Меню Рубрики

Собранные доказательства в совокупности оцениваются с точки зрения

Оценка доказательств

Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а собранные доказательства в своей совокупности — с точки зрения достаточности для окончания предварительного расследования и разрешения уголовного дела в судебном разбирательстве.

Оценка доказательств — это информационно-логический процесс: информационный потому, что связан с переработкой и накоплением информации; логический потому, что по своей природе оценка доказательств есть мыслительная деятельность, связанная с суждением о ценности доказательственной информации. Поэтому и закономерности последней носят информационно-логический характер как закономерности получения выводного знания на базе исследования доказательственной информации. Иными словами, для того, чтобы оценить доказательства, их нужно исследовать, познать и только после этого определить, «чего стоит» познанная сущность.

Под оценкой доказательств в процессе доказывания понимают логический, мыслительный процесс определения роли и значения собранных доказательств для установления истины.

По мнению М.С.Строговича, оценка доказательства заключается в выводе о достоверности или недостоверности доказательства и о доказанности или недоказанности факта, сведения о котором содержатся в данном доказательстве. Авторы «Теории доказательств» считают, что оценка доказательств — это мыслительная деятельность следователя, прокурора и судей, которая состоит в том, что они, руководствуясь законом и правосознанием, рассматривают по своему внутреннему убеждению каждое доказательство в отдельности и всю совокупность доказательств, определяя их относимость, допустимость, достоверность и достаточность для выводов по делу. В.Д.Арсеньев, раскрывая понятие оценки доказательств, делает акцент на определении и значении каждого доказательства, А.И.Трусов — на установлении достоверности сведений, содержащихся в доказательстве.

С учетом сказанного можно определить оценку доказательств как логический процесс установления наличия и характера связей между доказательствами, определения роли, значения, достаточности и путей использования доказательств для установления истины. Целью, ожидаемым результатом оценки доказательств является определение относимости, допустимости, достоверности, достаточности.

Требование относимости, как отмечалось выше, влечет оценку содержания доказательств с точки зрения взаимосвязи отражения с объектом — фактическими обстоятельствами дела. Оценка относимости производится в соответствии с содержанием предмета доказывания по уголовному делу, с его конкретными обстоятельствами и особенностями, прямыми и косвенными доказательствами. Согласно ч. 2 ст. 105 УПК РБ относящимися к делу признаются доказательства, посредством которых устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для данного дела. Не являются относящимися к делу доказательства, которые не способны устанавливать или опровергать подлежащие показыванию обстоятельства.

Допустимость — требование, предъявляемое к процессуальной форме его получения и оформления. Несоблюдение указанной формы влечет признание доказательства ничтожным. Оценка допустимости производится путем определения соответствия уголовно-процессуальному закону источника фактических данных и порядка их получения.

Достоверноедоказательство — доказательство, истинность которого проверена и бесспорно подтверждается другими доказательствами. Оценка достоверности состоит в определении соответствия их действительности.

Достаточность— требование, предъявляемое к собранной совокупности доказательств при принятии конкретных процессуальных решений. Достаточными признаются доказательства, когда их совокупность позволяет установить обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу.

Оценка доказательств предпринимается для выяснения:

— в какой связи находится данное доказательство с другими собранными по делу доказательствами, каков характер и значение этой связи;

— каково значение данного доказательства и совокупности доказательств для обнаружения истины, является ли совокупность доказательств достаточным основанием для признания доказанными тех или иных обстоятельств дела, для принятия того или иного процессуального решения по делу;

— как может быть использовано данное доказательство в процессе дальнейшего доказывания.

Исходя из этого, можно указать следующие узловые моменты, с которыми связывается оценка собранных к этому моменту фактических данных.

1. Решение вопроса о возбуждении уголовного дела.

2. Выдвижение исходных версий и определение направления расследования.

3. Привлечение конкретного лица к уголовной ответственности и избрание меры пресечения.

4. Принятие мер по преодолению противодействия расследованию.

5. Принятие решения о производстве принудительных следственных действий.

6. Приостановление или окончание производства по делу.

Установление связей между доказательствами. Доказательство не существует изолированно, вне системы доказательств, находящихся в различных связях друг с другом. Связи между доказательствами могут быть самыми различными. Р.С.Белкин указывает на две разновидности таких связей: причинно-следственную (казуальную), т.е., связь обусловленности, и связь совпадения, сосуществования в пространстве и времени. А.А.Эйсман добавил связь между сущностью и явлением — функциональную, объемную связь. Наиболее распространенным видом связи между доказательствами, установление которой составляет задачу практически каждого акта расследования, следует считать казуальную (генетическую) связь. Доказательства всегда находятся в казуальной связи с исследуемым событием. Причинная связь между доказательством и преступлением, которое им устанавливается, может иметь различный характер.

Преступление может выступать как причина, а доказательство — как следствие этой причины. Иногда доказательство может играть роль причины, а преступление быть ее следствием, доказательство может быть связано с необходимым условием, при наличии которого совершается преступление. Доказательство может выступать и в качестве причины одного доказательства, и в качестве следствия другого.

Определение значения доказательств — необходимое условие выяснения, какую роль играет данное доказательство или совокупность доказательств в обнаружении истины, какова ценность доказательства в системе доказательств.

В ст. 19 УПК РБ выражен один из основных принципов оценки доказательств: никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы. Поэтому, говоря о ценности доказательства, следует иметь в виду не какие-либо внешние формальные, заранее данные, независимо от существа дела признаки, а его качество в обстановке данного конкретного дела, в том сложном переплетении общественных отношений, из которых складываются обстоятельства дела.

Оценка доказательств должна осуществляться на основании внутреннего убеждения, которое складывается под воздействием собранных по делу доказательств и состоит из 3-х аспектов: познавательного (гносеологического) — определенные знания, которые должны присутствовать по делу; правового — требующего знания закона; нравственного — определяющего нормы морали.

Определение достаточности доказательств — элемент оценки доказательств. Признание добытых доказательств достаточными для решения дела по существу означает убеждение в том, что осуществлено всестороннее, полное и объективное исследование всех обстоятельств дела.

Задача судебного исследования в целом, а, следовательно, и предварительного расследования как его части — установить объективную истину. Если знание следователя о расследуемом преступлении носит характер вероятностного, это означает, что:

– процесс доказывания не завершен и должен быть продолжен, поскольку вероятностное знание не может быть положено в основу приговора;

– достаточных доказательств для установления истины собрать не удастся, что служит основанием для временного или окончательного прекращения работы по делу.

Критерием, позволяющим считать объективную истину по делу установленной, а собранные для этой цели доказательства достаточными, служит только практика. Это абсолютный критерий, единственное средство проверки истинности или ложности суждений, знаний, в том числе и об обстоятельствах, составляющих предмет доказывания по делу.

Определение путей использования доказательств — заключительный момент оценки доказательств. Выяснив значение доказательств, их связи, субъект доказывания на этом этапе процесса определяет пути использования собранных доказательств. Доказательства могут быть использованы для:

— проверки выдвинутых по делу версий;

— обоснования принимаемых по делу решений;

— составления постановления о направлении дела в суд;

— получения новых доказательств путем проведения соответствующих следственных действий;

— для оценки ориентирующей и розыскной информации;

— демонстрации их участникам процесса в целях:

-устранения существующих противоречий между доказательствами;

— изобличения в даче ложных показаний и получения правдивых показаний;

— убеждения в бессмысленности противодействия расследованию.

Оценка доказательств служит необходимым условием целе­направленного ведения следствия и судебного разбирательства, принятия законных и обоснованных процессуальных решений, правильного применения уголовного закона. Перед следователем, прокурором и судом, осуществляющими производство по уголов­ному делу, в неразрывной связи с задачей обеспечить собирание всех необходимых фактических данных о существенных обстоятельствах дела стоит также задача выяснить, собрана ли эта ин­формация с соблюдением требований процессуального закона; имеет ли она отношение к предмету доказывания; могут ли слу­жить собранные по делу доказательства основанием для принятия процессуальных решений (постановления о привлечении в каче­стве обвиняемого, задержании, обыске, выемке); достаточно ли доказательств для достоверных выводов об обстоятельствах, составляющих предмет доказывания, и, в конечном счете, представ­ляют ли они достоверную и полную информацию об исследуемом событии в целом и отдельных его элементах.

Оценка доказательств представляет собой мыслительную де­ятельность следователя, прокурора, судей, осуществляемую в ло­гических формах при соблюдении научной методологии познания, обеспечивающей достижение истины. Однако рассмотренных выше признаков недостаточно для характеристики понятия оценки до­казательств в уголовном судопроизводстве. Необходимо указать и на роль внутреннего убеждения, закона и правосознания. В уго­ловном процессе оценка доказательств производится по внутрен­нему убеждению следователя, прокурора, судей, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении доказательств; при этом в законе не указываются формальные условия, которые заранее определяли бы ценность и значение каждого доказательства в отдельности и их совокупности. При оценке доказательств следователь, прокурор, судьи руководствуются требованиями зако­на, выдвигающего условия общего характера (оценивать доказа­тельства в совокупности, всесторонне, полно, объективно), уста­навливающего правила допустимости доказательств и их относи-мости. Наконец, характеристика оценки доказательств включает указание на роль правосознания. Будучи стороной общего миро­воззрения следователя, прокурора и судей, правосознание позво­ляет уяснить смысл и значение требований закона, предъявляемых к собиранию и оценке доказательств.

Изложенное позволяет дать следующее определение. Оценка доказательств — это мыслительная деятельность следователя, прокурора и судей, которая состоит в том, что они, руководствуясь законом и правосознанием, рассматривают по своему внутреннему убеждению каждое доказательство в отдельности и всю совокуп­ность доказательств, определяя их относимость, допустимость, достоверность и достаточность для выводов по делу. На основа­нии оценки доказательств выдвигаются следственные (судебные) версии и выясняется, достаточно ли подтверждена одна из них и опровергнуты ли все остальные; устанавливаются основания для принятия различных процессуальных решений, в том числе и о проведении следственных (судебных) действий; делаются выводы о доказанности или недоказанности отдельных обстоятельств дела и преступления в целом. Оценка доказательств осуществляется также участниками процесса, отстаивающими в уголовном процес­се свои или представляемые интересы (обвиняемым, защитником, потерпевшим). Оценка доказательств этими лицами имеет суще­ственные особенности.

В последние годы в центре внимания теории доказательств оказались такие вопросы, как: а) изучение логической структуры мышления при осуществлении оценки доказательств, создание логических, математических моделей оценки доказательств, объяс­няющих процесс формирования выводов следователя, суда; б) изу­чение оценки доказательств в свете идей кибернетики; в) изучение вопроса о возможности формализации некоторых операций по до­казыванию и применения ЭВМ для систематизации доказательств, построения версий и подсчета их вероятности. Эти исследования объединены единой целью — использовать современные данные науки, чтобы вооружить судью, прокурора, следователя знанием сложной структуры мыслительного процесса, приводящего к отыс­канию истины по уголовному делу, ограничить субъективизм и предупредить ошибки в оценке доказательств.

Содержание оценки доказательств в уголовном процессе составляет мыслительный процесс, завершающийся установлением исти­ны по уголовному делу. Как и любой познавательный процесс, оценка доказательств ведет к тому, что «из незнания является знание», а «неполное, неточное знание становится более полным и более точным». Процесс оценки доказательств включает определение их относимости, допустимости, достоверности, достаточности сначала для выдвижения следственных (судебных) версий, а затем и достовер­ных выводов по уголовному делу. Оценка относимости, допустимо­сти, достоверности доказательств производится как в ходе их соби­рания, так и на заключительном этапе, перед принятием процессуальных решений. Однако каждый из указанных аспектов оценки доказательств имеет самостоятельное значение и может стать пре­обладающим на определенном этапе доказывания.

Оценка относимости доказательств состоит в выявлении их связи с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, объясняе­мой, в частности, действием общей причины. Поначалу знание об этой причине проблематично, по существу, это несколько предполагаемых причин (версий), поэтому и доказательства сначала рас­сматриваются как предположительно относимые. Доказательства, которые способствуют обоснованию или опровержению хотя бы одной из следственных версий, должны быть признаны относимы­ми. Круг доказательств, признаваемых относимыми, определяется, следовательно, тем, насколько полно разработаны общие и частные версии, насколько глубоко и точно учтены возможные следствия, вытекающие из имеющихся в деле фактических данных, и возможные причины, предопределившие появление этих данных. По мере накопления фактического материала производится его анализ и синтез. Анализ каждого выявленного доказательства с точки зрения его относимости -это установление возможной свя­зи между доказательством и исследуемым событием. Анализ и син­тез доказательств позволяет выделить то общее, что их объединя­ет, а именно предположительно объяснить наличие ряда фактов действием одной общей причины. Оценка относимости доказа­тельств производится и при проведении отдельных следственных действий: допросов, очных ставок, освидетельствований и т. д. Важную роль в оценке относимости доказательств играет аналогия. Если следователь специализируется на расследовании уголов­ных дел определенной категории, то он приобретает опыт, кото­рый позволяет ему каждый новый случай сопоставить с наиболее сходным из предыдущих. Если эти случаи совпадают в некоторых существенных чертах, то это дает основание по аналогии заклю­чить, что, вероятно, существует совпадение и в ряде других черт. Определенную роль в оценке относимости доказательств играют фактические (естественные) презумпции — правила, отражающие «обычный порядок вещей», т. е. ту связь между предметами, явле­ниями, фактами, которая чаще всего встречается.

Оценка допустимости доказательств — необходимое условие оценки их достоверности. Следует, однако, иметь в виду, что при­знание доказательства допустимым не предрешает вопроса о его достоверности; вывод о допустимости предшествует, но не заменяет вывода о достоверности. Оценка доказательств с точки зрения их допустимости- это решение вопроса о том: 1) разрешает ли закон использовать данного вида источник фактических дан­ных по уголовному делу (ч. 2 ст. 88 УПК Республики Беларусь); 2) не были ли допущены нарушения процессуального закона при . получении и закреплении информации; 3) отразились ли процес­суальное нарушения, если они были допущены, на достоверности и полноте соответствующей информации; 4) использованы ли все необходимые источники для установления фактических данных2.

В литературе высказано мнение, что оценка допустимости и, относимости доказательств производится не по внутреннему убеждению, а по закону, который определяет критерии допустимости и относимости доказательств, обязательные для следователя, прокурора, суда. Такое противопоставление неточно. Конечно, к оценке допустимости доказательств привлекаются нормативные критерии. Но оценка допустимости доказательств не сводится к формальному оперированию ими (тем более речь идет о правилах высокой степени общности), она невозможна без при­влечения правосознания судей. Что касается критериев относимости доказательств, то они лишь в самом общем виде указаны в законе (предмет доказывания). Процесс выдвижения версий и оценки отношения к ним доказательств правом не формализован, в нем основная роль принадлежит методу оценки доказательств по внут­реннему убеждению.

