Меню Рубрики

С социальной точки зрения представляет собой

Проблема международного порядка издавна привлекала внимание исследователей самых различных научных направлений и школ. Она интересовала философов и юристов, историков и социологов, представителей политической науки и дипломатов. Указанная проблема затрагивалась древнегреческим историком Фукидидом и известным политическим теоретиком конца XV начала XVI вв. Н. Макиавелли, над ней задумывались такие выдающиеся философы прошлого, как Т. Гоббс и Д. Локк, И. Кант и Г.В.Ф. Гегель, ей принадлежит одно из важных мест в марксизме, наконец, она находится в центре более того, все заметнее выдвигается на передний план в теоретических изысканиях ведущих мировых исследовательских институтов и в практической деятельности крупнейших лидеров международной политики современности.

Такое внимание, разумеется, не может быть случайным. Дело в том, что по мере становления и развития всемирной истории, формирования и усиления взаимосвязи и взаимозависимости государств и народов вопросы взаимоотношений между ними все более заметно трансформировались в вопросы их выживания как национально-государственных и культурно-этнических общностей. В наши же дни речь идет о необходимости сохранения всей цивилизации, самого человечества как уникального мыслящего вида живых существ, возможно, единственного во всем необозримом космическом пространстве и времени.

В социологии международных отношений проблеме международного порядка принадлежит одно из центральных мест еще и потому, что в данной проблеме концентрируется представление о взаимодействующих на мировой арене социальных общностях как о составных частях, элементах единого социума, «международного общества», характер отношений между которыми все больше напоминает характер отношений, существующих в рамках тех или иных внутригосударственных границ. При сохранении своих отличительных особенностей (отсутствие центральной власти, плюрализм суверенитетов, территориальная разделенностъ и т.п.), рудиментов «права сильного», конфликтов и войн международные отношения наших дней уже никак не могут быть представлены в виде «естественного состояния», когда сильный делает все то, что он хочет, а слабый лишь то, что может. Конечно, как единой социально-политической организации, управляемой единым правительством на основе общих законов, международного общества не существует. Трудно предполагать, что оно вообще возможно в сколь-либо обозримом будущем. Однако столь же трудно и отрицать, что государства и народы, населяющие планету, связаны сегодня нитями единой мировой экономики, в большинстве своем разделяют сопоставимые идеалы и ценности, представлены в совместных политических и иных структурах, наконец, сталкиваются с общими вызовами и проблемами. Иначе говоря, существует тот минимум единства и организации, который вполне позволяет говорить о том, что существование международного общества вполне очевидная реальность. А это означает, что такой же реальностью является и международный порядок.

Анализ проблемы международного порядка требует уяснения ряда вопросов. Во-первых, это вопрос о том, что такое «международный порядок», что вкладывается в содержание этого понятия. Во-вторых, это вопрос о типах международного порядка в истории человеческого общества. В-третьих, вопрос о характерных чертах послевоенного международного порядка. И, наконец, в-четвертых, это вопрос об особенностях современного международного порядка и о возможности и путях построения качественно нового мирового порядка. Рассмотрим эти вопросы более подробно.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10054 — | 7508 — или читать все.

источник

Человечество и человек в отдельности существуют в мире ценностей. Весь мир, охватывающий человека, рождает у него отношение, заключающее в себе ценностный момент.

В начале ХХ века проблема «ценностей» была перемещена в сферу конкретно-научных исследований. Значимыми были работы психологов: В. Франкла, Г. Олпорта, Л. Кольберга, А. Маслоу, М. Рокича, Э. Фромма и др. Среди отечественных ученых можно выделить: В.А. Ядова, В.Н. Мясищева, Б.Г. Ананьева, А.Г. Асмолова, В.П. Тугаринова и др. [1].

Сложности с определением понятия «ценность» связаны изначально с тем, что ценность представляет собой предельное или «простое» понятие, несводимое к другим сложным понятиям. В.И. Кабрин говорит о том, что «вездесущность ценностного процесса в жизненном универсуме человека» и безграничность ценности, указывает на распространённое в науке плавное сведение ценностей к схожим феноменам и на сближение ценностей с перечнем поступков, ситуаций, предметов [7]. Х.М. Вегас полагает, что неопределимость понятия «ценность» связана с тем, что это исконное, первичное понятие, не переводящееся ни в какое другое [4].

В словаре Е.М. Удовиченко ценность обозначается как стержневое аксиологическое понятие, раскрывающее их положительную или отрицательную потребность для субъекта, социальной группы или социума в целом. Ценности предстают как объект влечений, целей, в общем как — смысл бытия. Важным моментом является то, что ценность отталкивается не от самого предмета, а от отношения к нему с точки зрения субъекта. Ценности могут быть разделены на две группы — ценности материальные (утилитарные) и духовные (возвышенные). При этом разделение ценностей на группы относительно [20].

С.А. Лебедев определяет ценности как существенные универсальные цели и эталоны (нормы) [8].

С.Ю. Головин считает, что ценности представляют собой продукт жизнедеятельности групп и социальных единств, человечества в целом, являющимся единым субъектом. Выделяется три формы существования ценностей:

1. Социальный эталон — сформированное общественным сознанием, включающее в себя теоретическое представление об определениях «должного» во всевозможных сферах жизни общества. Данные ценности делятся на общечеловеческие и конкретно-исторические;

2. Объективированная форма, заключающаяся в произведениях материальной и духовной культуры, а также человеческих поступках — конкретных предметных воплощений общественных ценностных идеалов;

3. Ценности социальные, модифицируясь посредством призмы индивидуальной жизнедеятельности, переходят в психологическую структуру личности, представляющиеся как личностные ценности, являя собой источник мотивации поведения личности [6].

По мнению Э.А. Арутюняна, в глобальном смысле есть ценности социальные и личностные. Процесс перехода социальных ценностей в личностные реализовывается через включенность личности в социальные взаимодействия, а именно в «микросреду», представляющую собой социальную группу, проявляющую себя передатчиком ценностей общества [2, с.32].

С точки зрения Л.П. Буевой, ценности представляют собой связующее звено введения личности в коллективную деятельность, в процесс постижения и осуществления ценностей конкретного общества, обеспечивая т.о., способы контроля социального поведения согласно с ценностями и целями воспитания среды и функционирования социальных групп. Также она даёт личности возможность социального развития и адаптации [3].

В процессе накопления жизненного опыта вырабатываются ценности личностные, которые должны содержать в себе смысловое, эмоционально переживаемое, затрагивающее личность отношение к жизни. Ценности личностные представляют собой механизм детерминации личной жизнедеятельности социокультурными регуляторами, являющимися в психологической структуре личности, при этом проявляясь связующим звеном между духовной культурой общества и духовным миром личности. Процесс интериоризации социальных ценностей в ценности личностные может проходить с аномалиями, вызывая девиантные структуры ценностей личностных. Как нормальное, так и девиантное формирование ценностной сферы личности совершается под непосредственным воздействием ценностей первичных малых групп — семьи [23].

М.С. Яницкий говорит о том, что особенности и закономерности процесса формирования системы ценностных ориентаций личности — обусловливаются воздействием разнообразных внутренних и внешних факторов: степенью развития когнитивной и эмоционально-волевой сферы, особенностями общественной среды, характером и формой психологического воздействия, спецификой нарушений психической деятельности. Преобладание в личной ценностной системе той или другой группы ценностей, может быть определено воздействием надлежащих психологических механизмов ее формирования, свойственных данной стадии индивидуального развития. В связи с этим можно говорить о том, что различные ценности могут обладать разным происхождением [25].

В психологии ценности описываются через элементы сознания личности, а именно через интересы, убеждения, принципы, мировоззрение и т.п. Ценности делаются фактом сознания и открываются в стремлениях, идеалах, убеждениях, интересах и других структурах личности, представляя содержательную структуру направленности, показывая внутреннее основание ее отношения к действительности. Подходы к осмыслению ценностей анализируются в разнообразных аспектах исследования свойств личности. Б.Ф. Ломов писал о том, что независимо от разнообразных определений понятия «личность», во всех отечественных концепциях ее основной характеристикой является направленность, являющаяся системообразующим свойством личности, обусловливающим весь ее психический склад. Автор описывает направленность в качестве взаимосвязи того, что личность обретает и принимает от социума (ценности), и, что она ему приносит, добавляет в его формирование [11, с.37]. Следовательно, направленность обнаруживает субъективные ценностные отношения личности к многообразным сферам реальности.

В.П. Тугаринов выделяя психологический характер ценностей как объекта направленности личности, употребляет понятие «ценностные ориентации», предназначаемые им как направленность личности на те или иные ценности [19].

По В.Н. Мясищеву, содержание личности представляется совокупностью отношений к предметному содержанию опыта человека и связанной с этим системой ценностей. Личность выступает иерархической динамической системой личных отношений, вырабатываемой в процессе развития, воспитания и самовоспитания. «Доминирующее отношение», являющееся собственно направленностью личности, связано с решением вопроса о смысле жизни [15].

Исследование социальной связанности личностных отношений охватывает значительное место в отечественной психологии, по причине того, что личность не может анализироваться раздельно от социальной среды, общества. Л.С. Выготский предложил понятие «социальная ситуация развития», т.е. развитие личности определено постижением субъекта ценностей культуры, опосредованное процессом общения. Ученый заметил, что значения и смыслы, возникая в отношениях между людьми, благодаря интериоризации «вращиваются» в сознание субъекта [5].

Процесс интериоризации, по мнению Л.С. Выготского, происходит в основном в моменты общения людей. Ученый говорил о «передаче переживаний». Следуя логике развертывания идей активности, опосредствованности и интериоризации социальных отношений, личность предстаёт в качестве оригинального синтеза личных качеств самого индивида и интериоризированных субъектно-интенциональных качеств других [17].

С точки зрения А.В. Петровского, взгляды Л.С. Выготского на данную проблему подводят к осознаванию личности как специфической формы организации взаимной активности данного индивида и других индивидов, где реальное бытие индивида связано с идеальным бытием других индивидов в нем (аспект индивидуальности) и где при этом индивид идеально изображен в реальном бытии других людей (аспект персонализации). В связи с этим ученые предполагают, что на обусловленном этапе социального развития личностное как системное качество индивида принимается играть роль особой социальной ценности, оригинального примера для постижения и осуществления в индивидуальной деятельности людей [17].

В.А. Ядов в своей «диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности» обосновывает иерархическую организацию системы диспозиционных образований. Автор отмечает, что высший уровень диспозиций личности выступает через систему ее ценностных ориентаций, отвечающих высшим социальным потребностям и соответствующим отношениям человека к жизненным целям и средствам их удовлетворения. Согласно В.А. Ядову, ценностные ориентации в качестве высшего уровня диспозиционной системы всецело зависят от ценностей социума в целом, с которым себя идентифицирует личность. Ценностные ориентации, обусловливающие витальные цели человека, изъявляют то, что проявляется для него наиболее важным и располагает для него личностным смыслом [24].

По Д.А. Леонтьеву, ценности — подлинно функционирующие имманентные регуляторы деятельности индивидов, воздействующие на поведение независимо от их воссоздания в сознании, не отвергающие существование не совпадающих с ними как по содержанию, так и по психологической натуре сознательных убеждений или представлений субъекта о своих ценностях [10].

Д.А. Леонтьев сформулировал три формы существования ценностей, переходящие одна в другую: 1) социальные эталоны, сформированные общественным сознанием, а также находящиеся в нем совокупные представления о совершенстве в разнообразных сферах социальной жизни; 2) объекты, олицетворяющие эти эталоны в действиях или творениях конкретных людей; 3) мотивационные структуры личности («модели должного»), влекущих ее к предметному олицетворению в своей деятельности социальных ценностных идеалов [9].

Д.А. Леонтьев выделяет потенциальные группировки ценностей — терминальные и инструментальные. Терминальные ценности противопоставляются следующим образом: конкретные ценности бытия/абстрактные ценности; ценности профессиональной самореализации /ценности личной жизни; личные ценности/ценности межличностных отношений; активные ценности/пассивные ценности. Инструментальные ценности представлены следующими дихотомиями: этические ценности/ценности межличностного взаимодействия/ценности профессиональной самореализации; индивидуалистические ценности/конформистские ценности/альтруистические ценности; ценности самоутверждения/ценности принятия других; интеллектуальные ценности/ценности непосредственно-эмоционального мироощущения [9].

Обращаясь к зарубежным источникам — ценность, по М. Рокичу, это «устойчивое убеждение в том, что определенный способ поведения или конечная цель существования предпочтительнее с личной или социальной точек зрения, чем противоположный или обратный способ поведения, либо конечная цель существования» [27, с. 5]. Согласно М. Рокичу, ценностям личности свойственны следующие признаки: «начало» всех ценностей наблюдается в культуре, социуме и личности; воздействие ценностей можно видеть почти во всех изученных социальных феноменах; ценности, представляющие собой достояние человека, находятся в небольшом количестве; люди владеют одинаковыми ценностями, отличающимися степенью значимости; ценности сформированы в системы [27, с. 3].

М. Рокич определяет два типа ценностей: терминальные и инструментальные. Терминальныеценности (цели) — убеждения в том, что обусловленные конечные цели субъективного существования с личной и общественной точек зрения достойны того, чтобы к ним стремиться. Инструментальныеценности (средства) — убеждения в том, что обусловленный образ действий с личной и общественной точек зрения предпочтителен в любых ситуациях [27, с. 3].

Делая обобщённый вывод по определениям ценностей зарубежных исследователей, Ш. Шварц и У. Билски выделяют следующие стержневые их характеристики: 1) ценности — убеждения, не являющиеся исключительно объективными и неэмоциональными идеями. При активации ценности сливаются с чувствами и окрашиваются ими; 2) ценности — цели, к которым человек стремится, а также тип поведения, содействующий достижению этих целей; 3) ценности не имеют ограничений действиями и ситуациями; 4) ценности выдвигаются как эталоны, стандарты, руководящие выбором или оценкой действий, людей, ситуаций; 5) ценности имеют иерархию, расположены в порядке возрастания по важности сравнительно друг друга [28].

Ш. Шварц и У. Билски определяют дихотомии ценностей: ценности сохранения; ценности видоизменения; ценности самоопределения; ценности самовозвышения [28].

Э. Фромм отмечает тот факт, что человеку характерна потребность искать ответы на вопрос о смысле существования, устанавливая стандарты и ценности, согласно которым он должен жить. В теории Э. Фромма сообщается о специфичных формах отношения человека к миру, а именно о том, что человек является соединенным с миром благодаря процессам ассимиляции и социализации. Характеристики возникновения и взаимосвязи данных процессов основывают образ социального характера, обусловливая направленность субъекта на надлежащую систему ценностей [22, с.24].

В теории К. Роджерса стержневым понятием является «самость», определяющаяся как «организованная, подвижная, но последовательная концептуальная модель восприятия характеристик и взаимоотношений «Я», или самого себя, и вместе с тем система ценностей, применяемых к этому понятию». Самость содержит в себе как «непосредственно переживаемые организмом», так и неассимилированные, «интроецируемые» ценности, ложно интерпретируемые человеком как свои. К. Роджерс говорит о том, что «именно организм поставляет данные, на основе которых формируются ценностные суждения». Предположение ученого заключается в том, что как внутренние, так и внешние ценности вырабатываются или приобретаются в том случае, если они определяются как содействующие сохранению и упрочению организма [18, с. 73].

А. Маслоу говорит о самоактуализации как о процессе, разрешающем раскрываться своему личному жизненному опыту, доверяющем своим чувствам и мыслям. Самоактуализирующиеся люди обладают личной, практически независимой и различающейся с общепринятой системой нравственных ценностей [14]. Человек избирает для себя высшую ценность, обращаясь к своей природе [13].

В теории А. Маслоу группы ценностей располагаются в вертикальной иерархии. Автор определяет две главные группы ценностей: Б-ценности (бытия) — высшие, свойственные самоактуализирующимся людям (правда, добро, единство, справедливость); Д-ценности (дефициентные) — низшие, направленные на удовлетворение фрустрированной потребности (мир, покой, сон, безопасность) [12].

Г. Олпорт, считает источником большинства ценностей личности нравственность социума. Этические нормы и ценности вырабатываются и сохраняются благодаря внешнему подкреплению, играя при этом скорее роль орудий, условий достижения внутренних ценностей, представляющими собой цели личности. Модификация средств в цели, обращение внешних ценностей во внутренние, ученый именует «функциональной автономией», означающей процесс видоизменения «категорий знания» в «категории значимости» [16, с. 133].

Под личностными ценностями В. Франкл понимал «универсалии смысла», свойственные большинству членов социума, всему человечеству в процессе его исторического развития. По мнению В. Франкла, личная значимость ценности сопутствует осознаванию ответственности за ее осуществление [21, с.288].

Л. Колберг определяет три уровня моральных суждений: предконвенциональный, конвенциональный и постконвенциональный. На предконвенциональном уровне нравственные ценности несут внешний характер, базирующийся на принципе выгоды. На первой стадии ребёнок покоряется нормам и правилам, избегая наказания. На второй стадии ребёнок подчиняется нормам и правилам с целью получения награды или выгоды. Конвенциональному уровню свойственна социальная конформность, склонность к удержанию определенного распорядка, традиций и правил. Нормы и ценности ближайшего окружения интериоризируются, превращаются во внутреннюю потребность, сформированную на внешнем авторитете. На третьей стадии повиновение нормам обусловливается стремлением «быть хорошим», избегая осуждения со стороны значимых близких. Четвертая стадия характеризуется ориентацией на систему ценностей социума, а поведение контролируется желанием избежать как порицания со стороны властей, так и чувства вины из-за неоправдания своего долга. Постконвенциональный уровень отвечает ориентации на личные нравственные принципы, формированию независимой системы моральных ценностей. Индивидуальные ценности могут не соответствовать ценностям референтной группы. На пятой стадии субъект совершает поступки согласно личным ценностям и принципам, почитая и правила данного социума и ценности окружающих людей, действуя ради общего счастья. Шестая стадия, обусловливается ориентацией и пристрастием к универсальным моральным принципам [26].

Таким образом, проведенный теоретический анализ, позволяет сделать следующие выводы.

Человечество обитает в мире ценностей. Но при этом при определении понятия «ценность» возникают сложности, т.к. данное понятие предельное или «простое» понятие, несводимое к другим сложным понятиям.

