорвали моральные устои.

Изменились социальные и духовные ценности, критерии престижа индивида. «Героями нашего времени», как правило, становятся ловкие, нахрапистые дельцы, люди, «умеющие жить». Мораль их уже и не особенно осуждает, а скорее оправдывает. Этим даже бравируют. Обесценен честный труд. «Простых работяг» массовое сознание не поддерживает, а «жалеет» как не приспособившихся к новым реалиям.

Дата добавления: 2014-01-04 ; Просмотров: 6855 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник