Меню Рубрики

Природа эмоций с точки зрения центральной нервной системы

В книге американских авторов изложены современные представления о работе мозга. Рассмотрены вопросы строения и функционирования нервной системы; проблема гомеостаза; эмоции, память, мышление; специализация полушарий и «я» человека; биологические основы психозов; возрастные изменения деятельности мозга.

Для студентов-биологов, медиков и психологов, школьников старших классов и всех, кто интересуется наукой о мозге и поведении.

Роль вегетативной нервной системы в эмоциях

Конечно, деятельность мозга включает контроль над системами тела. Возбуждение, которое вы ощущаете, когда испытываете чувство страха или ярости, запускается вашим мозгом, но осуществляется с помощью вегетативной (автономной) нервной системы.

Вегетативная нервная система имеет два анатомически различных отдела (см. гл. 4; рис. 62). Симпатический отдел мобилизует энергию и ресурсы тела (реакция типа «борьбы или бегства»). Деятельность парасимпатического отдела в целом направлена на сбережение энергии и ресурсов тела. Как вы видели, оба отдела действуют согласованно, хотя их функции могут показаться противоположными. Равновесие между их различными эффектами в каждый данный момент зависит от взаимодействия между требованиями внешней ситуации и внутренним состоянием организма.

В эволюционном плане симпатический отдел развивался поздно и весьма постепенно (Pick, 1970). На ранних этапах филогенетической истории вегетативная нервная система служила в основном для того, чтобы аккумулировать и сохранять энергию. У многих рептилий, например, происходит падение температуры тела во время ночной прохлады. Интенсивность метаболизма снижается. По утрам, слишком вялые, чтобы начать охотиться, они должны погреться на солнце, чтобы, накопив тепло, приступить к активной деятельности. Постепенно развивается симпатическая система — может быть, для того, чтобы теплокровные животные могли мобилизовать энергию для своей самозащиты.

В условиях крайнего стресса эти системы могут оказаться удивительно полезными. У некоторых лабораторных животных, получающих сильные электрические удары, которые они не могут предотвратить (так же как и у некоторых людей на поле битвы), симпатическая система, призванная мобилизовать их силы для борьбы или бегства, вообще не приводится в действие. Напротив, они как бы «застывают», игнорируя сравнительно недавно приобретенные способы реакции и обращаясь к «филогенетически более древним способам, когда раздражитель чрезмерно силен» (Pick, 1970). (Этот тип поведения сходен с явлением «усвоенной беспомощности», о котором будет сказано в конце этой главы, в разделе, посвященном стрессу.)

На рис. 63 (в гл. 4) схематически показана симпатическая и парасимпатическая иннервация различных органов. Чтобы ярче проиллюстрировать ее действие, предположим, что вы только что основательно пообедали. Парасимпатические нервы замедляют работу вашего сердца и усиливают деятельность пищеварительного тракта. Но если в вашу столовую внезапно ввалится человек с пистолетом или если вы услышите за окном шум, в действие вступит ваша симпатическая система. Процессы пищеварения замедлятся, сердце начнет биться быстрее, и кровь, отхлынув от кожи и органов пищеварения, устремится к мускулам и мозгу; ваши легкие будут сильнее растягиваться и поглощать больше кислорода, зрачки ваших глаз расширятся, чтобы пропускать больше света, потовые железы активизируются, готовые охладить ваше тело во время предстоящего напряжения. Те же симпатические нервы заставят мозговое вещество надпочечников выделять адреналин, а окончания других симпатических нервов будут секретировать медиатор норадреналин, который прямо воздействует на сердце и кровеносные сосуды. Под действием всех этих химических сигналов артериальное давление повысится. Адреналин, циркулирующий в крови, непосредственно повышает частоту сокращений сердца и выброс крови при каждом его ударе. Норадреналин, высвобождаемый симпатическими нервами, вызывает сужение некоторых кровеносных сосудов, тем самым уменьшая кровоснабжение тех органов, функции которых в данный момент несущественны для быстрой реакции организма (кишок, кожи, почек), и усиливая приток крови к органам, которые необходимо привести в готовность, — к мозгу и мышцам.

Эндокринная система тоже играет свою роль в общей активации, секретируя гормоны прямо в кровь. В ответ на физический или психологический стимул гипоталамус посылает сигнал гипофизу, побуждая его выделять в кровяное русло большие количества адренокортикотропного гормона (АКТГ). АКТГ попадает с кровью в надпочечники и заставляет их усиленно секретировать гормоны. Эти гормоны в свою очередь поступают в различные органы и подготавливают их к деятельности в экстренной ситуации.

Когда человек сталкивается с событием, требующим мобилизации внутренних ресурсов, вегетативная нервная система реагирует в течение одной-двух секунд. Кажется, что это очень быстро. Но представьте, что происходит, когда вы видите, что едущий впереди вас по магистрали автомобиль внезапно останавливается. Меньше чем за полсекунды вы автоматически нажимаете на тормоза и при этом, возможно, успеваете посмотреть в зеркале заднего вида, как близко находится следующая за вами машина. Признаки возбуждения — колотящееся сердце, дрожащие руки и т.д. — появляются уже после того, как экстренная ситуация миновала. Ваш мозг, очевидно, справился с ситуацией, не прибегая к помощи сложных вспомогательных механизмов.

Это происходит потому, что нервные пути от органов чувств к коре и обратно к мышцам являются по существу прямыми. Сигналы проходят через ретикулярную систему и таламус к коре. За какую-то долю секунды вы совершаете нужное действие. В описанном нами случае вы нажимаете на тормоза. Те же самые сигналы проходят и по нервным путям, соединяющим таламус и гипоталамус, а также по путям, соединяющим гипоталамус с лобными долями коры через миндалины и гиппокамп. Если все системы признают, что поступил сигнал опасности, гипоталамус включает механизм возбуждения вегетативной нервной системы. Это происходит через секунду или около того. Гормональные сигналы от активированного гипофиза передаются, однако, через кровь, и поэтому они движутся медленнее, чем сигналы, идущие по нервным путям. С этим и связана задержка физиологической реакции. Конечно, с точки зрения биологической адаптации важно то, что вы были бы готовы бороться, бежать или предпринимать другие действия, если бы опасность была связана с внезапным нападением. И это позволяет объяснить, почему многие мелкие стычки сопровождаются шумными спорами о том, кто виноват.

Рис. 108. Обезьяна демонстрирует «оскал испуга» -знак подчинения. С этой мимикой, возможно, связана по своему происхождению человеческая улыбка, на которую способны даже крошечные младенцы.

Возбуждение симпатической системы имеет очевидный эволюционный смысл, так как подготавливает наш организм к встрече с непредвиденной ситуацией. Ученые установили, что и другие аспекты нашего эмоционального багажа имеют свою эволюционную историю.

источник

Как и другие психические процессы, эмоции имеют рефлекторную природу, возникая в ответ на внешние или внутренние (исходящие из внутренней среды организма) раздражения. Эмоции представляют собой центральную часть рефлекса.

Физиологические механизмы эмоций представляют собой сложную картину. Они состоят как из более древних процессов, протекающих в подкорковых центрах и в вегетативной нервной системе, так и из процессов высшей нервной деятельности в коре головного мозга, при господстве последних.

Эти механизмы могут быть представлены в следующем виде: нервные возбуждения, вызванные в коре головного мозга теми или другими внешними и внутренними раздражителями (а также остаточные возбуждения, лежащие в основе воспоминании), широко захватывают при этом область подкорковых центров и вегетативной нервной системы. Это приводит к соответствующим изменениям вегетативных процессов, вызывая сосудо-двигательные реакции, побледнение или покраснение лица, отлив крови от внутренних органов, выделение продуктов внутренней секреции и т. д. Вегетативные изменения, со своей стороны, через афферентные проводники снова передаются в кору головного мозга, наслаиваются на имеющиеся там возбуждения и создают сложную картину нервных процессов, которые и составляют основу того или иного эмоционального состояния.

