Меню Рубрики

Право с точки зрения здравого смысла

Народы цивилизованного мира, общаясь между собой, кроме обычных языков, используют также особый и очень важный «язык» – здравый смысл. Это язык взглядов, навыков и форм мышления, накопленных людьми за многие тысячелетия своей практической деятельности. Общепринятого определения, что такое «здравый смысл» нет. Наиболее полно, кажется, его раскрыл Александр Круглов в своём «Словаре» [1]. В настоящей статье излагается суть его видения проблемы. Я лишь упростил многие формулировки, да классифицировать материал с целью лучшей обозримости.

1. Термины и определения
Определения со знаком «*» предлагаются автором в порядке обсуждения.
• благоразумие – качество характера или принцип действия, ориентирующий человека (группу) на достижение максимального собственного блага.
здра;вый смы;сл — совокупность взглядов на окружающую действительность, навыков, форм мышления, выработанных и используемых человеком в повседневной практической деятельности, которые разделяют почти все люди и которые можно разумно ожидать от почти всех людей без необходимости обсуждения [2].
• здравый смысл – «совокупность взглядов, навыков, форм мышления, выработанных человеком в его повседневной практической деятельности [3] . Термин «3.С.» в философской литературе употреблялся прежде всего в противовес оторванным от жизни умозрительным построениям идеализма. В этом отношении т. зр. 3.С. совпадает с позицией материализма.
• здравый смысл: всё достоверно установленное человечеством общезначимое – взгляды, навыки, формы мышления и т.п.*.
• здравый смысл – квинтэссенция опыта плюс способность отличать истинный опыт от ложного [6].
• Здравый смысл – совокупность взглядов на окружающую действительность [4].
• «. здравый смысл – это интуитивное понятие или, говоря по-иному, это одно из исходных понятий внутреннего мира человека, не определяемое посредством других понятий» [5].
• общезначимый здравый смысл есть подлинная культура – то, что возвышает отдельные народы до общечеловеческого. Её суть – расти и накапливать опыт, всё более и более раскрывая в человеке разум. Традиция должна уступить место адекватному (здравому, культурному) отношению к миру [1].
• искусственная реальность – общепринятость.
• Мир – всё материальное и духовное*.
• общепринятое – всё то, что всеми понимается одинаково и необходимо для общения и существования социума*.
• общезначимое – «общий язык» всего человечества вне рамок отдельных сообществ.
• практика – царство здравого смысла [1].
• разум есть рассудок, доросший до здравого смысла [1].
• реальность – многозначный термин: объективно общезначимое, наиболее вероятное, наличное. Различают два вида реальности – естественную и искусственную [1].
сдержанность – способность, при всём доверии к первому душевному порыву, дождаться последующих порывов [1].
сообщество – племя, народ, цивилизация*.
• чувство реального – умение стоять на почве реального и при необходимости не конфликтовать с ним. Характеризуется двумя свойствами – пониманием непреложности факта и способностью видеть из факта следствия без опоры на опыт [1].
• эмпатия – способность к сопереживанию.
• юмор – величие души и торжество здравого смысла [1].

2. Общезначимый здравый смысл по А. Круглову
Общие принципы, положения, определения и советы
• Философия здравого смысла – рационализм: готовность признавать общезначимым только доказанное и доказуемое. Всё остальное – дело ума и чувств каждого.
• Здравый смысл никогда и ни в чём не дан нам вполне: объективное больше данного и неисчерпаемо. Он часто на большую часть искомое. А личность начинается с изобретения велосипедов – общепринятость ей не указ.
• Здравый смысл обиходен отчасти. Обиходное доказало свою жизнеспособность и потому какой-то здравый смысл в себе содержит. Но что в ней здраво, может судить лишь разум.
• Догма не совместима со здравым смыслом
• Идейность – прямая оппозиция здравому смыслу.
• Общепринятость чего бы то ни было рождается от объективной потребности.
• Базовые, т.е. общие для всех ценности, непреложны (бесспорны).
• Общепринятые мнения и вкусы – это ценности, к которым приходит большинство уже многие поколения.
• Мир стоит на возможности коммуникации, а саму её следует основывать на общезначимом.
• Над истиной не властна ни сила, ни мнение. Здравый смысл для религии всегда будет вольнодумцем.
• Достоверное истинно лишь в определённых границах.
• «Научное мировоззрение – это мировоззрение здравого смысла. Как и сама наука – продолжение здравого смысла», С. Капица.
• Право науки на бесполезность вытесняется ложным правом на бессмысленность. Становление социального института науки способствует тому, что научный интерес заменяется карьерным.
• Не надо изобретать философии там, где достаточно простой логики и глаз.
• В Мире всё естественно и постигаемо шаг за шагом. Чудес не бывает!
• Пока работает простое объяснение, в сложном нет нужды.
• Настороженно относитесь к готовым формулам. Своих умозаключений они не заменят, а где они не властны, уповайте на опыт.
• Здоровый рассудок различает объективное и субъективное. Общепринятое для него скорее
субъективное.
• Никогда человек не станет достаточно силён в том, что для него не самое главное
Социология
• В социальной сфере рассудочные решения часто примитивны и ведут к насилию. Жизнь неисчерпаема и здравый смысл понимает это.
•Подлинное право с точки зрения здравого смысла есть право человека на общезначимое – жизнь, свободу распоряжаться собой, владеть добытым не во вред другим. Власть и обычай должны лишь оберегать это право, а не нарушать его.
• Здравый смысл не подминает под принципы жизнь, действуя формально. Гносеология его антидогматична, а этика – ситуативна.
• Здравы те обычаи, что не ведут обывателя к гибели или вырождению. Здравы те мысли, что не противоречат очевидности, т.е. реальности.
• Разумное выше общепринятого и потому даёт индивиду право на критику и нововведения.
• Каждый вправе на свои собственные интересы.
• Диалектика здраво видит многогранность явлений, но ей не вооружишь профана. Он с ней теряет здравый смысл.
• Не игнорируйте те факты, которые вы не можете пока объяснить. Сочувствуйте и тому, кому вы не можете помочь ничем.
• Ориентироваться не на псевдореальность общепринятого, а на саму реальность – норма. Но норма – это то, что редко встречается. Здравомысленным надо смиряться со званием чудака.
Этика
• Ложь во спасение оправдана, если спасаемое свято – жизнь, любовь.
• Этика здравого смысла – эмпатия, сострадательность, справедливость. Можно сказать – простая человечность. Добро в том, чтобы помочь жить ближнему не за счёт другого. Пафос этой этики, её исток и цель – сам ближний. Следуй «золотому правилу» – не делай другому того, чего себе не желаешь.
• Этика здравого смысла – компромисный этический минимум. Да будет мир у нас, а остальное лишь личное дело каждого. О вкусах не спорят.
• В сфере этической благое и есть истинное: не Бог, не идея и не принцип, а лишь вернейший способ облегчить кому-то жизнь.
• Во избежание крайностей:
— предпочитайте базовые ценности во всех случаях;
— ни одно, даже самое бесспорное правило не доводите до противоречия с самим собой.
Вы спрятали в своём доме убегающего от бандита человека. Бандит спрашивает вас о нём – вы, несмотря на заповедь «не лги», солгите ему.
• Разумный в конфликтах стремится к поиску компромиссов, а не к подавлению оппонента снлой.
• Не навязывай свои идеалы всем другим. Будь терпим и имей чувство меры
• Даже эгоизм, набираясь здравого смысла, становится более человечным.
• Здравомысленный рад благополучию, но ни в грош не ставит то, что только считается благополучием – престиж ради престижа, например.
• Не отворачивайся от горьких истин и вечных проблем.
• Будь адекватен: на танцах – танцуй, в строю – маршируй. Но человек выше всякой ситуации и может её не принять.
• Ни в одной жизненной ситуации всё учесть невозможно – значит нужно быть готовым к встрече с чем-то неучтённым. Не будьте слишком прямолинейны и не слишком полагайтесь на типовые решения.
Политика: Последовательность – прямое требование здравого смысла, но ещё чаще он проявляет себя как спасительная непоследовательность. в царстве убеждений, принципов, партий, идей.
Просвещение: личность, человечность, логика.
Религия: Здравый смысл осуждает войну за веру.

Заключение
1. «Общезначимый здравый смысл»,это следует из сказанного выше, далеко не интуитивное понятие, как это пытается изобразить Н. Протасов. «Физики» не любят метафизику и потому часто трактуют здравый смысл неверно, в духе общепринятого.
2. Вряд ли кто останется доволен тем, как я раскрыл тему – мало, как-то фрагментарно, поверхностно и не очень убедительно. Наброски. Буду рад, если кто-то достойно продолжит разговор.

источник

Авторская разработка на тему «Право с точки зрения здравого смысла» по предмету «Менеджмент» содержит 70 страниц, 1 рисунок, 1 таблицу и 36 источников.

Ключевые слова: Менеджмент, Финансовое право, Психология, Гражданское право, Экономика, Управление персоналом.

Объектом исследования является анализ условий «Право с точки зрения здравого смысла». Предметом исследования является рассмотрение отдельных вопросов, сформулированных в качестве задач данного исследования.

Целью исследования является изучение темы «Право с точки зрения здравого смысла» с точки зрения новейших отечественных и зарубежных исследований по сходной проблематике.

Работа имеет традиционную структуру и включает в себя введение, основную часть, состоящую из 3 глав, заключение и библиографический список.

В процессе работы выполнялся теоретико-методологический анализ темы «Право с точки зрения здравого смысла», в том числе исследовались теоретические аспекты изучения явления «Право с точки зрения здравого смысла», изучалась природа темы «Право с точки зрения здравого смысла».

Далее проводилось исследование актуальности «Право с точки зрения здравого смысла» в современных условиях с привлечением статистических данных и научных публикаций последних лет.

В результате исследования выявлены и количественно обоснованы конкретные пути решения проблемы «Право с точки зрения здравого смысла», в том числе обозначены некоторые возможности решения проблемы «Право с точки зрения здравого смысла» и определены тенденции развития тематики «Право с точки зрения здравого смысла».

Степень внедрения — предложения и конкретные мероприятия опробованы в деятельности организации, послужившей базой для учебной практики.

Предложенные мероприятия с некоторой конкретизацией могут быть использованы в работе кадровых служб российских предприятий.

Реализация предлагаемых мер позволяет обеспечить более точное понимание природы и актуальных проблем «Право с точки зрения здравого смысла».

  • Введение
  • Глава 1. Теоретико-методологический анализ темы «Право с точки зрения здравого смысла»
    • 1.1. Теоретические аспекты изучения явления «Право с точки зрения здравого смысла»
    • 1.2. Природа явления «Право с точки зрения здравого смысла»
  • Глава 2. Исследование актуальности «Право с точки зрения здравого смысла» в современных условиях
  • Глава 3. Пути решения проблемы «Право с точки зрения здравого смысла»
    • 3.1. Возможности решения проблемы «Право с точки зрения здравого смысла»
    • 3.2. Тенденции развития тематики «Право с точки зрения здравого смысла».
  • Заключение
  • Список использованной литературы
    • 1. Нормативно-правовые акты
    • 2. Библиография
    • 3. Периодические источники
    • 4. Интернет-источники
  • Приложения

В списке литературы, использованной при подготовке данной работы, представлено 36 библиографических источников. Охарактеризуем некоторые из них:

Обозначенную проблему «Право с точки зрения здравого смысла» рассматривает Николай Шмелев в книге «Николай Шмелев. Собрание сочинений. Том 4. Авансы и долги, или Возвращение к здравому смыслу», изданной в 2007 году и содержащей 624 стр. Из описания книги можно сделать вывод, что

В книге известного экономиста и писателя Николая Петровича Шмелева объединено все самое важное из написанного им за последние 20 лет о проблемах российской экономики без всяких текстуальных изменений. Часть журнальных и газетных публикаций вошла в книгу «Авансы и долги», вышедшую в 1996 г. Ни одна из статей не потеряла актуальности и сегодня. Автор заканчивает книгу попыткой заглянуть в будущее, давая свой сценарий развития России в ближайшие 50 лет. Лишь здравый смысл, как не устает повторять Шмелев, позволит наконец обеспечить нормальную, достойную жизнь гражданам нашей страны в XXI в. Для широкого круга читателей.

Также проблем регулирования современных вопросов по теме «Право с точки зрения здравого смысла» касается В. П. Ермаков, Г. А. Якунин в монографии «Основы тифлопедагогики. Развитие, обучение и воспитание детей с нарушениями зрения. Учебное пособие для ВУЗов». Данная книга была выпущена в издательстве «Владос» в 2000 году, содержит 240 стр.

Пособие знакомит с предметом и задачами тифлопедагогики, с ее медико — биологическими основами; раскрываются особенности психического развития детей с нарушенным зрением; определяются коррекционно — развивающие подходы к их воспитанию и обучению. Пособиеадресовано студентам высших учебных заведений; будет полезно студентам средних педагогических заведений и специалистам — практикам в работе с детьми, имеющими нарушения зрения.

Ряд актуальных проблем был затронут в книге «Логика с точки зрения информатики: бестселлер в духе Льюиса Кэрролла. 12 этюдов». К. И. Бахтияров определил актуальность и новизну этой темы в своем исследовании, опубликованном в 2002 году в издательстве «Едиториал УРСС». В описании книги сказано следующее.

Настоящее издание способствует формированию межпредметных связей и развитию логического мышления. Книга написана в виде занимательных этюдов. На примерах известных логических парадоксов показывается применение понятия логического массива. Особое внимание уделяется ключевому понятию книги — логическому вектору, который является частным случаем логического массива. Книга предназначена для широкого круга читателей. Будет полезна школьникам старших классов, а также студентам высших учебных заведений.

Кроме того, при изучении темы «Право с точки зрения здравого смысла» были использованы такие периодические источники, как:

  1. Уроки судебного процесса над трансплантологами с точки зрения менеджмента качества медицинской помощи. А.А. Старченко, С.А. Комарец, И.Н. Курило, М.Ю. Фуркалюк, П.И. Алешин, «Вопросы экспертизы и качества медицинской помощи», № 9, сентябрь 2007.
  2. Еще раз о трудовом договоре, но с точки зрения кадрового делопроизводства. Тематический обзор. «Кадровик. Кадровое делопроизводство», № 8, август 2007.
  3. С точки зрения кредитного брокера. Н. Корчагин, «БДМ. Банки и деловой мир», № 7, июль 2007.
  4. Экономическая эффективность платежной системы с точки зрения окупаемости. С.В. Криворучко, «Управление в кредитной организации», № 3, май-июнь 2007.
  5. Проблемы формирования аудиторского заключения с точки зрения Минфина России. Е.Л. Сквирская, «Финансовые и бухгалтерские консультации», № 3, март 2007.
Читайте также:  Формы собственности с экономической точки зрения

Представленная работа посвящена теме «Право с точки зрения здравого смысла».

Проблема данного исследования носит актуальный характер в современных условиях. Об этом свидетельствует частое изучение поднятых вопросов.

Тема «Право с точки зрения здравого смысла» изучается на стыке сразу нескольких взаимосвязанных дисциплин. Для современного состояния науки характерен переход к глобальному рассмотрению проблем тематики «Право с точки зрения здравого смысла».

Вопросам исследования посвящено множество работ. В основном материал, изложенный в учебной литературе, носит общий характер, а в многочисленных монографиях по данной тематике рассмотрены более узкие вопросы проблемы «Право с точки зрения здравого смысла». Однако, требуется учет современных условий при исследовании проблематики обозначенной темы.

Высокая значимость и недостаточная практическая разработанность проблемы «Право с точки зрения здравого смысла» определяют несомненную новизну данного исследования.

Дальнейшее внимание к вопросу о проблеме «Право с точки зрения здравого смысла» необходимо в целях более глубокого и обоснованного разрешения частных актуальных проблем тематики данного исследования.

Актуальность настоящей работы обусловлена, с одной стороны, большим интересом к теме «Право с точки зрения здравого смысла» в современной науке, с другой стороны, ее недостаточной разработанностью. Рассмотрение вопросов связанных с данной тематикой носит как теоретическую, так и практическую значимость.

Результаты могут быть использованы для разработки методики анализа «Право с точки зрения здравого смысла».

Теоретическое значение изучения проблемы «Право с точки зрения здравого смысла» заключается в том, что избранная для рассмотрения проблематика находится на стыке сразу нескольких научных дисциплин.

Объектом данного исследования является анализ условий «Право с точки зрения здравого смысла».

При этом предметом исследования является рассмотрение отдельных вопросов, сформулированных в качестве задач данного исследования.

Целью исследования является изучение темы «Право с точки зрения здравого смысла» с точки зрения новейших отечественных и зарубежных исследований по сходной проблематике.

В рамках достижения поставленной цели автором были поставлены и решения следующие задачи:

  1. Изучить теоретические аспекты и выявить природу «Право с точки зрения здравого смысла».
  2. Сказать об актуальности проблемы «Право с точки зрения здравого смысла» в современных условиях.
  3. Изложить возможности решения тематики «Право с точки зрения здравого смысла».
  4. Обозначить тенденции развития тематики «Право с точки зрения здравого смысла».

Работа имеет традиционную структуру и включает в себя введение, основную часть, состоящую из 3 глав, заключение и библиографический список.

Во введении обоснована актуальность выбора темы, поставлены цель и задачи исследования, охарактеризованы методы исследования и источники информации.

Глава первая раскрывает общие вопросы, раскрываются исторические аспекты проблемы «Право с точки зрения здравого смысла». Определяются основные понятия, обуславливается актуальность звучание вопросов «Право с точки зрения здравого смысла».

В главе второй более подробно рассмотрены содержание и современные проблемы «Право с точки зрения здравого смысла».

Глава третья имеет практический характер и на основе отдельных данных делается анализ современного состояния, а также делается анализ перспектив и тенденций развития «Право с точки зрения здравого смысла».

По результатам исследования был вскрыт ряд проблем, имеющих отношение к рассматриваемой теме, и сделаны выводы о необходимости дальнейшего изучения/улучшения состояния вопроса.

Таким образом, актуальность данной проблемы определила выбор темы работы «Право с точки зрения здравого смысла», круг вопросов и логическую схему ее построения.

Теоретической и методологической основой проведения исследования явились законодательные акты, нормативные документы по теме работы.