Оценка достоверности, как и оценка относимости доказа­тельств, представляет собой длящийся процесс, который заверша­ется лишь в момент формулирования окончательных выводов по делу на основе всей совокупности собранных доказательств. Оценка доказательств с точки зрения их достоверности производится в ходе следственных действий, при выдвижении следственных версий, принятии процессуальных решений. Оценка достоверности дока­зательств состоит в том, что: I) изучается лицо, располагающее сведениями (свидетель, потерпевший, эксперт и т. д.), с точки зре­ния его способности давать правдивые и полные показания (за­ключения); 2) изучаются характер и условия обнаружения материального носителя информации (предмет, документ); 3) анализируется содержание сведений (последовательность и полнота изложе­ния, наличие противоречий, неточностей, пробелов, обоснован­ность выводов, основанных на данных науки); 4) информация, полученная из данного процессуального источника, сопоставляется с информацией, полученной из других процессуальных источни­ков. Оценка достоверности доказательства включает анализ всего процесса его формирования, а именно: условий восприятия, запечатления, передачи и фиксации сведений о фактах, сообщенных допрошенным лицом; условий появления, сохранения и копирова­ния материальных следов; хода экспертного исследования и пра­вильности его отображения в заключении; происхождения и со­стояния документов, представленных следователю (суду)1.

Читайте также:  Формы собственности с экономической точки зрения

Многие критерии достоверности, возникнув эмпирически, в настоящее время получили научное обоснование в криминалисти­ке, психологии, физиологии и других специальных отраслях зна­ния. Так, решение вопроса о достоверности показаний свидетеля зависит от таких изучаемых психологией и физиологией факторов, как способность данного конкретного лица к восприятию, запоми­нанию фактов и воспроизведению информации о них, составляю­щей содержание его показаний; скоротечность события, бывшего предметом наблюдения; условия восприятия; события и переживания, способных исказить воспринятую картину или ослабить за­поминание условия воспроизведения фактов на допросе; заинтересованность свидетеля в исходе дела; влияние других очевидцев события на содержание показаний свидетеля и т. д. — все это должно учитываться при оценке достоверности показаний. Условия-Достоверности доказательств, собираемых с помощью экспертизы, как правило, формулируются в общих научных положениях, под которые подводится данный конкретный случай. Так, психиатрией изучены и систематизированы синдромы душевных заболева­ний, позволяющие поставить судебно-психиатрический диагноз; судебная медицина изучила и систематизировала признаки различ­ных видов насильственной смерти, что позволяет устанавливать причину смерти в каждом конкретном случае. Однако применение этих общих научных критериев недостаточно для оценки досто­верности доказательств. Они должны быть дополнены наличием связи, между установленным таким способом доказательством’ и другими собранными по делу данными. Тем самым могут быть выявлены ошибки, допущенные в ходе исследования, осуществ­ленного экспертом. Достаточность собранных по делу доказа­тельств для достоверного вывода по уголовному делу определяет­ся внутренним убеждением судьи, также опирающимся на крите­рии, выработанные практикой, в том числе на обобщенные — нор­мативные критерии.

Не всякая мыслительная деятельность следователя, прокуро­ра и судьи, связанная с доказыванием, охватывается понятием оцен­ки доказательств. За пределами оценки доказательств находится, в частности, анализ собранной в связи с расследованием уголовного дела вспомогательной, ориентирующей информации (например, оперативных данных). Этот анализ осуществляется в связи с разработкой версий, планированием следственных действий, но не входит в оценку доказательств. Отделить оценку доказательств от оценки указанных данных при выдвижении версий и определении степени их правдоподобия психологически трудно, поскольку это совпадающий во времени процесс. Но для обоснования процессуальных решений имеет значение только оценки доказательств. За пределами оценки доказательств находятся также данные, харак­теризующие поведение обвиняемого при проведении следственных действий и судебного разбирательства (эмоциональное состояние, отказ давать показания и т. д.). Это не значит, конечно, что для следователя, судей такие данные безразличны. Напротив, надо стремиться найти психологическое объяснение поведению обвиняемого, использовать эти данные для разработки тактики прове­дения следственных действий. Однако сведения о поведении обвиняемого на следствии и в суде могут служить лишь вспомога­тельным средством изучения его личности и определения такти­ческих приемов расследования, но не могут быть использованы для обоснования процессуальных решений.

Оценка доказательств — составная часть процесса доказывания, неразрывно связанная с другими сторонами этого процесса: собира­нием и проверкой доказательств. Собирание доказательств по уго­ловному делу сопровождается их осмысливанием, анализом, сопо­ставлением с другими доказательствами, выдвижением следствен­ных версий, их проверкой путем собирания новых доказательств. Учитывая эту неразрывную связь, следует признать неправильной точку зрения, согласно которой процессуальное доказывание сво­дится лишь к деятельности по собиранию и закреплению доказа­тельств и не включает в себя их оценку. Следует возразить и против другой крайности, когда не проводится различие между оценкой до­казательств как умственной деятельностью» и другими сторонами процесса доказывания. Так, С.А. Голунский, исходя из положения, что оценка доказательств является «непрерывным процессом, органически связанным со всей деятельностью следственных и судебных органов», пришел к выводу, что оценка доказательств -это «не только умственный процесс»1. Включение практической деятельности следователя и суда по собиранию доказательств в понятие оценки дока­зательств ведет к неосновательному расширению этого понятия и, по существу, к «растворению» его в понятиях собирания и проверки доказательств. Оценка доказательства пронизывает и направляет деятельность следователя (суда) по собиранию доказательств, неиз­бежно сопутствует ей, однако, как правильно отмечает М.С. Строгович, это лишь «умственный процесс, логическая деятельность, акт мысли, а не что-либо иное»2.

Оценку доказательств следует отличать и от их проверки. Под проверкой доказательств понимают: а) анализ и исследование доказательств; б) отыскание новых доказательств и подтверждение или опровержение имеющихся; в) сопоставление проверяемого доказательства с другими имеющимися в деле. Оценка доказательства путем анализа его содержания и сопоставления с другими до­казательствами составляет необходимое условие его проверки. В то же время проверка доказательств- предпосылка их оценки. Очевидно, понятия оценки и проверки доказательств, в какой-то части перекрещиваются. Но в отличие от оценки проверка доказа­тельств не сводится только к мыслительной деятельности следователя, прокурора, суда, она включает практические действия по ис­следованию имеющихся и собиранию новых доказательств. Существует мнение, что оценка доказательств — это заключи­тельный этап процесса доказывания, которому предшествуют эта­пы обнаружения, процессуального закрепления и проверки дока­зательств. Конечно, доказывание на каждой стадии процесса за­вершается оценкой доказательств и изложением вытекающих из нее выводов в соответствующих процессуальных документах. Но оценка доказательств осуществляется ив процессе собирания доказательств, при этом она определяет основные направления, по которым следует искать новые доказательства. Оценка собранных доказательств предшествует обнаружению новых доказательств. Оценка фактических данных, сообщаемых свидетелем (потерпев­шим, обвиняемым), «извлекаемых» в ходе осмотра места проис­шествия, предшествует их процессуальному закреплению. В про­токол следственного действия включаются те фактические данные, которые уже оценены следователем (судом) как предположитель­но относящиеся к делу.

Основные принципы оценки доказательств в уголовном про­цессе в общем виде указаны в законе и состоят в следующем:

1) доказательства в уголовном процессе оцениваются свобод­но, закон не устанавливает заранее их ценности и достаточности для обоснования выводов по делу;

2) содержание выводов следователя, прокурора и суда, выте­кающее из оценки доказательств, не может быть предопределено указаниями каких бы то ни было лиц. Рассматриваемый принцип знает лишь одно исключение, допускаемое законом применительно к деятельности органов дознания. Лицо, производящее дозна­ние, обязано выполнить указания прокурора по вопросам о при­влечении лица в качестве обвиняемого, квалификации преступле­ния и определении объема обвинения, направлении дела для предания обвиняемого суду и прекращении дела;

3) оценка доказательств должна быть всесторонней, полной и объективной. Это значит, что должны быть учтены и рассмотрены все обстоятельства, говорящие как «за», так и «против» обвиняе­мого, обвинительные и оправдательные доказательства, доводы всех участников процесса; должны быть выдвинуты и исследованы все необходимые версии; каждое доказательство должно быть подвергнуто анализу и сопоставлено с другими доказательствами; из совокупности исследуемых доказательств должны быть сдела­ны все необходимые выводы о фактах, образующих предмет дока­зывания по делу;

4) в основу выводов следователя, прокурора, суда по уголов­ному делу должна быть положена совокупность доказательств. Необходимость оценки совокупности собранных по делу доказ­тельств выражает в области судопроизводства важнейшие требо­вания диалектики — подходить к изучаемому явлению всесторонне, рассматривать его во всех существенных связях и опосредствованиях. Доказательство, взятое в отдельности, может быть объяс­нено различными обстоятельствами, в том числе не связанными с преступлением. Задача оценки доказательств состоит в том, чтобы найти необходимую связь между ними, отбросив информацию, не относящуюся к делу. Этого можно достичь лишь при условии, что предметом оценки будут не только отдельные доказательства, но и их совокупность;

5) результаты оценки доказательств при принятии решений, завершающих каждую стадию процесса (за исключением предания суду), должны излагаться в соответствующих процессуальных документах. Обвинительное заключение, приговор, постановление или определение о прекращении дела, кассационное и надзорное определение (постановление) должны содержать подробный ана­лиз доказательств, из которых были бы видны основания соответствующего решения. Оценка доказательств дается и в ряде процессуальных документов, составляемых в связи с принятием про­межуточных решений: постановлений (определений) об отклонении ходатайства обвиняемого, постановлений о назначении повтор­ной или дополнительной экспертизы и др. Некоторые процессуальные выводы хотя и делаются на основании доказательств, однако анализ последних не обязателен для обоснования соответству­ющих процессуальных актов (например, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, постановление о производстве обыс­ка, выемки и др.). . •

Обязанность оценки доказательств производна от более широкой по объему обязанности доказывания. Субъекты, обязанные оценивать доказательства, — дознаватель, следователь, прокурор и суд. Органы государства, оценивающие доказательства, действу­ют в разных процессуальных условиях, специфика которых оп­ределяется задачами и особенностями каждой стадии процесса. Важно подчеркнуть, что органы государства и должностные лица, последовательно производящие оценку доказательств на разных стадиях процесса, независимы друг от друга, и поэтому сущность и результаты этой оценки определяются исключительно обстоя­тельствами дела, требованиями закона и их внутренним убежде­нием. Закон устанавливает также процессуальные формы, исполь­зуя которые участники судопроизводства, отстаивающие в уго­ловном деле свои или представляемые интересы, вправе (но не обязаны) осуществлять оценку доказательств. К их числу отно­сятся: ходатайства об истребовании доказательств, о дополнении предварительного и судебного следствия; дача обвиняемым объяс­нений по существу обвинения и по поводу имеющихся в деле доказательств; выступления в судебных прениях и репликах; по­следнее слово подсудимого; представление суду письменных пред­ложений относительно желаемого разрешения дела; заключения государственного обвинителя в суде, кассационные жалобы и протесты. Но лишь оценка доказательств, произведенная следователем, прокурором, судом, непосредственно определяет содер­жание процессуальных решений. Участвующие в деле лица (за исключением государственного обвинителя) оценивают доказа­тельства в целях защиты своих личных (представляемых) закон­ных интересов. Поэтому закон не предъявляет к их выводам тре­бований всесторонности, полноты и объективности. Известная односторонность этих лиц при оценке доказательств определяет­ся их специфическими задачами в доказывании.

Должностные лица обязаны руководствоваться при оценке доказательств законом и правосознанием, тогда как остальные участники процесса (кроме государственного обвинителя) могут, но не обязаны руководствоваться при оценке доказательств указан­ными критериями.

источник

1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

2. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым.

3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

4. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса.

1. Оценка доказательств — это мыслительная логическая деятельность по определению относимости, допустимости и достаточности доказательств для принятия того или иного процессуального решения. Она представляет элемент процесса доказывания, т.е. сопровождает весь процесс собирания и проверки доказательств (текущая оценка доказательств). Однако оценка приобретает характер самостоятельного этапа доказывания, когда на основании совокупности собранных доказательств служит определению наличия или отсутствия оснований для принятия процессуальных решений (итоговая оценка доказательств). Оценка доказательств имеет процессуальную форму, которая либо имеет обобщенный вид изложения в процессуальных решениях сделанных на ее основе выводов, либо в установленных законом случаях — самого процесса обоснования этих выводов (мотивировки процессуального решения на фактическом уровне). Закон предъявляет к мотивировке процессуальных решений требования полноты и непротиворечивости. Полнота заключается в том, что из обоснования выводов о наличии или отсутствии обстоятельств дела не должно исключаться ни одно из собранных по делу доказательств. В случае признания тех или иных доказательств недоброкачественными следователь, дознаватель, прокурор и суд обязаны указать в своем итоговом решении (обвинительном заключении или акте, решении о прекращении дела или уголовного преследования, приговоре и т.д.), почему они принимают одни из доказательств и отвергают другие. Так, если в приговоре суда сказано, что суд доверяет показаниям потерпевшего и свидетеля обвинения и считает их правдивыми, он должен указать, по каким конкретно основаниям суд принял эти показания и отверг противоречащие им показания подсудимого. При этом недостаточной мотивировкой является лишь ссылка на то, что, отрицая вину, подсудимый пытается уйти от ответственности, поскольку это не может заменить содержательной оценки доказательств. Обстоятельства, признанные установленными на основе доказательств и указанные в одном и том же процессуальном акте, также не должны противоречить или взаимоисключать друг друга. Такой дефект будет, например, иметь место, если в резолютивной части приговора суда обвиняемому в разбойном нападении вменяется применение насилия, опасного для жизни и здоровья, хотя в описательной части приговора суд соглашается с заключением судебно-медицинского эксперта, что потерпевшему был причинен лишь легкий вред здоровью, и не приводит доказательств о том, что потерпевший каким-либо иным образом был поставлен обвиняемым в опасное для жизни состояние.

2. Направлениями оценки доказательств в данной статье названы относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств. Об относимости и допустимости доказательств см. ком. к ст. ст. 74, 75 настоящего Кодекса.

Достоверность доказательств — это представление об истинности заключаемых в них сведений. Критерием истины может служить только опыт, практика. Поэтому достоверным знанием об обстоятельствах дела может считаться только такой вывод, в отношении которого не возникает, пользуясь удачным выражением англо-саксонской процессуальной доктрины, разумных сомнений, т.е., другими словами, отсутствуют исключения из практического опыта, т.е. применительно к уголовно-процессуальному доказыванию из нормативно-признаваемого опыта, сосредоточенного исключительно в совокупности собранных по делу доказательств и логических формах. Достоверность, основанная на доказательствах, есть доказанность обстоятельств дела.

Достаточность доказательств определяется в части 1 ком. статьи как достаточность всей собранной по делу совокупности доказательств для разрешения уголовного дела. Однако достаточность доказательств не всегда равнозначна доказанности (достоверности установления) события преступления, виновности лица в его совершении и других обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу. Так, достаточными для прекращения уголовного дела могут быть такие доказательства, которые оставляют сомнения в наличии события преступления или виновности лица в его совершении. Смотрите также ком. к ст. 17 настоящего Кодекса.

1. Согласно ч. 1 комментируемой статьи оценка доказательств означает вывод об относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства, а всех собранных доказательств в совокупности — с точки зрения их достаточности для разрешения уголовного дела. На практике обращается внимание на то, что все имеющиеся по делу доказательства подлежат оценке в их совокупности (БВС СССР. 1968. N 2. С. 29), а вывод суда о виновности осужденного должен быть основан на доказательствах, критически оцененных в их совокупности (БВС СССР. 1966. N 1. С. 29).

Читайте также:  Портит ли зрение чтение при плохом освещении

2. Оценка доказательств с учетом публичного начала уголовного процесса возлагается на дознавателя, следователя, прокурора и суд, о чем прямо указано в законе. Остальные субъекты уголовного процесса могут принимать участие в оценке доказательств путем заявления ходатайств о недопустимости доказательств, обжалования действий и решений властных субъектов, связанных с оценкой доказательств.

3. Оценка доказательств представляет собой мыслительную, логическую деятельность по оперированию совокупностью доказательств с целью получения на их основе новых (выводных) знаний о части или обо всем преступлении, включая вывод о мере наказания.

4. Доказательства оцениваются дознавателем, следователем, прокурором, судом свободно. Свобода оценки доказательств закреплена в качестве одного из принципов уголовного процесса, согласно которому названные субъекты оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. В судебной практике, например, обращается внимание на то, что оценка доказательств и уяснение характера события преступления производятся судом по внутреннему убеждению, в соответствии с объективно установленными по делу обстоятельствами в их совокупности, а не в зависимости от мнения того или иного свидетеля (БВС СССР. 1964. N 5. С. 21).

5. Доказательства оцениваются по внутреннему убеждению властного субъекта, производящего оценку. При этом он должен руководствоваться только законом и своей совестью. Оценка доказательств по внутреннему убеждению означает и отсутствие правил о преимуществах одних доказательств перед другими, о заранее установленной силе и значении той или иной совокупности доказательств. Ни одно из доказательств, в том числе и показания потерпевшего, не имеют заранее установленной силы, а должны быть исследованы и сопоставлены с остальными добытыми по делу объективными данными (БВС СССР. 1966. N 5. С. 32).

6. Оценке подлежат все собранные доказательства, как подтверждающие выводы следователя или суда, так и противоречащие им. В заключительных процессуальных документах должно быть указано, почему одни доказательства признаны достоверными, другие — отвергнуты, а также показано, что исследовались все версии, выяснены и оценены все противоречия (БВС РФ. 1996. N 7. С. 3).

7. В приговоре должен быть приведен всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы, и должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого. Так, если в деле имеется несколько заключений экспертов, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суду следует в приговоре дать оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами по делу и привести мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другие (Сб. пост. Пленумов. Спарк. С. 707).

8. Суд, отвергая показания свидетелей и потерпевших как лиц, заинтересованных в исходе дела, обязан указать, в чем конкретно проявилась их пристрастность и какие результаты оценки этих показаний в совокупности с другими доказательствами подтверждают недостоверность их содержания (БВС РФ. 1995. N 2. С. 10).

9. При изменении показаний в основу выводов суд вправе положить показания, полученные на предварительном, а не на судебном следствии, если при этом были учтены положения ст. 51 Конституции, ранее данные показания оглашались, проверены и получили подтверждение другими доказательствами (БВС РСФСР. 1979. N 1. С. 11 — 12).

При изменении подсудимым показаний, данных им при производстве дознания или предварительного следствия, суд обязан тщательно проверить те и другие его показания, выяснить причины изменения показаний и дать им оценку в совокупности с иными собранными по делу доказательствами (Сб. пост. Пленумов. Спарк. С. 707).

Если в суде изменение показаний было мотивированным, то объяснения причин их изменения не могут быть оставлены без соответствующей проверки и оценки (БВС РСФСР. 1983. N 5. С. 15).

10. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. ВС РФ отмечает, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены (Сб. пост. Пленумов. Спарк. С. 706).

11. Согласно ч. 3 ст. 49 Конституции все неустранимые сомнения в доказанности обвинения должны толковаться в пользу обвиняемого, подсудимого. При оценке доказательств в пользу подсудимого толкуются неустранимые сомнения не только в его виновности в целом, но и в отдельных эпизодах предъявленного обвинения, инкриминированной формы вины, обстоятельств, отягчающих наказание, и т.д. (БВС РФ. 1996. N 7. С. 3).

12. Выводы обвинительного приговора относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, сделанные на основе совокупности собранных, проверенных и оцененных доказательств, должны быть бесспорны, однозначны. Анализ судебной практики позволяет сделать следующие обобщения относительно требований, которым должна отвечать оценка доказательств, и ошибок, допускаемых при этом:

приговор может основываться лишь на доказательствах, тщательно проверенных и оцененных в судебном заседании (БВС СССР. 1965. N 3. С. 37);

обвинение не может считаться доказанным, если оно основывается на доказательствах, находящихся в противоречии с другими доказательствами (БВС СССР. 1959. N 5. С. 15);

версия обвинения не может быть признана обоснованной при наличии противоположной версии, подкрепленной неопровергнутыми доказательствами (БВС СССР. 1960. N 2. С. 21);

версия обвинения не может быть признана обоснованной, если оценка доказательств носит односторонний характер (БВС СССР. 1961. N 1. С. 8);

приговор не может быть признан обоснованным, если по делу собраны неопровергнутые доказательства, свидетельствующие об алиби обвиняемого (БВС СССР. 1964. N 4. С. 25);

приговор не может быть признан правильным при наличии существенных неустраненных противоречий, выявленных при исследовании на суде доказательств, собранных в процессе предварительного следствия (БВС СССР. 1960. N 1. С. 27);

приговор не может быть основан на предположениях или доказательствах, объективность и достоверность которых по делу вызывает сомнения, и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (БВС СССР. 1960. N 5. С. 12);

приговор не может считаться обоснованным, если обвинение основано исключительно на показаниях лиц, заинтересованных в исходе дела, не подкрепленных другими объективными доказательствами (БВС СССР. 1957. N 3. С. 6).