На современном этапе развития науки существует достаточное количество определений понятия «ценность», как у зарубежных, так и российских учёных. При этом приведённые авторы сходятся в том, что ценность предстаёт через личностное и общественное определение материальных и внутренних предметов окружающего мира, раскрывающее их положительную или отрицательную потребность для личности, социальной группы или общества в целом.

В широком смысле ценности бывают социальные и личностные. Также можно говорить о том, что ценности представляют собой связующее звено введения личности в коллективную деятельность, в процесс постижения и осуществления ценностей конкретного общества, обеспечивающих контроль социального поведения согласно с ценностями и целями воспитания среды и функционирования социальных групп.

1. Алишев Б.С. Психологическая теория ценности: Системно-функциональный подход [электронный ресурс].

2. Арутюнян Э.А.Микросреда и трансформация общественных ценностей в ценностную ориентацию личности // Образ жизни и ценностные ориентации личности. — Ереван: Изд-во АН Арм. ССР, 1979. С. 49-61.

3. Буева Л.П. Социальная среда и сознание личности. — М.: Изд-во МГУ, 1968. — 268 с.

Читайте также:  С психологической точки зрения право это

4. Вегас Х.М. Ценности и воспитание. Критика нравственного релятивизма. СПб.: Изд-во СПб. ун-та; Изд-во Рус. христ. гум. акад., 2007. — 225 с.

5. Выготский Л.С. Педагогическая психология / под ред. В.В. Давыдова. — М.: Педагогика-Пресс, 1996. — 536 с.

6. Головин С.Ю. Словарь практического психолога [электронный ресурс]. Режим доступа — URL: http://vocabulary.ru/dictionary/25/word/cenost.

7. Кабрин В.И. Транскоммуникация и личностное развитие. — Томск: Изд-во ТГУ, 1992. — 225 с.

8. Лебедев С.А. Философия науки: Словарь основных терминов [электронный ресурс].

9. Леонтьев Д.А. Методика изучения ценностных ориентации [электронный ресурс].

10. Леонтьев Д.А. Ценностные представления в индивидуальном и групповом сознании: виды, детерминанты и изменения во времени // Психологическое обозрение, 1998. — №1. — С.13-25.

11. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. — М.: Наука, 1984. — 446 с.

12. Маслоу А. Самоактуализация // Психология личности. Тексты / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея. — М.: Изд-во МГУ, 1982. — 165 с.

13. Маслоу А. Психология бытия: Пер. С англ. — М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 1997. — 304 с.

14. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы: Пер с англ. — М.: Смысл, 1999. — 425 с.

15. Мясищев В.Н. Структура личности и отношение человека к действительности // Психология личности: Тексты / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея. — М.: Изд-во МГУ, 1982. — С. 35-38.

16. Олпорт Г. Личность в психологии: Пер. С англ. — М.: КСП+; СПб.: Ювента, 1998. — 345 с.

17. Петровский А.В. Вопросы истории и теории психологии: Избранные труды. — М.: Педагогика, 1984. — 272 с.

18. Роджерс К. Клиентоцентрированная терапия: Пер. С англ. — М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 1997. — 320 с.

19. Тугаринов В.П. Теория ценностей в марксизме. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1968. — 124 с.

20. Удовиченко Е.М. Философия: конспект лекций и словарь терминов (элементарный курс) [электронный ресурс].

21. Франкл В. Человек в поисках смысла: Пер. С англ. и нем. — М.: Прогресс, 1990. — 368 с.

22. Фромм Э. Психоанализ и этика: Пер. С англ. — М.: Республика, 1993. — 415 с.

23. Энциклопедический словарь Слово о человеке [электронный ресурс].

24. Ядов В.А. Социальная идентификация в кризисном обществе // Социол. журн. — 1994. — № 1. — С. 35-52.

25. Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система [электронный ресурс].

источник

Некоторые категории социологии.

Общественные отношения.

Общественные отношения (социальные отношения) — различные взаимодействия, урегулированные социальными нормами, между двумя или более людьми, каждый из которых имеет социальную позицию и осуществляет социальную роль. Социологи считают общественные отношения высшей формой социальных явлений по сравнению с поведением, действием, социальным поведением, социальным действием и социальным взаимодействием.

Можно утверждать, что общественные отношения возникают:
-между людьми как частью социальной группы;
-между группами людей;
-между отдельными людьми и группами людей.

Проблемы определения
Несмотря на то, что термин «социальные отношения» является широко употребляемым, но ученые ещё не пришли к единому выводу о понятии социального отношения. Встречаются такие определения:

Общественные отношения (социальные отношения) — отношения людей друг к другу, складывающиеся в исторически определенных общественных формах, в конкретных условиях места и времени.
Общественные отношения (социальные отношения) — отношения между социальными субъектами по поводу их равенства и социальной справедливости в распределении жизненных благ, условий становления и развития личности, удовлетворения материальных, социальных и духовных потребностей.
Общественные отношения. Социальный облик предполагает социальное оформление внешности, речевые, экстралингвистические, проксемические и деятельностные характеристики. Социальное оформление внешности включает одежду человека, его обувь, украшения и другие аксессуары. Проксемические особенности общения относятся к расстоянию между общающимися и их взаимному расположению. Экстралингвистические особенности речи предполагают своеобразие голоса, тембр, высоту и т.д. при восприятии человека социальные особенности, по сравнению с физическим обликом, наиболее информативны.

Существуют несколько классификаций общественных отношений. В частности различают:
-Классовые отношения
-Национальные отношения
-Этнические отношения
-Групповые отношения
-Межличностные отношения
Общественные отношения складываются во всех сферах общественной жизни.

Социальные отношения.

В социологической науке существует мнение, что социальные взаимодействия являются фундаментом для складывания новых социальных отношений. Социальные отношения можно определить как относительно устойчивые и самостоятельные связи между индивидами и социальными группами.

В основе социальных отношений лежит неравенство распределения в обществе непреходящих социальных ценностей. Именно эта неравномерность и определяет первоначальный характер социальных связей. Именно таков характер таких социальных отношений, как власть и подчинение, экономические отношения, дружба, любовь и т. д. Уровень и характер распределения ценностей в группе обозначается в социологии термином «ценностный образец группы». Измерение этого показателя осуществляется с помощью распределительного индекса. Данный индекс указывает, какова дисперсия той или иной ценности среди группы. При этом между распределительным индексом и распределенностью ценности существует обратная пропорциональная связь, т. е. чем выше индекс, тем менее распределена данная ценность среди членов группы. На индивидуальном уровне ценностная распределенность определяется социологами термином «ценностная позиция».

Активность индивидов в процессе складывания социальных отношений обуславливается двумя показателями:

1) уровнем экспектации, т. е. ожидания, который показывает, насколько тот или иной ценностный образец удален от индивида;

2) уровнем требований, т. е. место, которое индивид стремится занять при осуществлении распределения ценностей.

В результате анализа указанных показателей можно определить ценностный потенциал личности.

Ценностный потенциал– это возможность достижения той или иной позиции в процессе распределения ценностей. При этом в социологических теориях была выработана определенная градация ценностей. Согласно этой градации человек в первую очередь стремится к достижению ценностей благосостояния. Ценности благосостояния – это те ценности, которые считаются необходимым условием для поддержания физической и умственной активности: благополучие, богатство, мастерство, просвещенность. Благополучие – это здоровье и безопасность; богатство – обеспеченность материальными благами; мастерство – приобретенные профессиональные качества; просвещенность – это знание и информированность, а также культурная связь индивида.

Прочие ценности выражаются в действиях. Среди них наиболее предпочтительными для индивида являются власть, движение, моральные ценности, аффективность. Под аффективностью в данном случае подразумеваются такие ценности, как любовь и дружба.

Необходимыми условиями возникновения социальных отношений являются следующие факторы:

1) циклически повторяющиеся социальные взаимодействия;

2) существование осознанной потребности в приобретении ценности;

3) наличие ресурсов для достижения желаемой ценности.

Содержание и смысл социальных отношений определяются характером соединения во взаимодействиях у личности потребности в ценности и владение ценностями.

Социальное общество.

Понятие «общество» можно определить по – разному.
Обществом является человечество, т.е. все люди, проживающие на нашей планете. Под обществом также подразумевают группу людей, объединенную общими интересами, целями. Например, «общ-во рыболовов», «общество автомобилистов», какой-либо класс учеников. Употребляя понятие «общество», мы имеем в виду исторический этап в развитии об-ва (рабовладельческое, первобытное, капиталистическое). Страна, город, область проживания тоже считается обществом. Но в широком смысле, социум – это часть материального мира, которая обособилась от природы, но тесно с ней взаимосвязанная, представляющая собой совокупность индивидов и включающая в себя формы объединения способы взаимодействия. Общ-во – это очень сложная система, все элементы которой взаимодействуют между собой. Поэтому социум всегда находится в развитии.
Общ-во включает в себя четыре сферы: экономическая, политическая, социальная и духовная.

