Меню Рубрики

Разделяла одну точку зрения на эту тему

В процессе общения между людьми, нередко возникают ситуации спора, когда мнение одного человека, расходится с мнением другого. Каждый в таком случае хочет отстоять свою точку зрения, полагая, что именно она является верной. При этом многие совершенно не задумываются над тем, по каким причинам, у собеседника иная точка зрения, почему она вообще имеет место. И уж тем более аргументы собеседника в таком случае пропускаются мимо ушей, ведь если тебя не интересует причина появления точки зрения собеседника, то естественно его аргументы тебе не интересны. Если вы уверенный в себе человек, то будете стоять на своем до последнего, если нет, то вполне возможно ваши убеждения претерпят изменения, и не факт что вы поменяете свою точку зрения, взяв за основу точку зрения собеседника. Вот здесь-то и зарыта собака, ведь как правило любое мнение, на чем-то строится, либо на собственном жизненном примере, либо просто на вере чужим словам.

Спор свойственен глупым людям, чем они глупее, тем чаще в общении с другими доводят разговор до спора, нередко заканчивающимся ссорой. Если конечно общение с другими людьми для вас всего лишь способ самоутвердится, для себя в своей правоте, а для них в вашей глупости, то конечно можно строить свои диалоги подобным образом. Но если вы ждете от общения чего-то большего, например принятия решения, или просто хотите расположить к себе человека, а может и в чем-то убедить его, то строиться ваше общение должно иначе. Чья точка зрения является более верной, по сути, не так важно на первом этапе, куда более важно, понять причину ее возникновения. Если человек что-то утверждает, поскольку пережил это собственным опытом, и лично принимал участие в том, о чем говорит, значит, в этом что-то есть, и игнорировать это глупо. Но если точка зрения человека строится на том, что он когда-то, где-то, что-то услышал, принял это на веру и считает истиной, то эта точка зрения не является основанием отстаивать ее с пеной у рта.

Большинство мнений людей строится на их вере тому, что они услышали от других людей, которых возможно считают авторитетами и очень их уважают. Следовательно, любая точка зрения, которая не строится на собственном жизненном опыте, личном ощущении, переживании, или даже пробе на вкус, может быть ошибочной. Стоит ли в таком случае она того, что бы стоять за ней горой, особенно тогда, когда речь идет о взаимопонимании собеседников? Даже соль может быть не соленой, если вы не пробовали ее на вкус, так зачем же это утверждать, что вам это даст? Подумайте над тем, в чем вы так уверены кроме самого себя, за что можете голову на плаху положить, чтобы утверждать, что оно [что-то] устроено именно так, а не иначе. В том-то и дело, что уверенными вы можете быть только в себе, и ваша точка зрения, должна быть именно вашей, а не чьей либо.

Поймите это сами, и дайте понять это вашему собеседнику, быть может в вашем диалоге найдется место и еще одной точке зрения, которая станет вашим общим результатом поиска истины. Ну а уж если вам попался такой собеседник, которому наплевать на истинность своей точки зрения, лишь бы ее отстоять, то здесь уместно либо согласиться с ним, либо просто банально на него надавить, в зависимости от того, кто вам попался. Главное не забывайте про свою цель, которую вы преследуете, общаясь с другим человеком. Делайте все, что бы получить результат, не надо показывать свою гордость, споря с глупцом, проявите мудрость. Пусть собеседник уйдет с чувством собственного достоинства, считая себя умным и правым, вы же должны уйти с результатом, и каждый останется при своем.

Глупец останется со своей глупостью, а вы останетесь с тем, что хотели, и кто прав уже не так важно. Люди либо хотят знать истину, либо их устраивает их собственная, но главное надо понимать, что отстаивание своей точки зрения, важно только в том случае, если ваш собеседник выполнит необходимые вам действия в результате того, что вы его убедили. Иного смысла впихивать в голову человеку свои убеждения не имеет смысла, ведь если это так просто сделать, то следующий, с кем он будет общаться, перепрограммирует его по-своему. Неуверенный в себе человек имеет массу точек зрения, кроме своей естественно, уверенный и глупый, будет стоять на своем до последнего. Но мудрый человек понимает, что каждая точка зрения на чем-то основана, и именно это основание он и ищет, чтобы договорится, убедить, и получить свое от собеседника.

Даже обычное предрасположение к себе другого человека, подразумевает под собой определение причины его позиции в разговоре. Для некоторых людей крайне важно, что бы их мнение услышали и хотя бы просто рассмотрели в качестве возможного. Для них это крайне важно, поскольку их могли часто в жизни игнорировать, и тот, кто воспримет их в серьез, вызовет у них большую симпатию. Так что прежде всего определите, какой собеседник перед вами, а после этого подумайте, какую стратегию общения вам выбрать, стоит ли отстаивать свою точку зрения с ним и как относится к его точке зрения.

источник

Порой чужое мнение может заставить все твое естество содрогнуться, по телу пробежит зыбь от осознания того, как никчемна позиция твоего оппонента. Он не прав на 11 из 10, но как выиграть спор и показать ему всю мощь своих аргументов, как доказать, что именно твоя версия событий была благословлена самим папой римским Бенедиктом XVI, а его аргументы – лишь грязная ересь, за которую не стыдно отправить глупца погреться на костре инквизиции? Вот какое дело: ты думаешь, что этого парня, который спорит с тобой, заботит мнение оппонента насчет себя самого? О нет, его волнует лишь собственная позиция, но никак не твои колкости в адрес его личности. Критиковать его естество, образ жизни, орфографию и пунктуацию во время спора ни к чему. Это отразит лишь слабость твоих позиций и скажет о том, что аргументы закончились. И оставь его мать в покое, в конце концов, женщина здесь ни при чем!

Это оружие 90 лвл, в случае достоверности которого будет практически невозможно отстоять право на существование другой позиции. Представь, что начались ярые споры о существовании черных дыр в нашей Вселенной, и твой противник сыплет колкостями и говорит, что единственным доказательством того, что черные дыры существуют, является твоя девушка. В ответ он получает три улыбочки «)))», которые равносильны тому, чтобы послать человека, и еще несколько теорий от самых именитых ученых, поддерживающих данную твою позицию, и данные со спутников. Может, дурака это и не переубедит, но из ситуации ты выйдешь как мужчина, более того – как эрудированный джентльмен.

Решив цитировать оппонента в социальной сети или же споре с глазу на глаз, не убирай отдельные слова из его фразы и не пытайся трактовать ее на свой лад. Это может дать лишний повод высмеять тебя в случае, если будет допущена ошибка. Опирайся на факты и апеллируй ими, указывая на их ложность или же неточность, чтобы максимально ослабить позицию своего оппонента.

Если спор ведется в массах, то подавай информацию для людей таким образом, чтобы все понимали суть твоего высказывания. В противном случае некоторая вычурность твоих речей может быть использована против тебя же. Никто не запрещает использовать различные речевые обороты, чтобы обогатить свою речь, добавлять в нее оксюморон, гиперболы и изобиловать изысканными синонимами, выстраивая невиданные до сегодняшнего дня синонимические ряды, но не уходи в профессиональную терминологию. А если ты грешен поступать подобным образом, то сразу же расшифруй значение своих слов для зевак, которые пришли посмотреть на литературные бои без правил.

Скорее всего, ты не раз сталкивался с подобной ситуацией: во время спора один из соперников подобен мелкой лающей шавке, которая привлекает к себе внимание лишь излишним шумом и вызывает у всех отвращение. Второй же противник преподносит себя совершенно иначе: он спокоен, хладнокровен, уважителен и не имеет дурной привычки перебивать своего оппонента. Аудитория гораздо более благосклонно отнесется к тому человеку, который поддерживает свою позицию аргументированно, а чтобы показать ущербность позиции соперника, использует конструктивную критику и опирается на факты, указывающие на ничтожность аргументов оппонента. То, как воспринимает тебя народ, в конечном счете может отразиться на исходе вашего спора. Так что в любой ситуации в первую очередь сохраняй свое лицо, чтобы не было стыдно перед предками, если ваши дебаты снимают или скринят в социальных сетях.

источник

Вы пытаетесь донести свою точку зрения, но по какой-то причине другой человек просто, похоже, не понимает суть того, что вы говорите. Это начало большинства разногласий. Вот 7 способов, чтобы вежливо отстоять свою точку зрения и остановить разногласие, прежде чем оно укорениться!

Выиграть спор сложно. На самом деле, по правде говоря, это невозможно. Это унизительно. Это вредит нашим отношениям и душам. Поскольку обе стороны травмированы, в споре нет победителей. Победа не достается тем, кто “выигрывает” спор. Она принадлежит тем, кто стремиться к миру.

Люди могут не соглашаться. Хотя конфликт в жизни неизбежен, и некоторые вещи (многие вещи) достаточно важны для борьбы, но не так много вещей важны, чтобы ради них бороться.

Когда люди думают, что они правы, факты, ваши желания или чувства, ничто. Ничто не может заставить их действительно видеть вещи по-вашему. Как только люди высказывают идею, даже если они тогда считают ее не самой лучшей идеей, они будут защищать ее от чужой атаки. Почему? Потому что они видят атаку своей идеи как нападение на себя. Другими словами, они принимают это лично. Даже если у другого человека не было намерения их разозлить.

В своей книге впервые опубликованной в 1952 году, «Как обрести уверенность и силу в отношениях с людьми», автор Лэс Гиблин написанной на основании исследований Йельского университета, проводимые на протяжении многих. Исследовались все возможные категории людей: супругов, братьев, сестер, подруг, начальниц и коллег, соседей, клиентов и клерков, владельцев автомобилей и автомехаников и так далее. Заключительный анализ показал, что люди переставали замечать и понимать другого человека, когда повышались голоса и исходили угрозы.

Как вежливо отстоять свою точку зрения? Предлагаю рассмотреть 7 навыков, чтобы помочь собеседнику увидеть вашу точку зрения.

1.Пусть человек излагает свою точку зрения без каких-либо перерывов. Когда ум человека настроен на разговор, он не в состоянии слушать. Лучше позволить ему говорить все, что он хочет.

Держите язык тела открытым (без сложенных рук, без суровых взглядов), наклонитесь, кивните головой, чтобы показать, что вы слушаете, и иногда давайте словесные сигналы, чтобы человек продолжал говорить, такие как: “я вижу.”, “продолжай.», или » Расскажи мне еще». Убедитесь, что вы говорите их искренно, иначе все будет напрасным.

2. Попросите собеседника повторить ключевые моменты. Это позволит ему выпустить любой пар, который может быть оставлен. Это также покажет вам, чем он больше всего расстроен, и что для него наиболее важно, чтобы вы понимали с чем имеете дело сейчас. То, что он не упоминает на этот раз, вам не нужно упоминать. (Одно разногласие за раз!)

Когда он проговорит второй раз, спросите, есть ли что-нибудь еще. Это позволит ему знать, что вы действительно заинтересованы в том, чтобы услышать его точку зрения по данному вопросу.

3. Перед ответом сделайте короткую паузу. Если вы набрасываетесь на него с тем, что вы думали сказать, пока он говорил, это доказательство того, что вы на самом деле не слушали. Вы просто ждали вашего шанса высказаться.

Делая паузу, собеседник проверяет, что вы слушали, и вы сейчас думаете о том, что он сказал. Не ждите и слишком долго, иначе он будет думать, что вы не принимаете его проблему достаточно серьезно, чтобы ответить.

4. Не пытайтесь победить на 100%. Знайте, что в любых разногласиях, вам придется где-то уступить Будьте готовы уступить. Ни вы, ни другой человек не может быть прав на 100% Если вы чувствуете, что можете сразу же уступить, сделайте это! Это поможет вам в долгосрочной перспективе.

Укажите что — то, о чем вы можете договориться: “мы оба согласны с тем, что наш бюджет не соблюдается и что, если мы не хотим углубляться в долги, нам придется менять наши ежемесячные расходы.» Этот метод позволяет другим знать, что вы видите первопричину ситуации таким же образом (или более или менее таким же образом), что и они.

Старайтесь изо всех сил, чтобы не использовать слово, но . Когда кто-то слышит это слово, все, что было сказано до того, как оно было опровергнуто. Вместо этого разбейте то, что вы собирались сказать, на два предложения и удалите, но из вашего разговора.

5. Говорите спокойно и умеренно. Так вы проявляете свою силу. В больших речах и проповедях, страсть в тоне является преимуществом. В разногласиях один на один, спокойствие и мягкость приводит к победе. Исследование Йеля (упомянутое ранее) и другие обнаружили, что факты, которые были заявлены спокойно, заставили людей изменить свое мнение больше, чем при использовании тактики запугивания («мы будем банкротами!») или угрозы («эта дискуссия заставляет меня задуматься, почему мы не разведены.”)

6. Изложите мнение третьих лиц, чтобы была не только ваша точка зрения по спорному вопросу. Вам поможет, когда другой человек знает, что не только вы придерживаетесь такого мнения. Так же, как отзывы клиентов и подтверждения знаменитостей помогают людям доверять бизнесу, сторонние факты или “одобрения” могут помочь другому человеку увидеть вещи по-вашему. В то время как вы, вероятно, не сможете пригласить знаменитость прийти к вам домой, чтобы судить ваш спор, есть способы извлечь выгоду из третьих сторон.

Некоторые из этих способов включают в себя: цитаты известных людей, статистику из исследований, статьи из журналов и интернета, обмен тем, которые вы слышали, что эксперт сказал в интервью на телевидении или радио и т.д.

Здесь нужно помнить, что факты говорят сильнее, чем ваши чувства в том, что касается убеждения других видеть вещи по-вашему.

7. Позвольте собеседнику сохранить лицо, когда он переходит на вашу сторону. Делая это, люди гораздо более склонны уступать, потому что вы позволяете им сохранить лицо и знать, что это не их “вина”, что они видели вещи, как они это делали. Возможно, у них не было всех фактов. Они не приняли во внимание более широкую картину. У них была дезинформация, из которой они сформировали свое мнение. Они были голодны и были в ужасном настроении, когда они говорили жестко. В любом случае, упомяните об этом и дайте им знать, что вы не держите зла!

Итак, это правда, что никто не выигрывает в споре никогда, а победа принадлежит тому, кто приносит мир. Однако, поскольку разногласия неизбежны в жизни, эти навыки, помогут вам знать, что вы можете не согласиться и при этом не потерять, а приобрести! Вы можете уступить, но в других важных моментах высказать свое мнение. Уступить — это значит проявить силу, а не проиграть и показать слабину! Желаю вам и вашим близким мира и любви!

источник

В процессе общения между людьми, нередко возникают ситуации спора, когда мнение одного человека, расходится с мнением другого. Каждый в таком случае хочет отстоять свою точку зрения, полагая, что именно она является верной. При этом многие совершенно не задумываются над тем, по каким причинам, у собеседника иная точка зрения, почему она вообще имеет место. И уж тем более аргументы собеседника в таком случае пропускаются мимо ушей, ведь если тебя не интересует причина появления точки зрения собеседника, то естественно его аргументы тебе не интересны. Если вы уверенный в себе человек, то будете стоять на своем до последнего, если нет, то вполне возможно ваши убеждения претерпят изменения, и не факт что вы поменяете свою точку зрения, взяв за основу точку зрения собеседника. Вот здесь-то и зарыта собака, ведь как правило любое мнение, на чем-то строится, либо на собственном жизненном примере, либо просто на вере чужим словам.

Спор свойственен глупым людям, чем они глупее, тем чаще в общении с другими доводят разговор до спора, нередко заканчивающимся ссорой. Если конечно общение с другими людьми для вас всего лишь способ самоутвердится, для себя в своей правоте, а для них в вашей глупости, то конечно можно строить свои диалоги подобным образом. Но если вы ждете от общения чего-то большего, например принятия решения, или просто хотите расположить к себе человека, а может и в чем-то убедить его, то строиться ваше общение должно иначе. Чья точка зрения является более верной, по сути, не так важно на первом этапе, куда более важно, понять причину ее возникновения. Если человек что-то утверждает, поскольку пережил это собственным опытом, и лично принимал участие в том, о чем говорит, значит, в этом что-то есть, и игнорировать это глупо. Но если точка зрения человека строится на том, что он когда-то, где-то, что-то услышал, принял это на веру и считает истиной, то эта точка зрения не является основанием отстаивать ее с пеной у рта.

Большинство мнений людей строится на их вере тому, что они услышали от других людей, которых возможно считают авторитетами и очень их уважают. Следовательно, любая точка зрения, которая не строится на собственном жизненном опыте, личном ощущении, переживании, или даже пробе на вкус, может быть ошибочной. Стоит ли в таком случае она того, что бы стоять за ней горой, особенно тогда, когда речь идет о взаимопонимании собеседников? Даже соль может быть не соленой, если вы не пробовали ее на вкус, так зачем же это утверждать, что вам это даст? Подумайте над тем, в чем вы так уверены кроме самого себя, за что можете голову на плаху положить, чтобы утверждать, что оно [что-то] устроено именно так, а не иначе. В том-то и дело, что уверенными вы можете быть только в себе, и ваша точка зрения, должна быть именно вашей, а не чьей либо.

Поймите это сами, и дайте понять это вашему собеседнику, быть может в вашем диалоге найдется место и еще одной точке зрения, которая станет вашим общим результатом поиска истины. Ну а уж если вам попался такой собеседник, которому наплевать на истинность своей точки зрения, лишь бы ее отстоять, то здесь уместно либо согласиться с ним, либо просто банально на него надавить, в зависимости от того, кто вам попался. Главное не забывайте про свою цель, которую вы преследуете, общаясь с другим человеком. Делайте все, что бы получить результат, не надо показывать свою гордость, споря с глупцом, проявите мудрость. Пусть собеседник уйдет с чувством собственного достоинства, считая себя умным и правым, вы же должны уйти с результатом, и каждый останется при своем.

Читайте также:  С точки зрения кибернетического подхода информация это

Глупец останется со своей глупостью, а вы останетесь с тем, что хотели, и кто прав уже не так важно. Люди либо хотят знать истину, либо их устраивает их собственная, но главное надо понимать, что отстаивание своей точки зрения, важно только в том случае, если ваш собеседник выполнит необходимые вам действия в результате того, что вы его убедили. Иного смысла впихивать в голову человеку свои убеждения не имеет смысла, ведь если это так просто сделать, то следующий, с кем он будет общаться, перепрограммирует его по-своему. Неуверенный в себе человек имеет массу точек зрения, кроме своей естественно, уверенный и глупый, будет стоять на своем до последнего. Но мудрый человек понимает, что каждая точка зрения на чем-то основана, и именно это основание он и ищет, чтобы договорится, убедить, и получить свое от собеседника.