13. Часть 2 комментируемой статьи носит отсылочный характер, предоставляя суду, прокурору, следователю, дознавателю право признать доказательство недопустимым в случаях, установленных ч. 2 ст. 75 УПК (см. коммент. к этой статье).

14. Суд, прокурор, следователь, дознаватель при наличии соответствующих оснований обязаны признать доказательство недопустимым по собственной инициативе. Они вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого. Чем быстрее недопустимое доказательство будет признано таковым, тем благоприятнее это скажется на защите прав и законных интересов участников уголовного процесса, скорейшем установлении истины по уголовному делу.

15. Заявление в стадии предварительного следствия ходатайств о признании доказательств недопустимыми нельзя признать правом только подозреваемого и обвиняемого (ч. 3 комментируемой статьи). Нет никаких оснований лишать такого права потерпевшего, защитника, гражданского истца и других представителей сторон, так как закон заявление ими ходатайств не ограничивает определенными вопросами (см. п. 5 ч. 2 ст. 42, п. 8 ч. 1 ст. 53, п. 4 ч. 4 ст. 44, п. 8 ч. 2 ст. 54 и др.). В стадиях предварительного слушания и судебного разбирательства такое право сторон ничем не ограничено (ст. 235).

16. Ходатайство о признании доказательства недопустимым может быть заявлено в письменной или устной форме. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное заносится в протокол следственного действия или судебного заседания. В ходатайстве должно быть указано доказательство, об исключении которого заявлено, приведены предусмотренные законом основания для его исключения и обстоятельства, обосновывающие ходатайство (сведения о фактах и обстоятельствах, свидетельствующих о недопустимости доказательства).

17. Ходатайство о признании доказательства недопустимым подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. Если немедленное рассмотрение и разрешение ходатайства, заявленного в ходе предварительного расследования, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления. Решение по ходатайству может быть обжаловано прокурору либо в суд.

18. Закон прямо не указывает форму, в которой прокурор, следователь, дознаватель должны принимать решение о недопустимости доказательств. Исходя из п. 25 ст. 5 УПК, его следует реализовывать в форме мотивированного постановления. Отклонение ходатайства не лишает заявителя права заявить ходатайство вновь.

Об особенностях рассмотрения ходатайств об исключении доказательств, заявленных на предварительном слушании, см. коммент. к ст. 235.

19. Часть 3 комментируемой статьи прямо запрещает использовать недопустимое доказательство в обвинительном заключении или обвинительном акте. Однако признание доказательства недопустимым влечет более широкие последствия. Так, согласно ч. 1 ст. 75 УПК недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК. По сути, аналогичное предписание содержится и в ч. 5 ст. 235 УПК, согласно которой доказательство, в отношении которого принято решение суда об его исключении, теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также использоваться в ходе судебного разбирательства.

20. Закон устанавливает возможность признания судом доказательств недопустимыми по ходатайству сторон или по собственной инициативе. При этом ч. 4 комментируемой статьи содержит отсылочную норму, согласно которой порядок признания доказательств недопустимыми в этом случае регулируется ст. 234 и 235 УПК.

21. При решении вопроса о признании доказательства недопустимым суд не связан отрицательным решением по нему, имевшим место в стадии предварительного расследования. Будучи самостоятельным и независимым субъектом уголовно-процессуальной деятельности, он может признать соответствующее ходатайство, ранее отклоненное органами расследования и вновь возобновленное перед судом, законным и обоснованным и удовлетворить его. Более того, доказательство, признанное ранее как недопустимое, суд может при рассмотрении дела по существу по ходатайству стороны признать допустимым (ч. 7 ст. 235 УПК).

22. Доказательство, признанное недопустимым, должно оставаться в уголовном деле.

источник

СТ 88 УПК РФ

1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

2. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым.

3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

4. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса.

1. Оценка доказательств, при производстве по уголовному делу, основывается на правилах, предусмотренных ст. ст. 17 и 88 УПК. Это означает, что основная оценка доказательств базируется на таком отраслевом принципе, как свободная оценка доказательств (ст. 17 УПК). Метод этой оценки составляет внутреннее убеждение дознавателя, следователя, прокурора и суда, которое формируется на основе внутреннего убеждения, основанного на законе и совести данных участников уголовного судопроизводства. При этом совесть, являясь нравственной составляющей, представлена в виде чувства нравственной ответственности за свое поведение перед окружающими людьми, обществом .
———————————
См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М., 1999. С. 741.

2. Основание внутреннего убеждения, связанного с законом, в соответствии с УПК РФ требует рассмотрения доказательств с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности всех собранных доказательств — достаточности для разрешения уголовного дела.

3. Оценка доказательств представляет собой мнение соответствующего дознавателя, следователя, прокурора и судьи о ценности, уровне и значимости того или иного доказательства по уголовному делу. Поэтому ценность, значимость доказательства при производстве по уголовному делу должна соотноситься с требованиями, предъявляемыми к доказательствам: относимости (см. комментарий к ст. 74 УПК РФ), допустимости (см. комментарий к ст. 75 УПК РФ), достоверности. Кроме того, оценка доказательств, являясь ключевым и уникальным этапом процесса доказывания, сопровождает как процесс собирания доказательств, так и процесс проверки доказательств.

4. Любые доказательственные сведения при производстве по уголовному делу в той или иной степени могут быть только вероятным событием и основываться на каких-то знаниях о них. Так, доказательственные сведения будут вызывать сомнения и тем самым могут быть признаны недостоверными доказательствами, если судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель не обладают в полной мере знаниями о наличии тех или иных исключений, которые касаются доказательства, обстоятельств их получения, а также условий (проверки обстановки) получения того или иного доказательственного сведения. В уголовном судопроизводстве для определения условий (проверки обстановки), которые способствовали получению доказательственного сведения, необходимо провести ряд следственных и иных процессуальных действий, которые позволяют определить условия (проверить обстановку), определяющие достоверность данного доказательства. Поэтому для установления достоверности доказательства при производстве по уголовному делу судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель должны обладать в полной мере знаниями о наличии исключений, которые касаются того или иного доказательства, обстоятельств их получения, а также условий (проверки обстановки) получения доказательственного сведения. Все эти факторы проверяются посредством проведения следственных и иных процессуальных действий, которые устанавливают достоверность доказательства при производстве по уголовному делу.

5. Существенным критерием, связанным с оценкой доказательств, является достаточность доказательств. Оценка доказательств находится в прямой зависимости от критерия достаточности доказательств. Дело в том, что в случае, если дознаватель, следователь, прокурор или суд, оценивая доказательства посредством мыслительной деятельности, придет к выводу о достаточности доказательств, то последует принятие того или иного процессуального решения по уголовному делу. Как правило, достаточность доказательств свидетельствует о том, что у участников уголовного судопроизводства (суда, дознавателя, следователя, прокурора) есть все необходимые данные для принятия процессуального решения по уголовному делу. Достаточность доказательств в уголовном процессе означает, что на основе собранных доказательств можно установить наличие обстоятельств, подлежащих доказыванию. Тем самым проверяется полнота собранных по уголовному делу доказательств. В случае если на основании имеющихся доказательств нельзя установить те обстоятельства, которые входят в предмет доказывания, необходимо исследовать дополнительные доказательства. Для принятия процессуального решения при производстве по уголовному делу достаточность доказательств зависит от определенных обстоятельств, которые выдвигает уголовно-процессуальный закон РФ для принятия процессуального решения. Так, для принятия такого процессуального решения, как вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, достаточно собрать доказательства об утверждении, что именно данным лицом совершено деяние, которое запрещено УК (ч. 1 ст. 171 УПК). Для принятия такого процессуального решения, как окончание предварительного следствия с обвинительным заключением, необходимо собрать доказательства, достаточные для составления обвинительного заключения (ч. 1 ст. 215 УПК).