Понятие «социальное общество» напрямую связано с социальной сферой. Эта сфера включает в себя социальные институты, которые удовлетворяют потребности людей в семье, в безопасности и социальном порядке, в средствах существования, получения знаний, в решение духовных проблем. Приведем пример. Ученики, пришедшие в школу, хотят получить знания, чтобы поступить в среднеспециальные или высшие учебные заведения и затем устроиться на работу. Значит, социальное общ-во – это такое общ-во, в котором основные потребности удовлетворяются полностью и на высоком уровне. Людям комфортно жить в таком общ-во, потому что общ-во устойчиво и поведение людей более предсказуемо. Но социальное общ-во может существовать, только опираясь на государство. Содержание социальных учреждений требует больших материальных затрат, необходимых для осуществления какой-либо деятельности: выплата пенсий, пособий, затраты на содержание самих социальных институтов. Также все работники заняты в социальной сфере удовлетворяют социальные потребности. А при высоком развитии это сфера, в ней будет занято много людей, которые будут получать достойную зарплату.
Итак, социальное общество – это высокоорганизованная устойчивая и динамичная система.

Социальное в обществе. Точки зрения на социальное.

При определении понятия «социального» российские социологи подчеркивают отличие от других наук, изучающих общество: экономики, политологии и т.д. Так, например, в учебнике изданном под редакцией Г.В. Осипова учебнике «Социология» высказывается мнение о том, что предмет социологии — это совокупность социальных (в узком смысле) связей и отношений в обществе. Так как само «социальное» возникает при взаимодействиях людей, то о нем можно говорить только применительно к различным общностям, а содержательное отношение социального — это отношение равенства и неравенства людей в различных сферах общественной жизни.

О социальном можно говорить применительно лишь к общности. Общности могут возникнуть только тогда, когда у людей появляется потребность и установка к объединению, а установка к объединению с другими людьми есть качество социальное. Значит, социальная установка личности выступает как предпосылка объединения людей в общность и этим качеством обладает каждая отдельная личность, вступающая в нее. Поэтому личность в такой же мере социальна, как группа, общность и общество. Об этом говорят и различные определения личности. Например, в словаре С.И. Ожегова личность определяется как человек — носитель определенных социальных свойств. Следовательно, социальное есть качество присущее как личности, так и общности, при этом его проявления у личности, в отличие от проявлений в общности, имеют конкретно наблюдаемые эмпирические индикаторы. Такими индикаторами могут быть нормы ролевого поведения человека.

При объединении людей в общность социальные качества личностей создают новый, более высокий (групповой или социетальный) уровень социального, в котором индивидуальная социальность предстает как выражение социальных интересов, норм поведения, идеологий и т. д. группы, общности пли общества. В этом процессе, несомненно, утрачиваются некоторые личностные проявления социального (нормы поведения, ценности и т.п.), так как иначе общность не примет человека в свою организацию, но возникают и новые социальные черты, которые помогают идентификации и самоидентификации людей, принадлежащих именно к данной социальной группе или обществу.

Впервые в истории социологии понятие «социальное» как производное от общества появилось в западноевропейской и американской социологических школах при анализе узко эмпирических проблем человека и социальных групп.

В качестве объекта социологии признавались только те социальные явления и процессы, которые были доступны непосредственному наблюдению ученого. В «Толковом словаре живаго Великорусскаго языка» В. Даля социальность определяется как «общественность, общежительность, гражданственность, взаимные отношения и обязанности гражданского быта, жизни», т.е. так же, как конкретно эмпирическое, проявляющееся в поведении людей и их взаимодействиях. В этом определении социальное присуще и личности — через гражданственность позиции, и общности — через социальные отношения.

В научных трудах К. Маркса и Ф. Энгельса различаются понятия «социальное» и «общественное». Первое они использовали при анализе отношений, когда речь шла о природе отношений людей друг к другу, человека к человеку, об их отношении к факторам и условиям их жизнедеятельности, к их собственному положению и роли в обществе и к обществу в целом и соответственно говорили о «социальных отношениях». Второе применялось при анализе общественных отношений на уровне общества в целом, взаимодействия его сторон: политической, экономической, идеологической.

В трудах Маркса и Энгельса нередко понятие «социальное» отождествлялось с понятием «гражданское». С последним понятием связывалось взаимодействие людей в пределах конкретных социальных общностей (семья, класс и т.д.) и общества в целом.

Поскольку, разрабатывая теорию общества, Маркс и Энгельс главное внимание уделяли взаимодействию всех сторон его жизнедеятельности — общественным отношениям, некоторые ученые-марксисты стали отождествлять понятия «общественное» и «социальное», постепенно ушло из научного оборота и понятие «гражданское общество».

Иное положение сложилось в странах Западной Европы и США, где значительное развитие получила эмпирическая социология. Вследствие этого во французском и английском языках понятие «социальное», будучи производным от понятия общества (society), традиционно использовалось в узком (эмпирическом) значении, что вызвало известные трудности при обозначении явлений и процессов, относящихся к обществу в целом. Именно поэтому на определенной стадии развития социологии было введено понятие «социетальное» (societal), используемое для характеристики общества в целом, всей системы общественных отношений (экономических, социально-политических и т.д.).

В отечественной науке отсутствие четкого разграничения между понятиями «общественное» и «социальное» было в известной степени обусловлено и некоторыми сложившимися языковыми традициями. В русском языке обычно использовались понятия «общественное» и «гражданское». При этом понятие «социальное» рассматривалось как синоним понятия «общественное», а понятие «гражданское» относилось к юридической науке. Постепенно с развитием социологии понятие «социальное» приобрело самостоятельное значение.

Во-первых, социальное — это свойство, внутренне присущее индивидам и общностям, формирующееся в результате процессов социализации и интеграции человека в общество, в общественные отношения.

Во-вторых, социальное отражает содержание и характер взаимодействий между субъектами (индивидами, группами, общностями) как результат выполняемых человеком определенных социальных ролей, которые он берет на себя, становясь членом общности.

В-третьих, социальное есть результат взаимодействий и может быть выражено в культуре, оценках, ориентациях, поведении, духовной деятельности, образе жизни людей и т.д.

Такой подход к понятию «социальное» позволяет социологам разграничить уровни его проявления: индивидуальный, групповой, общесоциальный (или социетальный), а также сферы, например социально-экономическая, социально-политическая и т.д. Это разграничение имеет большое методическое значение при эмпирическом анализе проблем (т.е. конкретном изучении реального мира, реальных человеческих отношений). Например, зная о характере социальных норм на уровне общества, мы можем определить их соотношение с групповыми и межличностными вариантами их функционирования. И наоборот, изучая личностные и групповые ценности, — выйти на общесоциальный уровень.

Наконец, социальное может иметь и внеличностную форму бытия. Например, духовные и материальные ценности общества, групп, личности, произведения искусства и литературы и многое другое, в чем отражена социальная идея человека как их духовного творца.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

источник

С точки зрения социологии, личностью является каждый человек, так как показывает индивидуальность проявления в нем социальных качеств.

Тема 4. Понятие личности в социологии

Общество представляет собой многоуровневую социальную систему, включающую в себя множество переменных, основной из которых является личность.

Человек как автор социального действия и взаимодействия выступает непосредственным объектом социологического анализа. Понятие личности водится в науку для выделения неприродной сущности человека (отличие от животного: человек – существо общественное, мыслящее, духовное, творческое), подчёркивания его социального начала.

Человек – родовое понятие, охватывающее всех людей как представителей вида homosapiens, воплощающего высшую ступень развития жизни на Земле и являющегося субъектом общественно-исторической деятельности и культуры. Понятие указывает на качественные отличия людей от животных, но не говорит о социально обусловленных различиях между самими людьми.

Индивид – отдельный представитель человеческого рода, обладающий своеобразными психофизиологическими особенностями, т.е. темпераментом, характером, способностями, спецификой памяти, чувств и др.

Личность–относительно устойчивая и целостная система социальных качеств, характеризующих данного индивида, приобретаемых и развиваемых им в процессе взаимодействия с другими людьми и являющихся продуктом общественного развития.

В социологии личность определяется как:

1. системное качество индивида, определяемое его включённостью в общественные отношения и проявляющееся в совместной деятельности и общении;

2. субъект социальных отношений и сознательной деятельности;

3. социально-исторический тип способности к деятельности.

Социальные качества – это совокупность социально-психологических свойств и черт личности, определенным образом взаимосвязанных и обусловленных типом социального взаимодействия с другими людьми в конкретных социально-исторических условиях и обстоятельствах (достоинство, мужество, доброта, зависть, подозрительность).

Наиболее значимые социальные качества личности (по Е.М. Бабосову):

1. Самосознание – выделение индивидом себя из окружающей социальной среды, чувствование себя субъектом своих физических и психических состояний, социальных ожиданий, стремлений и действий.

2. Самооценка – оценка личностью самой себя, своих возможностей, способностей, места, занимаемого среди других людей.

3. Активность – способность человека самостоятельно и энергично производить социально значимые действия, проявляющиеся в общении с другими, в совместной деятельности, в творчестве.

4. Интересы – постоянный побудительный механизм познания и деятельности личности.

5. Направленность – совокупность устойчивых мотивов, ориентирующих деятельность личности.

6. Убеждения – личностные социально-психологические потребности, в основе которых лежат определенные представления, идеи, принципы, определяющие отношение человека к действительности.

7. Установка – социальная характеристика личности, которая отражает ее готовность к социальной активности и действиям в определенной сфере деятельности, направленным на достижение цели.

8. Ценностная ориентация – совокупность социальных ценностей, выступающих в качестве целей в жизни основных средств их достижения и приобретающих функцию регуляторов социального поведения человека.

9. Идентичность – социальное качество, которое является результатом сознательного и эмоционального отождествления индивида с другими людьми, социальной общностью или идеалом. Идентичность является результатом процесса идентификации. Выделяют социальный тип идентификации и ролевой.