Источниками информации для написания работы по теме «Право с точки зрения здравого смысла» послужили базовая учебная литература, фундаментальные теоретические труды крупнейших мыслителей в рассматриваемой области, результаты практических исследований видных отечественных и зарубежных авторов, статьи и обзоры в специализированных и периодических изданиях, посвященных тематике «Право с точки зрения здравого смысла», справочная литература, прочие актуальные источники информации.

Менеджмент образцы работ
Финансовое право образцы работ
Психология образцы работ
Гражданское право образцы работ
Экономика образцы работ
Управление персоналом образцы работ
  1. Уроки судебного процесса над трансплантологами с точки зрения менеджмента качества медицинской помощи. А.А. Старченко, С.А. Комарец, И.Н. Курило, М.Ю. Фуркалюк, П.И. Алешин, «Вопросы экспертизы и качества медицинской помощи», № 9, сентябрь 2007.
  2. Еще раз о трудовом договоре, но с точки зрения кадрового делопроизводства. Тематический обзор. «Кадровик. Кадровое делопроизводство», № 8, август 2007.
  3. С точки зрения кредитного брокера. Н. Корчагин, «БДМ. Банки и деловой мир», № 7, июль 2007.
  4. Экономическая эффективность платежной системы с точки зрения окупаемости. С.В. Криворучко, «Управление в кредитной организации», № 3, май-июнь 2007.
  5. Проблемы формирования аудиторского заключения с точки зрения Минфина России. Е.Л. Сквирская, «Финансовые и бухгалтерские консультации», № 3, март 2007.
  6. Дарение с точки зрения налога на прибыль. А.Н. Медведев, «Новое в бухгалтерском учете и отчетности», № 18, сентябрь 2006.
  7. Чем являются авиабилеты с точки зрения НК РФ. А.Н. Медведев, «Ваш налоговый адвокат», № 5, сентябрь-октябрь 2006.
  8. Contact. Методология учета с точки зрения организатора системы. Л. Хлунова, «Бухгалтерия и банки», № 5, май 2006.
  9. Обеды как проблема. с точки зрения налогов. Е.В. Орлова, «Налоговый вестник», № 10, 11, октябрь, ноябрь, 2005.
  10. Изменение расчетного счета с точки зрения изменения условий договора. Ю. А. Тарасенко, «Вестник Федерального Арбитражного суда Западно-Сибирского округа», № 5, сентябрь-октябрь 2005.
  11. Оценка работы современного стационара с точки зрения врачей. П.Н. Морозов, «Менеджер здравоохранения», № 7, июль 2005.
  12. Обеспечение прав пациентов с точки зрения гражданского права РФ. И.Г. Ломакина, сборник «Научные труды II Всероссийского съезда. Национального конгресса по медицинскому праву. Россия, Москва, 13-15 апреля 2005.»
  13. Реформа здравоохранения с точки зрения практического врача. И.Н. Мартьянов, «Менеджер здравоохранения», № 4, апрель 2005.
  14. Потребительский кредит с точки зрения потребителя. Е. Луковкина, «Банковское дело в Москве», № 4, апрель 2005.
  15. Злоупотребление правом: теория проблемы с точки зрения применения в арбитражном процессе. Ю.А. Тарасенко, «Вестник Федерального Арбитражного суда Западно-Сибирского округа», № 4, май-июнь 2004.
  16. Пределы реализации сделки прощения долга с точки зрения момента ее совершения и формы. Н.Г. Соломина, «Право и экономика», N 8, август 2012 г.
  17. Может ли врач быть изобретателем? Исследование, касающееся вопросов патентования хирургических, терапевтических и диагностических методов, с точки зрения юриста. Б. Мэндык, «Актуальные проблемы российского права», N 1, январь-март 2012 г.
  18. Параллельный импорт с точки зрения интересов потребителей и правообладателей. Н.А. Орлова, «Образование и право», N 12, декабрь 2011 г.
  19. Что следует знать о бонусных выплатах с точки зрения трудового права. Н. Н. Булыга, «Трудовое право», N 8, август 2011 г.
  20. Положение руководителя организации в Великобритании и России с точки зрения права. Е.Р. Радевич, «Управление персоналом», N 16, август 2010 г.
  21. Договор аутсорсинга с точки зрения права. И. Костян, М. Власенко, «Кадровик. Трудовое право для кадровика», № 11, ноябрь 2008.
  22. Дефекты товарной накладной, которые с точки зрения информативности могут быть устранены иными документами, не лишают налогоплательщика права на применение налогового вычета по НДС. А.А. Куликов, «БУХ.1С», № 6, июнь 2008.
  23. Проблемы стандартизации медицинской деятельности с точки зрения законодательства и Генеральной прокуратуры РФ. А.А. Старченко, С.А. Комарец, И.Н. Курило, М.Ю. Фуркалюк, П.И. Алешин, В.А. Быстрова, «Медицинское право», № 1, I квартал 2008.

Свяжитесь со мной, если вам нужна консультация по этой теме или сопровождение.

Гладышева Марина Михайловна

marina@studentochka.ru

с 9 до 21 ч. по Москве.

Спасибо, ваше сообщение отправлено

В ближайшее время мы пришлем сообщение с ценой и возможными сроками консультации. Если Вас все устроит, то мы начнем работать.

Если никто из сотрудников не сможет вас проконсультировать, то мы сообщим об этом письмом в течение суток.

источник

Здравый смысл — величайшая мыслительная ценность. Нормальное мышление, здравомыслие, здравый смысл — это всё чрезвычайно важные понятия, обозначающие мыслительную норму. Вообще здоровье характеризует нормальное состояние человеческого организма, а здравомыслие — нормальное состояние человеческого мышления.

Могут спросить: в чем разница между здравомыслием и мышлением вообще? Понятие здравомыслия указывает на то, что мышление, как и человек вообще, может быть здоровым, нормальным, а может быть нездоровым, больным, ненормальным, патологическим. Если есть здравомыслие, то есть и ненормальное, болезненное, больное, патологическое мышление. В последнем случае я имею в виду не столько больное мышление в психиатрическом, медицинском смысле, сколько ненормальное мышление, существующее в пределах психического здоровья или на грани психического здоровья и болезни. Психически здоровый человек может мыслить (размышлять, рассуждать), опираясь не на здравый смысл, а на что-то другое, например, подчиняясь воле чувств, предаваясь безудержной фантазии или желая удивить, поразить воображение обывателя.