6. Положение ч. 2 комментируемой статьи устанавливает императивный характер процессуальных норм, позволяющих суду, прокурору, следователю, дознавателю в пределах предоставленных им полномочий рассмотреть вопрос о признании доказательства недопустимым в каждом случае, когда при оценке доказательства были выявлены нарушения, указанные в ч. 2 ст. 75 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ч. 2 ст. 75 УПК РФ.) При этом нарушения требований ч. 2 ст. 75 УПК РФ являются безусловными и не могут быть восполнены путем производства других следственных и иных процессуальных действий. Так, СК по УД ВС РФ, отменяя приговор областного суда, вынесенный на основании вердикта присяжных заседателей в отношении С. и Ю., осужденных по п. «а», «ж» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, указала в своем определении на то, что в судебном заседании допрашивался в качестве свидетеля У., старший оперуполномоченный отдела МВД по области, который в присутствии присяжных заседателей дал показания об условиях задержания подсудимых и сведениях, которые С. и Ю. сообщили ему об убийстве потерпевших. Показания свидетеля об обстоятельствах, ставших известными ему от Ю., данные во время предварительного следствия, также исследовались в присутствии присяжных заседателей. Вместе с тем положения ч. 5 ст. 246 и ч. 3 ст. 278 УПК, предоставляющие государственному обвинителю право ходатайствовать о вызове в суд свидетелей и допрашивать их, и ч. 3 ст. 56 УПК, определяющая круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений .
———————————
См.: Определение СК по УД ВС РФ от 7 ноября 2012 г. N 93-О12-5СП // БВС РФ. 2013. N 7.

Читайте также:  Инфаркт глаза можно ли вернуть зрение

7. Недопустимые доказательства, в зависимости от досудебной либо судебной части уголовного судопроизводства, признаются соответственно прокурором, следователем, дознавателем и судом по своей собственной инициативе либо по ходатайству сторон.

8. На досудебной части уголовного судопроизводства доказательство, которое признано недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление. При этом УПК РФ не предусматривает определенной процедуры признания доказательства прокурором, следователем, дознавателем недопустимым.

источник

1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.
2. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым.
3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт.
4. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса.