Подкорковые механизмы эмоций. Все эмоциональные переживания в очень большой степени обусловлены физиологическими процессами, протекающими в подкорке и в вегетативной нервной системе, которые являются нервными механизмами сложных безусловных рефлексов, называемых инстинктами.

Особую роль в эмоциональных реакциях организма играет зрительный бугор и расположенные рядом с ним в промежуточном мозге corpus striatum(тело полосатое) и центры вегетативной нервной системы. В зрительный бугор приходят афферентные возбуждения от всех внешних и внутренних рецепторов и от него через центростремительные нейроны передаются к проекционным полям коры больших полушарий головного мозга. От зрительного бугра, полосатого тела и вегетативных центров отходят центробежные нервные пути к железам внутренней секреции, гладким мышцам внутренних органов и поперечно-полосатым мышцам скелетной мускулатуры. При инстинктивно-эмоциональных реакциях, связанных с низшими эмоциями — боль, пассивный (страх) и наступательный (гнев) защитные рефлексы,— замыкание рефлекторных дуг происходит в подкорковых центрах, вызывая указанные выше характерные для эмоциональных состояний реакции внутренних органов и мимические движения.

Однако в этой своей функции подкорковые центры не автономны: их деятельность сдерживается или усиливается центральными процессами в коре в связи с проекцией в ней всего, что совершается в подкорковых центрах. Кора больших полушарий головного мозга играет главенствующую роль в нервных отправлениях человека; ее деятельность путем сложнейших условнорефлекторных связей влияет на нервные процессы, протекающие в вегетативной нервной системе и в подкорковых центрах. Кора головного мозга является тем высшим отделом нервной системы, который держит в своем ведении все явления, происходящие в теле.

Роль вегетативной нервной системы. Многочисленными исследованиями доказано, что эмоции тесно связаны с деятельностью возбуждаемых через вегетативную нервную систему органов внутренней секреции. Особую роль при этом играют надпочечные железы, выделяющие адреналин. Попадая даже в очень небольших количествах в кровь, адреналин оказывает сильное воздействие на органы.В результате возникают характерные для эмоций сердечно-сосудистые и вазомоторные реакции, усиление и ослабление сердечной деятельности, сужение и расширение кровеносных сосудов, расширение зрачков, характерные кожные реакции, убыстрение свертывания крови при ранениях, нарушается деятельность органов пищеварения, происходит отток крови от органов брюшной полости, и, наоборот, усиленный приток ее к сердцу, легким, центральной нервной системе и конечностям, усиливается распад углеводов в печени и в связи с этим увеличивается выделение печенью сахара и т. д.

Доказано, что при эмоциях возбуждения, боли и т. п. вегетативная нервная система стимулирует функцию надпочечных желез, в связи с чем происходит увеличенное выделение адреналина и значительное повышение процента содержания сахара в крови. По данным Кенона, быстрота появления сахара в крови прямо пропорциональна интенсивности эмоционального возбуждения.

Все эти явления указывают на большое биологическое значение эмоций в борьбе животных за существование. Эмоции боли, страха, ярости, испытываемые животными при появлении опасности, всегда вызывают усиленную мышечную деятельность (бегство от опасности или, наоборот, борьба с врагом).

Такая эмоциональная реакция оказывается весьма целесообразной, так как сахар является главным источником энергии для мышц. Во время работы мышцы потребляют в 3,5 раза больше содержащегося в крови сахара, чем в состоянии покоя.

В целом эмоции возбуждения имеют динамогенное значение, сопровождаясь огромным увеличением нервно-мышечной силы и энергии. Этим объясняется тот факт, что в состоянии сильного эмоционального возбуждения человек способен проявить мышечную энергию, далеко превосходящую ту, которая обычна для него в спокойном состоянии. Этот факт объясняется тем, что в состоянии эмоционального возбуждения за счет снижения деятельности внутренних органов в результате оттока от них крови к мышцам, легким и центральной нервной системе мобилизуются значительные резервы сахара, необходимые для усиленной мышечной деятельности.Этому способствует также быстрое снижение под влиянием адреналина мышечного утомления (в страхе и гневе человек не чувствует усталости), усиление сердечных сокращений и приведение в действие гораздо большего числа эффекторных нейронов, чем это возможно при волевом усилии в спокойном состоянии.

Корковые механизмы эмоций. Связанные с эмоциями нервные процессы в подкорке и в вегетативной нервной системе не могут рассматриваться как самостоятельные. Главной физиологической основой эмоций у человека являются процессы высшей нервной деятельности, совершающиеся в коре больших полушарий головного мозга.

Особое значение при этом имеют процессы формирования, переделки и разрушения образующихся в коре динамических стереотипов нервной деятельности. Эмоциональные переживания являются субъективными отражениями этих сложных нервных процессов в коре.

Эмоции являются по своей природе субъективными отражениями легкости или трудности протекания нервных процессов при переходе от одного динамического стереотипа к другому, противоположному. Именно в характере физиологических процессов, связанных с формированием и разрушением динамических стереотипов, необходимо видеть физиологическую основу эмоциональных переживаний трудности и легкости, бодрости и усталости, удовлетворенности и огорчения, радости и отчаяния и т. д.

Большую роль в возникновении и течении эмоций играют временные связи второй сигнальной системы, благодаря которым те пли иные эмоциональные состояния могут быть вызваны не воздействием непосредственных раздражителей, а словами.

У человека механизмы второй сигнальной системы приобретают первенствующее значение в эмоциональных процессах. Благодаря им резко меняется характер и сложность эмоциональных переживаний. Вторая сигнальная система оказывает следующее влияние на развитие эмоций у человека:

  1. Через вторую сигнальную систему эмоции входят в сферу сознания человека и перестают быть только биологическими процессами, свойственными животным.
  1. Расширяется область эмоциональных переживаний, в которую включаются не только элементарные, физические чувства, как у животных, но и высшие человеческие эмоции — интеллектуальные, эстетические, моральные.
  1. Чувства человека приобретают общественный характер, поскольку через вторую сигнальную систему человек усваивает содержание, характер и способы выражения эмоций, сформировавшиеся у человека в процессе его общественно-исторического развития; в эмоциях получают отражение общественные отношения людей.
  1. Повышается в эмоциональных процессах роль представлений и понятий, в связи с чем совершенствуется и приобретает особый, человеческий характер эмоциональная память; эмоции начинают играть большую роль в деятельности воображения.
  1. Оказывается возможным целенаправленная передача эмоционального опыта, а в связи с этим воспитание и развитие эмоций.

Все, что происходит вокруг нас, так или иначе, преобразуется в субъективные переживания, которые затем влияют на наши поступки, на нашу мотивацию, на наше состояние, в конце концов.

Наши переживания зависят не только от той информации, которую мы воспринимаем, но и от наших убеждений, от нашего предыдущего опыта, от настроения, наконец. Субъективные переживания — это эмоциональная оценка текущего положения.

Вечный вопрос: стакан наполовину полон или наполовину пуст, очень наглядно демонстрирует процесс интерпретации реальных событий в субъективные переживания. Два разных человека посмотрев на один и тот же предмет оценят его по-разному. Стакан здесь почти не причем. Просто один человек настроен на положительное восприятия, он убежденный оптимист и ему хочется думать, что стакан наполовину полон. Другой скептик и для него тот же самый стакан — полупустой.

Наши субъективные переживания — это, по сути, единственный способ оценивать мир, реагировать на него. Очень сложно найти что-то субъективное. Физические законы? Да, пожалуй. Но и их можно интерпретировать в соответствии со своими убеждениями.

Как бы нам, порой, не хотелось быть объективными, мы основываемся на своих субъективных переживаниях. Также и другие. То, что вам кажется непреложной истиной, для вашего собеседника может оказаться жуткой глупостью. И не потому что он дурак, а потому что он по другому мыслит.

Субъективные переживания поддаются изменению. Чуть дальше речь пойдет о рефрейминге — необходимейшем навыке для человека, желающего поменять привычные переживания на что-то новое, посмотреть на мир с другой стороны.

Читайте также:  Сказка репка с точки зрения физики

Когда вы общаетесь с кем-либо нельзя не принимать в расчет субъективные переживания вашего собеседника. Как он воспринимает ваши слова? Что они для него означают? Так ли он хочет общаться с вами, как вы с ним? Игнорирование чувств партнера ни к чему хорошему не приведет. В лучшем случае, вы просто ни до чего не договоритесь, в худшем — возникнет неприятнейший конфликт. Дальше вы узнаете, как можно понять и хотя бы отчасти почувствовать, какие переживания охватывают вашего собеседника, как подстроиться под него и добиться взаимопонимания.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Здоровье души не менее хрупко, чем здоровье тела,

и тот, кто мнит себя свободным от страстей,
так же легко может им поддаться,
как человек цветущего здоровья
заболеть.

Познавая действительность, человек, так или иначе, относится к предметам, явлениям, событиям, к другим людям, к своей личности. Всё это различные виды субъективного отношения человека к действительности. В психологии эмоциями называют процессы, отражающие личную значимость и оценку внешних и внутренних ситуаций для жизнедеятельности человека в форме переживаний.

Иными словами можно сказать, что в нашем опыте всегда присутствуют две составляющие: внутренний и внешний опыт, неразрывно связанные между собой. Содержание внутреннего постигается через внешнее, посредством внешнего. Внешний мир познается на основе внутреннего и с его помощью.

При определении эмоции должна быть решена задача отграничения её от родственных им психических процессов и данной конкретной эмоции от других эмоций.

Обычно эмоции характеризуются как психические реакции (переживания):

– представляющие собой отношение субъекта к жизненным обстоятельствам и ситуациям либо к воздействиям на него из внешней и внутренней среды.

Нередко раскрытие специфических признаков эмоций подменяется их перечислением: эмоция есть отражение внешних и внутренних воздействий в форме радости, горя, страха, удовольствия или неудовольствия и т.п.

Наиболее полным, на наш взгляд, является следующее определение: эмоции – особый класс субъективных психологических состояний, связанных с оценкой значимости для индивида действующих на него факторов и выражаемых прежде всего в форме непосредственных переживаний удовлетворения или неудовлетворения его актуальных потребностей. «В теории деятельности эмоции определяются как отражение отношения результата деятельности к её мотиву, являются одним из главных регуляторов деятельности. Если с позиции мотива деятельность успешна, возникают положительные эмоции; если неуспешна – отрицательные». При этом нельзя забывать, что само эмоциональное реагирование идентифицируется на основе свойственного каждой эмоции паттерна экспрессивных и интроспективных проявлений, поэтому «эмоция – это психическое переживание … , выражающееся в специфическом для каждой эмоции психосоматическом проявлении».

Теории эмоций

Впервые эмоционально выразительные движения стали предметом изучения Ч. Дарвина. На основе сравнительных исследований эмоциональных движений млекопитающих он создал биологическую концепцию эмоций, согласно которой выразительные эмоциональные движения возникли в процессе эволюции как средство, при помощи которого живые существа устанавливают значимость тех или иных условий для удовлетворения актуальных для них потребностей.

Согласно теории американского психолога У. Джеймса, тот факт, что эмоции характеризуются ярко выраженными изменениями в деятельности внутренних органов, в состоянии мышц, позволяет предположить, что эмоции представляют собой сумму только органических ощущений, вызываемых этими изменениями. Согласно его мнению, человеку грустно, потому что он плачет, а никак не наоборот.

Таким образом, У. Джеймс и независимо от него К.Г. Ланге предложили «периферическую» теорию эмоций, согласно которой эмоция является вторичным явлением – осознанием приходящих в мозг сигналов об изменениях в мышцах, сосудах и внутренних органах в момент реализации поведенческого акта, вызванного эмоциогенным раздражителем.

С позиции теории У. Джемса – К.Г. Ланге, акт возникновения эмоции выглядит следующим образом: раздражитель – возникновение физиологических изменений – сигналы об этих изменениях в мозг – эмоция.

В данном аспекте представляет интерес концепция Арнольда, согласно которой интуитивная оценка ситуации, например, угрозы, вызывает тенденцию действовать, что, будучи выраженным в различных телесных изменениях, переживается как эмоция и может привести к действию. Если Джеймс говорил «мы боимся, потому что дрожим», то из концепции Арнольда следует, что мы боимся потому, что решили, будто нам угрожают.

Психоаналитическая теория эмоций

Наиболее концентрированное представление психоаналитиков о механизмах возникновения эмоций дано Д. Рапопортом. Суть этих представлений в следующем: воспринятый извне перцептивный образ вызывает бессознательный процесс, в ходе которого происходит неосознаваемая человеком мобилизация инстинктивной энергии; и, если она не может найти себе применения во внешней активности человека, она ищет другие каналы разрядки в виде непроизвольной активности.

Биологическая теория эмоций П.К. Анохина

В данном случае Анохиным эмоции рассматриваются как продукт эволюции, как приспособительный фактор. Это механизм, предупреждающий разрушительный характер недостатка или избытка каких-либо факторов жизни данного организма. Именно эмоции как первое звено в общей цепи приспособительных процессов, выступают в качестве таких форм реакций, которые, сменяя друг друга, охватывают весь организм в целом и позволяют ему «отвечать на любые воздействия окружающей среды ещё до установления их конкретных параметров»[14].

Положительные эмоции возникают тогда, когда реальный результат совершенного поведенческого акта совпадает или превышает ожидаемый полезный результат, и наоборот, недостаток реального результата, несовпадение с ожидаемым, ведет к отрицательным эмоциям. Неоднократное удовлетворение потребностей, окрашенное положительной эмоцией, способствует обучению соответствующей деятельности, а повторные неудачи в получении запрограммированного результата вызывают торможение неэффективной деятельности и поиски новых более успешных способов достижения цели.

Хотя наличие потребности – обязательное условие возникновения эмоции, оно вряд ли является единственным и достаточным. Это положение было отправной точкой для построения П.В. Симоновым информационной теории эмоций:

1. Эмоция не возникает, если потребность отсутствует, а также при наличии потребности, если система вполне информирована.

2. Отрицательная эмоция появляется при дефиците наличной информации, достигающая максимума в случае полного отсутствия информации.

3. Положительная эмоция возникает, когда наличная информация превышает информацию, прогностически необходимую для удовлетворения данной потребности.

Таким образом, формула эмоций отражает количественную зависимость интенсивности эмоциональной реакции от силы потребности и размеров дефицита или прироста прагматической информации, необходимой для удовлетворения данной потребности.

Таким образом, в ряде случаев знания, информированность снимают эмоции, изменяют эмоциональный настрой и поведение личности.

Теория дифференциальных эмоций К. Изарда

Объектом данной теории рассматриваются эмоции как самостоятельный переживательно–мотивационный процесс, включающий нейрофизиологические, нервно-мышечные и чувственно-переживательные аспекты, вследствие чего эмоция предстает перед нами как система.

Другими словами, эмоции представляют собой комплексное явление, включающее психологические, физиологические и поведенческие компоненты. Психологическая составляющая проявляет себя в виде субъективных внутренних переживаний, поведенческая – в форме экспрессивных внешних реакций, физиологическая – как изменения в деятельности внутренних органов.

Нервно-физиологический механизм эмоций проявляет себя собой примерно следующим образом: возникший в коре больших полушарий головного мозга процесс возбуждения (при восприятии человеком какого-либо объекта) при определенных условиях распространяется на подкорковые центры. Затем это возбуждение передается через подкорку на вегетативную нервную систему (её симпатический и парасимпатический отделы), которая в свою очередь воздействует на эндокринную (здесь, в частности, происходят изменения в деятельности передней доли гипофиза, надпочечников, половых желез, вилочковой железы и др.) и нервно-гуморальную системы и тем самым определяет соответствующие изменения в организме (изменение состава крови, кровообращения, дыхания, пищеварения, терморегуляции, выделения и др.), которые вторично влияют на состояние психики, вызывая соответствующие внешние проявления эмоций (учащение сердцебиения при страхе, изменения в ритме дыхания при гневе и т.п.).

По мнению П.К. Анохина, «эмоциональный разряд, если он возник, задержать невозможно. Могут быть задержаны только те его компоненты, которые поддаются корковому контролю, но этот разряд обязательно разрешится, включая самые отдаленные периферические аппараты. Эмоция, не нашедшая внешней разрядки, неотреагированная («задержанная», «подавленная», «вытесненная») с большей вероятностью выразит себя на физическом уровне»[15].

В выражении эмоций человек мало чем отличается от животного: у животных и у человека также происходят изменения в деятельности внутренних органов и систем органов, а также наблюдаются различные мимические и пантомимические выражения эмоций. Но, как мы уже отмечали, у человека есть особый способ выражения и осознания эмоций – через «означение» в словах.

В лингвистической литературе существует два подхода к определению (описанию) эмоций: смысловой и метафорический.

Приведем соответствующие примеры.

То, что » X . испытывает стыд», означает: » X . переживает то, что переживает человек, когда он считает, что сделал нечто нехорошее, что не соответствует его представлениям о должном, о том, что от него ожидали значимые для него другие, и когда ему хочется, чтобы они об этом не знали».

В рамках метафорического подхода эмоция часто описывается через действие, которое она производит на человека. Страх «нападает» на человека, «парализует» его. Горе обрушивается. Радость разливается, искрится.

По мнению А.Ш. Тхостова, «эмоции можно рассматривать как высшие психические функции (ВПФ), обладающие такими характеристиками:

· прижизненным социальным характером формирования;

Уровень управления своими эмоциями зависит от уровня их осознавания. Нарушение осознания собственных эмоций сопряжено с трудностями их словесного обозначения, невербального выражения. Низкий уровень эмоционального самовыражения нередко сочетается с недостаточным распознаванием эмоций другого человека, низкой эмпатийностью, что само по себе является необходимым условием эффективной коммуникации.

Существуют доказательства того, что у человека, постоянно подавляющего вспышки гнева, развиваются различные психосоматические симптомы, поскольку, например, во время гнева и ярости увеличивается содержание кислоты в желудке. Подавленный гнев участвует в развитии, таким образом, язвы желудка. А страх, большие психические потрясения, депрессивные переживания приводят к гипофункции желудка.

Таким образом, на примере выражения или подавления эмоций ярко проявляется их психосоматическое единство, и как следствие, взаимодействие, взаимное влияние и интеграция нервных и гуморальных механизмов.

Но помимо изменений в деятельности внутренних органов и систем организма, эмоции можно «прочитать» по лицу человека или его позе.

Внешнее обнаружение эмоции имеет две основные формы:

1) самопроизвольные физиологические реакции: поднятие бровей, широкое раскрытие глаз, бледность в случае страха, покраснение в случае стыда;

2) двигательные и речевые реакции: отступление в случае страха, наступление в случае гнева, восклицание от радости, рычание от злости.

Все это так называемый двигательный компонент эмоции, который проявляется в весьма специфических по форме мимике, жестах, плаче, смехе и т.д. Эти реакции настолько информативны, что рассматриваются в качестве одного из каналов коммуникативной функции.

Вместе с тем данные проявления в наибольшей степени подвержены произвольному контролю. Для большинства людей не представляет больших трудностей подавить (или, наоборот, имитировать) те или иные двигательные проявления эмоций. Гораздо с большим трудом поддается контролю и коррекции речевой компонент (тембр, громкость, скорость и тем более, смысловая составляющая).

Таким образом, можно сказать, что какой бы ни была эмоция, переживаемая человеком, – мощной или едва выраженной, – она всегда вызывает физиологические изменения в его организме, и эти изменения порой столь серьезны, что их невозможно игнорировать. Разум и тело требуют действия. Если же адекватное эмоции поведение по тем или иным причинам невозможно для индивида, ему грозят психосоматические расстройства, особенно если подобные ситуации повторяются регулярно или очень часто.

Помимо лексики, служащей для обозначения собственно эмоций, указание на эмоции содержат слова, обозначающие действия, сопровождаемые определенным эмоциональным состоянием: заглядеться, засмотреться, заслушаться, прикоснуться. Кроме того, есть слова, метафорически обозначающие эмоции: «я похолодел», «мой голос задрожал», «у меня по спине побежали мурашки», «я весь покрылся испариной». Особенно часто эту роль выполняют слова, обозначающие элементы световой или цветовой гаммы: «глаза горят (сверкают, блестят)», «щеки порозовели», «он побагровел (побледнел)».

Переживание эмоции всегда, так или иначе, развернуто во времени и имеет внешние и внутренние причины.

Внешняя причина эмоций – это восприятие или представление некоторого положения вещей. Нас злит то, что мы непосредственно воспринимаем, нас радует не только встреча со знакомым человеком, но и приятное воспоминание, приятное известие.

Внутренняя, субъективно обусловленная причина эмоций – интеллектуальная оценка положения дел как вероятного и невероятного, желательного или нежелательного. Ненависть – это неприятное переживание, возникающее при восприятии или представлении объекта или ситуации, которые мы оцениваем как враждебные себе и которые мы настолько хотели бы устранить, что готовы пойти на самые крайние действия, вплоть до физического уничтожения.

Важную роль в возникновении ряда эмоций играет оценка собственной деятельности, активности субъекта. Это также закрепляется лексически: грустить можно по любому поводу, а сокрушаться главным образом по поводу своих собственных не слишком удачных действий.

Движущая сила развития эмоций в онтогенезе, как и в случае с другими ВПФ, – общение со взрослым, в первую очередь с матерью. Подобно тому, как мать наполняет жизнь смыслом и обозначает витальные потребности (ты хочешь есть, пить, тебе холодно и т.д.) и телесные функции ребенка, она же опознает и называет (означивает) мимические, двигательные, физиологические признаки состояния ребенка в терминах эмоций – удовольствия, неудовольствия, радости, печали: ты сердишься, радуешься, волнуешься, расстроен и т.д.

В процессе социального научения ребенок учится управлять своими эмоциями, потому что так от него требует поступать общество. Культурно неадекватным является непосредственное выражение своих чувств, даже положительных.

В строгом смысле эмоции не полностью подлежат управлению: описание эмоциональных состояний строится в категориях пассивного залога, их «испытывают», чувства «охватывают» человека, хотя в ряде случаев он может «взять себя в руки».

Различия в уровне управления, произвольной регуляции образуют спектр соотношения субъектности / объектности: от аффекта, проявления которого непосредственны, неуправляемы и способны подавлять любые психические процессы, и по отношению к которому человек чувствует себя пассивным объектом, до целостной зрелой эмоции, доступной рефлексии и регуляции, субъектом которой человек является.

Онтогенетические аффекты отличаются непосредственным характером, эмоции же основаны на принципах знаково-символического опосредствования (опосредования). Если эмоциями невозможно управлять прямо, то это можно делать опосредованно – через объект, потребность, знак и пр. Первично субъект неотделим от переживаемого аффекта (Я – чувство), однако в ходе онтогенетической социализации происходит последовательная транспозиция аффективной составляющей: сначала «обособление», «отчуждение» самой эмоциональности посредством ее выделения в качестве объекта (Я испытываю чувство), затем, через формирование орудий управления эмоцией, – в качестве субъекта переживания (Я владею чувствами) и, наконец, на этапе постпроизвольности – новое слияние с чувством, но уже на уровне автоматизированной регуляции (Я чувствую).