Здравомыслящее поведение — ядро осмысленного поведения. Осмысленным мы находим все то, что освещено светом разума, мышления. Здравый же смысл мы видим не в том, что является просто осмысленным, а в том, что соответствует нашим представлениям о жизни-здоровье как в масштабах отдельного “я”, так и в масштабах коллективного “я” разных уровней (семьи, коллектива, нации, человечества). Человек, например, может осмысленно (из-за тягот жизни) пойти на самоубийство, но оправдать этот его поступок с позиции здравого смысла никак нельзя. Лишающий себя жизни — тем более лишается здоровья, а это отнюдь не здравое поведение.

Здравый смысл — величайшая мыслительная ценность, обозначающая границы нормального, здорового мышления, здравомыслия. Регулирующая роль здравого смысла очевидна. Опираться на здравый смысл — значит держать в узде свое мышление, эмоции, воображение, волю, т. е., с одной стороны, направлять мышление в нужное русло, а, с другой, не позволять ему “растекаться по древу”.

Здравомыслие — это когда человек не торопится делать выводы и одновременно не затягивает с выводами, в меру рассудителен и в меру безрассуден, в меру осторожен и в меру смел, в меру верит и в меру не верит, в меру сомневается и в меру не сомневается, в меру надеется и в меру не надеется, в меру боится и в меру не боится.

Здравомыслие — это самооценка в меру, не выше, но и не ниже.

Здравомыслие — это трезвый взгляд на вещи, на жизнь, не через розовые очки, но и не через черные; это взгляд глазами с нормальным зрением, ни опьяняюще-романтический, прекраснодушный, ни цинически-разочаровывающий, мрачный.

Здравомыслящий человек по возможности мыслит логически, не любит парадоксы. Парадоксальное мышление — это либо манерное, либо больное мышление, либо то и другое. В первом случае человек играется, играет в мышление, работает на публику. Ж. Лабрюйер чисто по французски высмеял такое мышление. “Парадоксальный ум, — говорил он, — относится к уму оригинальному так же, как жеманство к грации”. Во втором случае человек находится на грани психического заболевания, его мышление-сознание близко к тому, чтобы быть разорванным, раздвоенным.

С другой стороны, здравомыслящий человек не увлекается логикой до последнего, оставляет место для интуиции, фантазии, полета мысли. Исключительно логично мыслящий человек — рассудочен, нуден в общении (зануда), педант, пунктуалист, действующий как автомат-робот и попадающий от этого обычно впросак.

Здравомыслие — мера во всем, даже в том, чтобы соблюдать меру.

Разница между здравомыслием и здравым смыслом не по содержанию, а в их отнесенности к разным объектам. Здравомыслие, здравая мысль — это непосредственная нормативная оценка мышления, мысли. Здравый смысл — это опосредованная нормативная оценка мышления, мысли — через оценку того, что человек говорит, делает. Здравый смысл мы ищем не в самом мышлении, а в словах и поступках человека. На это указывают такие выражения: “в том, что он говорит, есть здравый смысл”; “в делах своих, в решениях и предложениях опираться на здравый смысл”; “выступать с позиции здравого смысла”; “он делает так вопреки здравому смыслу”; “противоречит (не противоречит) здравому смыслу”.

К истории вопроса. В. Шаповаловым недавно была предложена такая версия происхождения понятия здравого смысла:

“Понятие здравого смысла восходит к понятию “общее чувство”, впервые разработанному древнегреческим философом Аристотелем (384-382 гг. до н.э.). Аристотель считал, что помимо пяти чувств — зрения, осязания, слуха, вкуса, обоняния — существует еще одно. Его он назвал общим чувством. Этот термин впоследствии был переведен на латинский язык как sensus communis, — откуда он и вошел в европейские языки. Согласно Аристотелю, существуют такие восприятия, которые рассчитаны на прием не одним из пяти чувств отдельно, а всеми. Это, например, фигура, движение или покой, величина и др. Движение мы можем воспринять зрением, осязанием (по создаваемым колебаниям воздуха), слухом и т. д. Общее чувство координирует восприятия отдельных органов чувств. Оно собирает восприятия, общие для всех. Благодаря действию общего чувства, мы воспринимаем не отдельные свойства предмета, а весь предмет целиком. Общее чувство согласует данные отдельных чувств между собой. Оно не дает впасть в крайность или односторонность, — как случилось бы, если бы мы целиком доверились только одному из чувств. Таким образом, общее чувство, в понимании Аристотеля — это основа согласованности и сбалансированности восприятия”[99].

Эта версия, как мне кажется, является несколько узкой и односторонней. Несомненно, аристотелевское “общее чувство” сыграло свою роль в становлении понятия здравого смысла. Но не оно только. Понятия здравомыслия и здравого смысла имеют свою историю. И эта история связана скорее с формированием понятий здоровья и мышления (мысли). Во всяком случае, русский язык указывает на это совершенно недвусмысленно: слова “здравый смысл”, “здравомыслие” соединяют понятия здоровья и мышления, мысли, смысла (последнее понятие, несомненно, является мыслительной категорией, очень близкой по своему значению понятию мысли; “смысл” и “мысль” буквально сливаются в словах “осмысление”, “осмыслить”).

Читайте также:  Вижу первую строчку таблицы для зрения

Древние греки, да и другие древние народы задолго до Аристотеля имели достаточно ясное представление о том, что такое здравомыслие, здравый смысл. В псевдоплатоновских “Определениях” мы находим, по крайней мере, три термина, характеризующие с разных сторон указанные понятия. Это прежде всего термин “здравомыслие” (ennoia): “Здравомыслие (ennoia) — стройность мысли”. Затем “рассудительность” и “разумность”:

По свидетельству Диогена Лаэртского стоик Гекатон в книге “О добродетелях” утверждал, что “здоровье сосуществует и последует такой умственной добродетели как здравомыслие (sophrosyne), подобно тому, как свод бывает крепок, когда он умело возведен” (VII, 90. C. 274)

В Новое время понятие здравого смысла как бы заново рождается и прежде всего как критерий для отличения разумного от неразумного (иррационального).

Так у Д. Локка “здравый смысл” противопоставляется безудержной фантазии, “естественному суеверию”, странным мнениям, нелепым религиозным обрядам, религиозному исступлению, фанатизму.

Д. Локк еще не проводил различия между разумом и здравым смыслом. В самом деле, “разум” и “здравый смысл” — близкие по смыслу понятия и в ряде случаев могут использоваться как синонимы. Между мышлением вообще (а слово “разум” употребляется нередко Локком, да и многими другими философами, именно в этом значении) и здравомыслием не очень большая разница. В своей основе человеческое мышление является здоровым, буквально, здравомыслием. И лишь в некоторых ситуациях оно может давать сбои, быть болезненным, больным, патологическим.

Д. Юм в своих работах часто использовал понятие здравого смысла и именно как нормативную, мерную категорию, с помощью которой человек избегает крайностей в своих суждениях и оценках, старается держаться золотой середины.

Юм вслед за Локком рассматривал здравый смысл как защиту-преграду от иррационалистических измышлений. В одном месте он язвительно замечает:

“Если бы это богословие не выходило за пределы разума и здравого смысла, его доктрины казались бы слишком легкими и общеизвестными. По необходимости приходится возбуждать изумление, прибегать к таинственности, стремиться к темноте и неясности и представлять возможность проявлять свои качества тем благочестивым приверженцам, которые желают воспользоваться случаем, чтобы укротить свой непокорный разум с помощью веры в самые непостижимые софизмы”[100].

В русском языке, как я уже говорил, существует целое семейство слов, словосочетаний, характеризующих в разных аспектах понятие здравого смысла: это и здравомыслие, и здравая мысль, и больной, гнилой смысл, и т. д.

То же мы наблюдаем в английском языке. Это и common sense, и judic iousness (здравомыслие), и gut sens.

Во французском языке здравый смысл звучит как bon sens (буквально: хороший, добрый, благой смысл) — так еще у Декарта в “Рассуждении о методе”.

Здравый смысл никоим образом нельзя оценивать как чувство. В основе здравого смысла лежит мысль, мышление. Чувство в двух своих основных значениях — как эмоция и как ощущение — ничего общего с мыслью, мышлением не имеет. В переносном смысле, конечно, возможно употребление слова “чувство” в значении, близком к “мысли”, “мышлению” (например, в выражении “у меня такое чувство”, которое означает догадку, чутье, наитие). Но переносное значение — слишком нетвердая почва для определения понятий.

Здравым смыслом обладает подавляющее большинство людей. Если человек дожил до взрослого возраста, то он по определению обладает здравым смыслом. Без здравомыслия и шагу нельзя сделать во взрослой жизни. Человек нездравомыслящий очень быстро попадает в ситуацию, делающую его больным, инвалидом или даже лишающую его жизни.

Против оценки здравого смысла как действующего лишь в “стенах домашнего обихода”. Здравый смысл порой оценивают как нечто сугубо ограниченное, действующее лишь “в стенах” домашнего обихода. Длительное время в нашей стране господствовала точка зрения Ф. Энгельса, отождествлявшая здравый смысл с метафизическим (т.е. антидиалектическим) мышлением. Ф. Энгельс писал:

“Этот (метафизический — Л.Б.) способ мышления кажется нам на первый взгляд совершенно очевидным потому, что он присущ так называемому здравому смыслу. Но здравый человеческий смысл, весьма почтенный спутник в четырех стенах своего домашнего обихода, переживает самые удивительные приключения лишь только он отважится выйти на широкий простор исследования. Метафизический образ мышления, хотя и является правомерным, и даже необходимым в известных областях, более или менее обширных, смотря по характеру предмета, рано или поздно достигает тех пределов, за которыми он становится односторонним, ограниченным, абстрактным и запутывается в неразрешимых противоречиях, потому что за отдельными вещами он не видит их взаимной связи, за их бытием — их возникновения и исчезновения, из-за их покоя забывает их движение, за деревьями не видит леса. ” (Анти-Дюринг. Введение.)

Это пренебрежение здравым смыслом дорого обошлось нашей стране. Безумные утопические проекты последователей К. Маркса — Ф. Энгельса в России, большевиков-коммунистов, стоили гигантских материальных и людских жертв. Ф. Энгельс был безусловно неправ, когда оценивал здравый смысл столь односторонне. Пренебрежение здравым смыслом — это пренебрежение умственным здоровьем. Ведь здравый смысл — отнюдь не нечто ординарное, обыденное, консервативное. Здравый смысл — здоровое мышление! А здоровое мышление, здравомыслие действует везде! И в “стенах домашнего обихода”, и в незнакомых ситуациях, и в экстремальных условиях. Руал Амундсен первым дошел до Южного полюса и остался жив. А Роберт Скотт дошел лишь вторым и на обратном пути погиб. Почему? Потому что в действиях Амундсена было больше здравого смысла, чем в действиях Скотта. Амундсен воспользовался испытанным средством передвижения в полярных странах — собачьими упряжками. Скотт же решил попробовать таких экзотических животных как пони (карликовые лошади).

К сожалению, подобное понимание здравого смысла (как чего-то ординарного) проникает в справочные издания[101].

Большое заблуждение представлять здравый смысл как что-то поверхностное. Здравый смысл нужен и при разработке абстрактных научных теорий, и в глубокомысленных философских рассуждениях. Относительно последних можно даже сказать: нет глубокомыслия там, где нет здравого смысла. А то, что считают глубокомысленным, но противоречащим человеческому здравому смыслу, на самом деле не является таковым. Ведь глубокомыслие путают порой с туманными, неясными, сложными выражениями, рассуждениями.

Здравый смысл бывает ординарным и неординарным. Ординарно здравомыслящий человек может не понять неординарно здравомыслящего. И наоборот, для неординарно здравомыслящих людей ординарное здравомыслие может показаться пресным, скучным, серым.

В любом случае пренебрежительно-уничижительное отношение к здравому смыслу как таковому — симптом нездравомыслия, того, что у человека не всё в порядке с головой.

Пределы здравого смысла. Здравомыслие — фундамент, основа для принятия разумных решений. Как здоровье нужно человеку для полноценной, деятельной жизни, так и здравомыслие нужно ему для полноценного, деятельного мышления.

С другой стороны, здравомыслие необходимо, но недостаточно. Здесь опять можно сравнить его со здоровьем вообще. Здоровье само по себе не гарантирует человеку полноценной, полнокровной жизни. Оно лишь условие, предпосылка такой жизни. Если здоровый человек ведет себя очень скромно, “не хватает звезд с неба” (субъективный фактор) или “в тисках обстоятельств”(объективный фактор), то он не реализует себя в полной мере как творческое, деятельное существо. Точно так же и здравомыслие. Оно лишь условие, предпосылка для творческого мышления, для полета мысли. Оно отнюдь не гарантирует принятие разумных решений, не защищает в полной мере человека от ошибок.

Можно продолжить аналогию здравомыслия со здоровьем. Как здоровье не бывает абсолютным, идеальным (а лишь практическим), так и здравомыслие не бывает идеальным. Абсолютно здравомыслящих людей не бывает!

Разнокачественность и разноколичественность здравомыслия. Далее, как здоровье разное у разных людей, индивидуализировано и типологизировано, так и здравомыслие разное у разномыслящих людей, индивидуализировано и типологизировано. Говорят о разном качестве и разном количестве здоровья. Точно также можно говорить о разном качестве и количестве здравомыслия.

Разнокачественность здравомыслия обнаруживается прежде всего в следующем. У одного человека оно логически ориентировано (хороший “логик”), у другого — интуитивно ориентировано (с хорошей интуицией), у третьего — одинаково (сильно, средне, слабо) выражены логическая и интуитивная составляющие мышления. Сравните: здоровье Аполлона и здоровье Геркулеса, здоровье крестьянина и здоровье горожанина.

Далее, разнокачественность здравомыслия выражается в различном соотношении конструктивной (позитивной, утвердительной) и критической (скептической) составляющих мышления. У одних здравомыслящих людей больше выражена конструктивная (утвердительная) составляющая мышления, а у других — критическая, скептическая составляющая мышления. Конечно, при нарушении баланса конструктивного и критического мышления мы можем наблюдать нездравомыслие: в одном случае догматизм, легковерие, фанатизм, в другом — всеразрушающий скептицизм, недоверчивость, болезненная мнительность.

(Когда говорят о здоровом скептицизме, то имеют в виду, что человек, с одной стороны, не догматик, не фанатик, а, с другой, в меру скептичен, не злоупотребляет скепсисом).

Разноколичественность здравомыслия выражается в том, что один человек в большей степени здравомыслящ, другой — в меньшей. Сравните: крепкое и слабое здоровье.

Далее, один и тот же человек может быть здравомыслящим в решении относительно простых задач, касающихся, например, быта, удовлетворения органических потребностей, и нездравомыслящим при решении сложных задач, требующих от человека широты мышления, обширных познаний. Верующий-фанатик может нормально мыслить в пределах своего дома, семьи, хозяйства и патологически мыслить в более широком контексте социального поведения, например, делая выбор в пользу террора, убийства, самоубийства и т. п.

Здравомыслие можно развивать и корректировать. Здравомыслие не является чем-то данным от природы, от бога. Это — развивающаяся категория. Оно может развиваться и само по себе, и в результате сознательных усилий.

Естественным образом здравомыслие развивается по мере взросления человека. Здравомыслие ребенка весьма ограничено, неразвито, буквально является комнатно-домашним. Такого здравомыслия не хватает для того, чтобы вести самостоятельную жизнь. Здравомыслие взрослого человека — это развитое здравомыслие. Благодаря ему взрослый человек способен к самостоятельной жизни.

В свою очередь, у взрослых людей здравомыслие может быть развито в большей или меньшей степени и в разных направлениях. У всех взрослых имеется некоторое базовое здравомыслие (как основной обмен веществ в организме). Над ним надстраиваются и развиваются специализированные здравомыслия — в зависимости от того или иного вида профессиональной деятельности. Здравомыслие философа — одно, здравомыслие ученого — другое, здравомыслие художника — третье, здравомыслие политического деятеля — четвертое и т. д. Очень разнятся между собой здравомыслие крестьянина и горожанина.

Здравомыслие нуждается в постоянной подпитке и тренировке. Оно уменьшается как шагреневая кожа, если человек бездействует, не эксплуатирует свой мозг. Для здравомыслия нужен труд мысли! Вместе с тем, чем образованнее и культурнее человек, тем при прочих равных условиях развитее его здравомыслие.

Нездравомыслие, больной смысл (non compos mentis (лат.) — не в здравом уме). Как помимо здоровых людей есть много болеющих, больных, инвалидов, так и помимо здравомыслящих есть много людей с болезненным, больным или даже инвалидным мышлением. Мыслительные патологии также многообразны, как многообразно здравомыслие. В количественном плане патологическое мышление можно подразделить на болезненное, больное и инвалидное. В качественном плане патологическое мышление можно подразделить на догматическое и сверхкритическое, сверхлогическое (рационалистическое) и сверхинтуитивное (иррационалистическое).

Пример иррационального мышления — мистическое умонастроение.

Нездравомыслие не всегда бывает выражено явно. Порой его трудно распознать. Человек может обладать литературным талантом, красно говорить и при этом источать ядовитые мысли. Известен также феномен ложной мудрости.

Говорят: рыба гниет с головы. Последствия от нездравомыслия бывают весьма печальные. В наше время, когда взаимовлияние людей значительно усилилось, нездравомыслие отдельных философов, писателей, политиков может быть губительным для многих людей, чревато негативными социальными последствиями.

Отслеживать, изучать, изобличать различные формы больного мышления и, напротив, развивать, пропагандировать философию здравого смысла — двуединая задача, от решения которой зависит судьба человечества.

Как мы думаем, так и живем. Наша жизнь зависит от качества и направления наших мыслей. Как мы думаем, так и живем. Лучше думаем — лучше живем.

1. Лучше думать — это значит соблюдать баланс между логикой и интуицией; по возможности мыслить логически, не скачками и озарениями, а анализом и рассуждением.

2. Лучше думать — это значит научиться управлять своими мыслями.

3. Лучше думать — это значит настраивать себя на хорошее и лучшее, быть оптимистом.

4. Лучше думать — это значит ничего не принимать на веру и не отвергать с порога, в меру сомневаться и в меру верить-доверять.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Только сон приблежает студента к концу лекции. А чужой храп его отдаляет. 8823 — | 7530 — или читать все.

195.133.146.119 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

источник

Новый взрыв полемики, вызванный предложением Церкви признать права за нерожденным ребенком, очень интересен с точки зрения интеллектуальной истории человечества вообще, и XX-XXI веков в особенности.

Когда мы знакомимся с историей последних, примерно, 150 лет, мы неизбежно сталкиваемся с интересным парадоксом. Церковь, которая утверждается на вере, и полна мистики, тайны, чудес и благочестивых преданий, оказывается защитницей простого, очевидного здравого смысла, она остается верна простой, земной, наблюдаемой реальности – в то время как идеологии, клянущиеся именем разума и науки, и восхваляющие себя за логику и ясное мышление, этот здравый смысл и очевидность отрицают.

Читайте также:  Ничто так не мешает видеть как точка зрения эссе

«В утробе беременной женщины находится человек» – это не глубокое мистическое озарение святых и не тайна, возвещенная через Божественное откровение. Это биологическая очевидность. Это эмпирически наблюдаемая реальность. Это не часть тела матери, это другой живой организм. Это живой организм, принадлежащий к виду Homo Sapiens.

Более того, ребенок, убитый абортом, выглядит именно как убитый ребенок. Американская сеть абортариев Planned Parenthood подрабатывает на продаже частей тел абортированных младенцев для «научных исследований» – именно потому, что и покупатели и продавцы отлично понимают, что речь идет о человеческих тканях и человеческих органах.

Церковь просто признает этот биологический факт. И утверждает, что заповедь «не убий» распространяется на всех людей. Невинных людей убивать нельзя. Дитя в утробе не является ни тяжким злодеем, подлежащим смертной казни, ни вооруженным агрессором, которого надо останавливать силой. Неправильно лишать его жизни.

Сторонники же абортов деляется на две группы – на тех, кто отрицает биологическую очевидность (это тело матери. это просто группа клеток) и тех, кто отрицает очевидность нравственную – и полагает, что невинных членов человеческого рода убивать можно.

Менее продвинутые сторонники абортов принадлежат к первой группе. Но более образованные и академические не отрицают того, что дитя в утробе – это именно невинное человеческое существо. Потому что это эмпирическая, глазами видимая реальность. Они (как, например, Питер Сингер) признают, что дитя в утробе матери – это именно человек. Они просто отрицают, что всякое человеческое существо имеет право на жизнь, проводя разграничение между «человеческим существом» и «человеческой личностью». Дети в утробе – как и новорожденные младенцы – не являются «личностями» в том смысле, что «лишены таких определяющих черт личности, как рациональность, автономность и самосознание».

Конечно, эта логика означает допустимость не только абортов, но и убиения уже рожденных младенцев – и тот же Питер Сингер (и многие иже с ним либеральные мыслители) в этом отношении вполне логичны и последовательны – они также выступают за инфантицид.

Но проблема такой позиции в том, что она обессмысливает всю ту риторику о правах человека, от которой либералы, пока во всяком случае, не готовы отказаться. Тезис «люди обладают неотъемлемыми правами, которые мы обязаны соблюдать», неизбежно предполагает, что принадлежность к людям – это нечто объективное, никто не может никого исключать из людей по своему выбору. Иначе права оказываются очень даже отъемлемыми, а вся концепция «неотъемлемых прав» просто бессмысленной.

Мы можем говорить о «неотъемлемых правах человека» только в том случае, если никого нельзя выписать из людей – ни по какому признаку. Все члены человеческого рода, независимо от возраста, расовой или этнической принадлежности, достатка, состояния здоровья, талантов и способностей, социального статуса или каких бы то ни было ещё качеств являются людьми и обладают неотъемлемыми правами.

И эти права неизбежно начинаются с права на жизнь – человек не может воспользоваться какими-либо еще правами, если его убили. Говорить о «праве на аборт», то есть о праве лишить жизни невинного человека, значит впадать в противоречие.

Мы, несомненно, признаем за человеком – мужчиной или женщиной – право распоряжаться своим телом. Но это право неизбежно вторично по отношению к праву на жизнь. Чтобы люди могли распоряжаться своим телом, они сначала должны быть живы. Лишая невинного человека жизни, вы лишаете его и всего остального – и права распоряжаться своим телом в том числе. Лишение жизни – это абсолютное отрицание за человеком всех возможных прав.

Поэтому говорить о «праве на аборт» – то есть о праве лишать жизни заведомо невинное человеческое существо, значит говорить о «праве попирать все права» и впадать в логический абсурд.

Либерализм, таким образом, противоречит не христианской вере (хотя ей, конечно, тоже) он противоречит нравственной и эмпирической очевидности и самому себе. Это мировоззрение, которое просто рассыпается на груду не подходящих друг ко другу деталей, когда вы пытаетесь привести его в какую-то последовательную систему.

Это набор несовместимых между собой лозунгов, которые выглядят так, как будто рассчитаны на людей, неспособных к сколько-нибудь систематическому мышлению.

Впрочем, возможно, такая логическая бессвязность является преднамеренной – это мировоззрение, верность которому проявляется в отказе принимать в рассмотрение реальность и мыслить последовательно.

Это, впрочем, проявляется не только в отношении к абортам.

Церковь – как это бывало и раньше, во времена евгеники, социал-дарвинизма, расовой теории и других прогрессивных веяний, которые теперь с презрением выброшены на свалку – просто отстаивает здравый смысл. В утробе беременной женщины – человек. Брак – это союз между мужчиной и женщиной. Существуют только два пола, и люди от рождения принадлежат либо к тому, либо к другому, и изменить это нельзя. Вовлекать детей в сексуальную жизнь неправильно. Еще более неправильно лишать жизни заведомо невинного человека.

Конечно, это будет вызывать негодование. Но это даже не негодование неверующих на веру. Это негодование обезумевших на здравый смысл.

Специфически религиозным в позиции Церкви является обетование прощения – «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» ( 1Иоан.1:9 ) Те, кто были вовлечены в тяжкий грех аборта – или поддерживали и одобряли его – могут покаяться, обрести прощение, и начать жизнь с чистого листа. Многие уже сделали это – потому что «на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» ( Лук.15:7 )

источник

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.
  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

источник