1. Оценка доказательств является наиболее сложной частью доказывания. Ее содержание состоит в мыслительной логической деятельности с целью получения выводного знания относительно каждого доказательства в отдельности и всей совокупности доказательств в целом. Обязанность оценки доказательств возлагается на таких субъектов доказывания, как суд, прокурор, следователь и дознаватель, ибо только они вправе принимать процессуальные решения по делу. Другие участники уголовного судопроизводства. как со стороны обвинения, так и со стороны защиты: потерпевший, гражданский истец и их представители, подозреваемый, обвиняемый и их представители, защитник, — вправе принимать участие в оценке доказательств путем направления ходатайств, жалоб, участия в прениях, но их оценка не обязательна для суда, следователя, дознавателя и прокурора. Однако несогласие с доводами ходатайства или жалобы должно быть мотивировано (ч. 4 ст. 7 УПК РФ).
2. По своему характеру оценка доказательств представляет непрерывный процесс. В ходе собирания доказательств на стадии предварительного расследования и при судебном разбирательстве дела доказательства проверяются и одновременно оцениваются. Вместе с тем оценка доказательств выступает и как логическое завершение доказывания, предваряя принятие процессуальных решений.
2.1. Оценка доказательств может носить дискретный характер, когда доказательство или ограниченная совокупность доказательств оцениваются на отдельных этапах уголовного судопроизводства: принятие процессуальных решений о производстве отдельных следственных действий (обыске, выемке и т.д.), этапных процессуальных решений (о задержании подозреваемого, привлечении к уголовной ответственности, избрании меры пресечения, приостановлении производства по делу и т.п.). Оценка доказательств непременно лежит в основе итоговых процессуальных решений при завершении стадий уголовного судопроизводства: окончании предварительного расследования, прекращении уголовного дела в суде, постановлении приговора, рассмотрении кассационной жалобы или кассационного представления на приговор и т.д. Свобода оценки доказательств — один из принципов уголовного процесса (см. ст. 17 УПК).
Характеризуя оценку доказательств, следует отметить, что правила оценки доказательств являются едиными, универсальными для всех стадий уголовного судопроизводства.
2.2. В познавательном смысле оценка доказательств выступает и как гносеологический результат мыслительной деятельности, и как процесс, как психическое состояние. Еще Гегель отмечал, что голый результат есть труп, только результат и становление есть единое целое. Как психическое состояние, как процесс оценка доказательств заключается в уверенности, в убежденности в правильности принятия того или иного процессуального решения по делу.
Оценка доказательств — не только подведение итога предшествующему доказыванию, она тесно взаимосвязана и переплетена с деятельностью по собиранию и проверке доказательств и служит предпосылкой для формирования выводов и принятия процессуальных решений.
3. В части 1 комментируемой нормы определены основные правила оценки доказательств общие для всех стадий уголовного судопроизводства. Это оценка каждого доказательства с точки зрения относимости, допустимости, достоверности. Все же собранные по делу доказательства подлежат оценки в их совокупности с позиций достаточности для разрешения уголовного дела. Таким образом, оценке всех собранных доказательств предшествует оценка каждого доказательства в отдельности.
4. Относимость доказательства означает такое его свойство, как связь с исследуемым событием, а не только непосредственно с предметом доказывания. Наличие связи с исследуемым событием означает такое обстоятельство, такой факт, который может повлечь за собой принятие определенного процессуального решения (см. комментарий к ст. 74 УПК).
Допустимость доказательства — это соответствие его требованиям настоящего Кодекса относительно источника, субъекта доказывания и способа собирания (см. комментарий к ст. 75 УПК).
4.1. Оценка доказательства с точки зрения его достоверности — наиболее сложный элемент оценки доказательств. Предварительным условием такой оценки является отнесение доказательства к относимому и допустимому. Достоверность состоит в прямой связи с результатами проверки доказательств. Достоверность — это соответствие доказательства объективным фактам исследуемого события. Вполне справедливо в теории доказательств отмечается, что достоверность — форма существования истины (Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. Коллектив авторов. М., 1966. С. 94.).
5. Как уже отмечалось, оценка каждого доказательства в отдельности предполагает оценку всех собранных доказательств в совокупности с точки зрения достаточности их для разрешения дела. Совокупность собранных доказательств — не количественная, а качественная категория, состоящая в непосредственной диалектической связи с понятием достаточности доказательств для разрешения дела. Разрешение дела — это принятие законного, обоснованного и мотивированного процессуального решения как на отдельных этапах какой-то стадии уголовного судопроизводства, так и итогового процессуального решения. Оценка доказательств в совокупности означает оценку не только обвинительных доказательств, но и доказательств, представленных стороной защиты. Только отвергнув одни и приняв за основу другие доказательства, можно прийти к выводу о наличии достаточной совокупности доказательств для разрешения дела. Достаточность доказательств — это не их сумма, это система, то есть такая упорядоченная и логическая взаимосвязь, которая характеризуется: а) внутренним единством доказательств, б) их логической непротиворечивостью, в) исключением иного объяснения исследуемого события. В связи с этим в процессуальной литературе справедливо отмечается, что одна улика ничего не доказывает. «Лишь совокупность ряда улик, образующих непротиворечивую, взаимодополняющую систему, может служить надежным обоснованием достоверного вывода» (см.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. Коллектив авторов. М., 1966. С. 149).
6. Уголовно-процессуальный закон более или менее четко устанавливает предмет доказывания по уголовному делу. Что же касается пределов доказывания, то они определены в законе лишь в общих чертах; вопрос о том, достаточно ли доказательств для признания тех или иных обстоятельств установленными, решается дознавателем, следователем, прокурором, судьей (судом) по их внутреннему убеждению. Поэтому важной задачей указанных органов и лиц является определение оптимальных пределов доказывания. И необоснованное их суждение, и неоправданное расширение отрицательно сказываются на достижении цели доказывания.
6.1. Но не всякое расширение пределов доказывания свидетельствует о недочетах в работе дознавателя, следователя, прокурора, суда. Определенная избыточность доказательств зачастую неизбежна, что диктуется необходимостью создать определенный «запас прочности» системы доказательств на случай, если какие-либо из входящих в эту систему сведений впоследствии будут признаны недопустимыми для использования в качестве доказательств или недостоверности. Создание такого «резерва» вполне оправдано. Неоправданна лишь чрезмерная избыточность доказательств, которая не обусловлена необходимостью обеспечения надежности доказывания.
С учетом сказанного следует различать совокупность доказательств, которая необходима и достаточна для установления наличия либо отсутствия тех или иных обстоятельств, с одной стороны, и совокупность доказательств, которая имеется в данном конкретном случае, — с другой.
7. Содержание комментируемой нормы нельзя раскрыть без связи с методом оценки доказательств, являющимся одним из основополагающих принципов уголовного судопроизводства. Это принцип свободной оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ). В основе этого метода лежит внутреннее убеждение. «Представляя оценку доказательств внутреннему убеждению, закон вместе с тем предписывает определенные правила формирования этого убеждения, а для многих решений и форму выражения результатов этой оценки в принятом решении. Это обеспечивает сочетание при оценке доказательств субъективного фактора — внутреннего убеждения и объективного — совокупности рассмотренных доказательств» (см.: Уголовный процесс / Под ред. П.А. Лупинской. М., 1995. С. 156).
7.1. Весьма важным правилом при оценке доказательств по внутреннему убеждению следует считать отсутствие заранее установленной силы в каком-либо доказательстве. Ни одно из доказательств не имеет заранее установленного преимущества перед другим доказательством. Однако в нарушение этого нередко в судебной, а чаще в следственной практике заключению экспертизы придается особое доказательственное значение. Отсутствие критического отношения к экспертному заключению является одной из распространенных следственных и судебных ошибок.
Оценка доказательств должна производиться на основе конституционного принципа презумпции невиновности, закрепленного в статье 14 УПК РФ. Важное значение для оценки доказательств имеет возложение бремени доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, на обвинителя, а также привилегии толкования неустранимых сомнений в виновности обвиняемого в пользу последнего. В этом аспекте А.Ф. Кони справедливо проводил различие между разумным сомнением, являющимся результатом тщательного исследования доказательств, и сомнением, порожденным леностью ума и вялой совестью.
8. В отечественной юридической литературе проводилось различие между решением дела по системе свободной оценки и решением дела по его непосредственному впечатлению. «Первое предполагает знание дела путем изучения его по объективным данным, в самом деле заключающимся; второе ограничивается принятием того отпечатка, который дело или его отдельные моменты оставили в наших чувствах» (см.: И.Я. Фойницкий. Курс уголовного судопроизводства. Санкт-Петербург, 1996. С. 188).
Профессор Л. Владимиров отмечал по этому поводу, что «ошибка в деле непосредственного познания заключается в смешении непосредственного восприятия с заключением, которое мы делаем на его основе» (см.: Владимиров Л. Учение об уголовных доказательствах. Общая часть. Харьков, 1882. С. 5).
8.1. Важным условием правильной оценки доказательств является оценка именно совокупности доказательств, а не совокупности мнений и предположений. Ни один приговор не может быть постановлен на предположениях. Так, признание вины не может быть положено в основу приговора, если оно не подтверждено совокупностью собранных доказательств. Нарастание догадок и предположений ничего не прибавляет, и вместо убеждения остается лишь догадка, констатировал И.Я. Фойницкий (см.: И.Я. Фойницкий. Указ. соч. С. 243). Всякое доказательство, как отмечал И.Я. Фойницкий, предполагает двойную поверку его, именно субъективную, по доверию, возбуждаемому в нас, и объективную, по согласию его с делом (см.: И.Я. Фойницкий. Указ. соч. С. 201).
8.2. Совокупность достаточных для разрешения дела доказательств должна быть твердо установленной. Весьма нередко в судебной практике встречаются случаи разрешения дела, как говорится в обиходе, «на тормозах», когда отсутствует совокупность достаточных доказательств для постановления обвинительного приговора в полном объеме инкриминируемого деяния и в отношении подсудимого постановляется мягкий приговор, не соответствующий характеру и степени совершенного преступления, а квалификация преступления и объем обвинения остаются прежними. В таких случаях нарушается принцип справедливости приговора, закрепленный в статье 297 УПК РФ. В этой связи еще проф. А.С. Жиряев справедливо отмечал: «Меньшее наказание должно быть назначено за меньшую вину, а не за меньшую ее известность» (см.: А.С. Жиряев. Теория улик. Дерпт, 1855. С. 78). В подобных случаях государственный обвинитель в современном процессе должен отказываться от уголовного преследования полностью или в части, как это указано в части 7 статьи 246 УПК РФ. Продолжая уголовное преследование вопреки имеющимся доказательствам, государственный обвинитель способствует постановлению незаконного, необоснованного и несправедливого приговора.
9. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признают доказательство недопустимым (ч. 2 ст. 88 УПК РФ). Как известно, в части 2 статьи 75 УПК содержатся безусловные основания признания доказательств недопустимыми. В силу этого перечисленные субъекты доказывания при наличии указанных в ч. 2 ст. 75 УПК оснований обязаны признать доказательство недопустимым.
10. В части третьей комментируемой нормы определяется порядок признания доказательства недопустимым в остальных случаях на стадии предварительного расследования и процессуальные последствия признания доказательства недопустимым.
Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Разумеется, в соответствии с требованиями статьи 53 УПК РФ ходатайство о признании доказательства недопустимым может заявить и защитник. Встает вопрос о том, вправе ли ходатайствовать о признании доказательства недопустимым иные участники уголовного судопроизводства на стороне защиты: законные представители подозреваемого или обвиняемого, гражданский истец или его представитель. Учитывая, что общим правилом уголовного судопроизводства является то, что представитель имеет те же права, что и представляемое им лицо, следует прийти к выводу: доказательство может быть признано недопустимым и по ходатайству перечисленных лиц. Такая постановка вопроса соответствует принципу состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ). В противном случае нарушалась бы логическая связь с требованиями, изложенными в части 4 статьи 88 УПК РФ, где указано, что суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон. Решение этого важного процессуального вопроса на стадии предварительного расследования непосредственно прокурором, следователем

источник