Расщепление монолитного недифференцированного аффекта (Я – чувство) на субъекта и его чувство, точнее говоря, вычленение чувства в качестве отдельного объекта, а не свойства внешнего мира «Я испытываю страх, удовольствие. «, а не «Мир страшен, приятен. » – начальный момент управления этим чувством.

Читайте также:  Вижу первую строчку таблицы для зрения

Соматовегетативные проявления физиологического состояния – покраснение, побледнение, напряжение, расслабление и пр. – выражаются в категориях эмоциональных переживаний, превращаясь в их знак и дополняя натуральное, организмическое значение символическим. Такое «удвоение» ведет не только к формированию широкого круга дифференцированных эмоций, но и к «перестройке» функций организма (в частности, физиологических проявлений эмоций), которые из естественных и непроизвольных становятся социальными и управляемыми. Это событие радикально меняет ситуацию: крик ребенка из проявления страха превращается в орудие овладения и управления этим страхом – в призыв о помощи. Слова связываются с изначальным, естественным выражением ощущения и подставляются часто вместо него.

То есть событием, маркирующим новую эпоху в развитии эмоциональности индивида, становится употребление знака, благодаря которому природная эффективность приобретает культурную форму («выдвижение» знака между переживанием и проявлением, определение словом своих чувств и т.д.). Если в структуре аффекта переживание и его проявление выступают слитно (у новорожденного младенца переживание неотделимо от физиологических реакций и выразительных движений), то в «окультуренной» эмоции эти феномены расщеплены.

В контакте со взрослым и под его руководством происходит усвоение форм проявлений эмоций, причем как предписаний, так и запретов в этой области. В этом смысле эмоция ничем не отличается от других ВПФ, проходя через интерпсихический этап к интрапсихическому. Специфика этого пути определяется лишь существованием негативной формы совместной деятельности, характерной также для телесности или сексуальности, разделения со взрослым не только в ходе выполнения функции, но и ее запрещения.

Примеры такого рода запретов – отказ от прямого выражения своих чувств («настоящий мужчина не плачет») или имитация социально желательных эмоций («улыбайся!»).

Социализация аффектов в виде усвоения культурных предписаний и запретов – условие, способ и результат развития произвольного управления эмоциями. Путем перевода изначально внешнего диалогического процесса во внутренние механизмы эмоциональной регуляции формируется зрелая эмоция, функция которой – овладение и управление своим поведением. Так эмоция приобретает произвольность, достигаемую не прямо (поскольку для человека невозможно просто не чувствовать), а опосредствованно, через знаково-символические операции.

Слово матери создает систему координат и ориентиры, «проводя» ребенка через этапы «приручения аффектов» – дифференциацию, называние, обучение выражению, управление. В.К. Вилюнас пишет: «Непосредственно эмоциональное общение младенца и матери уже на первом полугодии жизни не сводится к двухполюсному обмену эмоциями; в качестве третьего звена в него вклинивается мир предметов, и мать не пропускает случая указать, что в этом мире интересно, хорошо, страшно»[17].

Прижизненными и социальными являются как установление связи «аффект – предмет» («ты радуешься новой игрушке»), так и обучение отношению к предмету эмоции (объекты, связанные с положительными переживаниями, оцениваются как «хорошие» или «желанные» и наоборот). Одним из первых шагов на этом пути становится способность «оттормозить» непосредственные эмоциональные проявления, задерживая или скрывая свои чувства.

Примером может быть вежливость как набор предписаний и ограничений выражения истинных чувств в определенных ситуациях.

В качестве знаковых систем, определяющих формирование эмоции, выступают как натуральные явления – жесты, мимика, приобретающие знаковые функции, так и собственно знаковая система – речь. В качестве первичного «инструмента» опосредования эмоции выступает предметная область. Ребенок обучается управлять своими переживаниями через «овладение» их предметами. Подобно тому, как потребность, по словам А.Н. Леонтьева, должна прозреть в результате встречи со своим предметом, аффективное состояние превращается в эмоцию путем установления связи «аффект – предмет». Совершая формально внешние пространственные манипуляции с аффективно окрашенным предметом, ребенок, по сути, получает инструмент для манипуляции своим внутренним состоянием. В дальнейшем элементарное приближение к объектам, вызывающим положительные, и удаление от объектов, вызывающих отрицательные эмоции, заменяется на сложную деятельность знаково-символического овладения и своим поведением, и своими эмоциями, и окружающим миром.

Управление эмоциями осуществляется не прямо, а опосредованно, например, через их предметы. Невозможно произвольно – путем самокоманд или самоубеждений – вызвать определенное чувство, но «манипуляции» с предметом эмоции дают возможность так организовать ситуацию, что желаемое чувство появится.

Например, мы долгое время находимся в подавленном состоянии, и ничто нас не радует. Но если мы возьмем в руки фотографию, сделанную во время отпуска на море в компании друзей, мы можем вспомнить что-нибудь радостное и веселое во время отдыха, что обязательно поднимет нам настроение.

Обязательная предметность зрелой эмоции вместе с отношением эквивалентности между аффективным чувством и его предметом создает условия произвольной регуляции эмоций. Эмоции как ВПФ играют новую роль, осуществляя организованное приспособление к ситуации. Связь со своими предметами не означает «подневольности» эмоций, скорее наоборот, она дает им возможность освободиться от диктата непосредственного воздействия. Подобно тому, как произвольное восприятие освобождает человека от власти сенсорного поля, а произвольная память – от власти непосредственного припоминания, произвольность эмоций, достигается с помощью знаково-символического опосредования, позволяет человеку овладевать страстями, вызванными обстоятельствами и/или гормональными изменениями.

Однако произвольность эмоций имеет свои ограничения: в эмоции всегда остается «след» неуправляемого первобытного аффекта в виде необъяснимого чувства, непроизвольно возникающего и трудно поддающегося регуляции. Именно этот оттенок “натуральности» и «непосредственности» придает зрелой эмоции качество «подлинности».

Чрезмерная опосредованность означает утрату эмоции («сделанность» чувств, отсутствие искренности), а чрезмерная непосредственность – утрату субъекта («забыл себя, потерял голову, чувства захлестнули»).

Поскольку высшие формы эмоций и системы их регуляции строятся на натуральных основах, продолжающих существовать внутри новых закономерностей в свернутом и подчиненном виде, овладение (управление) эмоциями возможно не только и не столько на уровне порождения, сколько на уровне их проявления. Невозможно приказать себе «не чувствовать» или «не переживать» определенные эмоции, но возможно так перестроить деятельность, расширив контекст данного события, что эмоции «разрядятся» или изменятся. Итак, центральная характеристика зрелой эмоции – ее произвольный характер. В этом смысле эмоция может быть противопоставлена аффекту: первая произвольна, второй непосредственен (о чем мы уже упоминали).

Формирование сознательной репрезентации эмоций является частным случаем возникновения способности к регуляции различных внутренних процессов. Регистрация и регуляция внутренних процессов происходят на разных уровнях и могут осуществляться как в неосознаваемой, так и в осознаваемой форме.

К неосознаваемой форме мы, по аналогии с двумя формами выражения эмоций (внутренняя – соматические изменения и «внешняя» – словесно), отнесем регуляцию на низших уровнях нервной системы и регуляцию на уровне коры.

На уровне сознательной ориентации следует различать способность непосредственно чувственной репрезентации явлений (в форме восприятия, воображения) и способность её передачи в определенные исполнительные системы.

Так как существуют различные исполнительные системы, то один и тот же образ может получить различное выражение.

Но эмоциональные процессы осознаются не полностью и не всегда. Не осознаются, прежде всего, те процессы, которые возникли и сформировались в тот период, когда сознание человека не было ещё достаточно развитым – в раннем детстве. По мере развития сознания создаются всё более адекватные условия для осознания эмоций, что происходит благодаря процессам научения при активном участии других людей и дифференцирования особенностей эмоционального процесса. Также не воспринимаются и не осознаются слабые или недостаточно организованные эмоции или же когда осознание эмоционального процесса может затрудняться действием особых блокирующих механизмов, например: табу или наказания.