С точки зрения социологии, личностью является каждый человек, так как показывает индивидуальность проявления в нем социальных качеств.

Для личности как системы характерны следующие свойства:

Типология личности в социологии представляет собой сложную проблему из-за отсутствия чётких критериев типологизации, что заставляет учёных прибегать к помощи других наук (в т.ч. и околонаучных теорий):

1. Поведение, жизненная энергия (Л.Н.Гумелёв): нормальный тип (достаточно жизненной энергии); «пассионарий» (избыток энергии); «субпассионарий» (недостаток энергии).

2. Реальные условия жизнедеятельности (Р.Линтон, В.А.Ядов):

идеальный (нормативный) тип (модель будущего существования, идеализированная личность);

базисный тип (наилучшим образом отвечает современным общественным условиям; наиболее часто встречающийся в обществе на определенном этапе развития социальный портрет индивида, их личностные характеристики, формируемые господствующими типами культуры);

Читайте также:  С психологической точки зрения массовая коммуникация это

модальный (реально господствующий статистически, эталон) тип личности.

3. Признак принадлежности к социальной групп: интеллигенция, рабочие, военные, студенты.Вводится понятиемаргинальнойличности, обозначающей разрыв со своей социальной средой и неадаптированность к новой среде.

4. Характер отношений с другими людьми в обществе: конформистский –нонконформистский тип личности (Э.Фромм и Р. Мертон).

5. Типы социальных характеров Э. Фромма, в основе которыхлежат социологические факторы (политических, экономических, религиозных и антропосоциологических): непродуктивные, или нездоровые (рецептивный, эксплуатирующий, накапливающий), рыночный, и продуктивные, или здоровые (продуктивный тип — это психически идеально здоровый тип).

6. Типы невротических личностей К.Хорни: 1. Уступчивый тип (движение к людям). Этот тип личности отличается выраженной потребностью в любви и одобрении и имеет особую потребность в друге, любовнике, жене или муже. 2. Агрессивный тип (движение против людей). У людей этого типа доминируют агрессивные склонности. Если уступчивый тип склонен фанатично считать всех людей хорошими, то данный тип напротив, видит во всех своих знакомых недоброжелателей. Отсюда реальность воспринимается как борьба всех со всеми. 3. Обособленный (отстраненный) тип (движение от людей). Для людей такого типа типичны стремления избегать общения с людьми, самоотчуждение (нечувствительность к эмоциональным внутренним переживаниям), потребность самодостаточности.

ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ЛИЧНОСТИ В СОЦИОЛОГИИ

2. Социологические теории личности

В социологии наиболее известны следующие теории личности.

Теория зеркального «Я» (Чарльз Хортон Кули). Сторонники этой теории личность понимают как совокупность отражений реакций других людей. Стержнем личности является самосознание, которое развивается как результат социального взаимодействия, в процессе которого индивид обучился смотреть на себя глазами других людей, т. е. как на объект.

Согласно Кули, личность представляет собой совокупность психических реакций человека на мнения о нем окружающих людей. Его собственное Я — это суммирование тех впечатлений, которые, как ему кажется, он производит на окружающих. «Я» включает: 1) представление о том, «каким я кажусь другому человеку», 2) представление о том, «как этот другой оценивает мой образ», 3) вытекающее из этого специфическое «чувство Я» вроде гордости или унижения – «самоуважение». Все это складывается в человеческое «зеркальное Я».

Джордж Герберт Мид (1863-1931) продолжил разработку идей Ч.Кули.Дж.Мид утверждал, что мы обретаем ощущение индивидуальности, когда подходим к себе в целом с той же меркой, как и к другим людям.Внутренне мы принимаем двойную точку зрения: одновременно являемся субъектом – наблюдателем и объектом – наблюдаемым. В собственном воображении мы принимаем позицию другого человека и с этой позиции изучаем самих себя.

Психоаналитические теории (З. Фрейд). Направлены на раскрытие противоречивости внутреннего мира человека, на изучение психологических аспектов взаимосвязи личности и общества.

Сфера психики человека включает в себя:

1) (Id – Оно) бессознательное (природные инстинкты:питание, сексуальность, избегание опасности и смерти, агрессивность);

2) (Ego – Я) сознание индивида, являющееся регулятором инстинктивных реакций;пред­ставляет собой сознание и самосознание личности, контролирует поведение человека в соответствии с требованиями рациональности (разумности) и реальности и тем самым помогает индивиду правильно ориентироваться в окружающем мире.

3) (SuperEgo – Сверх-Я) –формируется в процессе усвоения человеком норм и ценностей культуры, руководствуется требованиями совес­ти, долга, ответственности и выполняет функции нравственного контроля и социально-моральной оценки деятельности индивида (запреты, нормы, правила).

Личность – человек, стремящийся к удовольствию, общество – система запретов на пути этого стремления. Основной потенциал и источник активности личности – бессознательное (либидо и танатос). Поведение – вечный поиск компромисса между желанием и табу, постепенные невротический рост.

Если три подсистемы личности функционируют согла­сованно и гармонично, индивид успешно приспосабливается к ок­ружающей социальной среде, эффективно взаимодействует с дру­гими людьми в соответствии с нормами морали, права, социаль­ными ожиданиями, обычаями и порядками, существующими в обществе. Если же в их функционировании возникают противоре­чия, это приводит к внутриличностным конфликтам, с которыми индивид не всегда оказывается в состоянии справиться собствен­ными силами. В таком случае он способен на отклоняющееся по­ведение, проявляющееся в психических расстройствах, наркома­нии, алкоголизме, преступности и т.п.

Дата добавления: 2018-10-18 ; просмотров: 211 | Нарушение авторских прав

источник

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Когда-нибудь я тоже научусь различать смыслы слов.

В каком смысле употребляется прилагательное чёрный в отрывке:

Нет, он не был бессердечным человеком и не питал ни малейшей склонности к чёрному юмору.

СОЦИА́ЛЬНЫЙ, -ая, -ое. 1. Относящийся к обществу, связанный с жизнью и отношениями людей в обществе; общественный. Социальный прогресс. Социальные науки. Социальная обусловленность явлений. □ На место субъективизма было поставлено воззрение на социальный процесс, как на естественно-исторический процесс, — воззрение, без которого, конечно, и не могло бы быть общественной науки. Ленин, Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве. || Обусловленный делением общества на классы. Социальный состав населения. Социальные группы. Социальные противоречия. □ В анкетах, в графе «социальное происхождение», Дорофея писала: «Крестьянка, середнячка». Панова, Времена года. || Порождаемый условиями общественной жизни той или иной общественной среды, строя. Социальная мораль. Социальные болезни. (Малый академический словарь, МАС)

То́чка может означать: (Википедия)

ЗРЕ́НИЕ, -я, ср. Одно из пяти внешних чувств, органом которого является глаз; способность видеть. Орган зрения. Лишиться зрения. □ Зрение у него, как потом убедился Егорушка, было поразительно острое. Чехов, Степь. Тот, у кого лучше зрение, раньше заметит вражеский самолет. Саянов, Небо и земля. ◊ Поле зрения — 1) пространство, обозримое глазом. Острые глаза его схватывали все, что попадало в поле их зрения из окна на чердаке, и Сережка, сам того не замечая, запоминал каждую мелочь. Фадеев, Молодая гвардия; 2) перен. круг интересов, кругозор. Точка зрения — определенный взгляд на вещи, то или иное отношение к чему-л. Изложить свою точку зрения. С точки зрения какой или кого; под углом зрения каким — в каком-л. отношении, рассматривая, расценивая что-л. с той или иной стороны. — С теоретической точки зрения дуэль — нелепость; ну, а с практической точки зрения — это дело другое. Тургенев, Отцы и дети. (Малый академический словарь, МАС)

СОЦИА́ЛЬНЫЙ, -ая, -ое. 1. Относящийся к обществу, связанный с жизнью и отношениями людей в обществе; общественный. Социальный прогресс. Социальные науки. Социальная обусловленность явлений. □ На место субъективизма было поставлено воззрение на социальный процесс, как на естественно-исторический процесс, — воззрение, без которого, конечно, и не могло бы быть общественной науки. Ленин, Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве. || Обусловленный делением общества на классы. Социальный состав населения. Социальные группы. Социальные противоречия. □ В анкетах, в графе «социальное происхождение», Дорофея писала: «Крестьянка, середнячка». Панова, Времена года. || Порождаемый условиями общественной жизни той или иной общественной среды, строя. Социальная мораль. Социальные болезни.

ЗРЕ́НИЕ, -я, ср. Одно из пяти внешних чувств, органом которого является глаз; способность видеть. Орган зрения. Лишиться зрения. □ Зрение у него, как потом убедился Егорушка, было поразительно острое. Чехов, Степь. Тот, у кого лучше зрение, раньше заметит вражеский самолет. Саянов, Небо и земля. ◊ Поле зрения — 1) пространство, обозримое глазом. Острые глаза его схватывали все, что попадало в поле их зрения из окна на чердаке, и Сережка, сам того не замечая, запоминал каждую мелочь. Фадеев, Молодая гвардия; 2) перен. круг интересов, кругозор. Точка зрения — определенный взгляд на вещи, то или иное отношение к чему-л. Изложить свою точку зрения. С точки зрения какой или кого; под углом зрения каким — в каком-л. отношении, рассматривая, расценивая что-л. с той или иной стороны. — С теоретической точки зрения дуэль — нелепость; ну, а с практической точки зрения — это дело другое. Тургенев, Отцы и дети.