Даже обычное предрасположение к себе другого человека, подразумевает под собой определение причины его позиции в разговоре. Для некоторых людей крайне важно, что бы их мнение услышали и хотя бы просто рассмотрели в качестве возможного. Для них это крайне важно, поскольку их могли часто в жизни игнорировать, и тот, кто воспримет их в серьез, вызовет у них большую симпатию. Так что прежде всего определите, какой собеседник перед вами, а после этого подумайте, какую стратегию общения вам выбрать, стоит ли отстаивать свою точку зрения с ним и как относится к его точке зрения.

источник

1. Анализ текста начинаем с выявления темы (о чем текст). Для этого выделяем ключевые слова (слова, относящиеся к одной теме, синонимичные слова и выражения).

… – вот тема, к которой обращается автор текста.

Автор обращается к актуальной теме – теме…

2. Определив тему, можно попытаться сформулировать проблему.

Проблема – (от греч.) – задача – вопрос, требующий изучения, разрешения.

Проблема чего, точка зрения на какую-либо проблему, поставить, выдвинуть, рассмотреть, обсудить, изложить, разрешить какую-либо проблему, коснуться какой-либо проблемы, уделить внимание какой-либо проблеме, какая-либо проблема возникает, встает, представляет интерес, заслуживает внимания.

Проблема формулируется как вопрос, либо сочетанием слова «проблема» с существительным в родительном падеже.

Проблем может быть несколько. Важно увидеть две и прокомментировать. Важно комментировать не весь текст, а ту (те) проблемы, которые вы заявили вначале.

Какой вопрос выбрать? Важно выбрать тот вопрос, над которым автор размышляет больше всего и по поводу которого отчетливо заявлена авторская позиция.

Перечитайте, как вы обозначили проблему. Если в форме вопроса, то позиция должна звучать как ответ на вопрос. Если по формуле «проблема + существительное в родительном падеже», то это существительное должно прозвучать в обозначении авторской позиции.

Шаблоны: автором проблема может быть:

  • поставлена
  • изложена
  • рассмотрена
  • выдвинута
  • затронута
  • поднята
  • сформулирована
  • исследована
  • проанализирована
  • Проблема памяти о своих истоках, о своём детстве (почему, повзрослев, человек ощущает связь с домом своего детства, с миром своего детства?);
  • Проблеме роли детства в жизни человека (почему детство – важнейший этап жизни человека?);
  • Проблема исторической памяти (зачем человеку хранить память о прошлом? Что значит любить свою семью и свою Родину7);
  • Проблеме отчего дома (почему нельзя забывать отчий дом7);
  • Проблема оценки такого периода жизни человека, как детство (действительно ли детство – «золотой» период жизни человека? Какова роль детства в становлении личности?);
  • Проблема нравственной прочности человека (почему именно в обыденных житейских ситуациях зачастую проявляется нравственная сущность человека?);
  • Проблема развития и сохранения русского языка (обогащается или портится русский язык благодаря заимствованиям?);
  • Проблеме влияния человека на природу (какова степень влияния человека на природу и в чём заключаются возможные последствия этого влияния);
  • Проблеме восприятия человеком природы как живой материи (должен ли человек воспринимать природу как нечто живое, заботиться о ней?);
  • Проблеме несправедливости социального устройства общества (естественно ли деление людей на богатых и нищих, правильно ли устроено общество?);
  • Проблеме отчуждённости мира богатых и сытых от мира бедных и голодных (думают ли сытые и богатые о тех, кто не может позволить себе есть досыта?);
  • Проблема внутреннего противостояния искушению изобилием (могут ли дети из бедной семьи противостоять искушению изобилию и не озлобиться?);
  • Проблеме выбора профессии с учётом личных и общественных интересов (могут ли при выборе профессии совпадать личные и общественные интересы?)
  • Проблема ответственности человека перед самим собой и обществом (может ли человек быть свободным от общества, от других людей?);
  • Проблеме коммерциализации культуры.

3. Комментируем проблему.

Комментарий от простого пересказа отличается тем, в пересказе вы говорите, что делают герои, а в комментарии, что делает автор. Это – самое важное и сложное.

Важно поразмышлять над некоторыми вопросами, связанными с прочитанным текстом; кому адресован текст? Какова степень актуальности текста? Как автор подходит к решению этой проблемы? К какой категории относится проблема: нравственная, этическая, социальная, экологическая, общественно-политическая, философская, психологическая? Насколько освещена эта проблема в литературе? Кто из авторов касался ее? Как автор подошел к своей задаче? Как автор рассказывает о ситуации, на чем заостряет внимание?

Здесь возможно обратиться к средствам выразительности, если они помогают определить авторскую позицию. Какова точка видения писателя? Может автор показывает это глазами рассказчика, говорит от имени героя? С каким настроением пишет автор? Что подчеркивает? Что из этого следует? К каким выводам подводит нас?

Шаблоны: Проблема может быть:

  • социальная
  • общественно-политическая
  • идеологическая
  • морально-этическая
  • философская
  • психологическая
  • нравственная
  • эстетическая

Значимость проблемы можно подчеркнуть с помощью слов:

  • общественно-значимая
  • животрепещущая
  • жизненная
  • насущная
  • первоочередная
  • острая
  • важная
  • серьёзная
  • спорная
  • глубокая
  • злободневная
  • актуальная
  • главная
  • сложная
  • принципиальная
  • жгучая
  • наболевшая
  • основная
  • неразрешимая
  • назревшая

Проблема может заставить читателя:

  • глубоко задуматься
  • рассуждать вместе с автором
  • лучше понять себя и окружающих
  • лучше понять трагизм происходящего
  • серьёзно размышлять
  • критичнее относиться к…
  • по-иному посмотреть на…
  • поделиться мыслями о…

Почему важно уметь комментировать основную проблему текста?

  • Это позволяет увидеть, что интересует автора.
  • Комментируя проблему, вы показываете и своё восприятие того, что волнует автора.
  • Комментарий позволит вам глубже посмотреть на поставленную проблему.

В комментарии не должно быть:

  • Пересказа исходного текста или его части.
  • Рассуждений по поводу всех проблем текста.
  • Комментариев о действиях героев текста.
  • Избегать повторов слова «проблема»
  • Не допускать выражений «проблема о том, что…», «проблема того, что..», «проблема о мужестве и стойкости..».

4. Определяем авторскую позицию (идея текста).

При этом необходимо сказать о том, как автор решает заявленную проблему, как аргументирует свою позицию («за»), какова, в итоге, цель написания текста, Если проблема текста – это вопрос, то позиция автора – это ответ на вопрос, как автор на него отвечает. Формулируя проблему в виде вопроса, вы должны знать, как автор на него отвечает. От вас не требуется сформулировать позицию автора вообще, а показать его мнение по выделенной и прокомментированной вами проблеме.

Авторская позиция в публицистическом стиле, скорее всего, будет обозначена прямо, и ее легко можно обнаружить. Лучше не цитировать целиком предложение, в котором отражена авторская позиция, а процитировать частично или пересказать (чтобы не снизили балл).

Если текст художественный, то авторская позиция может быть прямо не заявлена. Здесь важно обратить внимание, как она заявлена: прямо или косвенно; использование средств выразительности; призывность; оценочность; доступность; простота и т.д.

Автор может

  • Посвящать свою статью
  • Решать заявленную проблему
  • Эмоционально воздействовать на читателя
  • Делать читателя своим союзником
  • Образно воссоздавать картину происходящего
  • Выделять ключевые проблемы(мысли, слова, мотивы)
  • Образно представлять суть проблемы, которая его волнует
  • Усиливать положительное или отрицательное отношение к чему-либо
  • Передать глубину проблем (чувств, идеи, раздумий, обобщений, размышлений)
  • Раскрывать сущность поставленных проблеем
  • Точно формулировать (выражать)мысль
  • Заставить читателя задуматься над проблемой (темой, идеей)
  • Показать злободневность рассматриваемой им проблемы (темы)
  • Формировать положительное или отрицательное отношение к поднятой проблеме
  • Пытаться найти причины негативных (позитивных) явлений
  • Подчёркивать остроту поставленной проблемы
  • Видеть глубину и актуальность проблемы
  • Обращаться к традициям русской жизни, литературы….
  • Выражать мнение большинства
  • Пытаться понять, почему
  • Использовать ряд убедительных аргументов
  • Побуждать искать истину
  • Стараться объяснить, почему
  • Поднять в статье проблему, которая кажется наиболее актуальной
  • Заставить сделать переоценку отношений..
  • Ставить ряд нравственных вопросов, требующих незамедлительного ответа
  • Помочь нам увидеть традиционную тему по– новому
  • Утверждать, что…
  • Уточнять некоторые моменты
  • Писать интересно и ново о старых проблемах
  • Ставить перед нами цель – найти решение сложных жизненных вопросов
  • Привести в качестве примера цитату
  • Быть строгим судьёй негативным явлениям жизни
  • Намереваться найти ответы на сложные жизненные вопросы
  • Заставить нас самим решать сложные жизненные вопросы (делать нравственный выбор)
  • Приглашать к разговору о непростых проблемах нашей жизни
  • Убедительно доказывать, используя конкретные примеры
  • Дать новую жизнь старой теме
  • Формировать положительное или отрицательное читательское отношение к поднятым проблемам
  • Подчеркнуть истинное положение вещей
  • Иронически (саркастически, возмущённо, восхищённо и т.д) повествовать о событиях и героях
  • Показывать образец поведения, отношения к жизни
  • Говорить с тревогой о наболевших проблемах
  • Открыто заявить о своёй гражданской позиции по отношению к…
  • Призывать нас к …
  • Представлять истинную картину происходящего

Автор стремится реализовать цели:

  • Поделиться с вами своими размышлениями, передать вам свою заинтересованность данной темой, проблемой
  • Эмоционально воздействовать на вас
  • Найти в вас единомышленника
  • Автор считает, что… Автор утверждает, что…
  • Автор убеждён, что…, и подобная уверенность имеет свои основания.
  • Автору важно убедить читателя в том, что…
  • Бесспорно мнение автора о том, что…
  • Автор подводит читателя к мысли о том, что…
  • Автор стремиться донести до читателя мысль о том, что…
  • Решая проблему, автор приходит к выводу: …
  • … – в этих словах, по – моему, отражена основная проблема текста.
  • … – это высказывание точно отражает мысль автора.
  • Позиция автора очевидна:…

5. Выражение собственного отношения к данной проблеме.