Мы уже указывали на то, что важнейшей формой выражения эмоций человека является речь. Слова выполняют двойную функцию: они обозначают и выражают, иначе говоря, имеют предметный и аффективный характер. Выражение эмоций при помощи слов может принять две различные формы. Так, оно может проявиться в эмоциональной окраске речи, а может в виде описания эмоций как таковых. Все это приводит к затруднениям социальных контактов.

Л.Б. Холмогоровой и А.Г. Гаранян в значительном ряде экспериментов обнаружен интересный результат: соматоморфные больные обычно описывают свое настроение как «нормальное», «хорошее», в то время как проективными методами установлено, что они гораздо чаще здоровых испытывают переживания разной степени различной интенсивности; в трудных или конфликтных жизненных ситуациях они, как правило, упоминают лишь о тяжелых телесных ощущениях. В этом проявляется закон реципрокных отношений между психологическим и физиологическим компонентом эмоций: чем меньше эмоция осознана и переработана на психическом уровне, тем сильнее выражен физиологический компонент в виде различных, неприятных телесных ощущений и вегетативных дисфункций. Из чего следует, что четкий словесный отчет о своих переживаниях, хороший уровень осознания снижает вероятность и интенсивность физических недомоганий, увеличивает способность к саморегуляции и регуляции взаимоотношений с окружающими, снижает вероятность приписывания решающего значения внешним факторам при изменении собственного эмоционального и физического самочувствия.

Таким образом, можно сказать, что в процессе развития при общении с миром взрослых и взрослыми в этом мире, ребенок учится «держать при себе» свои чувства, не проявляя их, а иногда даже специальными волевыми усилиями сдерживая их. Во время переживания эмоции в человеке «накапливается» большое количество энергии, требующей выхода, а невозможность проявить эти эмоции открыто сказывается на соматическом и психическом состоянии человека.

Одним из возможных способов выражения эмоций, может быть более приемлемым обществом, является выражение их в словах («поплакаться в жилетку»), тогда как реагирование на многочисленные негативные стороны нашей жизни, вызывающие отрицательные эмоции (гнев, агрессию, раздражение и др.), прямо и открыто выражать неприемлемо.

Преобладание у человека вербального выражения эмоций связано особым значением с употреблением членораздельного языка как средства знаковой репрезентации мира.

Дата добавления: 2018-11-12 ; просмотров: 229 | Нарушение авторских прав

источник

Эмоционально-волевая сфера личности

Тесты по теме

а) отражение предметов и явлений непосредственно действующих на органы чувств

б) отражение общих и существенных признаков, связей и отношений предметов и явлений

в) отражение отдельных свойств предметов и явлений материального мира

г) отражение прошлого опыта в вида чувств, мыслей и образов воспринятого прежде

д) отражение, состоящее в создании новых образов на основе ранее сформированных представлений

а) отражение общих и существенных признаков, связей и отношений предметов и явлений

б) отражение прошлого опыта

в) целостное отражение предметов и явлений объективного мира

г) отражение отдельных свойств предметов и явлений

д) отражение, состоящее в создании новых образов на основе ранее сформированных представлений

а) процесс мгновенного осознания решения некоторых проблем

б) познавательная способность, определяющая готовность человека к усвоению и использованию знаний и опыта, а также к адекватному поведению в сложных ситуациях

в) обобщенная и опосредованная форма психического отражения в виде понятий, суждений, умозаключений

г) процесс выдвижения проекта решения задач

1. Природа и сущность эмоций

2. Понятие и виды эмоциональных состояний

3. Понятие воли и волевой регуляции деятельности и поведения

4. Развитие эмоционально-волевой устойчивости личности

Человек реализуется в деятельности, которая возможна благодаря познанию окружающей среды. Генетически и функционально начальным этапом психической деятельности человека являются психические процессы, выступающие в качестве первичных регуляторов его поведения.

Человек не только отражает окружающий мир, происходящие в нем события, но и определенным образом относится к ним, переживает это отношение в виде радости, негодования, злости и так далее.

Личностные переживания принято называть эмоциональными процессами, на основе которых формируются чувства. Эмоции и чувства оказывают большое влияние на поведение и профессиональную деятельность человека.

Эмоции – (от латинского – потрясаю, волную) это психическое отражение в форме непосредственного, пристрастного переживания, жизненного смысла явлений и ситуаций, обусловленного отношением их субъективных свойств к потребностям субъекта.

В психологии под эмоциями понимают, с одной стороны, своеобразное выражение субъективного отношения человека к предметам и явлениям окружающей действительности в форме непосредственных переживаний приятного или неприятного (эмоции в широком значении слова), а с другой – лишь реакцию человека и животного на воздействия внутренних и внешних раздражителей, связанную с удовлетворением или неудовлетворением биологически значимых потребностей (эмоции в узком смысле слова).

Эмоции — особый класс субъективных психологических состояний, отражающих в форме непосредственных переживаний приятного или неприятного процесс и результаты практической деятельности, направленной на удовлетворение актуальных потребностей.

Поскольку все то, что делает человек, в конечном счете, служит цели удовлетворения его разнообразных потребностей, постольку любые проявления активности человека сопровождаются эмоциональными переживаниями.

«Эмоции,— писал А. Н. Леонтьев,- выполняют роль внутренних сигналов. Они являются внутренними в том смысле, что сами не несут информацию о внешних объектах, об их связях и отношениях, о тех объективных ситуациях, в которых протекает деятельность субъекта. Особенность эмоций состоит в том, что они непосредственно отражают отношения между мотивами и реализацией отвечающей этим мотивам деятельности».

Эмоции — одни из наиболее древних по происхождению психических состояний и процессов. Жизнь без эмоций была бы также невозможна, как и без ощущений. «Эмоции, — утверждал Ч. Дарвин, — возникли в процессе эволюции как средство, при помощи которого живые существа устанавливают значимость тех или иных условий для удовлетворения актуальных для них потребностей».

Благодаря вовремя возникшей эмоции организм имеет возможность эффективно приспособиться к окружающим условиям. Он может быстро, со спасительной скоростью, отреагировать на внешнее воздействие, не определив еще его тип, форму, другие частные конкретные параметры, сведя их к общему биологическому знаменателю: полезно или вредно для него данное воздействие.

Через эмоции как систему сигналов человек узнает о потребностной значимости происходящего. Эмоции могут быть:

· положительными, связанными с переживанием приятного;

· отрицательными, когда переживается неприятное;

· стеническими – активизирующими деятельность человека;

· астеническими – снижающими его активность.

Эмоции подразделяются на эмоциональный тон ощущений, эмоции в узком смысле слова (о чем говорилось выше) и чувства.

Эмоциональный тон ощущений – это непосредственные переживания, сопровождающие отдельные ощущения (температурные, вкусовые, слуховые) и побуждающие человека к их сохранению или устранению.

Чувства – отражение в сознании человека его отношений к действительности, которые возникают при удовлетворении или неудовлетворении потребностей (моральные, интеллектуальные, эстетические).

· настроения – это слабо выраженные эмоции и чувства, отличающиеся значительной деятельностью, слабым осознанием причин и факторов их выражающих;

· аффекты – переживания большой силы с коротким периодом протекания;

· страсть – сильное, стойкое и всеохватывающее чувство, главенствующее над другими чувствами человека и приводящее к сосредоточению на предмете страсти всех его устремлений.

Определим еще некоторые понятия, характеризующие человеческие эмоции.

Амбивалентность – несогласованность, противоречивость переживаемых эмоций к определенному объекту (любовь, ненависть, радость, горе и так далее).

Апатия – вызванное утомлением, тяжелым переживанием или болезнью эмоциональное состояние безразличия, упрощения чувств, равнодушия к событиям окружающей жизни, ослабления побуждений.