источник

1. С социальной точки зрения религия представляет собой …

2. Источником конфликта между религией и наукой является …

E Семинар по теме: «Религия как социокультурное явление»

Тема: «Религия как социокультурное явление»

Цель:Рассмотреть религию в контексте социокультурного развития общества и проанализировать основные моменты ее влияния на различные сферы жизнидеятельности общества.

Вопросы для обсуждения:

2. Человек в религиозном мировозрении.

4 Тема 3. Первобытная религия: содержание и специфика.

1. Тотемизм: генезис, характерные черты.

2. Магизм: его назначение и формы.

3. Анимизм: сущность, содержание, особенности.

Цель:Сформировать представление о первобытных религиозных верованиях и их влиянии на эволюцию религиозных представлений в системе дальнейшего развития человеческой цивилизации.

Основные понятия: «Тотемизм», «первобытная религия», «мифический предок», «магизм», «анимизм».

1.Тотемизм: генезис, характерные черты. Тотемизм – это система религиозных представлений о родстве между группой людей и тотемом – мифическим предком, чаще всего каким-либо животным или растением. К тотему относились как к доброму и заботливому предку и покровителю, который оберегает людей – своих родственников – от голода, холода, болезней и смерти. Первоначально тотемом считалось только настоящее животное, птица, насекомое или растение. Затем достаточно было их более или менее реалистического изображения, а позже тотем мог изображаться любым символом, словом или звуком.

Каждый род носил имя своего тотема, но могли быть более «специализированные» тотемы. Например, все мужчины одного рода считали своим предком одно животное или растение, а у женщин был другой тотем. Выбор тотемов часто связан с физико-географическим характером местности. Так, например, у многих племён Австралии в качестве тотемов выступают обычные здесь кенгуру, страус эму, опоссум, дикая собак, ящерица, ворон, летучая мышь. Важно отметить, что тотем не обожествляется, его не наделяют свойствами и качествами бога, люди просто верят в своё родство и ним.

Тотемизм – это религия раннеродового общества, где кровнородственные связи являются самыми важными среди людей. Подобные же связи, человек усматривает и в окружающем мире, он наделяет всю природу родственными отношениями. Животные и растения, составляющие основу жизни охотника и собирателя, становятся предметом его религиозных чувств. По мере исторического развития большинство народов утратило тотемические представления. Однако кое-где тотемизм проявил необычайную живучесть, например у австралийских аборигенов. Австралию вообще называют классической страной тотемизма.

Тотемические черты ясно видны в образах богов и героев в верованиях коренных жителей Центральной и Южной Америки. Таковы Уицилопочтли – колибри – верховное божество ацтеков, Кетсалькоатль – одно из главных божеств индейцев, творец мира, создатель человека, владыка стихий. В религиозных представлениях древних греков следы тотемизма хранят мифы о кентаврах, часто встречающиеся мотивы превращения людей в животных и растения.

Тотемизм послужил одним из главных источников возникновения зоолатрии – культа животных, широко распространённого у многих народов мира. Формы зоолатрии разнообразны: прямое поклонение животным, страх перед ними, вера в оборотней, посвящение животных божествам, вера в их особую связь с миром духов и богов. Одним из проявлений зоолатрии является, например, уподобление животных людям. При этом считается, что животные слышат и понимают человеческую речь, могут превращаться в людей или когда-то были людьми.

Именно культ животных проявляется в запрете убивать определённых зверей и есть их мясо или, наоборот, в ритуальном заклании зверя, мясо которого съедают во время обряда умилостивления духа животного. О культе животных у того или иного народа свидетельствуют предания об умирающем и воскрешающем звере, о браках людей с животными и рождении детей от них, вера в духов – хозяев животных и обряды, посвящённые им.

Номиналистическая теорияИменно эти три вещи – группа имен животных неизвестного происхождения, вера в высшую связь между всеми носителями одного и того же имени, – людьми и животными, вера в таинственное значение крови – вызвали появление всех тотемических верований и деяний, включая сюда и эксогамию.

Социологическая теорияПримитивные народы организовали, так сказать, магическое производственно потребительское общество. Каждый клан тотема взял на себя задачу заботиться о достаточном количестве известного пищевого средства. Если дело касалось несъедобного тотема, как, например, вредных животных, дождя, ветра и т. п., то на обязанности клана тотема лежала задача добиться власти над этой частью природы и отразить весь ее вред. Достижения каждого клана шли на пользу другим; так как клан не мог есть ничего или только очень мало из своего тотема, то он добывал это ценное добро для других и за это снабжался ими тем, что они в свою очередь должны были добывать, соответственно своей социальной тотемистической обязанности. В свете этого понимания, основанного на церемонии Intichiuma, Frazer’y казалось, что запрещение есть тотем затмило и отодвинуло на задний план более важную сторону отношений, а именно, заповедь доставлять для потребления другим как можно больше съедобного тотема.

Психологические теорииДля последней высказанной Wundt’ом психологической теории решающее значение имели те факты, что, во первых, первоначальным объектом тотема и наиболее распространенным является животное, и что, во вторых, между животными тотема опять таки самые первоначальные совпадают с животными душами. Животные души, как птицы, змея, ящерица, мышь, благодаря большой подвижности, летанию по воздуху и другим свойствам, обусловливающим непривычное и жуткое чувство, являются самыми подходящими для того, чтобы именно в них усматривали существа, в которых и помещалась душа, оставляющая тело. Животное тотем представляет собой дериват переселения души в животное. Таким образом для Wundt’a тотемизм сливается здесь непосредственно с верой в души, или с анимизмом.

Отношение ребенка к животному имеет много сходного с отношением примитивного, человека к животному. Ребенок не проявляет еще и следа того высокомерия, которое побуждает впоследствии взрослого культурного человека отделить резкой чертой свою собственную природу от всякого другого животного. Не задумываясь, ребенок предоставляет животному полную равноценность; в безудержном признании своих потребностей, он чувствует себя, пожалуй, более родственным животному, чем кажущемуся ему загадочным взрослому.

На основании этих наблюдений мы считаем себя вправе вставить в формулу тотемизма на место животного тотема мужчину отца. Если животное тотем представляет собой отца, то оба главных запрета тотемизма, оба предписания табу, составляющие его ядро – не убивать тотема и не пользоваться в сексуальном отношении женщиной, принадлежащей тотему, по содержанию своему совпадают с обоими преступлениями Эдипа, убившего своего отца и взявшего в жены свою мать, и с обоими первичными желаниями ребенка, недостаточное вытеснение или пробуждение которых составляет, может быть, ядро всех психоневрозов. Если это сходство больше, чем вводящая в заблуждение игра случая, то оно должно дать нам возможность пролить свет на возникновение тотемизма в незапамятные времена.

Когда возникла идея частной собственности, жертвоприношение понималось как дар божеству, как принесение того, что принадлежит человеку, в собственность богу. Однако это толкование не объясняло всех особенностей жертвенного ритуала. В древнейшие времена жертвенное животное само было свято, его жизнь неприкосновенна, она могла быть отнята только при участии и соучастии в вине всего племени и в присутствии бога, чтобы дать святую субстанцию, поедая которую члены клана утверждаются в своей материальной тождественности друг с другом и с божеством. Жертвоприношение было таинством, само жертвенное животное – членом племени. В действительности, оно было древним животным тотема, самим примитивным богом, убийством и поеданием которого члены клана освежали и утверждали свое богоподобие.

Клан умерщвляет жестоким образом свой тотем по торжественному поводу и съедает его сырым всего, его кровь, мясо и кости; при этом члены клана по внешнему виду имеют сходство с тотемом, подражают его звукам и движениям, как будто хотят подчеркнуть свое тождество с ним. При этом акте сознают, что совершают запрещенное каждому в отдельности действие, которое может быть оправдано только участием всех; никто не может также отказаться от участия в умерщвлении и в трапезе. По совершении этого действия, оплакивают убитое животное. Оплакивание убитого обязательно, под страхом наказания, его главная цель, как замечает Robertson Smith при аналогичном положении, снять с себя ответственность за убийство.

Но вслед за этой скорбью наступает шумнейший радостный праздник, дается воля всем влечениям и разрешается удовлетворение всех их. И тут без всякого труда мы можем понять сущность праздника. Праздник – это разрешенный, больше – обязательный эксцесс, торжественное нарушение запрещения. Не потому, что люди, весело настроенные, следуя какому нибудь предписанию, предаются излишествам, а потому, что эксцесс составляет сущность праздника.

Психоанализ открыл нам, что животное тотем действительно является заменой отца и этому соответствует противоречие, что обычно запрещается его убивать и что умерщвление его становится праздником, что животное убивают и все же оплакивают его. Амбивалентная направленность чувств, которой и теперь отличается отцовский комплекс у наших детей и часто сохраняется на всю жизнь у взрослых, переносится на замену отца в виде животного тотема.

Ссылка на торжество тотемистической трапезы позволяет нам дать ответ: в один прекрасный день изгнанные братья соединились, убили и съели отца и положили таким образом конец отцовской орде. Они осмелились сообща и совершили то, что было бы невозможно каждому в отдельности. Может быть, культурный прогресс, умение владеть новым оружием дал им чувство превосходства.

Жестокий праотец был несомненно образцом, которому завидовал и которого боялся каждый из братьев. В акте поедания они осуществляют отождествление с ним, каждый из них усвоил себе часть его силы. Тотемистическая трапеза, может быть, первое празднество человечества, была повторением и воспоминанием этого замечательного преступного деяния, от которого многое взяло свое начало; социальные организации, нравственные ограничения и религия.

Оба табу тотемизма, с которых начинается нравственность людей, психологически неравноценны. Только одно из них: необходимость щадить животное тотем покоится всецело на мотивах чувства; отец был устранен, в реальности нечего было исправлять. Но другое – запрещение инцеста имело также сильное практическое основание. Половая потребность не объединяет мужчин, а, разъединяет их. Если братья заключили союз для того, чтобы одолеть отца, то по отношению к женщинам каждый оставался соперником другого. Каждый, как отец, хотел овладеть ими для себя, и в борьбе всех против всех погибла бы новая организация. Но самых сильных, кто могли бы с успехом взять на себя роль отца – было несколько. Таким образом, братьям, если они хотели жить вместе, не оставалось ничего другого, как, быть может, преодолеть сильные непорядки, установить инцестуозный запрет, благодаря которому все они одновременно отказались от желанных женщин, ради которых они прежде всего и устранили отца.

Читайте также:  С психологической точки зрения праздники это

С другим табу, защищающим жизнь животного тотема, связывается право тотемизма считаться первой попыткой создания религии. Если ощущению сыновей животное тотем казалось естественной и ближайшей заменой отца, то в навязанном им обращении с этим животным, проявлялось нечто большее, чем потребность дать выражение своему раскаянию. С суррогатом отца можно было сделать попытку успокоить жгучее чувство вины, осуществить своего рода примирение с отцом. Тотемистическая система была как бы договором с отцом, в котором последний обещал все, чего только детская фантазия могла ждать от отца: защиту, заботу и снисходительность, взамен чего сыновья брали на себя обязанность печься о его жизни, т. e. не повторять над ним деяния, сведшего в могилу настоящего отца.

При этом создались черты, определявшие впоследствии характер религии. Тотемистическая религия произошла из сознания вины сыновей, как попытка успокоить это чувство и умилостивить оскорбленного отца поздним послушанием. Все последующие религии были попытками разрешить ту же проблему, – различными – в зависимости от культурного состояния, в котором они предпринимались, и от путей, которыми шли, но все они преследовали одну и ту же цель – реакцию на великое событие, с которого началась культура и которое с тех пор не дает покоя человечеству.

2.Магизм: его назначение и формы.Когда мы говорим слово «магия», оно невольно ассоциируется у нас с чем-то таинственным, мистическим. Кажется, что магия непременно принадлежит сфере «сверхъестественного». Но так происходит потому, что мы связываем магию с представлениями, сильно отличающимися от воззрений первобытного человека. Как мы видели, для него резкой границы между сверхъестественным и естественным не существовало. Мир был един, и силы видимые переплетались в нем неразрывно в невидимыми.

В древней магии не столько соотношение планов бытия и законов мира, сколько субъективные, внутренние мотивы, которые руководили доисторическим магом. По определению В. Зыбковца, «магией называют различные действия, цель которых — повлиять воображаемым сверхъестественным путем на окружающий мир». «Анализируя принципы мышления, лежащие в основе магии, — говорит Д. Фрэзер, — мы обнаруживаем, что они сводятся к двум: первый принцип гласит, что сходное происходит от сходного, что следствие подобно своей причине; согласно второму принципу, предметы, которые однажды находились в длительном контакте или общении между собой, продолжают действовать друг на друга тогда, когда это общение прекратилось».

Эти принципы не носили какого-то мистического характера, а относились, по мнению древних людей, к обычной природной сфере, хотя в то же время они видели ее пронизанной сверхприродными существами. Главной задачей магии было использовать открытые человеком закономерности для своих повседневных нужд и целей.

Жизнь первобытного человека неразрывно связана с охотой. Поэтому прежде всего магические операции относились к ней. Так называемая «промысловая магия» сохранилась и у современных отсталых народов. Папуасы Новой Гвинеи при охоте на морского зверя помещают в острие гарпуна маленькое жалящее насекомое для того, чтобы его свойства придали остроту гарпуну. Колумбийские индейцы в те дни, когда долго нет рыбы, изготовляют чучело рыбы и бросают в реку. Совершенно очевидно, что эти представления играли большую роль и в жизни пещерных жителей.

В Средней Азии в ущелье Зараут-Сай до сих пор еще можно видеть доисторические рисунки. Там видны фигуры людей, одетых в длинные плащи; они танцуют вокруг быка, на которого направлены стрелы. Очевидно, эти рисунки имели магическое значение и должны были помогать охотникам.

То, что эти магические приемы были тесно связаны с обыкновенной охотничьей практикой, доказывает их сходство с некоторыми хитростями и приемами первобытных звероловов. В частности, маскировка использовалась индейцами для того, чтобы ближе подкрасться к животным. То же самое проделывали африканцы при охоте на страусов. Замечая, что эта маскировка дает хорошие результаты, люди стали считать, что и сама по себе она может принести охотничий успех.

С переходом к земледелию человек стал искать эффективных способов увеличить урожай или предотвратить падеж скота. Например, у меланезийцев до сих пор сохранилось обыкновение зарывать при посадке ямса особые камни, по форме напоминающие клубни ямса. Полагают, что это действие способствует росту ямса. У австралийцев известна церемония «интихиума», которая должна в начале сезона дождей содействовать размножению священных растений и животных. Существовали заговоры и заклятья, которые якобы служили для уничтожения вредителей. Многочисленные обряды скотоводов всех стран также носят ярко выраженный магический характер.

Широко распространено представление о том, что человек при помощи известных действий может повлиять на атмосферу. Так, знахарь из Центральной Африки предполагает, что, выливая особым образом на землю кувшин воды, он может вызвать дождь, а австралийцы думают достичь тех же результатов, создавая при помощи перьев шум, подобный шуму дождя; точно так же индейцы ожидают дождя от сделанного ими макета тучи. Известны «средства» для вызывания засухи и для прекращения солнечного затмения.

Но не только животные, растения и природа вообще являются объектом магических операций. Очень часто они направлены на человека. Существуют бесчисленные виды «приворотных зелий» и амулетов, которые должны склонить к любви холодные сердца. Индейцы, например, употребляют «снадобье» из волос девушки, которую хотят «околдовать». Магия заменяет и медицину, опять-таки исходя из воображаемой связи сходных между собой явлений. Характерен в этом отношении обряд «кувада», известный у разных народов. Он заключается в том, что во время родов муж одевается в женское платье, ложится в постель и инсценирует роды. Это должно было доказать его кровную связь с новорожденным и в то же время содействовать роженице.

По закону «сопричастия» совершают вредоносные магические обряды над обрезками ногтей, волосами, одеждой тех людей, которым хотят причинить вред. По закону «подобия» лепят фигурки врагов и совершают над ними «убийство» или наговор. Это непременно должно оказать воздействие на намеченную жертву. В этой «вредоносной» магии есть и элементы оккультизма, и элементы внушения, и просто суеверия. Но опять-таки нам важна не сама магия, а субъективные побуждения, с которыми к ней прибегают. Вышеприведенные примеры достаточно ясно характеризуют эту субъективную сторону Магизма. Его главный нерв — использование сил, все равно, природных или сверхприродных, в повседневных целях и личных нуждах.

Магия была основана на заблуждении. Но это заблуждение не являлось абсолютным. Было правильно понято наличие в мире закономерностей и причинных связей, хотя реальное знание этих законов отсутствовало или находилось в зачатке. Фрэзер очень близок к истине в своей характеристике сущности магии. «Когда магия является в своей чистой и неизменной форме, — пишет он, — она предполагает, что в природе явления должны следовать одно за другим неизбежно и неизменно, не нуждаясь во вмешательстве личного или духовного агента. Итак, ее основоположения тождественны с основоположениями современной науки».

Вильгельм Шмидт совершенно справедливо считает, что в магизме нужно видеть «самое резкое противоречие религии». Это можно пояснить на примере «любовной магии». Когда индеец видит, что он не способен завоевать любовь девушки, он колдует над ее волосами, стремясь вызвать у нее вожделение. И ему кажется, что путем магии он оказывается способным приказывать им, быть их господином и повелителем. В Магизме скрыто присутствует та духовная тенденция, которая коренится в первородном грехе человечества: поставить себя в центре мироздания и заставить служить себе его силы. Именно поэтому Магизм явно посюсторонен. Высшим благом для него являются блага земные. Предел желаний мага — процветание здесь, на земле. И если в магическое миросозерцание и входит вера в бессмертие, то она носит исключительно грубо-чувственный характер.

Маг очень часто противостоит священнику. Внутренняя направленность Магизма и религии — противоположна. Жрец — прежде всего посредник между людьми и духовным миром. Он обращается к Божеству с молитвой. Для мага же радости мистического богообщения — пустой звук. Он ищет только достижения могущества на охоте, в земледелии, в борьбе с врагами. И даже тогда, когда магия стала переплетаться с религией, этот антагонизм оставался.

Этот конфликт мага и жреца усугублялся, по мнению Фрэзера, еще и тем, что маги очень часто захватывали главенствующее положение в племени. Власть над стихиями, которой якобы обладали заклинатели, окружала их ореолом могущества и суеверного почитания. Их стали считать воплощением высших сил, и, таким образом, Магизм явился источником древней власти. В истории мы видим непрерывную нить этой сакрально-магической власти, которая становится незыблемым законом общества. Это — и микенские цари-колдуны, и спартанские властители, и египетские фараоны, и римские императоры, и византийские василевсы.

Незыблемость земной власти Магизм обосновывал своей верой в то, что все происходящее на земле соответствует неизменному строю некоего Верховного Порядка. Неизменно совершают свой путь солнце, луна и звезды, неизменно опадает листва, приходит сезон дождей. Все эти видимые движения мира отражают недвижное царство Судьбы. Но человек как часть этого порядка обязан постоянно поддерживать его через магию.

Магизм привносил в религию слепую, почти маниакальную веру во всесилие ритуалов и заклятий. На духовную сферу переносилась мертвенная причинность, возникало отношение к высшему началу, лишенное всякого живого религиозного чувства и мистической жажды. Отсюда такие странные, на первый взгляд, явления, как избиение идола, если он не выполнял требований просящего. Насколько такое «потребительское» отношение живуче, свидетельствует хотя бы то, что даже у христианских народов бывали случаи, когда статуи святых «наказывали» за то, что они не слышали просьб народа. Религиозный Магизм убежден, что высшую силу можно заставить подчиниться. Нужно лишь найти ключ, слово, действо — и все будет в руках человека.

Так постепенно складывалось магическое миросозерцание, замыкавшее всю Вселенную в причинную цепь следствий, в которой огромную роль играли обряды. Если не будут совершаться ритуалы, то может не взойти солнце, не прийти весна. Крепло убеждение, что церемонии — это нечто необходимое для демонов и богов. Чтобы заманить их, заставить прийти на помощь, умилостивить, прибегали к самым крайним мерам: приносили в жертву людей, и не только пленных, но и соотечественников, близких, детей.

3. Анимизм: сущность, содержание, особенности.В настоящий момент времени в современном религиоведении, этнографии, культурологии, социологии и философии существует несколько взглядов на сущность анимизма. Самое распространенное определение анимизма (от лат. anima, animus – душа, дух) – религиозная вера в души и духов. В современном социокультурном знании такое определение превалирует главным образом в этнографических науках.

В религиоведении понимание анимизма несколько шире. Анимизм – это целостная система мировоззренческих представлений, основанных на признании наличия индивидуальной души у различных объектов окружающей действительности (растений, животных, орудий труда и т.д.). Это учение о всякого рода других духовных существах, или духах, и в то же время – одна из примитивных форм религии. Анимизм свойственен различным культурам на ранних стадиях их развития.

В философии под анимизмом понимается философское учение, возводящее душу в принцип жизни. Сам слово «анимизм» впервые использовал немецкий доктор медицины профессор Г. Е. Шталь в начале XVIII столетия. И. Шталь считал, что у каждой живой субстанции наличествует некое жизненное начало – душа (anima).

Разумная душа является основой жизни, а болезнь, таким образом, есть реакция души против болезнетворных причин, т. е. душа вступает в борьбу с причинами, вызвавшими то или иное заболевание. Поэтому врачебное вмешательство по своей сути является помощью душе в ее борьбе. Последователи Шталя стали называться анимистами. Например, великий русский ученый, хирург, педагог Н. И. Пирогов, также разделял его учение о душе как основе всякой жизни и в ранние годы своего творчества называл себя анимистом.

Но как научное понятие анимизм впервые было введено выдающимся английским ученым-этнологом Э. Тайлором (кон XIX – нач. ХХ в.). В своем сочинении «Первобытная культура» (Taylor, «Primitive Culture». Русское издание в переводе Коробчевского. СПб., 1872), мгновенно ставшим известным во всей Европе, под этим термином ученый определял самую первую форму развития религиозных представлений. Анимизм, по Э. Тайлору, предшествует тотемизму, мифологии и многобожию. Анимистические верования – это поклонение духам умерших предков, вера в собственную живую душу и одушевление сил природы. Так как анимизм – это первейшая форма религиозных представлений, он, в свою очередь, является неотъемлемой частью всякой другой религии, в том числе и всех современных (христианство, ислам, буддизм и др.)

Показательно, что Тайлор, в своих работах писал слово анимизм с большой буквы, как в английском языке принято писать название всех главных религий мира (христианство, буддизм, индуизм и т.д.). Тем самым ученный подчеркивал, что анимизм – это в первую очередь религия, имеющая тождество с религиями современными. Другой английский исследователь Эндрю Ланг развивал учение Тайлора о сущности анимизма, хотя и категорически возражал против предложенной его предшественником модели эволюции религий.

Происхождение анимизма Ланг связывал с толкованием снов, видений и состоянием транса ясновидцами, именно это, по его мнению, и привело к появлению верований, связанных с душами и духами. Кроме того, природу анимизма Ланг ассоциировал с магией. Но вместе с тем, последующие исследователи подвергли ожесточенной критике и теорию анимизма Ланге. В частности английский ученый сэр Джеймс Фрэзер в своей фундаментальной работе «Золотая ветвь» (The Golden Bough, 1890) доказывал, что существование магии в первобытном обществе было невозможным. Более поздние исследования показали, что боги, о которых говорил Ланг, не являлись полным аналогом Всевышнего в великих религиях Запада, тем самым на справедливость теории Тайлора удалось бросить тень.

Раздавались также голоса, ставившие под сомнение то, что анимизм следует считать самой ранней формой религии. В последующем, в начале ХХ в. ряд философов, а также мистиков (в частности немецкий автор Э. ф. Гартман) стали понимать под анимизмом и такие примитивные религиозные культы как спиритизм и проч. Но в целом анимизм – это представление о существовании духов и одушевленности предметов, приписывание им разума, дееспособности, а иногда сверхъестественного могущества.

Действительно, анимизм – это первейшее религиозное верование, возникшее с самого появления социума, в период формирования родовых отношений. Первобытные люди каменного века в безгосударственных обществах обожествляли и одухотворяли не только явления и силы природы (небо и землю, солнце и луну, дождь и ветер, гром и молнию), от которых зависело их существование, но и отдельные детали рельефа (горы и реки, холмы и леса), где, как они считали, тоже водились духи, которых следовало задобрить, привлечь на свою сторону и т.п.

Исторически анимизм предшествовал появлению тотемизма, однако, с постепенной эволюцией последнего в мифологию, продолжал свой развития. В силу этого анимистические представления имели более широкий социальный и практико-ориентированный характер. Вместе с тем, сущность анимизма много более шире, нежели просто совокупность верований в духов. Анимизм – это целостное мировоззрение, обладающее своей собственной логикой, системой и рационализмом. Именно определенный рационализм, заложенный в анимистические представления обуславливает тот факт, что верования связанные с духами существуют и поныне.

Как было сказано выше, анимистические религии широко распространены и в настоящее время. Например, многие народы Юго-Восточной Азии верят в многочисленных духов – бонгов (духов джунглей, гор, водоемов и проч.), среди которых встречаются добрые и злые, опасные и безопасные, полезные и бесполезные. Некоторые духи носят абстрактный характер, как напр. духи войны,, мира, любви и дружбы. Бонгам приносятся многочисленные жертвы, проводятся ритуалы и церемонии, чтобы их умилостивить. Народы Андаманских островов, почитающие множество духов (духов ветров, морских течений, месяца и солнца), особо выделяют духа Пулугу, олицетворяющего разрушительный муссон. Он насылает на людей бурю, если те не соблюдают некоторые запреты, особенно связанные с пищей.

Анимизм господствовал и у восточных славян в дохристианский период. Широко распространен анимизм у многих современных народностей Кавказа. Ярчайшей формой анимизма является шаманизм народов Сибири.

þ Методические рекомендации:

Появление древних религиозных верований и представлений представляет важный компонент для последующего развития религиозного мировозрения человека в его цивилизационном развитии. Более подробное представление о рассматриваемом компоненте можно получить, обратившись не только к отечественным источникам, но и распространенным материалам зарубежных авторов.

1. Религиоведение. Учебное пособие по религиоведению для студентов СПбГУТ всех специальностей / Под ред. М. Ю. Смирнова. СПб., 2004.

2. Самыгин С. И., Нечипуренко В. Н., Полонская И. Н. Религиоведение: социология и психология религии. Ростов-на-Дону, 1996.

3. Религиоведение: Учебное пособие и учебный словарь-минимум по религиоведению / Под ред. проф. И. Н. Яблокова. М., 1998.

4. Основы религиоведения: Учебник / Под ред. И. Н. Яблокова. 4-е изд. М., 2002 (или любое последующее).

5. Радугин А.А. Введение в религиоведение: теория, история и современные религии. 2-е изд., дополн. М., 2000.

6. Религиоведение для студентов педагогических вузов / Под ред. Под редакцией А. Ю. Григоренко. СПб., 2008.

7. Религиоведение: Учебное пособие / Под ред. М. М. Шахнович. СПб., 2009.

8. Васильев Л. С. История религий Востока: Учебное пособие для студ. вузов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1988.

9. Гараджа В. И. Социология религии: Учебное пособие для вузов. М., 1996; 3-е изд., перераб. и доп. М., 2005.

@ Задания СРСП

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2019 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.009 с) .

источник