Доказывая, приводим 2 аргумента, обращаясь к примерам из читательского или жизненного опыта. Собственное мнение должно быть высказано корректно. Ваши аргументы не должны повторять то, что прозвучало в исходном тексте.

Покопайтесь в памяти, вспомните, что читали об этом, какие литературные ассоциации у вас вызывает. Очень важно, чтобы ваши аргументы подтверждали, доказывали вашу точку зрения, а не были просто иллюстрацией на ту же тему. Поэтому при каждом аргументе формулируйте, что вы доказываете приведенным примером.

Важно доказать, почему вы так думаете. Я (не) согласен с автором, потому что …, и считаю…

Здесь идет строгое сочинение-рассуждение:

Каждый аргумент начинать с нового абзаца.

Приводить примеры, ссылаясь на примеры из художественной литературы, авторитетных людей или из своей жизни и жизни окружающих.

Нельзя не согласить с автором в том, что…

С автором можно поспорить …

Однако его мысль о … вызывает сомнение

С автором трудно (не) согласиться

Позиция автора близка (понятна ) мне

Я (не) разделяю точку зрения автора

Я разделяю негодование (неприятие, восторг) автора и думаю…

Мне приходит на ум история, услышанная (прочитанная, которая произошла со мной)

Мое мнение подтверждает и такой факт…

  • С удовольствием прочитал…
  • Нельзя остаться равнодушным…
  • К сожалению…
  • Следует отметить, что бесспорность авторской позиции не вызывает сомнений…
  • Автор убедительно доказывает, что…
  • Автор, по – моему, не совсем прав, утверждая, что…
  • Точка зрения автора, конечно, интересна, но я считаю, что…
  • На мой взгляд, автор несколько категоричен в своих суждениях.
  • Я считаю, что не совсем справедливо автор говорит о том, что…
  • Автор справедливо отмечает, что…
  • Авторские оценки справедливы и точны. Действительно, …
  • Авторская позиция по данному вопросу совпадает с моей точкой зрения.

  • Во-первых,…
  • Во-вторых,…
  • Таким образом,

Аргументы должны быть точными.

Аргументы должны быть развёрнутыми и убедительными.

Аргументы должны доказывать вашу точку зрения.

Как можно ввести аргументы в изложение собственной позиции?

С помощью словосочетаний:

  • Обратимся к (факту, воспоминаниям кого – либо, научным данным…)
  • Достаточно привести такой пример…
  • Это можно доказать следующим образом..
  • Подтверждением сказанному может служит следующий факт…
  • Приведу ещё один пример, доказывающий мою точку зрения.
  • В этом легко убедиться, обратившись к…

С помощью вводных слов и словосочетаний:

  • Например,… Допустим…
  • По свидетельству кого-либо,… Предположим…
  • Во-первых, …, во-вторых, … и т.д.

С помощью союзов и придаточной части:

  • Так как…
  • Потому что…
  • Оттого что…
  • Благодаря тому что…
  • В связи с тем что…

6. Как заканчивать сочинение?

  • 2-3 предложениями, дублирующими вступление.

7. Как начать сочинение?

  • Если знаете что-либо об авторе, можно написать 2-3 предложения.
  • Можно написать о позитивном впечатлении, которое произвел на вас текст.
  • Можно обрисовать типичную картину (Часто бывает так, что…)
  • На вечные темы можно начать так: Любовь…Сколько о ней сказано!

Алгоритм написания сочинения-рассуждения

  1. Вступление.
  2. Проблемы, над которыми размышляет автор.
  3. Комментарий.
  4. Выявление позиции автора.
  5. Собственное мнение (согласие или несогласие с позицией автора).
  6. Первый аргумент.
  7. Второй аргумент.
  8. Вывод (заключение).
  • Не забывайте каждую часть начинать с новой строки.
  • Продумывайте логику перехода от одного абзаца к другому.

источник

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Психологи-эволюционисты считают мотивом большинства наших поступков человеческую природу. Люди и правда порой принимают решения, никак не связанные с сознательным мышлением. Наша склонность к риску или покупке дорогих вещей — это развитый психологический механизм. Мы не выбираем опасность и престиж сознательно — нам просто кажется, что они делают нашу жизнь ярче.

В этой статье AdMe.ru хочет подчеркнуть биологические и социальные факторы, которые влияют на поведение человека. Некоторые выводы могут показаться аморальными, лишенными здравого смысла или даже оскорбительными. Мы ни в коем случае не призываем вас соглашаться с авторами всех исследований, а только хотим показать, что существуют разные точки зрения, которые объясняют мотивы наших поступков.

Антропологи из Калифорнии Дэниел Фесслер и Колин Холбрук считают, что важнейшим критерием оценки врага для наших предков был его размер. Большой враг — сильный враг.

Они провели интересный эксперимент. Часть испытуемых привязали к тяжелому сиденью, якобы изучая психологические эффекты паралича конечностей. Затем людям показали фото агрессивных мужчин и попросили оценить их рост и мускулатуру. Оказалось, беспомощные испытуемые оценивали размеры предполагаемого противника гораздо выше, чем те, кто не был привязан.

Неприятный вам человек может показаться больше, чем он есть, по причине вашего нежелания (или невозможности) поставить его на место. Поэтому вы и не спешите лезть на рожон, оценивая все возможные риски.

Кэтрин Гринуэй из Австралии провела довольно интересный эксперимент. Она разделила испытуемых на 3 группы. Одна группа должна была вспомнить какие-то моменты триумфа и веселья из своей жизни, другая — любую ерунду, а третья — что-то унизительное. Затем им задавали разные вопросы, связанные с предсказаниями, даром предвидения и экстрасенсорными способностями. Те, кто вспоминал о неприятных эпизодах, гораздо охотнее соглашались с утверждениями о сбывающихся пророчествах.

Доктор Гринуэй сформулировала свои выводы в статье «Потеря контроля усиливает веру в предвидение, а вера в предвидение дает иллюзию контроля». На человека действительно гораздо легче воздействовать, когда он находится в плохом расположении духа. Всевозможные экстрасенсы-шарлатаны это хорошо знают.

Еще в 1964 году The Beatles пели о том, что любовь нельзя купить за деньги. Но они ничего не сказали о том, можно ли за деньги купить счастье. Теперь ученые нашли ответ на этот вопрос: да, это возможно.

Исследование Гранта Доннелли показало, что богатство действительно имеет большое значение. Но после того, как вы достигли определенного уровня дохода, дополнительный прирост денег делает человека все менее удовлетворенным. На наше счастье влияет также и происхождение богатства. Выигрыш в лотерею или брак по расчету дают человеку меньше счастья, чем если бы он сам заработал много денег.

Основные причины, по которым деньги приносят счастье, — это свобода, возможность выбора и отсутствие забот, связанных с их нехваткой. А еще возможность делать счастливее тех, кто рядом.

В каждом доме наверняка найдется немало бесполезных вещей. Фритюрницы и вафельницы, тренажер, который пылится в углу, и прекрасные туфли, которые невозможно носить. Они становятся вечными «чемоданами без ручки»: и пользы никакой, и выбросить жалко.

Что интересно: люди с достатком выше среднего предпочитают практичные автомобили средней ценовой категории, а вот люди, чей доход ниже среднего, чаще всего покупают престижные дорогие машины, которые должны подчеркивать их статус. Парадокс? Вовсе нет.

Дело в том, что богатые люди осведомлены о том, сколько стоит обслуживание и топливо для той или иной модели. А бедные редко думают над тем, как будут страховать свой «Лексус» и чем его заправлять. Главное — получить в свои руки атрибут богатой жизни, а там хоть трава не расти.

Предел мечтаний бедного человека — разбогатеть, чтобы купить новые «игрушки». Если у него появляются лишние деньги, он тут же что-нибудь покупает: огромную плазму или новую модель айфона. Правда, его богатство — это иллюзия, ведь, как только доходы заканчиваются, приходится опять себя во всем ограничивать.

По любому спорному вопросу, такому, например, как реформа здравоохранения или однополые браки, моментально разгораются дискуссии. Но почему даже при наличии неоспоримых фактов люди не меняют свою точку зрения? После ряда исследований был сделан вывод, что люди отказываются признавать доказательства, которые противоречат их мнению.

Многие критикуют вакцинацию, утверждая, что она приводит к аутизму. Если же факты докажут, что между вакцинацией и аутизмом у детей нет никакой связи, человек вряд ли откажется от своих взглядов и все равно будет против просто из принципа.

Необъективность лечится хорошими дозами фактов, самообразованием и умением признать свою неправоту. Но сила фактов далеко не безгранична. Люди готовы «бежать» от доказательств и защищать свои убеждения, лишь бы только не приходить к неприятным для себя выводам.

Вы считаете себя практичным взрослым человеком, а потом идете и покупаете на последние деньги кроссовки по акции. А вместо радости — чувство вины: это уже третьи за последний месяц. Курильщик знает, что никотин вредит здоровью, но продолжает курить. Девушка на диете отчаянно хочет пирожное, хотя и понимает, что это желание уводит ее далеко от поставленной цели. Все эти ситуации — примеры когнитивного диссонанса.

Он возникает тогда, когда ваши идеи, убеждения и поведение вступают в противоречие друг с другом. Проблема в том, что в попытке избавиться от когнитивного диссонанса человек часто занят не поиском истины, а объяснениями и оправданием своих вредных привычек. Курю, потому что удовольствие перевешивает вред, а на ночь наедаюсь, потому что так хочет мой желудок. Другие точки зрения не рассматриваются.

Читайте также:  Портит ли зрение чтение при плохом освещении

Экономисты Гордон Даль и Энрико Моретти провели исследование, в результате которого обнаружили странный факт. Пары, у которых есть хотя бы один сын, гораздо меньше рискуют развестись, чем пары, у которых только дочери.

Исследователи считают, что всему виной наши биологические инстинкты. Поскольку ценность партнера-мужчины в значительной степени определяется его состоянием, статусом и властью, отец должен убедиться, что сын унаследует его ресурсы. Согласно тенденции, эта особенность чаще проявляется в богатых семьях.

Возможно, несколько веков назад эта теория и выглядела правдоподобно, но верить в такое в XXI веке не хочется, несмотря на результаты исследования. Тем более что социальные роли мужчины и женщины за последнее время существенно изменились. Не зря Эдмон де Гонкур назвал статистику «самой главной из неточных наук».

Согласно гипотезе Триверса — Уилларда, у состоятельных родителей рождается больше сыновей, а у менее богатых, но более красивых — больше дочерей. Это связано с тем, что дети наследуют внешность, состояние и социальный статус своих родителей.

Преобладает тот пол, которому нужно то, что можно унаследовать от родителей. Если это внешняя привлекательность, то с большой долей вероятности родится девочка, а если денежное состояние, то сын. Вероятность рождения сына в семье миллионера составляет около 65 %. А вот во время войн и катаклизмов чаще рождаются девочки.

Но жизнь и тут вносит свои коррективы. Говард Шульц, Джим Керри и Том Круз родились в очень бедных семьях, что не помешало им достичь успеха. А у Барака Обамы и Владимира Путина по две дочери, хотя это совершенно противоречит данной теории. Так что и здесь никак нельзя стричь всех под одну гребенку.

Желание обидеть, оскорбить или унизить другого человека возникает не от хорошей жизни. Скандальная дама в автобусе, мужчина, называющий свою жену толстой и глупой, дети в школе, которые травят одноклассника, — все они абсолютно не уверены в себе и с помощью показной агрессии пытаются повысить чувство своей значимости.

При этом такие люди искренне убеждены, что негативное отношение к другим не имеет никакой связи с их внутренним самоощущением. Так что, прежде чем оскорбить кого-то, задайте себе вопрос: а не пытаетесь ли вы таким способом самоутвердиться и поднять пошатнувшуюся самооценку?

Склонность к рискованному поведению у мужчин возрастает в раннем подростковом возрасте, быстро уменьшается в период от 20 до 40 лет и сглаживается в зрелом возрасте. Ее называют возрастной кривой преступности.

Исследование психолога Сатоси Канадзавы показало, что возрастная кривая гениальности (взаимосвязь между возрастом и продуктивностью среди музыкантов, писателей и художников) выглядит так же, как и возрастная кривая преступности.

Билл Гейтс стал успешным бизнесменом и филантропом, но он больше не совершает гениальных изобретений. Джером Дэвид Сэлинджер за более чем 30 лет ничего не опубликовал. Подобное поведение объясняется тем, что в молодом возрасте у мужчин гораздо больше желания произвести впечатление, а с годами это стремление понемногу угасает. Чаще всего это связано с вступлением в брак и появлением детей.

В одном исследовании студентам представили два слогана, связанных с алкоголем: «Что трезвость скрывает, алкоголь разоблачает» и «То, что скрывает трезвость, алкоголь проявляет».

Оба утверждения совершенно одинаковы по смыслу. Но студенты назвали рифмованное высказывание более точным и правдивым. Причина в том, что рифма повышает скорость восприятия и обработки информации нашим мозгом.

Человек верит рифмованным фразам с большей охотой, чем простым предложениям. Этим эффектом часто пользуются продавцы, размещая в рекламе короткие стихи с упоминанием своего товара. Главное — в поиске креативных решений не перегнуть палку.

Как вы считаете, все исследователи правы или кто-то из них все же переоценивает влияние биологических факторов на наши поступки? Есть ли в этом списке теории, с которыми вы в корне не согласны?

источник

Откажитесь от споров, научитесь понимать и принимать другие точки зрения

Гармоничное сотрудничество – сотрудничество равноправное и взаимоуважительное – исключает разного рода конфликты, споры, ссоры и прочие противостояния. Это не значит, что все его участники всегда и во всем придерживаются единого мнения. Даже если вы единомышленники – это не значит, что вы должны во всем соглашаться. Но гармоничное сотрудничество отличается тем, что каждый получает право на свою точку зрения, и при этом каждый уважает точку зрения другого, как бы она ни отличалась от его собственной.

Гармоничный человек никогда не будет навязывать другому свое мнение, никогда не станет считать, что только он прав, а другие не правы. Все люди разные, и у каждого может быть свой взгляд на вещи и своя правота. Но это не значит, что мы не можем общаться и не в состоянии найти общий язык. Напротив, только при условии уважения к точке зрения другого мы и можем найти взаимопонимание.

При желании вы можете научиться общаться с самыми разными людьми, несхожими с вами, и даже имеющими противоположные мнения, и все же очень хорошо ладить со всеми. Для этого надо лишь обладать развитым чувством своего Божественного достоинства и чувством «Я Есть». Только тот, кто не чувствует сам себя, как будто не ощущает своего присутствия в мире, будет отчаянно самоутверждаться, доказывая всем и каждому свою правоту, чтобы хоть как-то ощутить свое существование, реальность и значимость самого себя.

Человеку с чувством Божественного достоинства не требуется самоутверждаться, ведь он и так чувствует себя уверенно и комфортно, точно зная, что по праву занимает свое место в мире.

Поэтому он спокойно отнесется к противоположной точке зрения, даст право другому человеку на его правоту, а сам останется при своей правоте, вовсе не крича о ней всему свету.

Крайон часто спрашивает нас: можем ли мы оставаться спокойными, когда кто-то убеждает нас, что мы не правы, или даже ругает, критикует нас? Если можем – это вовсе не значит, что мы равнодушны и бесчувственны. Это значит только то, что мы укоренены в своем Божественном Я, мы убеждены, что никакая критика неспособна изменить нашу суть, что наша Божественность неуязвима для критики, что задеть нас нельзя, как нельзя задеть Бога, который остается любящим даже к тому, кто ругает его и критикует.

У многих из нас есть привычка, чуть что, бросаться в спор, обороняться, защищать свою правоту, требовать от другого согласиться с нами… Это тоже автоматические привычки, порожденные старыми энергиями планеты Земля, где люди решали свои проблемы главным образом путем борьбы друг с другом.

Но теперь, когда эти времена прошли, мы добьемся гораздо больших успехов, если перестанем спорить, а вместо этого попробуем понять и принять чужую точку зрения, и, если возможно, найти общий язык даже с тем, с кем мы не согласны.

Научитесь понимать даже тех, с кем вы не согласны

Подумайте о том человеке, с которым вы недавно спорили. Вспомните содержание разговора, что именно вы говорили друг другу, какие эмоции при этом испытывали.

Сделайте несколько глубоких вдохов и выдохов, и представьте, что освобождаетесь от этих эмоций – можно мысленно направить на них поток света, и представить, что они растворяются.

Направьте внимание внутрь себя, войдите в состояние «Я Есть», соединитесь с вашим Божественным Я, и из этого состояния посмотрите будто со стороны на ту вашу беседу. Вы смотрите такими глазами, какими мог бы смотреть Бог – то есть без осуждения, без раздражения и прочих негативных эмоций. Ваш взгляд объективен, непредвзят, и при этом полон любви и понимания.

Представьте, что ваш собеседник произносит именно ту фразу, которая вызывает у вас самое большое желание возражать ему, спорить, доказывать, что он не прав. Представьте, что вы спокойно выслушиваете эту фразу, и не торопитесь отвечать, а вместо этого делаете паузу. Если у вас возникнет мысль «Он не прав!» – отгоните ее, и подумайте о том, что сам он чувствует себя правым.

Попробуйте посмотреть на ситуацию, о которой вы спорите, его глазами. Он видит ее иначе, чем вы. Как вам кажется, как это выглядит с его точки зрения? Что заставляет его думать именно так? Попробуйте найти именно его, а не свои ответы на эти вопросы, отказавшись от своего собственного толкования поведения этого человека.

Заметьте: понять, почему другой человек думает так, а не иначе – это не означает отказаться от своей собственной точки зрения. Поймите, что вам и вашей точке зрения ничего не угрожает – вы можете оставаться при своем мнении и быть уверенным в нем, и при этом искренне интересоваться точкой зрения другого человека. Определите, в чем отличие его точки зрения от вашей. Попробуйте понять, из чего выросли эти отличия. Удивитесь тому, какие все люди разные, у всех разные взгляды и убеждения, и знакомиться с другими точками зрения очень интересно.

Скажите себе, что принимаете право на существование и такой точки зрения тоже. Соглашаться с ней при этом не обязательно.

В следующий раз, когда снова встретитесь с этим человеком в реальности, точно так же возьмите паузу, и не спешите спорить. Выслушайте его внимательно. Посмотрите на все его глазами. Скажите, что вы его понимаете – и попробуйте рассказать, как вы поняли его позицию, его правоту. После этого можете высказать свою точку зрения, но не настаивая на том, что только вы правы, а он не прав.

Затем подумайте о том, нельзя ли все-таки найти какой-то компромисс, или какую-то точку соприкосновения, что-то, в чем ваши мнения сходятся. Если даже вы не найдете общего языка, поблагодарите вашего собеседника (не обязательно вслух, можно мысленно) за то, что благодаря ему вы познакомились с другим взглядом на проблему, который, возможно, немного расширил ваши представления о мире.

Резюме. Чтобы наладить взаимоотношения, в которых выигрывают все, переходите от борьбы и соперничества к равноправному, взаимоуважительному сотрудничеству. Для этого:

– настройте свое сознание на выбор блага для всех,

– настройте свою энергетику на волну сотрудничества,

– ставя цели и стремясь к успеху, сделайте ориентиром на своем пути безусловную любовь – только при этом условии ваш успех будет благом для всех,

– откажитесь от осуждения себя и других,

– научитесь принимать другие точки зрения и понимать даже тех, с кем вы не согласны.

источник

Итак, различные точки зрения, вычленяемые на разных уровнях при анализе произведения, не обязательно должны совпадать; соответственно композиция такого произведения характеризуется совмещением нескольких

различных композиционных структур. В результата имеет место сложная (совмещенная) композиционная структура (для графического изображения которой может требоваться многомерное пространство), когда повествование в целом ведется с одновременным использованием нескольких точек зрения, которые находятся в различных между собой отношениях. При этом точки зрения, используемые при повествовании, могут вступать друг с другом как в синтагматические, так и в парадигматические отношения.

В других случаях подобное совмещение различных точек зрения имеет место не на разных уровнях произведения, а на одном и том же уровне. Иначе говоря, повествование производится сразу с двух (или более) различных позиций — что можно сравнить с эффектом «двойного света» в живописи, то есть с использованием сразу двух источников освещения. (Этот прием нередок, например, у средневековых .мастеров, у Рубенса и т. д. 7 .)

При этом речь идет не о смене авторской позиции, то есть не о переходе от одной точки зрения к другой в процессе повествования (этот случай уже неоднократно нами рассматривался), но именно о совмещении точек зрения, то есть об одновременном использовании при повествовании нескольких различных позиций — что можно рассматривать как результат наложения друг на друга нескольких не совпадающих между собой композиционных структур (вычленяемых при этом на одном и том же уровне анализа).

Наиболее характерным является случай, когда одной из совмещаемых точек зрения выступает специальная точка зрения некоторого рассказчика, явно или неявно присутствующая в повествовании. Эта точка зрения может склеиваться при повествовании с точкой зрения какого-либо персонажа, а иногда даже и с точкой зрения какого-то другого рассказчика. Таким образом, речь идет о совмещении (постоянном или эпизодическом) позиции рассказчика с какой-либо другой позицией при построении повествования.

Примером здесь могут служить произведения Толстого, в частности его «Война и мир».

7 См. подробнее: Л. Ф. Жегин, Язык живописного произведения.

Совмещение позиции рассказчика с какой-либо другой при повествовании в «Войне и мире»

Повествование в «Войне и мире» может вестись одновременно по меньшей мере с двух позиций (несколько ниже мы увидим, что в известных случаях их можно насчитать и больше) — с точки зрения кого-то из героев произведения (Наташи, князя Андрея, Пьера и т. д.) и вместе с тем с точки зрения какого-то наблюдателя (рассказчика), который может неявно присутствовать в месте действия. Наблюдатель этот (который, по-видимому, достаточно близок к самому автору, но не обязательно должен с ним отождествляться) выступает в позиции человека, очень хорошо знающего тех, о ком идет речь, их предысторию, а часто даже и мотивы их поступков; таким образом, ему может быть известно и то, что порой скрыто от самосознания самих действующих лиц (можно сказать, что ему открыто не только их сознание, но и их подсознание). Но при этом, по-видимому, в этой роли выступает не всевидящий наблюдатель, обладающий даром абсолютного проникновения, но просто очень проницательный и умный 8 человек — рассказчик — со своими симпатиями и антипатиями, со своим человеческим опытом и, наконец, со свойственной всякому человеку (но не обязательно автору!) ограниченностью знания. Сравни, например, следующий характерный отрывок из «Войны и мира» — с описанием Анатоля Курагина, — где достаточно ясно обрисована психологическая позиция рассказчика.

Анатоль молчал, покачивал ногой, весело наблюдая прическу княжны. Видно было, что он так спокойно мог молчать очень долго. «Ежели кому неловко это молчание, так разговаривайте, а мне не хочется», как будто

8 Последнее, между прочим, отнюдь не обязательно для рассказчика. Если у Толстого рассказчик обычно умнее (или, уж во всяком случае, не глупее) своих героев, то не так у Достоевского, где рассказчик часто занимает сниженную (усредненную) позицию: тем самым герои Достоевского могут быть проницательнее и тоньше своего рассказчика.

говорил его вид. Кроме того, в обращении с женщинами у Анатоля была та манера, которая более всего внушает в женщинах любопытство, страх и даже любовь, — манера презрительного сознания своего превосходства. Как будто он говорил им своим видом: «Знаю вас, знаю, да что с вами возиться? А уж вы бы рады!» Может быть, что он этого не думал, встречаясь с женщинами (и даже вероятно, что нет, потому что он вообще мало думал), но такой у него был вид и такая манера (т. IX, стр. 271 — 272).

С одной стороны, рассказчик находится здесь в позиции постороннего наблюдателя, который не может знать наверное, что думал и чувствовал Анатоль, но может строить предположения на этот счет (в этом отношении показательны выражения остранения, выделенные нами в тексте). С другой стороны, этот рассказчик, не зная наверно о переживаниях Анатоля в данный момент, при этом вообще довольно хорошо знает Анатоля — как может знать его, например, близко с ним знакомый человек (об этом свидетельствуют ссылки на его поведение с женщинами, на то, что он вообще мало думал, и т. п.). Наконец, рассказчик этот обладает и собственным личным опытом (он сообщает нам, например, — со своей собственной точки зрения, а не с точки зрения Анатоля — о том, что внушает женщинам любопытство, любовь или страх), ведя таким образом повествование не с какой-то абстрактной и безличной, но с достаточно конкретной человеческой позиции.

При этом иногда рассказчик отступает куда-то в сторону, пропадает, и повествование ведется исключительно с точки зрения кого-то из действующих лиц — как будто бы рассказчика и нет вовсе. Так дается, например, история разрыва Пьера и Элен. Начиная с обеда в честь Багратиона в Английском клубе, описание ведется здесь большею частью исключительно с точки зрения Пьера, которая часто переходит даже в его внутренний монолог (смотри, например, т. X, стр. 21 и далее). Лишь эпизодически описание это (с точки зрения Пьера) перебивается описанием с точки зрения кого-то еще (например, Николая Ростова, недоброжелательно и насмешливо смотрящего на Пьера) или же «объективным» описа-

нием поступков самого Пьера с точки зрения какого-то внешнего наблюдения. При этом проницательный и знающий рассказчик здесь отсутствует: очень показательно, что мы знаем об измене Элен с Долоховым ровно столько же, сколько об этом знает сам Пьер. Мы можем лишь догадываться — вместе с Пьером — об этой измене, но мы, по существу, так до конца ничего не знаем об этом достоверно (так же как и Пьер, мы знаем лишь о внешних признаках дела — таких, как анонимное письмо, вызывающее поведение Долохова и т. д.). Таким образом, рассказчик, столь много знающий в других случаях, как бы отступает здесь за кулисы, целиком предоставляя читателю пользоваться восприятием Пьера.

Вообще могут быть два типа рассказчика — независимо от того, дан ли рассказчик в произведении явно (как в «Братьях Карамазовых») или- неявно (как в «Войне и мире») 9 . Рассказчик одного типа более или менее постоянно участвует в действии; если при этом используется чья-то еще точка зрения, то возникает сложная композиционная структура с совмещением точек зрения. Рассказчик другого типа, напротив, может исчезать; соответственно описание в этом случае может производиться с точек зрения различных лиц, в том числе и с точки зрения рассказчика; таким образом, рассказчик в последнем случае выступает, в общем, в той же функции, что и тот или иной персонаж данного произведения.

В других же случаях — обыкновенно в начале какого-то нового повествования 10 — рассказ в «Войне и мире» определенно не ведется с точки зрения, принадлежащей кому-либо из действующих лиц. Но повествование от этого не становится безличным описанием, беспристрастно регистрирующим какие-то объективные факты поведения персонажей: мы можем узнать из такого описания и о субъективных переживаниях последних и даже о мотивах их поведения (которые могут быть скрыты между тем от них самих); мы узнаем далее и о том, как выглядело их поведение — с очевидной ссылкой на восприятие какого-то субъекта (не ассоциирующегося,

9 В первом случае он может вести повествование от своего (первого) лица, во втором же случае он должен быть выявлен в результате специального анализа.

10 Что, конечно, связано с функцией «рамки», см. подробнее ниже, глава седьмая.

Читайте также:  Вижу первую строчку таблицы для зрения

однако, ни с кем из лиц, принимающих участие в действии).

Итак, рассказчик в «Войне и мире» дан в этом отношении так же, как и его герои (возможные носители авторской точки зрения): и здесь и там происходит ссылка на чье-то субъективное восприятие.

Любопытно в этой связи, что восприятие рассказчика может даже расходиться с восприятием героев — точно так же как могут расходиться, например, впечатления двух разных людей, воспринимающих какое-то событие. В этой связи интересен, в частности, эпизод с описанием казни Верещагина. Сама сцена казни дается Толстым с некоторой отчужденной позиции: автор не прибегает здесь ни к точке зрения графа Растопчина, которую он использовал еще совсем недавно (смотри т. XI, стр. 345), ни к точке зрения кого-либо другого из персонажей 11 ; можно сказать, что здесь используется точка зрения откровенно субъективная 12 .

Далее автор описывает, как граф Растопчин после казни едет по оставленной жителями Москве — причем в этом описании используется уже точка зрения (психологическая) — самого Растопчина, то есть подробно описываются его переживания. Терзаемый раскаянием, Растопчин вспоминает подробности только что происшедшего. «Он слышал, ему казалось теперь, зву-

11 Действительно, каждый раз, когда говорится про ощущения кого-либо из действующих лиц в этой сцене, автор считает нужным употреблять «слова остранения» — операторы, переводящие действие в план внешнего описания (см. о них выше, стр. 115). Ср., например, о Растопчине: «Растопчин . оглянулся. как бы отыскивая кого-то» (т. XI, стр. 346); «А! — вскрикнул Растопчин, как пораженный каким-то неожиданным воспоминанием» (там же). О Верещагине: «Он посмотрел на толпу и, к а к бы обнадеженный тем выражением, которое он прочел на лицах людей. » (т. XI, стр. 347).

12 Субъективность авторского описания видна, например, в следующих фразах: «Граф! — проговорил . робкий и вместе театральный голос Верещагина» (т. XI, стр. 348); «А!» — коротко и удивленно вскрикнул Верещагин, испуганно оглядываясь и как будто не понимая, зачем это было с ним сделано» (там же), и т. п. Автор описывает эту сцену, в общем, так же, как мог бы ее описать кто-либо из его героев.

ки своих слов «Руби его, вы головой- ответить мне!» (т. XI, стр.352). .

Но замечательно, что он не говорил именно этих слов, которые звучат теперь в его сознании!

Нам подробно описывалась — с точки зрения рассказчика — сцена казни, нам передавалось каждое слово Растопчина, и эти слова там не произносились (хотя и произносились другие, близкие им по смыслу) — во всяком случае, они не были зафиксированы в восприятии рассказчика.

Таким образом, восприятие рассказчика и восприятие персонажа расходятся в данном случае, и это характерное свидетельство субъективности как того, так и другого.

Итак, мы вправе говорить о наличии специального рассказчика в «Войне и мире», причем рассказчик этот не дан явно — в том смысле, что не ведет (как правило) повествование от своего лица (сравни, с другой стороны, «Братья Карамазовы» Достоевского или «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголя, где рассказчик присутствует в повествовании совершенно явно, хотя и не принимает участия в действии: время от времени он ведет повествование от своего, то есть первого, лица, но может и отступать, целиком переключаясь на восприятие того или иного героя).

Более того, внимательное рассмотрение позволяет выявить в «Войне и мире» не одну, а по крайней мере две позиции рассказчика — или, если угодно, двух различных рассказчиков 13 .

Одним рассказчиком является тот проницательный наблюдатель, о котором мы говорили выше; он хорошо знаком с людьми, о которых пишет, ему дано знать их прошлое (но, между прочим, не их будущее 14 ); он может анализировать их действия как в свете их сознания,

13 Ср. выделение нескольких рассказчиков в произведениях Гоголя — Г. А. Гуковский, Реализм Гоголя, стр. 46 — 48, 51, 52, 206, 222.

14 Мы уже говорили, что при определенной временной позиции рассказчик может намекать не только на свое знание прошлого, но и на знание будущего, то есть того, что только еще должно произойти (см. выше, стр. 91 — 92).

так и в плане их подсознательных побуждений, он имеет и собственную концепцию жизни, истории и т. п. (ибо нет как будто достаточных оснований считать этого рассказчика и автора отступлений в «Войне и мире» разными лицами).

Существенно, что вопрос об источниках знания о персонажах у данного рассказчика вообще неправомерен, то есть неправомерно задаваться вопросом, откуда ему известны факты, относящиеся к сознанию и подсознанию действующих лиц. На этот вопрос, если его все-таки поставить, могло бы быть отвечено, вообще говоря, — с очевидным выходом за пределы обсуждаемой проблематики, — что эти факты ему известны, потому что он создал своих героев. (Такой ответ, понятно, может показаться некорректным, но наша задача здесь — подчеркнуть, что некорректен и сам вопрос.) Иначе говоря, позиция такого рассказчика — это отнюдь не позиция непосредственного наблюдателя, но позиция повествователя вообще. Он отчужден от своих героев, занимая принципиально иную — более общую — позицию, нежели персонажи произведения.

Между тем в повествовании «Войны и мира» явно определяется еще одна позиция рассказчика; ее можно было бы определить как позицию непосредственного наблюдателя, который незримо присутствует в описываемой сцене и как бы ведет синхронный репортаж с самого поля действия. Тем самым, рассказчик здесь поставлен в те же условия, что и действующие лица в произведении; соответственно к нему применяются те же ограничения в знаниях, которыми характеризуются действующие лица.

Таким образом, во временном плане позицию этого последнего рассказчика можно определить как синхронную, тогда как позиция первого — панхронистична. Вообще, если пространственно-временная позиция второго рассказчика непосредственно связана с местом и временем описываемого события, то первый рассказчик занимает более общую и широкую позицию.

В более общих терминах можно, сказать, что второй рассказчик ведет описание изнутри описываемого действия, тогда как первый рассказчик занимает внешнюю по отношению к описываемому действию позицию. О типологических аналогиях с живописью будет сказано ниже (в заключительном разделе книги).

Обе упомянутые позиции рассказчика проявляются с первой же сцены «Войны и мира» — с вечера у Анны Павловны Шерер, которым открывается роман. Описание вечера не дается, вообще говоря, с чьей-либо специальной точки зрения 15 .

При этом очень часто здесь употребляются слова и выражения остранения (типа «видимо» и т. п.), указывающие на присутствие какого-то синхронного наблюдателя (который может совпадать либо не совпадать с кем-то из участников действия).

. сказал он (князь Василий. — Б. У.), видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей (т. IX, стр. 8).

Но среди этих забот все виден был в ней (Анне Павловне. — Б. У.) особенный страх за Пьера (т. IX, стр. 12).

Автор, конечно, здесь мог бы и просто сказать, что князь Василий был не в силах сдержать печального хода мыслей (говоря, об Анатоле) и что Анна Павловна боялась за Пьера. Однако автор явно ощущает необходимость (и это очень показательно) сослаться на чье-то впечатление — он как бы не считает себя вправе утверждать, что данные мысли действительно имели место; ссылка на действительность при том подходе, который здесь имеет место, по-видимому, вообще неправомерна.

Характерно, что автор прибегает к такому же способу описания даже тогда, когда ощущение описываемого лица не вызывает никакого сомнения:

Ему (князю Андрею. — Б. У.), видимо, все бывшие -в гостиной не только были знакомы, но уже надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно (т. IX, стр. 17).

15 За отдельными исключениями. Так, в одном месте как будто бы проскальзывает точка зрения Анны Павловны (т. IX, стр. 16), в другом месте — точка зрения Пьера (т. IX, стр. 12) — но, впрочем, и эти места могут быть в равной степени отнесены к всезнающему повествователю.

Все последующее изложение убеждает нас в том, что это не только видимость, но и действительно так и есть; знакомство с князем Андреем (на которое претендует автор в других случаях), казалось бы, должно было дать ему достаточно оснований не сомневаться, что это так. Тем не менее автор считает нужным говорить эти очевидные вещи со ссылкой на чье-то впечатление.

Чье же это впечатление? Быть может, кого-то из действующих лиц, участвующих в сцене? Так, действительно, можно было бы думать, но вот другая фраза — из разговора Анны Павловны с князем Василием:

— Avant tout dites-moi, comment vous allez, chere amie?* Успокойте меня, — сказал он, не изменяя голоса и тоном, в котором из-за приличия и участия просвечивало равнодушие и даже насмешка (т. IX, стр. 4).

Здесь речь идет опять-таки о чьем-то субъективном впечатлении, но это, конечно же, не может быть впечатление Анны Павловны; между тем, кроме них двоих, в гостиной никого нет. Следовательно, это впечатление некоего наблюдателя, незримо присутствующего на месте действия.

В то же время иногда автор становится на позицию рассказчика, не только описывающего своих героев в данный момент, но и прекрасно знающего их вообще, то есть на те позиции, которые выше мы охарактеризовали как позиции всезнающего повествователя. Сравни, например, характеристику Анны Павловны Шерер в том же отрывке из «Войны и мира»: Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших • ее, делалась энтузиасткой (т. IX,стр. 5).

Это не точка зрения самой Анны Павловны (которая едва ли сама о себе так думает) и навряд ли точка зре-

* Прежде всего скажите, как ваше здоровье, милый друг?

ния кого-то из ее собеседников; это точка зрения рассказчика, причем, как мы увидим, рассказчика, занимающего принципиально иную позицию, нежели позиция непосредственного наблюдателя.

— . Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что l’imperatrice-mere желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? (т. IX, стр. 6).

Автору здесь ведомо то, что может знать только сам князь Василий, но при этом описание производится не с точки зрения самого князя Василия, а с точки зрения какого-то внешнего по отношению к нему наблюдателя; здесь опять-таки выступает позиция рассказчика, досконально знающего своих героев (не только описывающего их в некоторый данный момент, но все про них знающего вообще).,

Можно было бы думать, что различение двух рассказчиков в «Войне и мире» искусственно, то есть что в обоих случаях выступает один и тот же рассказчик, который, вообще говоря, достаточно хорошо знает своих героев, но может выступать при этом в качестве репортера, ведущего синхронный репортаж непосредственно с места действия; и действительно, в большинстве случаев принадлежащие рассказчику фразы могут трактоваться таким образом. Но с этой точки зрения особенно интересны такие фразы, принадлежащие рассказчику, которые не могут быть объединены в одну авторскую позицию.

Сравни, например (все из того же отрывка):

. сказала . Анна Михайловна с улыбкой молодой кокетки, которая когда-то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу (т. IX, стр. 21).

Это «должно быть», это ограничение авторского знания о персонаже со всей определенностью указывает на то, что описание в данном случае принадлежит непосредст-

венному наблюдателю (незримому участнику действия). Оно никак не вяжется с тем неограниченным знанием о персонаже, которое обнаруживается в характеристиках, приведенных выше. Или:

. при виде вошедшего Пьера в лице Анны Павловны изобразилось беспокойство и страх, подобный тому, который выражается при виде чего-нибудь слишком огромного и несвойственного месту (т. IX, стр. 11).

Автор не говорит здесь о том, что на самом деле испытала Анна Павловна; автор просто стоит перед задачей как-то передать выражение ее лица, причем делает это, ссылаясь на выражение лица, обычное в определенной ситуации. Таким образом, автор выступает здесь отнюдь не как всевидящий наблюдатель, но как живое лицо с некоторым реальным опытом.

Эта характерная ограниченность знания, свойственная именно непосредственному (синхронному) наблюдателю, наглядно прослеживается в таких фразах (достаточно характерных для Толстого), как: « . сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу» (т. IX, стр. 9).

Сравни также специальные подчеркивания ограниченности авторского знания в «Войне и мире»:

Маленькая княгиня не слыхала или не хотела слышать его слов (т. IX, стр. 125).

Лицо князя Андрея было очень задумчиво и нежно. Страшно ли ему было идти на войну, грустно ли бросить жену, — может быть, и то и другое, только, видимо, не желая, чтоб его видели в таком положении, услыхав шаги в сенях, он. принял свое всегдашнее, спокойное и непроницаемое выражение (т. IX, стр. 128).

От неловкости или умышленно (никто бы не мог разобрать этого) он (князь Ипполит. — Б. У.) долго не опускал рук. (т. 1Х,стр.28).

Две позиции повествователя в «Войне и мире» — тем самым две разные позиции, хотя они и могут склеиваться вместе при повествовании. Точно так же каждая из этих позиций может совмещаться с позицией .того или иного персонажа. Во всех этих случаях и образуется совмещенная точка зрения; при этом надо подчеркнуть, что это совмещение происходит на одном и том же уровне.

«Замещеиная» точка зрения как возможный случай совмещения точек зрения рассказчика и персонажа

Если мы обратимся к только что приведенному примеру, описывающему чувства Анны Павловны Шерер при виде вошедшего в ее салон Пьера Безухова, мы увидим, что рассказчик в данном случае как бы подменяет точку зрения (психологическую) Анны Павловны своей точкой зрения. Он говорит не столько о том, что ощущала Анна Павловна, сколько о том, что она должна была бы ощущать.. Иначе говоря, рассказчик, интерпретируя выражение лица Анны Павловны, как бы воспринимает за нее самое (вкладывая в ее душу собственные ощущения, которые он — рассказчик — имел бы на ее месте), — причем эта интерпретация может быть достаточно правдоподобна, то есть очень вероятно, что эти ощущения соответствуют действительным ощущениям самого персонажа (Анны Павловны) .

Этот прием вообще характерен для Толстого. Например, еще:

Присутствие Наташи, женщины, барыни верхом, довело любопытство дворовых дядюшки до тех пределов, что многие, не стесняясь ее присутствием, подходили к ней, заглядывали ей в глаза и при ней делали о ней свои замечания, как о показываемом чуде, которое не человек, и не может слышать и понимать, что говорят о нем (т. X, стр. 262).

Здесь психология персонажей сливается с психологическим объяснением рассказчика, интерпретирующего их позиции.

Соответственно можно считать, что в подобных случаях имеет место совмещение двух психологических точек зрения — точки зрения персонажа и точки зрения рассказчика, интерпретирующего ощущение этого персонажа путем подстановки собственных ощущений в данной ситуации.

Этот же процесс часто имеет место и в тех случаях, когда при описании внутреннего состояния персонажа автором используются слова типа «видимо», «как будто» и т. п. Подобные слова вообще (как это уже отмечалось выше) свидетельствуют об остранении авторской позиции, то есть о точке зрения постороннего наблюдателя. Эта остраненная точка зрения может относиться прежде всего к рассказчику, но при этом она может (более или менее спорадически) совпадать с точкой зрения того или иного действующего лица.

В этом плане характерен следующий отрывок из сцены охоты в Отрадном из «Войны и мира» (описывающий соревнование охотников и победу дядюшки на этом соревновании):

Дядюшка сам второчил русака, ловко и бойко перекинул его через зад лошади, как бы упрекая всех этим перекидыванием, и с таким видом, что он и говорить ни с кем не хочет, сел на своего каураго и поехал прочь. Все, кроме его, грустные и оскорбленные, разъехались и только долго после могли притти в прежнее притворство равнодушия (т. X, стр.262).

Здесь очевидно авторское остранение, то есть присутствие рассказчика, интерпретирующего ситуацию со своей (откровенно остраненной) точки зрения и в известной степени замещающего переживания персонажей своею интерпретацией. Действительно, реальных поводов для подобного рода ощущений вроде бы нет — рассказчик просто интерпретирует внешнее поведение действующих лиц, пытаясь передать как будто бы не столько действительные их переживания, сколько то, как их поведение могло быть воспринято посторонним наблюдателем.

Любопытно, однако, что абзацем ниже мы узнаем, что точка зрения рассказчика совпадает с точкой зрения Николая Ростова.

Когда, долго после, дядюшка подъехал к Николаю и заговорил с ним, Николай был польщен тем, что дядюшка после всего, что было, еще удостаивает говорить с ним (т. X, стр.262).

Здесь можно говорить о своего рода воздействии, которое оказывает точка зрения рассказчика на точку зрения персонажа (как бы притягивая ее к себе), а в конечном счете — о специальном случае совмещения точки зрения рассказчика и точки зрения действующего лица.

Таков возможный процесс совмещения различных точек зрения в плане психологии. Совершенно аналогичную ситуацию в плане фразеологии имеем в случае так называемой «замещенной прямой речи» — когда автор говорит за своего героя, вкладывая в его уста то, что он должен бы был сказать в соответствующей ситуации. Смотри приведенный выше 16 пример из пушкинского «Кавказского пленника», когда автор за казака прощается с его родиной. Таким образом, автор здесь говорит от лица своего героя и вместе с тем от своего собственного лица; их точки зрения совмещены, причем совмещение имеет место в данном случае на уровне фразеологии.

Самый прием совмещения точек зрения путем подмены точки зрения персонажа точкой зрения рассказчика (на том или ином уровне) можно было бы обозначить соответственно как случай использования «замещенной» точки зрения. «Замещенная» точка зрения может проявляться, по-видимому, и в плане оценки (когда оценка с точки зрения персонажа подменяется оценкой с позиции повествователя).

Наконец, в плане пространственно-временной перспективы сюда подпадает, например, та достаточно распространенная ситуация, когда описание привязано к пространственной позиции некоторого персонажа (то есть используется его пространственная точка зрения), но при этом дается кругозор более широкий, нежели

поле зрения этого последнего. Таким образом, рассказчик подменяет пространственную точку зрения данного персонажа тем, что бы он сам (то есть рассказчик) увидел на его (персонажа) месте 17 .

17 В этом плане можно трактовать и приведенный выше (стр. 142) пример с Николаем Ставрогиным (но там, кроме того, имеет место еще несовпадение пространственной и психологической точек зрения).

источник