Депрессия – подавленное эффективное состояние, характеризующееся отрицательным эмоциональным фоном, снижением побуждений, заторможенностью интеллектуальной деятельности и двигательных реакций.

Эмпатия – сопереживание, постижение эмоционального состояния, проникновение, вчуствование в эмоциональный мир другого человека.

Внешнее проявление эмоций и чувств:

Читайте также:  Требования к зрению при работе с компьютером

· в пантомиме – движения тела;

· в речи – в тембре голоса, интонации.

Мы описали основные виды качественно своеобразных эмоциональных процессов и состояний, выполняющих различную роль в регуляции деятельности и общения человека с окружающими людьми.

Каждый из описанных видов эмоций внутри себя имеет подвиды, а они в свою очередь могут оцениваться по разным параметрам — например, по следующим: интенсивности, продолжительности, глубине, осознанности, генетическому происхождению, условиям возникновения и исчезновения, действию на организм, динамике развития, направленности (на себя, на других, на мир, на прошлое, настоящее или будущее), по способу их выражения во внешнем поведении (экспрессии) и по нейрофизиологической основе.

Самая старая по происхождению, простейшая и наиболее распространенная среди живых существ форма эмоциональных переживаний это удовольствие, получаемое от удовлетворения органических потребностей, и неудовольствие, связанное с невозможностью это сделать при обострении соответствующей потребности. Практически все элементарные органические ощущения имеют свой эмоциональный тон. О тесной связи, которая существует между эмоциями и деятельностью организма, говорит тот факт, что всякое эмоциональное состояние обычно сопровождается многими физиологическими изменениями организма.

Попытки связать эти изменения со специфическими эмоциями предпринимались неоднократно и были направлены на то, чтобы доказать, что комплексы органических изменений, которые сопровождают различные субъективно переживаемые эмоциональные состояния, различны. Однако четко установить, какие из субъективно данных нам как неодинаковые эмоциональные переживания какими органическими изменениями сопровождаются, так и не удалось.

Это обстоятельство является существенным для понимания жизненной роли эмоций. Оно говорит о том, что наши субъективные переживания не являются непосредственным, прямым отражением собственных органических процессов. С особенностями переживаемых нами эмоциональных состояний связаны, вероятно, не столько сопровождающие их органические изменения, сколько возникающие при этом ощущения.

Тем не менее, определенная зависимость между спецификой эмоциональных ощущений и органическими реакциями все же существует. Она выражается в виде следующей, получившей экспериментальное подтверждение связи: чем ближе к центральной нервной системе расположен источник органических изменений, связанных с эмоциями, и чем меньше в нем чувствительных нервных окончаний, тем слабее возникающее при этом субъективное эмоциональное переживание. Кроме того, искусственное понижение органической чувствительности приводит к ослаблению силы эмоциональных переживаний.

Эмоции относительно слабо проявляются во внешнем поведении, иногда извне вообще незаметны для постороннего лица, если человек умеет хорошо скрывать свои чувства. Они, сопровождая тот или иной поведенческий акт, даже не всегда осознаются, хотя всякое поведение, как мы выяснили, связано с эмоциями, поскольку направлено на удовлетворение потребности. Эмоциональный опыт человека обычно гораздо шире, чем опыт его индивидуальных переживаний. Чувства человека, напротив, внешне весьма заметны.

Эмоции и чувства – личностные образования. Они характеризуют человека социально-психологически. Подчеркивая собственно личностное значение эмоциональных процессов, В.К. Вилюнас пишет: «Эмоциональное событие может вызвать формирование новых эмоциональных отношений к различным обстоятельствам. Предметом любви — ненависти становится все, что познается субъектом как причина удовольствия — неудовольствия».

Функции эмоций. В психической жизни человека эмоции выполняют множество разнообразных функций: побуждения, подкрепления, предвосхищения, мобилизации органов действия, коммуникативная функция, а также множество других функций выполняемых дифференциальными эмоциями, такими как радость, гнев, презрение и так далее.

Классификации эмоций. Классификаций базовых теорий много. В начале 20 века американский психолог Вудвортс предложил линейную шкалу эмоций, которая отражает весь континуум эмоциональных проявлений:

Другой американский психолог К. Изард предложил считать основными или, по его терминологии, фундаментальными следующие 10 эмоций:

· горе, страдание и депрессия;

Теории эмоций. Объяснение природы эмоциональных явлений всегда интересовало мыслителей и ученых начиная с древнейших времен. В античной философии, например, эмоциональные процессы и явления рассматривали как особый вид познания.

Одну из первых развернутых теорий, поясняющих сущность и значение эмоций в жизни организма, предложил Ч. Дарвин. Он показал, что между общностью анатомо-физиологической организации разных живых существ и внешними выражениями их эмоциональных переживаний существует определенная связь.

Действительно, при анализе эмоционально-экспрессивного поведения людей, принадлежащих к никогда не соприкасавшимся друг с другом культурам и народам, или людей, живших в разные исторические эпохи, прежде всего бросается в глаза единообразие их эмоционально-экспрессивных состояний, выражающихся в мимике, голосе, выражениях лица, движениях рук. Ч. Дарвин считал, что многие из таких выражений имеют коммуникативное значение и являются остатками когда-то существовавших полноценных, приспособительных, полезных движений. Приятные эмоции, сопровождающие их, способствуют преднастройке организма на лучшее восприятие окружающей действительности.

Ч. Дарвин также показал, что внешние эмоциональные выражения у живых существ так же эволюционируют, как и их анатомия. Предложенная им концепция эмоций в силу указанных ее особенностей получила название «эволюционной». Согласно этой концепции, внешнеэмоциональная экспрессия во многом является врожденной и выполняет в жизни организма приспособительную, биологическую функцию.

У человека главная социально-психологическая функция эмоций состоит в том, что благодаря эмоциям мы лучше понимаем друг друга, можем, не пользуясь речью, судить о состояниях друг друга и лучше преднастраиваться на совместную деятельность и общение. Замечательным, например, является тот факт, что люди, принадлежащие к разным культурам, способны безошибочно воспринимать и оценивать выражения человеческого лица, определять по нему такие эмоциональные состояния, как радость, гнев, печаль, страх, отвращение, удивление. Это, в частности, относится и к тем народам, которые вообще никогда не находились в контактах друг с другом.

Данный факт не только убедительно доказывает врожденный характер основных эмоций и их экспрессии на лице, но и наличие генотипически обусловленной способности к их пониманию у живых существ. Это, как мы уже отмечали, относится к общению не только живых существ одного вида друг с другом, но и разных видов между собой. Хорошо известно, что высшие животные и человек способны по выражению лица воспринимать и оценивать эмоциональные состояния друг друга.

Сравнительно недавно проведенные исследования показали, что антропоиды так же, как и человек, способны не только по лицу «читать» эмоциональные состояния своих сородичей, но и сопереживать им, испытывая, вероятно, при этом такие же эмоции, как и другое животное, которому они сопереживают.

В одном из экспериментов, где проверялась подобная гипотеза, человекообразная обезьяна была вынуждена наблюдать за тем, как на ее глазах наказывают другую обезьяну, которая при этом испытывала внешне ярко проявляемое состояние невроза. Впоследствии оказалось, что аналогичные физиологические функциональные изменения были обнаружены и в организме «наблюдателя»—той обезьяны, которая просто смотрела, как в ее присутствии наказывают другую.

Широкую известность в психологии получила теория, объясняющая происхождение эмоций, их связь с органическими процессами, предложенная почти в одно и то же время американским психологом У.Джемсом и датским ученым К. Ланге. В историю науки она и вошла под двойным названием как теория Джемса — Ланге.

Согласно этой теории, первопричинами возникновения эмоциональных состояний являются изменения физиологического характера, происходящие в организме. Возникнув под влиянием внешних или внутренних стимулов, они затем отражаются в голове человека через систему обратных нервных связей и порождают ощущение определенного эмоционального тона. Сначала, согласно теории Джемса—Ланге, должны произойти соответствующие органические изменения в ответ на воздействия стимулов и только затем как их субъективно отраженное следствие возникает эмоция.

Разница, которая впоследствии обнаружилась во взглядах У. Джемса и К. Ланге, была небольшой. У. Джемс полагал, что телесные изменения непосредственно следуют за восприятием возбуждающих факторов-стимулов, а эмоция есть не что иное, как наше ощущение уже произошедших органических перемен.

К. Ланге же считал, что сенсорные стимулы возникают непосредственно в рецепторах кровеносных сосудов, что эти сосуды в первую очередь реагируют на внешние воздействия, а эмоции появляются затем как отражение произошедших в них изменений.

Концепция происхождения эмоций Джемса — Ланге наряду с одобрением встретила ряд возражений. Наиболее серьезные замечания в ее адрес были высказаны У. Кенноном, который одним из первых обратил внимание на то обстоятельство, что телесные реакции, возникающие при различных эмоциях, очень похожи друг на друга и как таковые недостаточны для того, чтобы удовлетворительно объяснить качественное многообразие существующих у человека эмоций.

Кроме того, внутренние органические структуры, в частности кровеносные сосуды, с изменениями которых К. Ланге связывал возникновение эмоциональных переживаний, малочувствительны и очень медленно приходят в состояние возбуждения. Что же касается эмоций, то они появляются как субъективные со­стояния почти мгновенно при возникновении эмоциогенной ситуации, по крайней мере, гораздо быстрее, чем на нее своими изменениями реагирует организм.

Самым сильным из возражений У. Кеннона против теории Джемса-Ланге явилось следующее; искусственно вызываемые у человека специальными средствами органические изменения, те самые, существованию которых У. Джеме и К. Ланге приписывали возникновение эмоциональных реакций, далеко не всегда на деле сопровождаются эмоциональными переживаниями. Но даже в том случае, когда в условиях искусственной органической стимуляции подобные эмоциям переживания все же возникают, субъективно они воспринимаются совершенно иначе, чем те, которые появляются в естественных условиях.

Кеннон считал, что эмоциональные переживания и соответствующие им органические изменения порождаются одновременно и возникают из единого источника. Таким источником — эмоциогенным центром, по мнению У. Кеннона, — является таламус, играющий важную роль в регулировании основных органических процессов и передающий импульсы с периферических и внутренних рецепторов в кору головного мозга и обратно. Возникновение эмоционального переживания есть результат одновременного возбуждения симпатической нервной системы и коры головного мозга.

Высказанные У. Кенноном положения были развиты далее П. Бардом. Он показал, что в действительности как телесные изменения, так и связанные с ними эмоциональные переживания возникают почти одновременно. Собственно с эмоциями из всех структур головного мозга более всего связан не сам таламус, а гипоталамус и центральная часть лимбической системы.

В экспериментах, выполненных на животных, удалось показать, что электрическими воздействиями на эти структуры в определенной степени можно управлять эмоциональными состояниями, такими, например, как страх и гнев. В результате этих доработок концепция У. Кеннона получила новое, современное название теории эмоций Кеннона — Барда.

Следует также иметь в виду, что у человека в динамике эмоциональных процессов и состояний не меньшую роль, чем органические и физические воздействия, играют когнитивные факторы. В связи с этим в последние годы были предложены новые концепции эмоций у человека, выводящие эти факторы на первый план.

Одной из первой из них явилась теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера. Согласно этой теории, положительное эмоциональное переживание возникает у человека тогда, когда его ожидания подтверждаются, представления воплощаются в жизнь, а планы выполняются, то есть тогда, когда реальные результаты деятельности соответствуют намеченным или ожидаемым, согласуются, находятся в консонансе.

Отрицательные эмоции возникают и усиливаются в тех условиях, когда между ожидаемыми и реальными результатами деятельности имеется несоответствие — диссонанс.

Субъективно состояние когнитивного диссонанса переживается человеком как дискомфорт, и он стремится во что бы то ни стало как можно скорее избавиться от него. Выход из состояния когнитивного диссонанса может быть двояким: или изменить ожидания и планы таким образом, чтобы они соответствовали реально полученному результату, или попытаться получить новый результат, который согласовывался бы с прежними ожиданиями.

В современной социальной психологии теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера. используется для того, чтобы объяснить поступки человека, его действия в различных социальных ситуациях. Эмоции же рассматриваются в качестве основного мотива соответствующих действий и поступков. Лежащим в их основе когнитивным факторам придается в детерминации поведения человека гораздо большая роль чем органическим изменениям.

Доминирующая когнитивистская ориентация современных психологических исследований привела к тому, что в качестве эмоциогенных факторов стали рассматривать также и сознательные оценки, которые человек дает ситуации. Полагают, что такие оценки непосредственно влияют на характер эмоционального переживания, возникающего у него.

К тому, что было сказано об условиях и факторах возникновения эмоций и их динамики У. Джемсом, К. Ланге, У. Кенноном, П. Бардом и Л. Фестингером, свою лепту добавил С. Шехтер. Он показал, что немалый вклад в эмоциональные процессы вносят память и мотивация человека. Концепция эмоций, предложенная С. Шехтером, получила название когнитивно-физиологической концепции С. Шехтера.

Согласно этой теории, на возникшее эмоциональное состояние помимо воспринимаемых стимулов и порождаемых ими телесных изменений оказывают воздействие прошлый опыт человека и оценка им наличной ситуации с точки зрения актуальных для него интересов и потребностей. Косвенным подтверждением справедливости когнитивной теории эмоций является влияние на переживания человека словесных инструкций, а также той дополнительной эмоциогенной информации, которая предназначена для изменения оценки человеком возникшей ситуации.

В одном из экспериментов, направленном на доказательство высказанных положений когнитивной теории эмоций, людям давали в качестве «лекарства» физиологически нейтральный раствор в сопровождении различных инструкций. В одном случае им говорилось о том, что данное «лекарство» должно будет вызвать у них состояние эйфории, в другом — состояние гнева. После принятия соответствующего «лекарства» испытуемых через некоторое время, когда оно по инструкции должно было начать «действовать» спрашивали, что они ощущают. Оказалось, что те эмоциональные переживания, о которых они рассказывали, соответствовали ожидаемым по данной им инструкции.

Было показано также, что характер и интенсивность эмоциональных переживаний человеком ситуации зависят от того, как ее переживают другие, рядом находящиеся люди. Это значит, что эмоциональные состояния могут передаваться от человека к человеку, причем у человека в отличие от животных качество коммуницируемых эмоциональных переживаний зависит от его личного отношения к тому, кому он сопереживает.

Эмоции не просто связаны с деятельностью, сопровождают ее, отражают ее ход и результаты, они еще и регулируют деятельность, обнаруживая вполне определенное на нее влияние в зависимости от характера и интенсивности эмоционального переживания. Д. О. Хебб, экспериментальным путем получил кривую, выражающую зависимость между уровнем эмоционального возбуждения человека и эффективностью его деятельности.

Советский физиолог П. В. Симонов попытался в краткой символической форме представить всю совокупность факторов, влияющих на возникновение и характер эмоции. Он предложил для этого следующую формулу: Э=F (П, (Ин-Ис), . ), где

Э — эмоция, ее сила и качество;

П — величина и специфика актуальной потребности;

(Ин-Ис) — оценка вероятности (возможности) удовлетворения данной потребности на основе врожденного и прижизненно приобретаемого опыта; Ин — информация о средствах, прогностически необходимых для удовлетворения существующей потребности;

Ис—информация о средствах, которыми располагает человек в данный момент времени.

Согласно формуле, предложенной П. В. Симоновым (его концепция также может быть отнесена к разряду когнитивистских), сила и качество возникшей у человека эмоции в конечном счете определяются силой потребности и оценкой способности ее удовлетворения в сложившейся ситуации.

Дата добавления: 2014-01-04 ; Просмотров: 2126 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник